Кубик Хельсинки

16 Июля 2018 4.7

Трамп и Путин  - фото RTE

Перефразируя классика «единственно верного учения» -- событие, о необходимости которого так долго говорили... состоялось: в Хельсинки российский и американский лидеры -- Владимир Путин и Дональд Трамп --  провели полноценную встречу, кардинально отличающуюся от прошедшей ранее «на полях» саммита «Большой двадцатки».

Причины длительной задержки очевидны: в бушующей в США антироссийской истерии, которая пересекалась с антитрамповской кампанией, важным (если не главным) моментом были обвинения Трампа в «пророссийскости» -- вплоть до наличия сговора с Кремлем и получения прямой поддержки в ходе избирательной кампании. Все это заставляло нового американского президента (чье положение на первых порах казалось весьма шатким) быть в контактах с Москвой крайне осторожным. Даже его первый телефонный разговор с российским коллегой проходил в присутствии нескольких высших лиц американской администрации. В подтверждение этому была опубликована фотография, что, конечно, выглядело как надзор над непредсказуемым американским президентом, дабы он «не наговорил лишнего».

А после саммита «Большой двадцатки» летом прошлого года американские журналисты так донимали Сергея Лаврова вопросами о возможной неафишируемой встрече Путина и Трампа, что тому не оставалось ничего, кроме как ответить: «Ну, возможно, они пошли в туалет вместе. И это был четвертый раз».

В общем, очевидно, что если бы не внутриполитические проблемы Трампа, встреча состоялась бы уже давно, даже без внятной повестки дня, в «ознакомительных» целях, так, как, к примеру, в июле 2001 г. в Любляне встретились Владимир Путин и недавно вступивший в должность Джордж Буш -- младший. Тот саммит также проходил на фоне прохладных российско-американских отношений, не ознаменовался никакими результатами, а «медовый месяц» между США и Россией начался после 11 сентября, завершившись, когда США решили вторгнуться в Ирак.

Так что нынешнее мероприятие во многом стало возможным благодаря тому, что позиции Трампа внутри собственной страны кардинально укрепились по сравнению с первыми месяцами его президентства, и он более не выглядит, как тогда, связанным по рукам и ногам. Другое дело, что через полтора года встреча не может быть только «ознакомительной», и не только потому, что личное знакомство уже состоялось, но главным образом потому, что за это время возникла своя история отношений, и, нужно сказать, весьма сложная.

Ведь руководство США (и администрация президента, и конгресс) предприняло за этот период ряд крайне резких и чувствительных антироссийских шагов: беспрецедентное санкционное давление, причем не только против российских компаний и топ-фигур, но и против их партнеров в третьих странах, высылка 63 российских дипломатов и закрытие двух российских консульств, активное давление на ЕС с целью не допустить строительства «Северного потока» и т. д.

Насколько эти шаги были вынужденными для Трампа -- в силу внутренних причин, необходимости показать свою жесткость в отношении России, или же они стали следствием невозможности противостоять давлению конгресса и пресловутого «глубинного государства», включая членов собственной администрации, либо же это элемент классической игры на повышение ставок, давление на партнера перед важными переговорами -- сказать сложно. Скорее всего, и то и другое, ведь если нечто нельзя предотвратить, то его нужно возглавить и обратить себе на пользу. А ссылки на оппозицию, внутренние факторы, объясняющие сложность каких бы то ни было уступок (и повышающие их «стоимость»), -- классический дипломатический прием.

В любом случае в такой ситуации лидеры не могли прийти на встречу без неких заготовок и наработок, которые должны стать базой для достижения договоренностей или хотя бы значительного продвижения вперед. И о том, что такая подготовка велась, наглядно свидетельствует недавний визит в Москву помощника президента по национальной безопасности Джона Болтона. Впрочем, далеко не факт, что даже при достижении неких договоренностей они будут сразу обнародованы.

В этом контексте с самого момента победы Трампа на президентских выборах много говорится о «большой сделке», в рамках которой могут быть увязаны компромиссы по всем болезненным темам двусторонней, а правильнее сказать, глобальной повестки дня: северо-корейская ядерная программа, Сирия, Украина, а в последнее время и торговая война, в которую Дональд Трамп ввязался практически со всем остальным миром, за исключением, пожалуй, именно России, поскольку санкции против нее носят в большей степени политический характер.

В такой ситуации наблюдатели особенно пристально изучают заявления и прочие сигналы, исходящие из обоих «станов». И нужно отметить, что Москва в этом плане предельно осторожна: мол, поговорим, обсудим, абсолютно никаких даже намеков, позволяющих судить о ее позиции по тем или иным конкретным пунктам, нет.

А вот Трамп в этом плане проявляет полную противоположность. Как обратил внимание телеканал CNN, Дональд Трамп может найти худое слово для каждого -- для Папы Римского, семьи погибшего американского военного, сенатора Джона Маккейна, репортера-инвалида и других (включая лидеров стран-союзников). Из этого правила есть только одно исключение -- президент России Владимир Путин. На протяжении почти 18 месяцев своего президентства Трамп еще не успел сказать ничего плохого о Путине.

Несколько таких заявлений прозвучало в последние дни на фоне практически публичной перебранки, которую Трамп устроил со своими ключевыми союзниками на саммитах G7 и НАТО (в частности, обвиняя их в том, что они покупают газ у России, а не у США): «Поздравляю президента Путина и Россию с проведением поистине великого чемпионата мира -- одного из лучших в истории!»; «У меня были бы хорошие отношения с президентом Путиным, если бы мы провели время вместе» и т. д. 

А накануне встречи в Хельсинки он и вовсе сделал совершенно беспрецедентную запись в Твиттере: «Наши отношения с Россией никогда не были настолько плохими, и все из-за многолетних безрассудства и глупости США, а теперь и подстроенной «охоты на ведьм». Просто не припоминаю, чтобы накануне сложных переговоров одна из сторон брала на себя (как государство) вину за ухудшение отношений.

Что касается Украины, проблемы  которой два лидера также обсуждали в ходе переговоров, то следует вспомнить особенно тревожные для Киева заявления Трампа об Украине и, в частности, о Крыме, которых в преддверии встречи в Хельсинки он выдал целую вереницу. Так, на вопрос журналистов, признают ли США аннексию украинского полуострова, Дональд Трамп ответил: «Посмотрим». До этого он говорил на ужине с лидерами «Группы семи», что Крым является российским, так как все, кто живет на полуострове, говорят по-русски. Также во время ужина Трамп  интересовался, почему лидеры встали на сторону Украины. Президент США сказал руководителям государств, что «Украина -- одно из самых коррумпированных государств мира». Да и вообще он с пониманием относится к политике Путина в отношении Украины.

Конечно, «недипломатичность» Трампа хорошо известна. Но нет ли в этих заявлениях накануне встречи намека на то, где он наиболее предрасположен уступить в обмен на уступки в других, более значимых для него вопросах? Понятно, что объявления о «разделе мира» никак не стоило ждать по итогам саммита. И, конечно, то, что Трамп и Путин говорили тет-а-тет, еще долгое время будет оставаться предметом гаданий и спекуляций. Поэтому наблюдатели, как дети, которые пытаются собрать элементы кубика Рубика, ориентируясь на цветовую гамму его граней, пытаются понять реальные итоги встречи по малейшим оттенкам сказанного и того, как это было сказано, во время совместной пресс-конференции по окончании переговоров.

Впрочем, и саму вероятность заключения «большой сделки» в Хельсинки можно было заранее отнести к разряду конспирологии. Слишком много в ней сложных составляющих, и не настолько всемогущи на данном этапе сами хельсинкские переговорщики, чтобы реализовать самые смелые договоренности. Скорее речь шла о постепенном налаживании отношений, контурах будущих соглашений, о поиске компромисса там, где его проще найти (или где он сегодня наиболее злободневен).

Таким местом, судя по всему, стала Сирия. О ней говорилось много обоими президентами. И, как можно судить из заявлений, речь идет о ситуации на юге несчастной страны, где США и Израиль обеспокоены тем, что при наступлении проправительственных сил в прилегающих к Голанским высотам районах могут обосноваться иранцы и подразделения подконтрольной им «Хезболлы». Судя по всему, Москва приняла эту обеспокоенность. При этом нужно понимать, что и ее не очень устраивает усиление в Сирии иранских позиций.

Вкупе с другими заявлениями Трампа последнего времени можно сделать вывод, что США более не настаивают на уходе Башара Асада. Очевидно, контуры окончательного урегулирования Россия и США видят если не  в восстановлении политического единства страны, то в разделе на зоны влияния при сохранении ее формальной целостности. Но характерно, что формат заявлений Путина и Трампа свелся к озвучиванию позиций, но не к объявлению о каких-либо договоренностях (что не означает, что их не было). Это касается не только Сирии, но и вообще «всего». Фраза «Мы договорились» не прозвучала ни разу, даже когда речь шла о восстановлении двусторонних контактов.  

Тем не менее можно констатировать с большой долей уверенности, что взаимопонимание между двумя лидерами действительно есть (не зря «Нью-Йорк Таймс» накануне мероприятия в Хельсинки назвал его «встречей родственных душ»). Но, естественно, взаимопонимание отнюдь не означает совпадение позиций по всем вопросам, а главное, пресс-конференция показала, что «проблемы», которые мешают Трампу продвигаться в американо-российских отношениях, хоть и ослабли, но никуда не делись. С ними были связаны вопросы, которые задавали американские журналисты, и им американский президент посвятил едва ли не львиную долю своего «хронометража». При этом ни одной нападки в адрес России, Владимира Путина, несогласия с теми или иными его действиями Дональд Трамп не высказал и в этот раз -- в отличие от его жесткой  риторики на предшествующих Хельсинки встречах с главами государств -- членов НАТО или в ходе его визита в Лондон.

А вот его российский визави --создалось такое впечатление -- просто подыгрывал коллеге. Так, именно Владимир Путин сообщил, что Дональд Трамп поднял вопрос сохранения украинского транзита газа (на что со стороны российского президента последовала ремарка, что Россия готова рассматривать этот вопрос при разрешении спора хозяйствующих субъектов в Стокгольмском арбитраже), а также что РФ исходит из того, что Дональд Трамп и администрация США не признают присоединение Крыма к России.

Владимир Путин также сообщил, что в ходе переговоров обсуждалась украинская тематика, и обратил «внимание на важность добросовестной реализации Минских договоренностей. Соединенные Штаты могли бы решительней настаивать на этом и настраивать украинское руководство на эту работу». И нужно отметить, что это все (и упомянутые выше транзит газа и Крым), что говорилось на пресс-конференции о нашей стране (и только в интервью «Первому каналу» после саммита Путин подчеркнул, что у американского коллеги есть интересные предложения относительно юго-востока Украины). Президент же США вообще не упомянул о ней ни одним словом -- и это очередной тревожный звонок для Киева.       

Значит ли это, что украинская тема оказалась на периферии тематики переговоров в Хельсинки, или стороны просто решили ее подробно не поднимать в публичной плоскости, гадать на кофейной гуще не стану. Но что можно однозначно сказать по заявлениям Трампа накануне встречи и его молчанию на пресс-конференции, так это то, что Украина для него не в приоритете, это не та позиция, которую он намерен предельно жестко «удерживать». Скорее подтверждается, что для него это больше пункт для торга.

Во всяком случае, молчание Трампа вполне можно трактовать как свидетельство того, что здесь он готов на «непопулярные» (для западной общественности) решения. Другой вопрос -- насколько далеко эти решения могут зайти и каким ресурсом располагает сам Трамп для их реализации, учитывая позицию по украинскому вопросу американского политического класса и западных союзников США.

Так что, вполне вероятно, этот вопрос в Хельсинки перенесли «на перспективу».


Загрузка...
Загрузка...

Санкции для Молдовы

Мандат молдавского парламента истек 30 ноября, выборы нового назначены на 24 февраля 2019...

Мебель для Африки и туристы для Одессы

Украино-болгарский бизнес-форум, прошедший 27 ноября в Бургасе в рамках празднования...

Демон Ангелы

Мультимиллионер может превратить путь канцлера на пенсию в ад, а Украине подарить...

Саломэ ЗУРАБИШВИЛИ: «Буду ходить по улицам,...

«Моя цель — выступить в роли объединителя различных политических сил»

ДЕЖАВЮ! Послесловие к выборам

Интрига прошедших 28 ноября президентских выборов в Грузии состояла не только в том,...

Среди украинцев, попавших под санкции РФ, — приятель...

Русские идут! На этот раз удар нанесен прямо в сердце украинской экономики -- пострадал...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка