Информационный терроризм: как хлеб насущный за кислород принимают

№40(836) 6—12 октября 2017 г. 05 Октября 2017 5

«Паблисити может служить кислородом для террористов, но освещение новостей остается хлебом насущным свободы».

Кэтрин ГРЭМ, руководитель Washington Post (1963—1991), «первая леди вашингтонской журналистики», лауреат Пулитцеровской премии

«Терроризм и СМИ: пособие для журналистов», выпущено в 2017-м экспертами ЮНЕСКО

Любопытно, но перипетии уголовного процесса по делу Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина — двух украинских граждан, обвиняемых в пособничестве терроризму, почти два года оставались как бы за кулисами медийного пространства нашей страны. Конечно, фабулу дела и его фигурантов обсуждали в социальных сетях и на политических форумах. Одни откровенно ликовали («давно пора»), другие робко возражали («а как же свобода слова?»), но ведущие СМИ явно не уделяли должного внимания необычному для страны судебному разбирательству. И только крайне суровый приговор в итоге пробудил интерес к информационным «террористам».

Атипичного в деле немало, и перечень не ограничивается вольностями трактовки закона и карательной сутью избранной формы наказания. Отдельного упоминания достойно совершенно нехарактерное молчание уполномоченного Верховной Рады по правам человека, правозащитных организаций и разных международных структур, традиционно уделяющих подобным делам пристальное внимание.

Удивляет позиция украинского омбудсмена, а точнее — полное ее отсутствие (если не считать сообщения о том, что 27 октября 2016 г. «представителей мониторинговой миссии ОБСЕ и представителя по правам человека от Лутковской вытолкали из зала суда»). А ведь кому, как не уполномоченному по правам человека, следовало бы неустанно напоминать отечественным правоохранителям и представителям судейской системы о необходимости соблюдать общепринятые стандарты.

И для этого есть все возможности: на сайте украинского омбудсмена в разделе «Законодательство: международные стандарты» есть ссылка на уместные в данной ситуации «Йоханнесбургские принципы национальной безопасности, свободы выражения мнения и доступа к информации»*. Как же можно не задаться вопросом, удалось ли украинской Фемиде в полной мере соблюсти принцип 6, гласящий:

«Согласно принципам 15 и 16, карать за выражение собственного мнения как за угрозу для национальной безопасности возможно, только если правительство способно продемонстрировать:

a) что выраженное мнение преднамеренно направлено на разжигание неминуемого насилия;

b) что оно способно спровоцировать разжигание подобного насилия;

c) наличие прямой и непосредственной взаимосвязи между данным высказыванием и вероятностью (или возникновением) такого насилия».

Впрочем, оказавшиеся на скамье подсудимых украинцы могли просто не доверять отечественным правозащитникам, рассчитывая лишь на широкий резонанс неоднозначной судебной баталии за рубежом, помощь международных организаций и — в далекой перспективе — оправдательный вердикт ЕСПЧ. Но ход событий говорит о беспочвенности таких надежд.

Отмашки не было?

Недоумение вызывает тотальный информационный вакуум по делу Васильца—Тимонина на авторитетной площадке Совета Европы — онлайн-проекте «Платформа повышения уровня защищенности журналистики и степени безопасности журналистов». 4 декабря 2014 г. Совет Европы совместно с соучредителями платформы («Репортеры без границ», «Международная федерация журналистов», «Европейская федерация журналистов», «Ассоциация европейских журналистов» и ARTICLE 19) учредили упомянутый проект. Чуть позже к нему присоединились Комитет по защите журналистов, Индекс цензуры и Европейский вещательный союз.

Продвинутая платформа позволяет ее пользователям (по сути всем ведущим авторитетным правозащитным и профессиональным журналистским организациям) публиковать на сайте Совета Европы т. н. «сигналы тревоги» — сообщения о разных нарушениях прав репортеров, зафиксированных на территориях 47 государств—членов Совета Европы, дополняя их свежими новостями в режиме реального времени.

На текущий момент на платформе зарегистрировано 342 «сигнала тревоги» о проблемах журналистов, блогеров и активистов, в том числе 26 подробных сообщений о проблемах в Украине. Тут можно найти имена Шеремета, Гонгадзе, Бузины, описания перипетий Николая Семены и Руслана Коцабы, информацию о депортации из Украины российских и испанских журналистов, о поджоге «Интера», о запугивании сотрудников СМИ и многое другое. Вот только о Дмитрии Васильце и Евгении Тимонине нет ни слова.

Может быть, дело украинцев настолько уникально, что ему просто нет аналогов в международной практике, и авторитетные институты элементарно не готовы адекватно оценивать происходящее? Скорее всего, дело не в этом, ведь структуры, публикующие сведения о нарушении прав журналистов и активистов, а также ведущие СМИ с упоением, глубочайшей тревогой и возмущением описывают злоключения граждан Камеруна, Туниса, Египта, Иордании и Турции, во многом идентичные истории украинских «информационных террористов».

Возможно, влиятельные западные партнеры Украины все еще считают подобные события в нашей стране вполне допустимым косвенным ущербом ее продвижения к европейским стандартам и пока не дают отмашки критикам? Так что официальному Киеву пока нет необходимости опасаться негативной реакции Запада. А ведь сравните: вот как жестко и нелицеприятно отзываются СМИ и международные организации о проблемах пяти упомянутых выше государств.

КАМЕРУН

В апреле 2017 г. военный трибунал приговорил репортера Radio France International Ахмеда Аббу к 10 годам лишения свободы и выплате почти $100 тыс. для покрытия судебных издержек. Журналиста арестовали в июле 2015-го, когда он по заданию редакции RFI освещал ход столкновений с радикальной исламистской группировкой «Боко Харам». Официально репортера обвинили в «пособничестве терроризму», сговоре с двумя представителями «Боко Харам», а также в том, что в его репортажах не было «осуждения терактов».

На судебном процессе Абба пояснил, что найденную в его смартфоне информацию о «Боко Харам», снимки и видеозаписи получал в ходе общения в социальных сетях, а также скачивал в Ютубе исключительно с целью выполнения редакционного задания.

За решеткой до суда он провел чуть менее двух лет, представитель военной прокуратуры добивался высшей меры наказания для репортера, но затем сменил гнев на милость и ограничился требованием о пожизненном заключении. Виновным Аббу признали два из трех судей трибунала.

В RFI уверены, что на судей «оказывалось давление извне», а вердикт вынесен безосновательно, и невинный человек провел в заключении 21 месяц. Адвокаты Аббы подали апелляционную жалобу, но камерунские власти не спешат приступать к ее рассмотрению.

Правозащитники Amnesty International, пишет Voice of America, главной причиной сложившейся ситуации называют принятие Камеруном в 2014 г. скандального закона о борьбе с терроризмом. С тех пор в стране наблюдается явная тенденция — якобы за поддержку «Боко Харам» за решетку брошено свыше 1000 человек. Правительство Камеруна в ответ лишь обвинило Amnesty International в предвзятости.

ТУНИС

26 июня 2015 г. на тунисском курорте Сусе прогремел теракт, унесший жизни 39 человек, и местные власти оперативно «вычислили» виновника трагедии. Им оказался Нуреддин Мбарки, главный редактор частного влиятельного портала новостей Akher Khabar Online. Его обвинили в «пособничестве терроризму» — за публикацию снимка автомобиля, на котором предположительно перемещался исполнитель теракта.

Основанием для обвинения послужил принятый в Тунисе в 2003 г. «далекий от совершенства» закон о борьбе с терроризмом, сообщает Комитет по защите журналистов CPJ. Фото появилось на сайте издания 5 июля, а менее чем через час с редакцией связались правоохранители, потребовавшие удалить снимок. Журналисты выполнили это распоряжение.

На следующий день редактора вызвали на допрос в местную спецслужбу, а затем препроводили в суд. Издатель отказался называть следственному судье источник получения фотографии, и ему тотчас же предъявили обвинение в нарушении статьи 18 закона о борьбе с терроризмом, предусматривающей лишение свободы сроком от 5 до 12 лет за «пособничество террористам». Журналиста освободили, но дело так и не закрыто, а даты судебных слушаний регулярно переносятся, сообщает CPJ.

В декабре 2014-го власти задерживают известного тунисского блогера Яссина Айари за публикацию в Фейсбуке нескольких сообщений с критикой в адрес бывшего министра обороны (за подрыв обороноспособности страны и различные злоупотребления) и ряда чиновников, представляющих партию, пришедшую к власти после «арабской весны». Как и в Камеруне, дело тунисского публициста рассматривалось военным трибуналом. Примечательно, что эта «тройка» осудила журналиста еще в ноябре, заочно приговорив к трем годам лишения свободы. Впрочем, на декабрьском заседании срок был сокращен до года.

«Адвокаты обвиняемого пожаловались на то, что на повторное заседание не допускают прессу, на что председательствующий судья трибунала (гражданское лицо) ответил: «Это вам не суд, это армейская казарма», — так журналисты Al Jazeera описали ход тунисского судилища. В итоге блогера обвинили в «клевете на армию», а срок заключения после апелляции сократили до 6 месяцев. В результате активной международной кампании публицист вышел на свободу после отбытия половины срока.

В апреле 2015 г. правительство Туниса внесло на рассмотрение законодателей проект закона «Об уголовном преследовании за преступления против вооруженных сил», вводящий ответственность за «хулу» в адрес сотрудников полиции и спецслужб. Законопроект, в частности, предусматривает лишение свободы на 10 лет и штраф в $25 тыс. за разглашение неких «национальных секретов». Активистам, оппозиции, правозащитникам и международному сообществу удалось приостановить процесс принятия этого откровенно драконовского закона.

Тем не менее летом 2017-го правительство страны вновь вносит этот документ в парламент. 25 июля 2017 г. 13 авторитетных организаций (в т. ч. Human Rights Watch, Amnesty International, Reporters Without Borders, Всемирная организация против пыток, Международная федерация за права человека, Национальный союз журналистов Туниса) публикуют открытое письмо, адресованное тунисским парламентариям, предостерегая от принятия упомянутого закона.

Тревогу экспертов вызывают драконовские меры: например, за распространение аудиовизуальных материалов, снятых в государственных зданиях, имеющих отношение к системе национальной безопасности, за ведение съемки на местах проведения спецопераций, а также за съемку транспорта, принадлежащего вооруженным силам, предусмотрено два года лишения свободы.

Результатом может стать «заключение под стражу людей, стремящихся раскрыть злоупотребления полиции или публикующих видео и фото, документирующие преступные деяния представителей правоохранительных структур», — пишут правозащитники. Однако законопроект так и не снят с обсуждения.

ИОРДАНИЯ

В 2006 г. принят «антитеррористический закон», среди прочего запрещающий любые «действия, создающие для королевства угрозу враждебных проявлений извне или же способствующие ухудшению отношений королевства с другими государствами», а также предусматривающий наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 20 лет. В 2014-м в упомянутый закон внесены изменения, позволяющие радикально широко трактовать понятие «терроризм», — отмечает Index on Censorship.

В апреле 2015-го за решетку попадает иорданский журналист Джамаль Айюб — за критику действий возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, бомбившей хуситов в Йемене. После публикации его статьи несколькими сайтами публициста обвинили в «ухудшении отношений королевства с другими государствами» и бросили за решетку.

В уголовном кодексе Иордании есть статья 118, предусматривающая уголовное наказание за «содействие ухудшению отношений с другими державами». Ее используют активно. Так, в январе 2015-го под арестом оказались издатель портала Saraya News Хашим аль-Халилди и главный редактор этого агентства новостей Сейф Обейдат — за «пособничество терроризму» и «распространение фальшивых новостей». Их вина состояла лишь в том, что в размещенном на сайте материале они предположили, что власти освободят ранее арестованного иракского боевика, обменяв на заложника. На свободу «информационные пособники террористов» вышли только через три месяца.

ЕГИПЕТ

В августе 2015-го президент Египта Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси подписал новый закон о борьбе с терроризмом, предусматривающий создание специальных судов и обеспечивающий правоохранителей и чиновников беспрецедентным уровнем защиты от диссидентов.

Закон вводит штрафы — от 200 тыс. до 500 тыс. динаров ($25 тыс. — $50 тыс.) — за опровержение официальных правительственных заявлений «путем публикации и распространения фальшивых репортажей» об операциях спецслужб против боевиков. Правозащитники уверены: упомянутые штрафы просто разорят мелкие газеты, а крупные издания будут старательно избегать публикации материалов о действиях спецслужб.

Отдельное наказание — лишение свободы на длительный срок — упомянутый закон предусматривает для представителей СМИ, признанных виновными «в провоцировании или подготовке к провоцированию — как прямо, так и косвенно — террористических актов». Иными словами, штрафы и тюрьма грозят всем, кто публично не разделяет официальную точку зрения правительства.

В итоге «членство» в террористической группировке наказывается 10 годами лишения свободы, «финансирование» террористических организаций — 25 годами или пожизненным сроком, а «пропаганда идей, призывающих к насилию» (под эту статью подпадает создание или использование сайтов для распространения таких идей) карается 5—7 годами тюремного заключения.

За публикацию материала, не соответствующего официальной версии о теракте, журналисту грозит и лишение свободы, и серьезный штраф. В июле 2014 г. трое сотрудников телеканала Al Jazeera (Мухаммед Фахми, Баер Мухаммед и Питер Грест) по обвинению в распространении «заведомо ложной информации и пособничестве терроризму» приговорены к 10 годам лишения свободы. Позже приговор был смягчен до трех лет. По сути репортеры лишь освещали ход акций протестов против свержения президента Мурси в 2013 г.

ТУРЦИЯ

Писатель Ахмет Алтан (слева) и его брат, академик Мехмет Алтан

В июне 2017-го в Турции состоялось первое заседание суда по делу 17 сотрудников газеты Cumhuriyet («Республика»), обвиняемых в пособничестве терроризму. Многим из них (в том числе и популярным в Турции публицистам — братьям Алтан) грозят длительные сроки лишения свободы (до 43 лет и даже пожизненное заключение).

Сотрудников издания обвиняют в подготовке и публикации материалов, «игравших на руку манипуляциям сепаратистов», в оказании помощи членам FETO («террористической организации Фетхуллаха Гюлена» путем написания статей и цитирования сообщений из соцсетей, а также в ведении «асимметричной войны» против руководства страны.

12 из 17 журналистов в ожидании суда девять месяцев провели за решеткой. В основу официального обвинения легли комментарии, оставленные журналистами в соцсетях, а также утверждения о том, что сотрудники издания пользовались приложением для обмена сообщениями с функцией шифрования — Bylock — популярным среди сторонников Гюлена.

По данным Комитета по защите журналистов CPJ, в 2016 г. в Турции за решеткой находился 81 журналист — треть общего количества сотрудников СМИ, арестованных во всем мире.

Как не оказаться в дурной компании

Даже столь краткий обзор ситуации в ряде проблемных — с точки зрения защищенности прав журналистов — государств вызывает серьезную тревогу. В азарте борьбы с террористами (как вполне реальными, так и откровенно вымышленными) многие правительства с легкостью переходят чрезвычайно тонкую грань, отделяющую абсолютно нормальную для любого государства заботу об укреплении государственности и национальной безопасности от совершенно недопустимого скатывания в произвол ради искоренения инакомыслия и политической оппозиции.

Опыт других стран наглядно демонстрирует: отсутствие четкой и жесткой реакции международного сообщества на точечные локальные наступления правительств на права СМИ в вопросе освещения непростых событий чреваты самыми печальными последствиями. Отдельные инциденты очень быстро трансформируются в стройную систему подавления инакомыслия. А с системой бороться гораздо сложнее — даже всем миром.

И чтобы не влиться в ряды членов «элитного» клуба душителей свободы слова, украинскому руководству, вероятно, стоит прислушаться к авторитетному мнению составителей 111-страничного справочника «Терроризм и СМИ: пособие для журналистов», выпущенного в 2017-м экспертами ЮНЕСКО.

«Нет сомнений в том, что СМИ, освещая теракты, обеспечивают их исполнителей паблисити, или, говоря словами легендарного британского премьер-министра Маргарет Тэтчер, «кислородом». «Теракты зачастую проводятся в соответствии с тщательно отработанным сценарием ради привлечения внимания электронных средств массовой информации и международной прессы. Главной мишенью террористов являются зрители, а не реальные жертвы терактов», — еще в 1995 г. писал Брайн Дженкинс, старший советник президента RAND Corporation.

Парламентская Ассамблея Совета Европы уверена: «терроризм не может подрывать ценность свободы слова и информации в СМИ как одной из жизненно важных основ любого демократического общества. Упомянутая свобода обеспечивает общество правом на получение информации по вопросам общественной значимости, в том числе о террористических актах и угрозах, а также об ответной реакции государств и международных организаций на эти теракты и угрозы».

«Свобода СМИ — это инструмент защиты от аргументов террористов», — заявил экс-председатель Генассамблеи ООН Ян Элиассон, выступая на заседании СБ ООН в мае 2016 г.».

«Любые мероприятия в ходе борьбы с терроризмом, направленные на ограничение свободы выражения, правительствам следует осуществлять, памятуя о принципе верховенства права, о недопустимости любых форм произвола или дискриминации. Соответствующие национальные законы следует формулировать с особой точностью, чтобы СМИ имели возможность предвидеть (насколько это позволяют обстоятельства) возможные последствия каждого конкретного поступка. Органам государственной власти необходимо воздерживаться от принятий решений, приравнивающих репортажи СМИ о терроризме к поддержке терроризма, а средствам массовой информации в свою очередь не следует забывать о своей особой роли в вопросе освещения актов террора», — констатируют составители августовского тематического информационного бюллетеня Совета Европы «Свобода слова и терроризм».

* Принципы разработаны и приняты в октябре 1995 г. в Йоханнесбурге группой из 36 авторитетных экспертов из Австралии, Великобритании, Замбии, Израиля, Индии, Кении, России, Северной Ирландии, Сенегала, Совета Европы, США, Франции, Швейцарии, Швеции, Югославии, ЮАР и Южной Кореи.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

«Высокопоставленное» вымогательство или грязная...

В Украине предвыборная президентская гонка только приближается, а в Грузии она в самом...

Новые рабочие места — залог стабильности в зонах...

Канадскую компанию TIU CANADA смело можно считать глобальным новатором в сфере...

Сохранять еврейские кладбища помогает......

Осуществляя аэрофотосъемку территории Западной Украины в 1941 г., пилоты люфтваффе...

Европейские «ниточки» дела Манафорта

К какому выводу подталкивает информация о тайной деятельности «Габсбургской...

Загрузка...

США передали Украине пограничные катера

26 сентября в ходе торжественной церемонии в Балтиморе береговая охрана США передала...

Украина — новый экономический рубеж Европы

Отыскать актуальные и достоверные новости об экономике Украины, инвестициях и бизнесе...

Забудьте о «Джавелинах»...

Политика Путина демонстрирует: он продолжает действовать так, словно развал...

Жаркая политическая осень в Молдове

Несмотря на то, что конкретная дата парламентских выборов ещё чётко не определена,...

В мемуарах Керри нашлось место для Украины

«Путин максимально придерживал карту Украины, поскольку считал этот вопрос очень...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка