Экспорт майдана на Мальдивы

07 Февраля 2018 4.8

Фото Мальдив

Спустя всего месяц после памятной нам поездки президента Украины Петра Порошенко на Мальдивы в этой стране разгорелся острый политический кризис: на улицы столицы страны Мáле вышли как сторонники, так и противники президента Абдуллы Ямина. Глава островного государства ввел чрезвычайное положение и осуществил репрессии в отношении вставшего в оппозицию ему Верховного суда.

Быть может, это какая-то особенная аура майдана была перенесена из Киева в Мале? Но если отбросить шутки в сторону, все происходящее на Мальдивах очень серьезно: популярная у туристов страна сделалась ареной острого противостояния Китая и Индии – а об этой крайне опасной тенденции мы неоднократно уже писали.

Исторически Мальдивы были тесно связаны с Цейлоном (Шри-Ланкой), от которого эту цепочку коралловых атоллов отделяют примерно 700 км водной глади. В этногенез мальдивцев (самоназвание – дивехии) главный вклад, помимо арабов и малайцев, и внесли сингалы – жители Шри-Ланки, чьи предки давным-давно вышли из Северной Индии. Язык мальдивцев – дивехи – относится к индийским языкам.

В 1153 г. арабский проповедник Абдул Барбари обратил буддистское население Мальдивов в ислам. И поныне позиции мусульманства на Мальдивах сильны – законами государства даже запрещено ввозить на его территорию какую-либо иную, кроме исламской, религиозную символику. Впрочем, на иностранных туристов какие-то особенные исламские строгости не распространяются – острова живут туризмом, и ради такого источника дохода глаза закроют на любые вольности.

С 1887 г. Мальдивские острова являлись британской колонией, в 1965 г. они получили независимость, а с 1968 г. стали республикой. В 1978–2008 гг. государством правил Момун Абдул Гаюм – типичный авторитарный диктатор и коррупционер, подавлявший оппозицию. Однако это не мешало превращению его страны в туристический рай при финансовой поддержке МВФ и Всемирного банка.

При Гаюме Мальдивы поддерживали тесные отношения с Индией – что вполне естественно, учитывая географическую близость южно-азиатской державы и исторически сложившиеся экономические, политические и культурные связи. Союз с Индией укрепился после того, как в 1988 г. индийские военные помогли подавить мятеж против Абдул Гаюма, организованный боевиками из ланкийской тамильской сепаратистской группировки «Тигры освобождения Тамил Илама».

В 2000-х гг. президент Гаюм провел демократизацию политической жизни в стране, вследствие чего и проиграл первые демократические выборы в 2008 г. Президентом был избран Мохаммед Нашид, но он долго не удержался – в 2012 г. в результате бурного политического кризиса Нашид был вынужден уйти в отставку.

С тех пор, точнее – с 2013 г., страной правит Абдулла Ямин. Он приходится сводным братом Момуну Абдул Гаюму, однако отношения между родственниками плохие – оба бывших президента страны выступают политическими противниками нынешнего. Гаюма как раз на днях арестовали, предъявив ему обвинения в попытке подкупа парламентариев. Но главный и самый опасный враг для Ямина – Нашид.

Несколько лет назад Нашиду дали 13 лет заключения за «террористическую деятельность» – что вызвало недовольство «мировой общественности». Через какое-то время Нашиду позволили выехать в Великобританию на лечение, а он там взял и остался, попросив политическое убежище. Теперь же беглый экс-президент заявляет о намерении баллотироваться в конце этого года в президенты, причем, по мнению политологов, единственно он и представляет на выборах для действующего главы государства реальную угрозу. На сторону Нашида встал Верховный суд республики, который оправдал бывшего президента да вдобавок еще восстановил мандаты 12-ти отстраненных оппозиционных депутатов парламента – и этим он усилил оппозицию настолько, что возникла угроза импичмента для Абдуллы Ямина. Теперь уже ему – в случае импичмента или поражения на выборах – грозит уголовное преследование.

Для возбуждения народных протестов против президента Ямина используется стандартное обвинение в коррупции. Мы нисколько не сомневаемся в том, что сия ржавчина разъедает мальдивский «туристический рай», как и любую, в принципе, страну сегодняшнего «свободного мира». Однако у конфликта на Мальдивах есть куда более серьезная подоплека: за спинами Абдуллы Ямина и Мохаммеда Нашида стоят усиливающиеся геополитические игроки, соответственно – Китай и Индия. Так что конфликт на Мальдивах – проявление противоборства указанных держав.

Абдулла Ямин резко сместил внешнеполитический вектор ориентации своего государства с Дели на Пекин. Китай включил Мальдивы в свою стратегическую схему «жемчужной нити», установил зону свободной торговли и вложил крупные инвестиции в экономику страны, в т. ч. в столь стратегически важный объект, как международный аэропорт. Китай – главный кредитор Мальдивов; каждый пятый турист, приезжающий на острова, – китаец. В Индии не в шутку обеспокоились тем, что китайцы могут создать на Мальдивах, под боком у Индии, свои военные базы.

Здесь имеется такой еще нюанс. Самый южный из Лаккадивских островов – индийской союзной территории Лакшадвип – островок Миникой – населен не дравидами, говорящими на языке малаяли (как все остальные острова архипелага), а мальдивцами, что общаются на дивехи. И, видимо, индийские власти настолько опасаются сепаратизма жителей Миникоя, что в 1956 г. запретили им контакты с соплеменниками, проживающими чуть южнее от них – на Мальдивских островах.

В конце минувшего года одна провластная газета Мальдивской республики назвала Китай «новым лучшим другом», а Индию – «вражеским государством» (!). Это вызвало серьезный скандал, президенту Ямину пришлось даже дезавуировать заявление заговорившихся публицистов. Но оппозиция ухватилась за этот казус, принялась громко говорить о необходимости восстановления дружеских отношений с северным соседом, а Нашид и вовсе попросил Дели вмешаться и послать войска.

Индия – в противовес Китаю – стремится взять под контроль зону Индийского океана. В 2015 г. она поставила в строй военную радиолокационную станцию на острове Маэ, входящем в Сейшельские острова. Индийский проект предусматривает строительство целой сети таких РЛС на Шри-Ланке, Сейшелах, Маврикии и – да, и на Мальдивах тоже. Таким образом, крохотные по территории и народонаселению Мальдивские острова, которые представляются нам не более чем туристическим раем, имеют немаловажное стратегическое значение, и за них может развернуться нешуточная борьба, в которую втянут, «майданизировав» его, местное население.

И если кто-то и экспортирует майдан на Мальдивы, то это точно не Украина, а скорее Индия и Соединенные Штаты, желающие «сдержать» экспансию Китая.


Загрузка...
Загрузка...

Забудьте о «Джавелинах»...

Политика Путина демонстрирует: он продолжает действовать так, словно развал...

Жаркая политическая осень в Молдове

Несмотря на то, что конкретная дата парламентских выборов ещё чётко не определена,...

В мемуарах Керри нашлось место для Украины

«Путин максимально придерживал карту Украины, поскольку считал этот вопрос очень...

Цейтнот и пат: каждому свое

Единственный выход для Кремля — вернуть Вашингтон на сирийскую сцену

Я жил в стране щенков и радуги

Уважаемый губернатор Дин*, вы недавно — со скепсисом — прокомментировали в Twitter...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка