Без лица: О санкциях от анонимного «чиновника высшего ранга»

10 Августа 2018 3 4.4

ЧВР

Состоявшийся 9 августа в брюссельском медиацентре американского Госдепартамента традиционный телефонный брифинг для представителей СМИ вызвал у нас совершенно нетипичные для подобного официального мероприятия реакции -- от первоначального недоумения до финального ощущения триумфа узколобости над здравым смыслом. Откровенно говоря, даже знаменитая сентенция сатирика Задорнова об умственных способностях некоторых представителей чиновничьего сословия Североамериканского континента в контексте брифинга заиграла новыми яркими красками.

И дело не в теме мероприятия (речь ведь шла об очень серьезном вопросе -- введении нового пакета санкций против РФ в связи с делом Скрипалей), а в вызывающих изумление условиях, озвученных организаторами брифинга. Судите сами: журналистам назвали ФИО и должность выступающего американского чиновника, но при этом строго предупредили – информацию следует подавать безлично и безымянно, а источник именовать… «чиновником высшего ранга из Госдепартамента США».

Удивительно, но в период с 16 января 2017-го по 27 июля 2018 г. в Брюсселе Госдепартаментом проведено 26 телефонных брифингов с участием представителей американского правительства, а фамилия спикера неизменно озвучивалась заранее. Во всяком случае тайны из этого никто не делал. А вот в августе ситуация неожиданно изменилась: 06.08.18 брюссельский медиацентр Госдепа провел брифинг об иранских санкциях, на котором участвовавших в нем спикеров впервые предложили называть невнятными псевдонимами «чиновник администрации №1», «чиновник администрации №2» и «чиновник №3». Поразительно, но в распространяемой Государственным департаментом США звукозаписи брифинга ФИО чиновников названы, а в текстовой версии стыдливо вымараны…

Рациональных объяснений желанию Госдепа сохранить анонимность своих представителей у нас, к сожалению, нет, но такие требования вынуждают нас изменить привычный формат отчета о брюссельских посиделках. Как известно нашим читателям, каждый брифинг редакция сопровождает не только фотографией спикера, но и подробнейшей биографической справкой об этом человеке. Обладая такой информацией, читателю проще оценить степень авторитетности и компетентности того или иного чиновника.

Впрочем, от уже сложившейся традиции мы отступим лишь частично: фото и ФИО мы сохраним в тайне, а вот биографическую справку о представителях Госдепа все же опубликуем. Уверены, эта информация позволит пытливому читателю догадаться, кто же именно скрывается за нелепым псевдонимом «чиновник высшего ранга» (ЧВР). Небольшая подсказка -- в расшифровке аудиозаписи его ФИО все же мелькнет.

СПРАВКА «2000»

ЧВР -- 51-летний американский юрист и чиновник, занимающий высокий пост (уровня помощника госсекретаря/руководителя бюро) в Госдепартаменте США с 9 января 2018 г. На эту должность номинирован президентом Трампом, а 21 декабря 2017 г. единогласно утвержден американским сенатом. Ранее ЧВР трудился специальным помощником президента Джорджа Буша -- младшего, а также исполнял обязанности старшего директора Совета национальной безопасности США по вопросам оружия массового уничтожения и его нераспространения. До этого ряд лет посвятил работе в юридических службах Сената США, а в 2006 г. занимал пост специального представителя США по вопросам нераспространения ядерного оружия. Выпускник (с отличием) сразу трех престижных вузов -- Гарвардского, Оксфордского и Йельского университетов. В период с 1994-го по 2011 г. числился офицером разведслужбы резерва ВМФ США (в отставку ушел в чине капитана 3 ранга). Автор трех книг (две из них посвящены отношению Китая к США, а третья -- организации деятельности разведслужбы ВМФ) и целого ряда публикаций и монографий.

Предлагаем вашему вниманию отчет о брифинге (с атипичным комментарием модератора) в уже традиционном формате «без купюр» -- полную расшифровку аудиозаписи данного мероприятия.

МОДЕРАТОР: Сегодня мы обсуждаем тему введения санкций против России в соответствии с Законом о контроле за химическим и бактериологическим оружием и об уничтожении этих видов вооружений, принятым в 1991 г. (CBW Act). Спикер сегодняшнего мероприятия -- доктор *******, помощник госсекретаря США и руководитель *******.

Пожалуйста, обратите внимание – информация сегодня предоставляется безлично, на условиях анонимности. В ваших репортажах нашего спикера следует именовать «чиновником высокого ранга Госдепартамента США».

ЧВР: В круг нашей ответственности входит целый ряд вопросов, связанных с нераспространением вооружений, а один из них связан с практической реализацией положений Закона о контроле за химическим и бактериологическим оружием и об уничтожении этих видов вооружений, принятым в 1991 г. (CBW Act).

Всем вам известно о деле Скрипалей. Напомню лишь вкратце: 9 марта этого года США получили от Великобритании убедительную информацию, указывающую на то, что российское правительство использовало вещество нервно-паралитического действия «Новичок» в ходе попытки физической ликвидации Сергей Скрипаля и его дочери Юлии в Британии. В итоге они, конечно, оправились после отправления, но в больницу попали офицер британской полиции и двое гражданских лиц: один из пострадавших в результате этой атаки погиб.

Наши американские эксперты согласились с выводами британцев, и 15 марта президент опубликовал совместное заявление с премьер-министром Мэй, канцлером Меркель и президентом Макроном, в котором сообщалось о преднамеренном использовании Россией боевого отравляющего вещества нервно-паралитического типа и об отсутствии иных правдоподобных альтернативных объяснений этому инциденту.

Полная уверенность в отсутствии иных правдоподобных альтернативных объяснений и стала толчком к анализу этого инцидента в соответствии с положениями Закона о контроле за химическим и бактериологическим оружием и об уничтожении этих видов вооружений (CBW Act), принятого в 1991 г.

Этот закон действует уже какое-то время, а для его практического применения законодательная ветвь власти обязана принять соответствующее решение об этом и при необходимости ввести соответствующие санкции. Такое решение принимается при наличии убедительной информации о том, что некое правительство использует химическое или бактериологическое оружие с нарушением международного права либо применяет его в отношении своих граждан. В минувший уикенд мы пришли к убежденности в необходимости принятия такого решения, о чем и сообщили 8 августа.

Положения закона обязывают нас ввести санкции, ограничить практику оказания иностранной помощи России, прекратить любые поставки оборонной продукции, запретить финансирование сделок по закупке вооружений, отказать РФ в любой финансовой поддержке со стороны правительства США. Необходимо также запретить экспорт товаров и технологий, требующих особого обращения для обеспечения национальной безопасности, -- речь идет о товарах и технологиях, оборот которых регулируется Министерством торговли в соответствии с правилами экспортного контроля.

Наиболее серьезным ограничением из перечисленных, конечно же, является последний запрет. Что это означает на практике? Мы вводим презумпцию отказа от выдачи лицензий на экспорт произведенных в США товаров и технологий, имеющих отношение к национальной безопасности, любым российским государственным предприятиям или компаниям с государственным финансированием.

В упомянутую категорию чувствительных для национальной безопасности товаров и услуг входят: электроника, компьютеры, датчики, лазеры, телекоммуникационное оборудование, специализированное оборудование по добыче нефти и газа, а также информационные технологии и технологии в сфере безопасности. И это далеко не исчерпывающий перечень.

В то же время, вводя эти санкций, мы предусматриваем ряд исключений из этих санкций – ради обеспечения потенциала США в сфере оказания иностранной помощи, ради обеспечения интересов США в сфере национальной безопасности. Речь, в частности, идет о сохранении существующей ныне практики выдачи разрешений на экспорт индивидуально в каждом отдельном случае, в частности в вопросах экспорта продукции, связанной с безопасностью коммерческой авиации, экспорта продукции, поступающей в адрес дочерних предприятий, полностью принадлежащих американским и иным иностранным компаниям, работающим в России. Исключения распространяются и на определенные виды экспорта в адрес российских граждан, трудоустроенных в США.

Вот о чем идет речь, и 8 августа об этом мы официально уведомили Конгресс США. Примерно через 15 дней мы ожидаем публикации соответствующего уведомления в Федеральном реестре -- с этого момента санкции и вступят в силу.

В соответствии с законом CBW, упомянутые санкции действуют не менее 12 месяцев, тем не менее они могут быть сняты после того, как Россия выполнит ряд совершенно конкретных действий.

В случае если Россия предпочтет не выполнять действия, предусмотренные законом, мы займемся изучением вопроса о возможности введения второго этапа санкции по данному закону. Вот примерно так будут развиваться события.

АГЕНТСТВО ТАСС (РОССИЯ): Звучала информация о том, что российский национальный авиаперевозчик «Аэрофлот» будет внесен в санкционный список. Какова вероятность введения запрета на рейсы «Аэрофлота» в США (или же ограничений иного рода)? Прокомментируйте, пожалуйста.

ЧВР: С удовольствием проясню ситуацию. Упомянутые санкции действуют в отношении экспорта чувствительных для национальной безопасности товаров/услуг в адрес российских государственных предприятий или финансируемых государством компаний.

«Аэрофлот» входит в число таких российских компаний, а потому, в случае подачи заявки на получение экспортной лицензии на поставку товаров двойного назначения в адрес «Аэрофлота», я полагаю, такая заявка подпадет под действие принципа презумпции отказа. Но произойдет ли так в реальности? Ответ на этот вопрос будет зависеть от того, поступит ли подобное обращение за лицензией на экспорт.

Иными словами, о прямых санкциях речи нет. Вводимые санкции напрямую не касаются «Аэрофлота» -- речь идет только о том, дадим ли мы добро на выдачу лицензии на экспорт технологий, которые могут быть использованы «Аэрофлотом» или переданы ему.

NBC NEWS (ВЕЛИКОБРИТАНИЯ): Действительно ли президент полностью поддерживает эти санкции? И поступали ли к вам дополнительные пожелания из Великобритании с предложением для США о введении санкций определенного типа в связи с событиями в Солсбери?

ЧВР: Ответы на ваши вопросы будут простыми. Во-первых, да, это действительно решение администрации Трампа, и точка! Мы в этом вопросе беззаветно следуем букве закона США, действуя на основании фактов, по нашему мнению, четко зафиксированных. И больше тут, пожалуй, и добавить нечего. Мы все едины в вопросе введения этих санкций.

Что касается пожеланий из Великобритании -- право ответа на этот вопрос я оставляю другим специалистам.

DELFI NEWS (ЭСТОНИЯ): Интересует вопрос снятия санкций. Вы упомянули, что санкции могут быть отменены, если Россия выполнит определенные вами требования. Но кто будет непосредственно принимать решение об их отмене? Спрошу прямо: может ли Белый Дом просто взять и отменить их без выполнения каких-либо условий?

ЧВР: Закон CBW четко определяет условия отмены упомянутых санкций. Идея такова: если через 12 месяцев исполнительная ветвь власти принимает решение о том, что эти условия выполнены, она имеет право снять эти санкции. При этом второй этап санкций вводится в случае отсутствия подтверждения выполнения упомянутых условий. Что касается непосредственно критериев отмены санкций, сейчас я приведу вам пример.

Первый критерий состоит в следующем: к примеру, Россия более не применяет химические и бактериологические виды вооружения с нарушением норм международного права, а также не использует летальное химическое или биологическое оружие против своих граждан.

Второй критерий -- Россия к этому моменту предоставляет убедительные заверения в том, что в будущем она не станет осуществлять подобных действий.

Третий критерий -- это готовность России допустить инспекционные группы наблюдателей ООН (или иных пользующихся международным авторитетом беспристрастных наблюдателей) на места хранения таких вооружений. Как вариант речь может идти и о других достоверных свидетельствах, убеждающих в том, что правительство не применяет химическое или биологическое вооружение с нарушением норм международного права и не использует такое вооружение против своих граждан.

Иными словами, выполнение этих критериев избавляет от необходимости беспокоиться по поводу введения второго этапа санкций. Если исполнительная ветвь власти не может подтвердить соблюдение упомянутых условий, то речь заходит о переходе ко второму этапу санкций.

Солсбери на фото

BILD (ГЕРМАНИЯ): Поясните, это отдельное самостоятельное решение США? Или же у вас есть какие-то европейские или международные партнеры, готовые (или готовящиеся) ввести аналогичные санкции против России на том же основании?

И второй вопрос: у вас уже есть какие-то оценочные данные о предполагаемом годовом объеме этих санкций в долларовом выражении? Можете ли вы уже говорить о том, какие сектора экономики и какие конкретно компании пострадают в результате введения этих санкций?

ЧВР: Право говорить о том, какие конкретные шаги они обдумывают, оставляю нашим иностранным партнерам. Тем не менее я обязан подчеркнуть: мы пошли на этот шаг, поскольку таково требование американского закона, а он действует в США с 1991 г. Иными словами, мы просто строго соблюдаем требования закона, принимая все свои решения в соответствии с изложенными в нем критериями.

Вполне очевидно, что в законодательстве других партнеров (международных партнеров) могут быть собственные аналогичные законы. Конечно же, они не будут выполнять требования закона CBW, ведь это американский закон.

Что касается негативных последствий для торговли -- на мой взгляд, подсчитать или спрогнозировать точную сумму экономических последствий этих санкций крайне непросто, поскольку, как я уже отмечал, речь идет только о презумпции отказа от выдачи лицензий на экспорт. А эти санкции действуют только в случае и в момент обращения за такой экспортной лицензией. Вот почему мы не можем обрисовать точные контуры последствий. Тем не менее исторические примеры говорят о том, что такие последствия однозначно будут весьма значительными.

На текущий момент доля российских государственных предприятий (и компаний с бюджетным финансированием) составляет немалую часть -- если не подавляющее большинство -- российской экономики. В них занята солидная часть рабочей силы страны. А объем товарооборота такими товарами потенциально может достигать как минимум нескольких сотен миллионов долларов. Окажется ли эта сумма именно такой? Ответ на этот вопрос зависит от того, кто именно будет обращаться за лицензиями на экспорт, а также от категории товара.

Традиционно выдачей лицензий на экспортные поставки в Россию занимается Министерство торговли. Примерно в 50--60% выданных лицензий фигурирует как минимум 1 товар или услуга из списка, подлежащего экспортному контролю и подпадающего под действие санкций. Речь идет примерно о $200 миллиардах по авиационной технике и о $670 миллионах по поставках электротехнического оборудования: эта значительные объемы американского экспорта в Россию, причем в них входят как свободно обращаемые, так и контролируемые товары. Не все из упомянутого проходит через систему экспортного контроля.

И да, я должен внести ясность: я имел в виду, я хотел сказать «примерно $2 миллиарда по авиационной технике». Не могу понять, как та цифра вырвалась у меня, но речь идет именно о $2 миллиардах. Простите за это.

Если говорить в долларовом выражении, в число наиболее востребованных категорий товаров, на экспорт которых в Россию требуется лицензия, входит следующее: авиационные и газовые турбинные двигатели, различные электронные устройства и их компоненты, микросхемы, диагностическое и калибровочное оборудование для авиации. Это лишь некоторые примеры, но о конкретной специфике можно будет говорить только по факту отказа в выдаче конкретных лицензий.

VOICE OF AMERICA (США): Хотелось бы услышать еще раз о дате ввода первого этапа санкций в действие. Второй вопрос -- а каких средств за счет этих санкций не досчитается американская экономика?

ЧВР: Данный этап санкций вступает в силу после публикации соответствующего уведомления в Федеральном реестре. По нашим расчетам, это произойдет, скорее всего, примерно 22 августа. Вот с этого дня они и начнут действовать.

Что касается конкретного объема потерь -- я сошлюсь на свой ранее данный ответ: пока у нас нет реальных заявок, поданных на экспортные лицензии контролируемых товаров, у нас нет и никаких отказов. Я не могу прогнозировать сейчас, как будут обстоять дела в дальнейшем: либо мы будем получать заявки и отвечать на них отказами, либо российские импортеры оценят ситуацию и даже не станут подавать такие заявки. Вот почему на текущий момент так сложно прогнозировать конкретные суммы потерь.

Должен отметить, разрабатывая определенные ограничения и исключения, мы всегда предпринимаем шаги, направленные на защиту интересов американского бизнеса, ведущего работу в России, а также американских предприятий, нанимающих российских граждан на работу здесь, в США. Вот почему в рамках этого процесса необходимо принимать решения, оценивая потенциальное влияние санкций, обдумывать, какие исключения будут приемлемыми, -- именно этим мы и занимаемся и в данном случае.

PRESS ASSOCIATION (ВЕЛИКОБРИТАНИЯ): Могу ли я поинтересоваться, что дало основания считать Россию ответственной -- принималось ли это решение исключительно Соединенными Штатами? Или вы получили исходные данные от Великобритании или других союзников? И если говорить о втором этапе санкций, будет ли он введен автоматически через 12 месяцев после первого? Или же его можно ввести и раньше?

ЧВР: Мы пытаемся воздерживаться от преждевременных спекуляций на тему о том, как будут вводиться санкции -- в срок или раньше срока. В этой ситуации я могу лишь посоветовать вам вспомнить мой ранее данный ответ о положениях закона. Они оговаривают, что через 12 месяцев (если ранее не было принято решение о достижении определенных критериев) принимается решение о введении в действие следующего этапа санкций.

Если же говорить о том, как разворачивались события, то 9 марта мы получили из Великобритании убедительную информацию о тех инцидентах, о которых идет речь. Если мне не изменяет память, произошли они 4 марта. Наши эксперты согласились с выводами британцев по причинам, которые, как мне кажется, вам могут озвучить ваши эксперты.

Мы согласились с упомянутыми выводами ради соблюдения нашего закона. И, как я уже упоминал, президент Трамп опубликовал по этому поводу совместное заявление с нашими европейскими коллегами. В нем упоминается отсутствие иных правдоподобных альтернативных объяснений происшедшему. В итоге названные мной даты и стали отправной точкой нашей работы по реализации положений закона CWB.

SECTOR PRESS (ЛАТВИЯ): Существуют ли какие-либо проверенные доказательства заявленных обстоятельств нападения на Скрипалей, помимо «высокой вероятности причастности России»?

ЧВР: Не в моей компетенции обсуждать в деталях имевшуюся в распоряжении информацию об этом. Право ответа на этот вопрос я оставляю другим. Но наше заключение об отсутствии иных правдоподобных альтернативных объяснений остается актуальным.

SUNDAY EXPRESS (ВЕЛИКОБРИТАНИЯ): Для меня до сих остается непонятным -- что именно должна сделать Россия для пересмотра решения? Вы упомянули, что РФ обязана продемонстрировать, что уже не занимается использованием химического и биологического оружия. Должна ли она признать свою причастность к нападению на Скрипаля? Потребуется ли конгрессу такое признание для принятия решения о выполнении Россией поставленных условий?

ЧВР: Подлежащие выполнению критерии, позволяющие принять решение о необходимости или отсутствии необходимости перехода ко второму этапу санкций, изложены в законе. Я уже перечислил их.

Право принимать решение по данному вопросу через 12 месяцев принадлежит, скорее, исполнительной ветви власти, а не конгрессу. Естественно, это решение будет приниматься с учетом всей накопленной на тот момент информации.

АГЕНТСТВО ТАСС (РОССИЯ): Вы говорили о необходимости ужесточения санкций в том случае, если Россия так и не сможет предоставить убедительные гарантии отказа от использования химического оружия в будущем. Какие конкретные шаги правительство США ожидает от РФ в качества таких гарантий?

ЧВР: Мне думается, что обсуждение данного вопроса следует отложить на будущее. Вполне возможно, в его обсуждении отпадет необходимость -- все в итоге будет зависеть от принятых РФ решений.

Теперь немного подробнее остановимся на потенциальном втором этапе санкций. Вероятно, стоит вам пояснить смысл раздела 307 (b) закона CBW, в котором описано «меню» конкретных санкций второго этапа. Речь идет об использовании авторитета и влияния США для лишения России доступа к любой кредитной, финансовой или технической поддержке, предоставляемой мировым сообществом. Речь может идти о запрете на кредитование в любых американских банках. Речь также может идти о дополнительных экспортных ограничениях определенного рода, об ограничениях на импорт, а также о понижении статуса дипломатических отношений (или об их временном прекращении). Возможны также различные ограничения на закупки в сфере авиационной индустрии.

На текущий момент очевидно, что Россия не соответствует изложенным в нашем законе критериям. Естественно, нам следует тщательно оценить потенциальное влияние упомянутых санкций. При этом очевидно и то, что сейчас у меня нет возможности давать прогнозы.

Тем не менее, согласно принятому конгрессом закону, второй этап задуман как раунд оказания более «драконовского» влияния. И если придется его вводить в действие, он действительно окажется существенно более жестким, чем первый.

Сегодня мы исходим из того, что такой двухступенчатый процесс позволит нам нарастить давление в том случае, если Россия не станет исправлять ситуацию и предоставлять гарантии. Обсуждение данной темы -- удел будущего. Тем не менее потенциально речь идет о чрезвычайно «драконовском» наборе санкций второго этапа.

POLITIK.GR (ГРЕЦИЯ): Не опасаетесь ли вы ответного возмездия со стороны России? И оценили ли вы возможные последствия для американской экономики таких мер?

ЧВР: Одним из аспектов, принимавшихся во внимание в процессе принятия решения, стал очень скрупулезный анализ потенциального влияния этих шагов. Как я уже говорил, у нас есть ряд конкретных исключений -- мы не вводим эти санкции огульно. Мы используем исключения для защиты конкретных американских интересов, в том числе интересов в сфере внешней политики, национальной безопасности, а также интересов американского бизнеса, работающего в России или нанимающего российских граждан в США.

Все это мы учитывали в своих расчетах и полагаем, что в этом вопросе нам удалось обеспечить достаточно продуманный баланс. Мы действительно учитывали потенциальное негативное влияние и принимали решение на основании тех выводов, к которым пришли.

В завершении брифинга мне хочется еще раз подчеркнуть: это взвешенный и продуманный ответ в виде определенных юридических требований, спровоцированных определенным сочетанием объективных фактов. Мы пришли к выводу о том, что упомянутый инцидент подпадает под действие закона. Мы максимально взвешенно применяем положения этого закона, целиком и полностью осознавая заложенную в него идею -- добиться обеспечения ответственности за использование химических видов вооружений. Решение принималось нами с полным осознанием потенциальных негативных последствий, а также на основании скрупулезного учета всех факторов.

Мы считаем, что наши действия могут стать образцом поведения в таких ситуациях. Мы удовлетворены тем, насколько эффективно у нас получается воплощать в жизнь положения этого закона. Мы, конечно же, надеемся, что необходимости перехода ко второму этапу в будущем не возникнет, поскольку Россия выполнит изложенные в законе условия, и нам не придется принимать такое решение. Остается надеяться, что так оно и будет. Это было бы великолепно.


Новости о санкциях: Посольство РФ: новые санкции введены под надуманным предлогом

Читайте последние новости о санкциях, торговых войнах и все о ситуации в мире и Украине на страницах «2000» и в социальных сетях FacebookTwitterLivejournal, а также Telegram


Загрузка...
Загрузка...

Забудьте о «Джавелинах»...

Политика Путина демонстрирует: он продолжает действовать так, словно развал...

Жаркая политическая осень в Молдове

Несмотря на то, что конкретная дата парламентских выборов ещё чётко не определена,...

В мемуарах Керри нашлось место для Украины

«Путин максимально придерживал карту Украины, поскольку считал этот вопрос очень...

Цейтнот и пат: каждому свое

Единственный выход для Кремля — вернуть Вашингтон на сирийскую сцену

Я жил в стране щенков и радуги

Уважаемый губернатор Дин*, вы недавно — со скепсисом — прокомментировали в Twitter...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
11 Августа 2018, Валерий

А мне кажется , что именно сейчас проявилась истинная сущность " дела Скрипалей ". Именно для введения этих санкций и было задумано и осуществлено это химическое
нападение . Только кто нападал - большой вопрос , то ли США , то ли Британия .Просто ещё одна позорная страница в международной деятельности США . И ещё один интересный момент .... Никто из журналистов ( даже представители России не додумались ( не осмелились ? ) сказать : вы совсем потеряли всякий стыд , выдвигаете
санкции без малейших доказательств вины . Неужели пресловутая политкорректность
в действии ? Насколько всё запущено ...

- 8 +
Виктор
12 Августа 2018, Виктор

А кому говорить? И смысл? Все ведь все понимают. И кто говорит, и кого обвиняют, и даже те для кого говорят. Даже на украине руки потирают, визжат от удоаольствия, но ведь даже они понимают абсурдность этой херни.

- 4 +
Виктор
11 Августа 2018, Виктор

Стыдно видать. Понимают весь абсурд

- 5 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка