Медведеву отводится роль российского Ющенко

№14 (553) 8 - 14 апреля 2011 г. 07 Апреля 2011 0








Не судите, да не судимы будете.
Евангелие от Матфея

План «десталинизации». Такое неофициальное название получила российская программа «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и национальном примирении», подготовленная Президентским советом по правам человека (ПСПЧ).

Как сообщают информагентства России, авторы программы как образец использовали западногерманскую послевоенную программу деидеологизации (иными словами — денацификации). Прямо назвать свой прожект «декоммунизацией» и «десоветизацией» в рабочей группе по исторической памяти ПСПЧ не рискнули, поэтому, вероятно, используют эвфемизмы вроде «детоталитаризации» и «десталинизации». Но это форма.

А по сути предлагаемый ими план полностью соответствует неоднократно исходившим от Запада посылам о приравнивании нацизма и коммунизма, гитлеризма и сталинизма с навязчивыми требованиями к России «переосмыслить» в соответствующем русле свою историю (особенно советскую). Ранее официальная Москва жестко отбивала подобные попытки, справедливо расценивая такого рода «посылы» как антироссийские провокации, как фальсификацию истории.

В 2006 г. доклад о «Необходимости осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов» (а в первоначальном варианте осуждались «преступления коммунизма») рассматривался на сессии ПАСЕ, и российская делегация расценила его как «антироссийский демарш».

Вспомним реакцию российского МИДа в июле 2008 г. на прокламацию о «порабощенных народах» (подобные филькины грамоты ежегодно распространяются Вашингтоном на основании закона, принятого еще в эпоху «холодной войны»), подписанную тогдашним президентом США Бушем.

26 июля 2008 г. Департамент информации и печати МИДа России распространил следующий комментарий: «В общем, все как обычно, но на этот раз появилось одно «новшество»: совершенно недвусмысленно поставлен знак равенства между германским нацизмом и советским коммунизмом, которые теперь трактуются как «единое зло» XX века.

Как бы ни относился американский президент к периоду Советского Союза и коммунистической идеологии... ни с исторической точки зрения, ни с общечеловеческой эти американские «параллели» не выдерживают критики. Осуждая злоупотребления властью и неоправданную суровость внутриполитического курса советского режима того времени, мы тем не менее не можем равнодушно отнестись к попыткам уравнять коммунизм с нацизмом и согласиться с тем, что они были движимы одними и теми же помыслами и устремлениями.

Исторические факты непреложно свидетельствуют, что именно СССР внес решающий вклад в победу над германским фашизмом. Именно благодаря Советскому Союзу, ратному и трудовому подвигу советских людей Европа была спасена от нацистской оккупации и порабощения. Память об этом навсегда сохранится в сердцах благодарных потомков... Кстати, нельзя не видеть, что оценки подобного рода лишь подпитывают усилия тех, кто в политических, корыстных целях стремится сфальсифицировать факты и переписать историю заново... Это неправильный путь».

Камня на камне не оставила официальная Москва от провокационной резолюции Парламентской ассамблеи ОБСЕ по демократии от 1 июля 2009 г., уравнивающей сталинизм и нацизм и призывающей к «международному осуждению тоталитарных режимов». Тогда авторы резолюции «Воссоединение разделенной Европы» предложили считать, что «в XX веке европейские страны пострадали от двух мощных тоталитарных режимов, которые несли с собой геноцид и преступления против человечества, — нацистского и сталинского». Среди авторов была, к примеру, депутат литовского сейма Вилия Алекнайте-Абрамикене, известная инициативами по запрету использования в Литве советской символики.

Для безоговорочного осуждения тоталитаризма ОБСЕ предложила учредить общеевропейский «день памяти жертв сталинизма и нацизма», приурочив его к подписанию советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г. (т. н. пакта Молотова—Риббентропа). А от России как участника ОБСЕ потребовала отказаться от «демонстраций во славу советского прошлого» (прозрачный намек на военные парады 9 мая) и избавления от структур, «приукрашивающих историю» (речь, очевидно, шла о российской Комиссии по борьбе с фальсификацией истории).

В Москве этот документ резонно сочли «политическим демаршем против России», «оскорбительным антироссийским выпадом» и «насилием над историей». А глава российской делегации в ОБСЕ, замглавы комитета Госдумы РФ по международным делам Александр Козловский отмечал: «Те, кто ставят на одну ступень нацизм и сталинизм, забыли, что именно сталинский Советский Союз понес самые большие жертвы и внес наибольший вклад в дело освобождения Европы от фашизма».

Но усилия Запада, судя по всему, все-таки дают результаты. Теперь уже нашлись те, кто предлагает России своими собственными руками организовать против себя самой «антироссийские демарши», «оскорбительные выпады» и прочее «насилие над историей» (в частности, насилие над советским периодом истории России). Причем теперь «идеологи» обретаются непосредственно возле президента России — в «его» Совете по правам человека.

Такое ощущение, что Россия вступает в новый период горбачевщины. Тогда ведь тоже была «перезагрузка» отношений с США (и шире — с Западом), только именовалась она «новым мЫшлением». Тоже «избавлялись от тоталитарного наследия» и «переосмысляли историю». Чем это все закончилось, известно: Россию «избавили» от части собственных граждан, от союзников, территорий, национального богатства, «переосмыслили» ее мировую роль и значение, низведя последние (уже в ельцинско-козыревские времена) до ранга второсортной державы, с которой можно уже и не считаться.

Не сомневаюсь, что и новый этап «избавления от тоталитаризма» и «переосмысления истории» — буде указанный прожект получит реальное воплощение — ничем хорошим для России не закончится.

Что же рекомендуют предпринять новые «освободители России» ее президенту? Оказывается, сообщает 30 марта «Интерфакс», предлагается: «Принять официальное постановление о том, что публичные выступления государственных служащих любого ранга, содержащие отрицание или оправдание преступлений тоталитарного режима, несовместимы с пребыванием на государственной службе». Это один из пунктов плана «десталинизации».

По словам Михаила Федотова, являющегося председателем Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, задача программы «детоталитаризации» — «изменить общественное сознание, чтобы россияне почувствовали себя свободными людьми свободной страны» (31.03.2011, «Коммерсант»).

Свободные люди свободной страны — это, безусловно, прекрасно. Но как это коррелирует с запретом на выражение своих мыслей? Хотя сей запрет и будет относиться только к госслужащим. Получается, «свободная Россия» (в представлении таких федотовых) — это страна, в которой свободно можно только поливать грязью советское прошлое. Т.е. в рамках «детоталитаризации» предлагается установить... тоталитаризм антисоветского пошиба.

Кроме того, предлагается перезахоронить тело Ленина, массово переименовать города, улицы, учреждения и т.д., названные в честь лиц, «несущих ответственность за массовые репрессии и другие тяжкие преступления против прав и свобод граждан». «Ответственных» за «преступления», надо полагать, будет определять не суд — оных назначат в этой самой «рабочей группе», которая в своих «аналитических» материалах уже оперирует терминами «преступления», «преступный» и т.п. применительно к СССР и деятелям советской эпохи.

«Антитоталитаризм» предлагается сделать «частью официальной политики России», а выступление президента РФ в День памяти жертв политических репрессий — традиционным.

По мнению разработчиков концепции «детоталитаризации» и «десталинизации», «для освобождения» российского народа жизненно необходимо пересмотреть официальные праздники и даты (опять-таки с целью отказа от всего, что связано с советским периодом).

К примеру, предлагается отменить празднование Дня милиции и ввести День полиции, который и отмечать 7 июня — мол, в этот день в 1718 г. Петр Первый учредил в Санкт-Петербурге Главную полицию. Но одно дело, если бы речь шла об обращении к историческим корням. В этом случае был бы смысл в дискуссии: надо ли упразднять ставшую к нынешнему дню привычной дату во имя «исторической справедливости»? Но ведь это подается под соусом «детоталитаризации общественного сознания».

Каким образом перенос праздников «детоталитаризирует» это самое общественное сознание россиян — известно, очевидно, только самим разработчикам плана. Полагаю, никто из историков не рискнет утверждать, что полиция Петра Первого (император, как известно, лично изобретал изощренные пытки) была либеральней советской милиции.

Еще более странно выглядит идея переименовать День народного единства, недавно возрожденный в России и отмечаемый 4 ноября (впервые был учрежден указом царя Алексея Михайловича в 1649 г. и праздновался вплоть до 1917-го).

По мнению «переосмыслителей истории», нужно «переименовать странновато звучащий День народного единства в «День памяти жертв гражданской войны и национального примирения»... Такое переименование тем более логично, что и события 1612 г. символизировали конец «смуты», то есть фактически были окончанием гражданской войны», — говорится в предложениях об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

При чем здесь гражданская война и окончание смуты? Ведь не секрет, к какому событию приурочен День народного единства: освобождению Москвы от иностранных интервентов (конкретно — от польских захватчиков) бойцами народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского. Благодаря народному единству Россия была спасена от иностранного владычества.

Но «переосмыслителей-детоталитаризаторов» такие исторические смыслы не устраивают. Поэтому они предлагают подменить их новыми, надуманными, зато «политкорректными» по отношению к Западу и, очевидно, непосредственно к Польше. Явно дает о себе знать и процесс т.н. «примирения» с поляками. России уже приходится уступать свою историю (и, как видим, советским периодом дело не ограничивается).

Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «детоталитаризации» были переданы разработчиками российскому президенту 1 февраля в Екатеринбурге. А теперь — согласно заявлению г-на Федотова в комментарии российскому «Коммерсанту» (31.03.2011) — указанная программа одобрена Дмитрием Медведевым, и работа над ней идет уже «в режиме разработки документов».

Программа («Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении»), на основе которой теперь разрабатываются документы, в цельном виде опубликована на сайте «2000» («Мы страна не Ленина и Сталина»).

Как указывают разработчики программы, «первая и главная» ее цель — «модернизация сознания российского общества через признание трагедии народа времен тоталитарного режима». Но, скажите, кто и где в России сегодня отрицает, что в ХХ веке имела место трагедия народа? Соответственно, с «признанием» оного факта Федотов со товарищи, мягко говоря, опоздали.

Но главное: что за «модернизированное сознание» народа хотят получить авторы программы? Очевидно, такое же, какое прививали немцам после Второй мировой войны, — сознание, обремененное чувством исторической вины, цивилизационной ущербности (все делали «не так», шли «не туда»). Народное сознание, питаемое не победами и достижениями, а трагедиями, — это сознание пораженцев. Через такие «модернизационные» программы народу можно привить только комплексы неполноценности, идеологической и цивилизационной зависимости от «прогрессивных», развивавшихся «правильно» (понятно, где живут «прогрессивные» и «правильные», — на Западе).

Вторая заявленная цель — «обеспечение поддержки программе модернизации страны со стороны наиболее образованной и активной части населения... это дополнительно повысит морально-политический авторитет нынешнего руководства страны», — сказано в документе.

С чего авторы взяли, что антисоветчики есть «наиболее образованная» часть населения, неизвестно. Как эти «наиболее образованные и активные» умеют «модернизировать страну» — они уже показали, еще в 90-х.

При этом ничего не сказано, как их усилия по «модернизации страны» отразятся на другой части российского населения, этой «модернизации» не жаждущей. А в том, что т.н. «детоталитаризация» будет отрицательно воспринята значительным числом россиян, можно не сомневаться. Достаточно обратиться к социологическим исследованиям, которые свидетельствуют о том, что отношение к советскому прошлому у многих (можно даже сказать — у большинства) граждан России совсем иное, чем у разработчиков данной «программы». К примеру, 31 марта «Левада-Центр» обнародовал данные последнего опроса о роли Сталина в истории страны: 45% россиян считают, что Сталин своей политикой и действиями сыграл положительную роль в истории страны, 35% оценили его деяния отрицательно.

Таким образом, есть все основания утверждать, что «программа» — вопреки еще одной заявленной цели («Окончание гражданской войны, развязанной в 1917 г.») — приведет к новому расколу, к очередному делению на «красных» и «белых», к новому витку «холодной гражданской войны». А модернизация в условиях расколотой страны вряд ли возможна.

К слову, резко отрицательно эта программа была воспринята и читателями интернет-версии «2000». На момент написания материала при 1411 уникальных просмотрах поддержали план «детоталитаризации» 17 человек, против — 174!

«Третья (цель. — С.Л.) — укрепление объединительных тенденций на территории бывшего СССР и, возможно, бывшего «соцлагеря» — через осознание общности трагического прошлого», — сказано в документе. «Общее трагическое прошлое» — в противовес общему великому прошлому.

Т. е. в сознании людей, проживающих в бывших советских республиках, предлагается закрепить тот факт, что их совместное прошлое с Россией — трагическое. На какие «объединительные тенденции» можно рассчитывать в таких обстоятельствах? Наоборот, «геть від Москви!» — к такой мысли подталкивают жителей постсоветских государств разработчики программы (вручающие русофобам новый, «российский», аргумент против реинтеграции постсоветского пространства). Ведь и СССР затрещал по швам в конце 80-х, когда акцент стал делаться не на достижениях, а на трагедиях.

Наконец, четвертая цель — «укрепление международного престижа страны». «Осуждение Президентом тоталитарного режима, преклонение колен Премьер-министром перед Катынским крестом уже сыграли очевидную позитивную роль. Признав, что вся Россия — «большая Катынь», начав оказывать знаки уважения жертвам тоталитарного режима самостоятельно, добровольно, без принуждения, страна может только вызвать к себе уважение со стороны всех нормальных людей и народов», — говорится в документе.

Последняя фраза сама по себе примечательна. Кого авторы считают «нормальными людьми» — они не уточняют. Но еще более интересно было бы узнать о «нормальных народах». Очевидно, по их мнению, бывают народы и «ненормальные».

Однако о международном престиже. Понятно, как поднимается международный престиж государства от успехов в той или иной области — от победы в войне или от запуска первого человека в космос. Но какого «укрепления международного престижа государства» можно ожидать от страны, постоянно стоящей на коленях по причине трагедий прошлого и вообще своего «неправильного» — с точки зрения сегодняшнего дня — развития в течение долгих десятилетий?

Поднялся ли престиж СССР в конце 80-х? России — в 90-е? Очевидно, что нет. Имело место прямо противоположное. И теперь эти «грабли» опять предлагаются ради «подъема престижа».

Почему, скажем, США не поднимают свой престиж разного рода покаянием «за геноцид индейцев», «преступления во Вьетнаме», «за уничтожение сотен тысяч иракцев» в течение последних нескольких лет.

Почему в Соединенных Штатах никому в голову не приходит «укрепить международный престиж» «покаянием за Абу-Грейб и Гуантанамо»? Не говоря уж о том, чтобы «модернизировать сознание» американцев постоянным будированием этих фактов на государственном уровне? Или, скажем, почему американцы не занимаются построением мемориалов жертвам расовой сегрецации (к слову, законодательно запрещенной в США только в 1964 г.)?

Наоборот, Вашингтон предпринимает все мыслимые и немыслимые усилия (вплоть до создания «информационного спецназа»), дабы не допустить утечки и распространения компрометирующей — с их точки зрения — информации.

Точно так же поступают и все остальные страны Запада. И только Россия опять должна предстать на мировой арене эдаким международным «идиотом», который сечет себя, как известная унтер-офицерская вдова.

Совершенно очевидно, что «подъем престижа» такого рода методами закончится тем же, чем закончился в конце 80-х — начале 90-х: падением авторитета страны ниже нулевой отметки, а уж от желающих предъявлять ей претензии и требовать компенсаций отбоя не будет.

Меры, предлагаемые авторами программы «детоталитаризации», очень напоминают то, что намеревался осуществить на Украине Виктор Ющенко.

О запрете оспаривать «преступления тоталитаризма» говорилось выше (чем не аналог ющенковской «заборони на публічне заперечення голодомору як геноциду українського народу»).

Если Ющенко покрыл всю Украину «голодоморными» памятными знаками, то в российском варианте «избавления от тоталитаризма» это звучит так: «необходимо провести массовую установку обелисков и иных знаков памяти как в местах захоронения жертв тоталитарного режима, так и в городах и селениях, где их арестовывали и откуда их вывозили».

При Ющенко штамповались т.н. «Книги памяти» (в которые, как мы знаем, записывали и тех, кто умер по возрасту, из-за неизлечимой болезни или даже от пьянства, а то и вовсе ныне еще живущих). А Федотов со товарищи предлагают: «Выработка и принятие единой государственной программы создания Книг памяти жертв тоталитарного режима и создание на их основе Единой базы данных «Жертвы тоталитарного режима в СССР».

На Украине в «оранжевые» годы пытались выставить всю советскую историю как сплошную трагедию. То же самое в рассматриваемой программе: «стимулировать и повсеместно развивать музейную работу, направленную на освещение трагических страниц советской истории». Как видим, музейную работу предлагается перенацелить не на отражение советской истории вообще (в которой были и просто победы, и грандиозные свершения), а с акцентом на «трагические страницы». Мягко говоря, странный подход к исторической правде.

Ющенко создал «институт национальной памяти» (причем «память» эта, не секрет, ярко выраженная антисоветская) по образцу аналогичных «институтов» в Польше, Грузии, странах Балтии и т.д. Чем занимаются эти конторы — известно: по большей части — распространением антироссийских фобий да оправданием разного рода негодяев (скажем, бывших эсэсовцев), все «заслуги» которых в том, что боролись с СССР и Россией. До последнего времени Москва расценивала эти «институты» как источники исторических фальсификаций.

А теперь «детоталитаризаторы» не только предлагают официальной Москве и со своей стороны легитимизировать все «научные наработки» указанных «институтов», но и дополнить их следующим: «Рекомендуем и создание Международного института памяти, призванного стать центром совместной работы обществ и государств бывшего СССР (бывшего «соцлагеря») по преодолению тоталитарного прошлого, сближению позиций в оценках исторических событий ХХ века». Понятно, как будет происходить это «сближение». «Сближаться в исторических оценках» придется России — с русофобскими же концепциями, наработанными за два последних десятилетия. И т.д.

«Эти меры должны подготовить политико-правовую оценку преступлений прошлого — в форме официальной декларации от имени как исполнительной, так и законодательной власти, а также, вероятно, в форме авторитетного юридического решения, квалифицирующего преступные деяния в соответствии с нормами права. Отсутствие такой оценки является важнейшим препятствием для «детоталитаризации» российского общественного сознания», — говорится в документе.

Заметьте, не то что правовой, но даже политико-правовой оценки «преступлений прошлого» еще нет, как нет и «авторитетного юридического решения, квалифицирующего преступные деяния в соответствии с нормами права», — но о самих «преступлениях» и «преступниках» речь идет как об установленном факте!

Авторы документа уже все заранее предрешили, все оценки раздали, требуется лишь формальное их закрепление. Подгонка исторических и юридических фактов под идеологический (антисоветский и — по сути — антироссийский) заказ. Впрочем, такие подходы вполне в стиле «переосмыслителей-детоталитаризаторов».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Сад длиною в жизнь

Китайские власти всячески поощряют волонтерские проекты, а местные СМИ делают их...

Польша готовит трибунал над ОУН-УПА?

Выпячивание национализма, явно противоречащего европейским ценностям, не...

Стройка на безымянных останках

История урочища Куропаты должна стать предметом изучения иностранных исследователей,...

Внешней политики без местной не бывает

Говорят, внешняя и внутренняя политика идут рука об руку, и это было очевидно...

Европа как периферия Евразии

Эпицентр мирового развития переместился из Атлантики в Тихоокеанский регион — как...

Северокорейские СМИ с восторгом описывают...

Неоднократные встречи главы КНДР и президента США, если не будет заметного прогресса,...

Загрузка...

Молдовский сценарий для Украины

Порошенко из власти должен быть устранен окончательно. И политическими, и...

Искра и пламя

Лидеры правящей партии «Грузинская мечта» вляпались в очередную скверную...

Молдова освободилась от олигарха

В Молдове произошел демонтаж олигархической власти, и острой фазы конфликта и...

Кто победил во Второй мировой? Во Франции все меньше...

Отсутствие Владимира Путина на грядущем праздновании лидерами ведущих держав дня...

МИД Венгрии: «Нет уверенности в поставках российского...

При отсутствии уверенности в бесперебойной поставке энергоносителей в следующем году...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка