Электронная республика: иранские стартапы в условиях санкций

№1-2(849-850) 5 — 18 января 2018 г. 10 Января 2018 0

Офис интернет-провайдера в Тегеране

Беспорядки в Иране стали большой неожиданностью для многих, потому что и в медиа, и среди обывателей, и даже у части политиков нередко доминирует стереотипное, гротескное представление об этой стране. Поэтому прежде чем давать политические прогнозы и анализировать перспективы протестного движения, стоит понять: прежние представления об иранском экономическом, политическом, информационном и технологическом ландшафте сильно устарели и нуждаются в обновлении. Например, Иран вкладывает заметные ресурсы в развитие самых современных технологий — и достигает на этом пути заметных успехов. Об этом — статья из американского авторитетного журнала Foreign Affairs, опубликованная еще 31 октября 2017 г.

Инновационный бизнес может оказать заметное влияние на ситуацию в стране — в том числе и как локомотив внутренних реформ. С другой стороны, государство использует самые актуальные технологии для тотального контроля информационного пространства и ограничения возможностей для самоорганизации протестных движений. Понимание важности данных процессов — один из ключей к реалистичной оценке происходящего сегодня в Иране.

***

Всего за два минувших месяца иранским кибернетическим активистам удалось затмить сомнительную славу боевиков ИГИЛ. В октябрьском выступлении президент США Дональд Трамп пригрозил «отменой» ядерной сделки с Тегераном, упомянув об угрозе иранских кибернетических атак. А в сентябре американское министерство финансов ввело санкции в отношении 11 иранских юридических и физических лиц — за «преступную киберактивность».

Тогда же компания FireEye, специализирующаяся на обеспечении сетевой безопасности, заявила: хакерская группировка APT33 (вероятно, действующая по заданию иранского правительства) наносит киберудары по аэрокосмическим предприятиям США и Саудовской Аравии как минимум с 2013 г. Компании Apple и Google за две недели августа и сентября, по примеру коллег отказавшихся оказывать услуги Тегерану в соответствии с введением Вашингтоном санкционного режима, удалили из своих онлайн-магазинов иранские приложения.

Спонсируемые иранцами кибератаки — зловещая оборотная сторона индустрии высоких технологий. Но сложившуюся ситуацию можно оценивать и с иной точки зрения: защиту американских учреждений и ведомств от ударов хакеров обеспечивают те самые решения, что лишают рядовых иранцев возможности пользоваться всеми благами современных сервисов — от вызова такси по смартфону до заказа продуктов и одежды в интернете. И иранские компании сегодня активно пытаются заполнять образовавшийся вакуум.

Эволюционное развитие

Непростой процесс эволюции иранской индустрии технологических стартапов осложняется непостоянством интереса инвесторов и уровня правительственной поддержки. В прошлогоднем «Обзоре науки, технологии и политики», подготовленном конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), отмечается, что политика Исламской Республики в отношении науки, технологии и инноваций с начала 90-х пережила три стадии эволюции.

На протяжении первых двух этапов (с 1990-го по 2000-й и с 2000-го по 2010 г.) страна совершенствовала систему высшего образования и академической науки — росло число исследовательских учреждений и проектов по разработке новых технологий.

А третий период, по мнению экспертов ЮНКТАД, характеризуется «переходом к модели инновационной экономики знаний», принятием законов в поддержку деятельности высокотехнологичных компаний, повышением уровня конкурентоспособности и степени защищенности прав интеллектуальной собственности.

Переход Ирана на рельсы «экономики знаний» (даже несмотря на зачаточное состояние этого процесса) в сочетании с отсутствием конкуренции, спровоцированным международными санкциями, стимулирует всплеск предпринимательской активности в стране.

Благодаря принятому в 2010 г. закону в Иране учрежден Фонд инноваций и процветания» для содействия строительству технологических комплексов. Создан «Рынок интеллектуальной собственности», где предприниматели могут продавать свои патенты, а также ратифицирован закон об устранении барьеров, препятствовавших развитию конкурентоспособного производства. И эти проекты уже приносят свои плоды.

В прошлом году иранская «Организация по ценным бумагам и биржам» выдала лицензии пяти венчурным инвесткомпаниям — Sarava Venture, Arman Development Fund, Partian Venture Capital Fund, Royan Persian Health Fund и Yekom Arman Fund. Иран сделал очередной шаг на пути к достижению поставленной высшим руководителем Али Хаменеи цели — к 2025 г. Тегеран планирует выделять на развитие инновационных предприятий 20% доходной части госбюджета.

Шестой пятилетний план развития Ирана, охватывающий период с 2016-го по 2021 г., обязывает центральный банк страны расходовать не менее 10% имеющихся в его распоряжении ресурсов государственных банков и правительственных финансово-кредитных учреждений на обеспечение работы недавно созданного Фонда трудоустройства и предпринимательства. В плане предусмотрено и профессиональное обучение молодых выпускников вузов азам ведения бизнеса: частным работодателям, участвующим в программе стажировки выпускников, государство гарантирует освобождение от отчислений страховых взносов сроком на два года.

Подобные инициативы повышают уровень доверия бизнесменов к стране. Это подтверждается фиксируемым в последнее время ростом предпринимательской активности, а также всплеском количества поданных патентных заявок. Но Иран вступает в переходный период практически с нуля. Новая политика принесла уверенность в способности государства защищать права интеллектуальной собственности. Но новизна законов в сочетании с еще действующими препятствиями для притока иностранных инвестиций (в мощных странах региона — например, ОАЭ или Катаре, подобных барьеров давно нет) все так же обеспечивает предпринимателей других стран конкурентным преимуществом.

В 2015-м в рейтинге предпринимательской активности Иран занял последнее место среди 14 стран Ближнего Востока и Северной Африки (а в целом в мире — 94-е из 130 позиций). Тем не менее, по данным глобального индекса предпринимательства GEI, публикуемого Институтом глобального предпринимательства и развития GEDI, по темпам прироста этого сектора Иран сегодня лидирует.

Экономика сопротивления

Наращивание объемов госинвестиций в частный сектор может вызывать тревогу у тех, кто опасается чрезмерного влияния Корпуса стражей исламской революции на этот сектор экономики. В конце концов, КСИР (за пределами Ирана заработавший репутацию активного участника региональных конфликтов и программы ядерных исследований) все так же остается главным бенефициаром многих частных компаний. А контракты на подряды во множестве сфер (от образования и торговли до строительства и сельского хозяйства) нередко заключаются именно с принадлежащими КСИР предприятиями и их дочерними структурами.

Тревогу может вызывать и то, что некоторые из крупнейших технологических компаний в последнее время берут на вооружение риторику КСИР. К примеру, руководство стартапа Digikala, одного из лидеров местной электронной коммерции и, пожалуй, крупнейшего интернет-магазина страны, заявило о готовности воплощать в жизнь политику «экономики сопротивления».

Именно этим термином в КСИР чаще всего оперирует в ходе дискуссий о характере развития иранской промышленности. Вряд ли стоит удивляться июньской встрече члена совета директоров Digikala с министром промышленности, горнодобывающей отрасли и торговли для обсуждения возможностей регионального развития.

Естественно, главная задача экономики сопротивления (достижение самодостаточности) относится к реализации проектов самого широкого спектра, и многие из них вообще никак и ничем не связаны с КСИР.

На текущий момент складывается впечатление, что целью правительства, активно участвующего в реализации частных проектов и создающего смешанные государственно-частные программы партнерства, является оказание помощи предпринимателям — финансовыми и техническими ресурсами, усилением защиты прав интеллектуальной собственности и сокращением числа регуляторных законов.

Примечательно, что в законе об оказании поддержки компаниям/организациям сферы экономики знаний и о коммерциализации инноваций и изобретений четко оговорено — такие предприятия (а в их число входят и многие технологические стартапы) освобождаются от уплаты налогов.

Местные бизнес-инкубаторы (в т. ч. два крупнейших — Avatech и DMOND) уже заключили договора о партнерстве с местными университетами, выступают спонсорами хакатонов, открывают офисные коворкинг-центры и проводят курсы для будущих основателей стартапов.

Да, КСИР сохраняет масштабное влияние на многие традиционные сектора иранской экономики, но стартапы — представители принципиально новой индустрии. Лидеры технологических компаний мечтают о выходе на международные рынки и доступе к иностранным источникам финансирования, а предприниматели жаждут воспользоваться всеми возможностями, открывающимися благодаря правительственным реформам, нацеленным на увеличение объемов внутреннего потребления. Вряд ли они готовы потерять иностранные инвестиции из-за сотрудничества со структурами, наносящими ущерб делу дальнейшего развития частного сектора (и эту точку зрения разделяет даже политическое руководство страны).

В то же время многие члены иранского парламента, в особенности представители районов с высоким уровнем безработицы, кровно заинтересованы в том, чтобы обеспечиваемые частным сектором бюджетные поступления направлялись на удовлетворение нужд их избирателей.

Парламентарий Абдулреза Месри подчеркивает особое значение бизнес-инкубаторов в деле сокращения безработицы. Он, в частности, с возмущением отозвался о практике кредитования открывающих новые предприятия бизнесменов под 18% годовых, требуя справедливых условий для развития производства и повышения конкурентоспособности. И такие заявления говорят о том, что стартапы (если, конечно, убрать все барьеры, препятствующие их выходу на рынок) способны сыграть позитивную роль в диверсификации частного сектора, все еще монополизированного малочисленной группой игроков.

Открытость для иностранных инвестиций

Примерно через месяц после того, как Apple и Google убрали иранские приложения из фирменных онлайн-магазинов, лидеры бизнес-сообщества, венчурные инвесторы и высокопоставленные европейские политики проявили живой интерес к изучению возможностей ведения бизнеса в Иране, приняв участие в проходившем 3—4 октября в Швейцарии IV Форуме «Европа—Иран».

Мероприятие носило главным образом информационно-ознакомительный характер, но представитель внешнеполитического ведомства ЕС Хельга Шмидт воспользовалась возможностью, чтобы вновь заверить собравшихся в готовности Евросоюза соблюдать все положения Совместного всеобъемлющего плана действий.

Лидеры евробизнеса обсуждали сотрудничество во всех сферах — от проектов интеллектуальной логистики и туризма до финансовых услуг и розничной торговли. Руководители частных иранских инвестиционных фирм изучали возможности партнерства с европейскими инвесткомпаниями с целью выхода на рынки венчурного капитала.

И всего через несколько дней после завершения форума итальянская компания по управлению финансовыми активами Azimut анонсировала заключение соглашения о приобретении 20% акций Mofid Entekhab, крупнейшей независимой инвесткомпании Ирана.

Тем временем MTN (ЮАР), Pomegranate (Швеция) и Indigo (Остров Мэн) уже вкладывают инвестиции в развитие технологического сектора. Они считают его чрезвычайно привлекательным благодаря широкому охвату населения мобильной связью и доступом к интернету, слабой конкуренции со стороны владельцев ведущих цифровых платформ и практически нераскрытому потенциалу страны, долгие годы находившейся в изоляции.

И эти компании не только сотрудничают с иранским правительством, но и играют роль противовеса влиянию государства на экономику. К примеру, фирма, владеющая мобильным приложением совместных поездок на такси Snapp, финансируется Irancell — совместным предприятием, открытым южноафриканским телекоммуникационным гигантом MTN и иранской госкомпанией Iran Electronics Industries.

Иностранные фирмы уже демонстрируют решимость вкладывать средства в Иран — даже несмотря на угрозу репрессий со стороны США. И эта готовность, скорее всего, не уменьшится, особенно если Соединенные Штаты так и не научатся отличать враждебные силы от структур, вносящих позитивный вклад в дело диверсификации частного сектора.

Индустрия высоких технологий Ирана переживает период роста, стимулируемый активностью множества высококвалифицированных новаторов и принятием законов, способствующих формированию здоровой конкуренции в рамках частного сектора.

Но полноценное развитие иранской экосистемы стартапов сдерживается неравномерностью практического внедрения упомянутых законов и неопределенностью в вопросе доступа к иностранному финансированию. Это особенно очевидно на фоне успехов региональных лидеров — ОАЭ и Катара.

Сохранение тренда, забуксовавшего из-за пересмотра Вашингтоном целесообразности дальнейшего действия Совместного всеобъемлющего плана действий — продолжения программы внутренних реформ, и борьба за доверие иностранных инвесторов — это все, что необходимо Ирану для завоевания статуса регионального лидера в сфере высокотехнологичных инноваций.

Foreign Affairs 31 октября 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Эмили БЁРЛИНГХАУС,
Исследователь Вашингтонского института политики Ближнего Востока (WINEP), аналитик Института региональных и международных исследований Американского университета Ирака (IRIS AUI).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Иран наращивает производство сталепроката

В планах иранских производителей — к 2025 г. стать шестыми в мировом рейтинге

Власти Ирана разблокировали Telegram

В субботу, 13 января, Тегеран принял решение снять ограничения на приложение Telegram

СМИ: В Иране задержан экс-президент страны

По сообщениям выходящих в Лондоне арабских СМИ, в Иране задержан бывший президент...

Эксперт: катализатором иранских протестов стали в...

При этом правительство может похвастаться экономическими достижениями

Из-за протестов в Иране власти заблокировали Telegram и...

Власти Ирана заблокировали социальную сеть Instagram и приложение для обмена сообщениями...

В Иране третий день не утихают протесты

Антиправительственные протесты в Иране проходят в нескольких городах страны. За...

Загрузка...

Первый год Трампа: ко второму сроку на волнах...

Разговоры об импичменте Трампа могут смениться рассуждениями о мрачных последствиях...

Ливан: будущее лишенной смысла миссии

Правительство страны боится, что более решительные действия миротворцев...

Роль Китая в совершенствовании миротворческих...

Благодаря солидным ресурсам и огромной заинтересованности в сохранении глобальной...

Украинские дома поедут во Вьетнам

Наблюдение за экологией Таджикистана обеспечит украинская компания Софтлайн ИТ. Она...

Президент с кнопкой

В Молдове 2017 г. был отмечен жестким противостоянием между президентом Игорем...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка