Демон Ангелы

№49 (886) 7 — 13 декабря 2018 г. 06 Декабря 2018 4.3

Каковы шансы Киева взять рейхстаг?

Это настоящая ирония судьбы: в свое время Ангела Меркель фактически стерла ненавистного ей Фридриха Мерца из политики. А теперь эта полузабытая фигура из прошлого возвращается и грозит не просто сменить единственную женщину-канцлера, но разрушить ее наследие.

Ангела Меркель очень любит, когда ее называют «Железной леди» — это прозвище, похоже, пустили в оборот партийные политтехнологи. Другое политическое имя родом из той же команды — «Мамочка», что должно порождать у избирателя совершенно определенный комплекс ассоциаций. А вот оппоненты чаще именуют Ангелу «Тефлоновой леди», и даже жестче — «Мамочкой по вызову», намекая на ситуативный прагматизм и отсутствие этического фундамента.

Ангела Меркель

Одно из политических прозвищ Меркель даже родом с Украины — ее стали называть в прессе «госпожа Риббентроп» после попыток в 2014 г. склонить Киев к переговорам напрямую с боевиками, а не с их кураторами. Есть в ее багаже и совсем уж нелицеприятные: «самый опасный фюрер Европы» или «внучка Гитлера».

А вот у Фридриха Мерца доминирует пока лишь одно прозвище — «анти-Меркель». Но кто это и почему о нем нужно говорить в Украине?

Не ладятся дела — идите в мультимиллионеры

8 декабря в Гамбурге состоится съезд Христианско-демократической партии (ХДС), на котором Меркель, бессменный председатель с 2000 г., лишится поста. Это неизбежно — кто-то должен понести ответственность за систематические и катастрофические провалы партии.

Например, последние выборы в федеральной земле Гессен, состоявшиеся 28 октября, показали худший для ХДС результат с 1960-х гг. Отдельная пощечина — партия проигрывает по всей стране даже не респектабельным оппонентам, а маргиналам праворадикального толка. Причина — не только неудачи Меркель в качестве канцлера, но и то, что Ангела в погоне за популярностью и большой электоральной базой за 18 лет руководства размыла ядро симпатиков партии, заигрывая как с дальними левыми, так и с правым флангом. Т. е. с людьми, на которых ранее христианские демократы не ориентировались.

Меркель, конечно, хотела бы видеть своим партийным преемником нынешнего генсека ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которую фактически вскормила и вырастила. Йенс Шпан, еще один претендент на первую роль в партии, — серьезный оппонент и критик Меркель. Но настоящий ее враг — Фридрих Мерц, с которым Ангеле пришлось работать рука об руку с 2000 г.

Когда Меркель стала в том году главой партии, Фридрих Мерц получил пост лидера фракции в бундестаге. Мерц тогда уже был депутатом бундестага с шестилетним стажем, а также имел пятилетний опыт работы в Европарламенте. Его сферой интересов были финансово-экономические регуляторные нормы, а политические амбиции не имели потолка.

Фридрих Мерц

Естественно, две таких фигуры в одной лодке ужиться не могли — никто не мыслил себя на вторых ролях. Но у Меркель имелось огромное преимущество — она была «девочкой Гельмута Коля» и прекрасно освоила искусство партийных интриг. Кстати, самого старика Коля, сделавшего на нее ставку, она отменно отпинала в 1999 г. после скандала с финансированием партии и перешагнула через его политический труп.

«Ботаник»-финансист Мерц был тогда ей совсем не соперник. Он, несмотря на молодость, являлся представителем старого стиля в политике, вел себя консервативно во всех смыслах и не имел стремительных рефлексов для грязной современной игры. Меркель откровенно подставляла лидера фракции, прямо и косвенно обвиняя его в неудачах партии.

В 2002 г. после провала ХДС на парламентских выборах Мерц покинул пост главы фракции, а в 2009-м вообще ушел из бундестага, поскольку еще в 2007 г. решил не участвовать больше в выборах в парламент: Меркель полностью перекрыла ему кислород и политическое будущее. Она откровенно вытесняла его из ХДС, преследуя Фридриха и на посту заместителя лидера фракции, и даже критикуя и разрушая его законодательные инициативы.

Но то, что выглядело тусклым концом, стало началом совсем другой карьеры. Фридрих Мерц сосредоточился на бизнесе — причем не просто на зарабатывании денег, а на установлении прочных связей с финансовой элитой Европы и мира. Он преуспел в роли корпоративного юриста, стал одним из руководителей адвокатской конторы с поистине алмазным рейтингом в деловых кругах, вошел в наблюдательные советы очень серьезных компаний. Стал зарабатывать. Признавался, что получает около миллиона евро в год. И это, скорее всего, сильное преуменьшение.

Умелый лоббист, Мерц смог войти в наблюдательный совет немецкого подразделения одной из самых закрытых и могущественных финансовых корпораций мира — Blackrock. Эта инвестиционная компания имеет под управлением активов примерно на 6,3 трлн. долл. Почти в 2 раза больше, чем годовой ВВП Германии! Фридрих Мерц не скрывает шикарного образа жизни, летает на собственной Cessna 182 в кресле пилота, владеет новейшим скоростным деловым самолетом Socata TBM-910.

Богатство политика кажется обычным делом для Украины — здесь типичный депутат райсовета может поспорить с Мерцем лоском роскоши.

Но для Германии это нарушение всех правил политического приличия. Еще никогда на должность главы ведущей партии консерваторов — ХДС — не претендовал настолько крупный бизнесмен и мультимиллионер.

Богатых политиков в Германии не то чтобы не любят — немцы просто не понимают, как мультимиллионер вообще может осмелиться непосредственно лезть в управление государством. Для этого существуют посредники-политики, профессионалы, на которых теоретически могут осуществлять давление и массы.

Богатство Мерца — огромный политический и электоральный тормоз, и он прекрасно это понимает. Недаром сам постоянно твердит, что не богач, а представитель среднего класса — пусть и верхней его прослойки. Он очень любит говорить о том, что самостоятельно заработал состояние, а не получил его в наследство.

Как истинный буржуа Мерц часто рассуждает о том, что богатство — награда за упорный труд, усердие, профессионализм. Это так вписывается в образ консерватора-«старообрядца», что вполне можно поверить в искренность убеждений корпоративного адвоката.

А Мерц всегда и везде демонстрировал именно образ бескомпромиссного консерватора старого толка, словно вышедшего из другой эпохи. Он не устает повторять мантры о важности правового государства, рыночной экономики, поддержке бизнеса. У него крепкие и надежные связи в деловых кругах не только Германии, но всего западного мира. Он откровенный противник «левизны» в политике и заигрывания с плебсом.

Но он и не из политиков правого толка, как их принято понимать сегодня. Фридрих Мерц с откровенным презрением отзывается о популизме как новом стиле, не приемлет его органически.

Что, впрочем, не означает, что он не пользуется популистской риторикой. Только это риторика правого либерала — многим запомнилась его идея налоговой реформы (которую так унизительно разгромила полтора десятилетия назад Меркель). Она заключалась в радикальном упрощении подоходного налога — его предлагалось снизить как для самых бедных (всего на 2%), так и для самых богатых (на 6%).

Эта тематика работает даже сегодня, ведь Германия устала от псевдолеваков. Если бы главу партии выбирали не делегаты, а граждане ФРГ, то согласно некоторым опросам Мерц уверенно победил бы.

Одна маленькая, но чрезвычайно важная деталь в понимании портрета этого многообещающего политика: он называет традиционные партии партиями истеблишмента — в отличие от работающих на толпу популистов. И это не оговорка — Мерц, по-видимому, искренне убежден, что право народа на управление государством может реализовываться только через привилегированный класс политических управленцев, элиту. Все это до того «устаревший» взгляд на демократию, что выглядит в современном мире даже свежим и оригинальным.

Эта старомодность, показная или искренняя, позволила Мерцу заручиться поддержкой «старой гвардии» ХДС — например, председателя бундестага Вольфганга Шойбле.

А чего стоит ратование Мерца за «немецкую идентичность»! Это настолько идет вразрез с общепринятой европейской политикой и этикой мультикультурализма, что, казалось бы, сама дискуссия должна скатиться за край приличий. Однако экс-главе фракции удалось ввести термин в повседневное употребление, и сегодня он считается едва ли не создателем самого словосочетания «немецкая идентичность»!

Так что «анти-Меркелем» Мерца назвали не зря — по ряду вопросов сопартиец отстоит от нынешнего канцлера дальше, чем представители других политгруппировок. Это как его сила, так и слабость — исход съезда ХДС никто не возьмется предсказать даже за пару дней до начала мероприятия!

Однако имеет смысл рассмотреть сценарий, когда именно эта фигура сменит Меркель на посту партийного лидера. Даже если реальные события пойдут по другой колее, Мерц представляет не одного себя, а могущественную группировку политического и финансового истеблишмента. Понимание же ориентации этих игроков может быть очень важно для эффективной работы наших дипломатов и политиков на международной арене.

Впадает ли Днепр в Атлантический океан

Почему мы обсуждаем возможную международную политику Фридриха Мерца? Не только потому, что он, став главой партии, может оказать заметное влияние на внешний вектор Германии. Если Меркель не удастся избежать победы Мерца, ее ждет горькая участь — быть канцлером без поддержки своей партии может оказаться невыносимо. Да, «тефлоновая Ангела» мастер интриг и подковерной борьбы, но есть большая вероятность, что ей придется уйти с поста канцлера до 2021 г.

С другой стороны, если Мерцу удастся восстановить пошатнувшееся доверие немцев к ХДС, у него будут большие шансы наследовать у Меркель и должность канцлера. Тогда его внешнеполитические ориентиры будут оказывать ошеломительное влияние на судьбу всей Европы.

Следует еще раз подчеркнуть — это, конечно, анализ лишь гипотетической ситуации, ведь данный политик очень скоро снова может потерять положение. Но и тогда это будет означать лишь то, что группы, которые стоят за ним, станут искать новые каналы и новых агентов влияния.

Итак, Фридрих Мерц в ХДС считается экспертом по внешней политике — в первую очередь из-за личных обширных связей с деловыми кругами. Интересная деталь — он с 2010 г. является председателем ассоциации «Атлантический мост» (Atlantik-Bru..cke), работающей на развитие двусторонних связей в первую очередь между Германией и США.

Т. е. Мерц — убежденный атлантист, сторонник самого тесного сотрудничества с Вашингтоном и как экономический либерал фанат объединенной Европы.

Любопытно, что некоторые эксперты приписывают Atlantik-Bru..cke чуть ли не мистическую ауру финансово-политического масонства, называют ассоциацию тайной ложей, структурой, имеющей тесные связи с ЦРУ. Это видится слишком карикатурным публицистическим приемом. Последний же вызван тем, что «Атлантический мост» с середины прошлого века работает ради продвижения идеи евроатлантического сотрудничества и, конечно, идей НАТО.

Некоторые российские СМИ уже называют Мерца проамериканским кандидатом на пост канцлера Германии. Это прекрасно маркирует опасения в Москве, где за долгие годы правления Меркель привыкли на немецком направлении иметь дело с концепцией грязноватой Realpolitik, с отказом Берлина от идеологического и морального сдерживания внешней политики Германии.

Идеологический игрок вроде Мерца опасен для Москвы, поскольку рассматривает РФ как оппонента НАТО. Кроме того, он последовательно выступает за дальнейшую интеграцию Евросоюза. А еще 30 ноября Фридрих Мерц на региональной конференции ХДС в Берлине подверг сомнению реализацию газопровода «Северный поток-2», увязав его судьбу с агрессивным поведением России.

Казалось бы, это хороший знак для Киева, который устал от излишней прагматичности и гибкости Меркель в отношениях с Путиным. В рамках этой дискуссии Украина очень часто оказывалась лишь удобным аргументом, который позволял Берлину получить известные экономические преференции. Если эпоху «фрау Риббентроп» сменит эра политика-евроатлантиста, Киев теоретически может получить в лице Германии не вечно ненадежного партнера, готового продать в любую секунду, а настоящего европейского адвоката своих интересов.

Но все не так просто. Слишком плоская и монохромная картина, которую порой рисуют себе наши сотрудники МИДа, не учитывает того фактора, что за любую позицию нужно бороться.

Мерц — прагматик, и хотя он пока что выглядит не столь беспринципным, как Меркель, ставить во главу угла он будет интересы Германии и истеблишмента, который представляет. Да, он считает Путина угрозой и говорит в своих интервью, что Запад должен решительно пресекать попытки России расширить зоны влияния.

Но в то же время Мерц не готов, как кажется, идти на серьезный конфликт с Москвой ради такого «дешевого актива», как Украина. Он сам заявлял, что Запад должен учитывать чувствительные для Путина аргументы. Так что этого политика еще нужно убедить, что недопустимое расширение зон влияния РФ начинается с восточных границ Украины, а не с западных.

Словом, если Киев собирается воспользоваться благоприятным шансом в случае победы «анти-Меркель», ему придется включить режим «анти-Климкин». С Мерцем, как и с любым мировым и политическим лидером, нужно системно и активно работать, а не ждать, что он по счастливому стечению обстоятельств вдруг заболеет проблемами нашей страны — да еще и в интерпретации ее нынешнего руководства.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Санкции для Молдовы

Мандат молдавского парламента истек 30 ноября, выборы нового назначены на 24 февраля 2019...

Мебель для Африки и туристы для Одессы

Украино-болгарский бизнес-форум, прошедший 27 ноября в Бургасе в рамках празднования...

Саломэ ЗУРАБИШВИЛИ: «Буду ходить по улицам,...

«Моя цель — выступить в роли объединителя различных политических сил»

ДЕЖАВЮ! Послесловие к выборам

Интрига прошедших 28 ноября президентских выборов в Грузии состояла не только в том,...

Среди украинцев, попавших под санкции РФ, — приятель...

Русские идут! На этот раз удар нанесен прямо в сердце украинской экономики -- пострадал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка