Европа как периферия Евразии

№27(913) 5 — 11 июля 2019 г. 04 Июля 2019 4.6

Жаркий июнь-2019 до предела был насыщен мировыми политическими событиями, непосредственно касающимися и Украины. Это и возвращение России права голоса в ПАСЕ, и события в Молдове, и визиты украинского президента в Париж и Берлин. Завершился месяц двухдневным саммитом G20 в Осаке, который большинством аналитического бомонда (преимущественно либерального толка) на Западе и в России прогнозировался как неэффективный и даже бесполезный.

Прогнозы не оправдались, саммит в Осаке был интересным, там состоялось несколько непредвиденных по результативности встреч мировых лидеров. И саммит заслуживает отдельного разговора, поскольку произошедшие на нем события, несомненно, окажут влияние на дальнейшую мировую политику. Можно сказать, что саммит в Осаке внес как бы второе дыхание в ослабевшее G20, которое называют также мировым правительством.

Между тем в США продолжается президентская избирательная кампания.

А в Украине чуть больше двух недель до голосования на досрочных выборах в ВР. Если сформулировать коротко, то главное содержание этой кампании — дальнейшая дискредитация старого украинского политикума со стороны новых (неизвестных нам еще до конца) политических сил, стремящихся занять их место. Но парадокс настоящей политической ситуации в том, что этого старого места, которое они хотят занять (многие просто по привычке), в том виде, в котором оно существовало, уже нет. Местопребывание разрушено фактически до основания. И в ВР, и в украинском политикуме.

Юмористы и футболисты — кто только не пытается пробиться в Раду девятого созыва. За 424 места в парламенте поборется несколько тысяч человек. Кандидаты, упорно и азартно туда стремящиеся, еще не понимают, что стремиться, собственно, некуда.

Но с каждым днем что-то понимающих будет становиться все больше. За оставшееся время до выборов необходимо было бы подготовить новое (хотя бы временное) жизнеспособное здание, иначе досрочные выборы окажутся бессмысленными. Это задача трудная, но вполне выполнимая — при условии понимания ее необходимости со стороны в первую очередь старого, уходящего состава ВР. Надежда эта маленькая, но она еще есть. В этом заинтересованы больше всего именно уходящие депутаты, поскольку может оказаться, что многим из них уходить просто будет некуда (если иметь в виду сохранение пенсий, льгот и прочих депутатских вкусностей).

Дискредитация же старого политикума непременно будет закончена — и это может оказаться единственным положительным моментом в данной избирательной кампании. А куда двигаться после этого, никому пока не известно. Сохранить старый политический курс (движение, которое декларирует и фактически проводит новая власть) не удастся им по многим причинам. К тому же новая власть еще только входит во власть, и удастся ли это в полной мере, тоже неизвестно.

По мере вхождения во власть новой команды мы многое еще узнаем о новой силе, оказавшейся наверху украинского политикума, а она многое узнает о реальном инструментарии власти. Остатков власти. И чем быстрее позитивно завершатся оба этих параллельно идущих процесса узнавания, тем больше будет шансов на успех и для новой политической силы, и для страны в целом.

Обычная схема овладения властью любой политической силой предполагает вначале ее довольно длительную осаду. Лишь после этого происходит штурм — на выборах. На первом этапе битвы фиксируем несомненное психологическое (юридическим это назвать нельзя) превосходство на стороне атакующей стороны. Заодно битва отвлекает внимание от нарастающих экономических проблем — главного, чем должно было бы заниматься правительство. По крайней мере, мы наивно этого от него ожидаем. Отсюда открывается широкая дорога. И мы точно знаем, куда она нас может привести. Вероятнее всего, снова имели место какие-то политические договоренности, которые не могут быть долговечными по определению.

С Владимиром Зеленским все произошло совсем иначе. Никакой осады старой власти, никакого ее штурма — власть просто рухнула еще до выборов. Крушение было настолько неожиданным и для самой власти, и для всего политикума, что последний до сих пор не может прийти в себя. Не пришла в себя и страна. Крушение власти было неожиданностью и для самого победителя, который тоже не может до сих пор прийти в себя.

Павшая власть столько невероятных сил и средств вложила в президентские выборы, что, в принципе, она нисколько не сомневалась в своей победе — не мытьем, так катаньем. Несмотря на высокий антирейтинг, несмотря ни на что, была уверена, что деньги свои она тратит совсем не зря.

Порошенко до сих пор предпринимает значительные усилия для сохранения каких-то своих позиций во власти, хотя дело это уж совсем безнадежное. Он просто не понимает, что в украинском политикуме он уже никому не нужен. Но он не может поверить, что и многие его соратники, и его европейские друзья уже отвернулись от него.

Лидер партии «Европейская солидарность» Петр Порошенко усматривает признаки российского реванша в том, что президенты США и России обсуждали Украину на саммите G20 без ее ведома и участия. Об этом он заявил в Тернополе во время представления своей команды. Порошенко: «Нарушение принципа «ничего об Украине без Украины» — часть российского реванша».

Он напомнил, что ранее перед любыми контактами с Москвой европейские и американские партнеры Украины согласовывали позицию с украинскими властями, после чего их подробно информировали об итогах встречи с российским президентом Владимиром Путиным. Порошенко: «Встреча президентов США и России на саммите «большой двадцатки» в Японии — первая, перед которой никто так и не позвонил в Киев. И отсутствие звонка — это очень тревожный звонок всем нам, а не только новой власти». Это действительно тревожный звонок. Для него. И это не первый, а — выражаясь театральным языком — третий звонок.

В Европе тоже еще не выработали полную формулу политической реакции на крушение выстроенной Порошенко власти. И реакции на последствия, которые непременно будут и для страны, и для Европы, поскольку крушение украинской власти — это не какой-то единичный акт, а процесс, который только-только начался. И он не скоро остановится. Отношение Европы к украинским проблемам существенно изменилось. А к Петру Порошенко оно тем более изменилось, и далеко не в лучшую для него сторону.

Но процесс уже пошел и в Европе. Возвращение России в ПАСЕ, события в Молдове — это все звонки, что ситуация повсюду меняется. И это тоже не что иное, как реакция политикума Европы на крушение (неожиданное, в общем-то) украинской власти. Исторически же ведь сложилось так, что вся украинская власть была сосредоточена именно на президенте Порошенко. Отмена судом в Киеве переименования проспектов в честь Бандеры и Шухевича — еще месяц назад казалось совсем невозможным, но это тоже происходит в этом процессе.

Между тем, оказавшись без головы, украинское бюрократическое тело по-прежнему занимает властные кабинеты. Для многих во властных структурах это звездный час — делай что хочешь. Сумеешь воспользоваться им с пользой для своей карьеры, для своей семьи — хорошо. Только для удовлетворения давних затаенных желаний — тоже неплохо. Все равно звездный час. Когда еще новая власть сможет взять все под контроль — может, никогда. Не всякая власть, называемая властью, сумеет стать таковой по существу.

В Осаке тем временем завершился двухдневный саммит G20. Напомним, что 28 июня президент Соединенных Штатов Дональд Трамп и его российский коллега Владимир Путин во время встречи на полях саммита G20 обсудили ситуацию в Украине, Сирии и Венесуэле, а также обострение в отношениях с Ираном.

Порошенко тоже у себя в ФБ строго критиковал встречу президентов России и США на G20. А также тот факт, что они обсудили Украину без ее (и его) участия. Дескать, впервые за пять лет Вашингтон не согласовал позицию с Киевом перед встречей с Москвой. Ну, хотя бы сообщили, о чем там речь касательно Украины шла — ведь почти полтора часа говорили. И о дальнейшей судьбе пятого экс-президента наверняка могла идти речь. И никакой информации для друзей. Или уже не друзья?

На итоговой пресс-конференции Путин заявил, что вопреки скепсису форум подтвердил свою востребованность. Российский президент также назвал переговоры с Трампом деловыми и прагматичными. Мы понимаем, что не стал бы Путин называть переговоры деловыми и прагматичными, если бы они не были результативными. Вообще бы никак не называл. Значит, о чем-то существенном они за полтора часа все-таки договорились.

С Ангелой Меркель президент РФ тоже обсудил урегулирование ситуации на Украине и в Сирии. Нас-то больше всего, понятное дело, именно урегулирование на Украине беспокоит. Петра Порошенко — тоже, но больше о собственной судьбе.

Во время визита во Францию Зеленский получил от президента Макрона категорический отказ в ответ на просьбу поддержать Украину в Совете Европы. Более того, президент Макрон четко заявил: Франция будет делать все для снятия санкционного давления с России в ПАСЕ. Проблема с Россией (с ее отсутствием в ПАСЕ) для европейцев важнее тех взносов, которые она платит. Проблемы гораздо глубже и шире.

Взносы России в ПАСЕ для Европы действительно сущая мелочь. Но по сути фактического выхода РФ из ПАСЕ обнаружилась любопытная (и не очень приятная) вещь: Европа без участия России в европейских делах, очевидно, становится периферией Евразии. Она периферией Евразии все равно когда-нибудь станет, но с выходом России из ПАСЕ (и уходом от европейских проблем) это произойдет быстрее. Гораздо быстрее. И все нынешние проблемы Украины, и все проблемы новой власти (пытающейся идти старым курсом) — в непонимании нового геополитического мироощущения Европы, изменившегося не в последнюю очередь в результате крушения старой украинской власти. Европой же, к слову сказать, фактически поставленной, и за это в какой-то степени Европа должна быть ответственна. Ну, и стремления Европы сохранить свое привычное привилегированное место в мире.

Ведь две страны — Китай и Индия — осуществляют (это по самым скромным подсчетам) более половины мирового промышленного производства. И этот факт не может не отражаться на динамике происходящих в мире перемен. Тихоокеанский регион не может больше довольствоваться ролью глобальной периферии и будет неизбежно выстраивать собственную глобальную иерархию, которая будет вступать (уже вступает) в противоречие с западной глобальной иерархией.

Но поставленные Евросоюзом цели — остановить трансформацию Европы и прекратить выплаты Штатам — вряд ли будут достигнуты. Трансформация Европы (да и мира) — объективный процесс, в основе которого лежит переход к новому (нелиберальному) мироустройству. Мир продолжает оставаться пока глобализированным, а спасает глобализацию от полного краха только возможность роста, открывшаяся в Тихоокеанском регионе. Эпицентр мирового развития переместился туда из Атлантики. Как ранее он переместился в Атлантику из бассейна Средиземноморья.

Однако возможности роста в Тихоокеанском бассейне тоже не бесконечны. Исчерпание возможностей роста может наступить там гораздо ранее, чем мы думаем. Тогда мир встанет перед новыми принципиальными цивилизационными проблемами не только развития мира, но и просто выживания.

И, наконец, о распущенной Раде. В юридическом аспекте в парламенте создан прецедент (технологический инструмент) «нам можно все». Но, кроме юридического аспекта, существует еще этика европейской демократии. Любая ветвь власти (в т. ч. и законодательная) может действовать исключительно в рамках своих полномочий. Однако в данном случае выход за границу закона, за границу регламента, за границу парламентской процедуры может довести ситуацию до полного абсурда. Можно даже постановлением ВР создать единую поместную церковь (в обмен на какое-то другое голосование). Этические и правовые запреты отменены, когда всем «прозрачно и демократично» рулит политическая целесообразность.

И в заключение. Украина продолжает оставаться эпицентром мирового кризиса, к которому Европа относится крайне осторожно, поскольку кризис этот служит источником негативных импульсов, заставляющих европейцев менять политику в отношении не только Украины, но главным образом в отношении России. Какая политическая сила сможет оседлать этот кризис и использовать в своих политических интересах, пока сказать нельзя. Ясно только, что из участвующих в кампании партий оседлать этот кризис не сможет никто. И никто даже не ставит такой цели.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Сад длиною в жизнь

Китайские власти всячески поощряют волонтерские проекты, а местные СМИ делают их...

Польша готовит трибунал над ОУН-УПА?

Выпячивание национализма, явно противоречащего европейским ценностям, не...

Стройка на безымянных останках

История урочища Куропаты должна стать предметом изучения иностранных исследователей,...

Внешней политики без местной не бывает

Говорят, внешняя и внутренняя политика идут рука об руку, и это было очевидно...

Северокорейские СМИ с восторгом описывают...

Неоднократные встречи главы КНДР и президента США, если не будет заметного прогресса,...

Молдовский сценарий для Украины

Порошенко из власти должен быть устранен окончательно. И политическими, и...

Загрузка...

Искра и пламя

Лидеры правящей партии «Грузинская мечта» вляпались в очередную скверную...

Молдова освободилась от олигарха

В Молдове произошел демонтаж олигархической власти, и острой фазы конфликта и...

Кто победил во Второй мировой? Во Франции все меньше...

Отсутствие Владимира Путина на грядущем праздновании лидерами ведущих держав дня...

МИД Венгрии: «Нет уверенности в поставках российского...

При отсутствии уверенности в бесперебойной поставке энергоносителей в следующем году...

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Украине Ду Вэй:...

В последнее время обостряются торговые трения между Китаем и США, что привлекло...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка