Ощущение паралича в эпицентре кризиса

№29–30 (868) 3 — 9 августа 2018 02 Августа 2018 3 4.2

16.07.2018 в авторитетном американском издании The Atlantic вышел аналитический обзор «Украина — эпицентр кризиса в отношениях между Россией и Западом» авторства Роберта Мэлли, признанного гуру в области разрешения локальных и транснациональных конфликтных ситуаций.

«Пока Трамп с Путиным общаются в Хельсинки, сложившаяся конфронтация отображает еще более глубокий (и, скорее всего, на текущий момент непреодолимый) раскол. Приземляешься в Киеве и оказываешься в эпицентре нынешней конфронтации России и Запада», — пишет автор, прекрасно знакомый с украинской тематикой.

2 января Мэлли, руководитель Международной кризисной группы, в уже традиционный перечень «10 конфликтов 2018 года, достойных всяческого внимания» включил и противостояние в Украине.

«События на востоке — это еще не вся картина происходящего. Украинское государство остается хрупким — даже в сферах, избавленных от прямого вмешательства Москвы. Правительство Петра Порошенко не занимается борьбой с системной коррупцией, ставшей источником множества проблем страны. Многие украинцы утрачивают веру в законы, институты и элиты. Недовольство Минскими соглашениями (а украинцы видят в них уступку сепаратистам и Москве) лишь нарастает, даже в среде реформаторов... Вмешательство Европы жизненно необходимо — как ради достижения прогресса в переговорах о миротворческой миссии, так и ради продвижения идеи ведения более взвешенных дебатов в Украине», — писал Мэлли 02.01.2018.

В июльском обзоре оптимизма еще меньше, а некоторые высказывания известного американского эксперта у нас легко могут посчитать откровенной крамолой и «зрадой», хотя прислушаться к мнению г-на Мэлли все же стоит. Изложенные в материале мысли почерпнуты не с потолка: это результат общения с украинскими политиками (к примеру, встреча г-жи Тимошенко с Робертом Мэлли состоялась 10 июля, менее чем за неделю до выхода материала из печати), чиновниками и рядовыми гражданами:

«Достигший затяжного тупика украинский кризис отражает еще более зияющий разрыв — пожалуй, на нынешнем этапе и вовсе непреодолимый. Киев и Москва в принципе одобрили Минские соглашения: и они остаются единственными законными рамками решения конфликта. Упомянутые соглашения предусматривают прекращение огня, проведение местных выборов в Донецке и Луганске, придание этим регионам особого статуса самоуправления, их реинтеграцию в Украину, амнистию для повстанцев и вывод с территории страны всех иностранных вооруженных формирований.

Но помимо заявленной готовности сторон к диалогу, существует множество серьезных недомолвок и препятствий. Киевские власти (и немалое число украинцев) считают, что данная сделка заключалась под дулом пистолета. Особенно сложно им смириться с положениями об особом статусе и амнистии. Россия, со своей стороны, не проявляет особого рвения в деле воплощения в жизнь положений о безопасности, не демонстрирует готовности к выводу войск (продолжая полностью отрицать их присутствие) или к обеспечению Украины возможностью восстановления контроля над общей границей.

Ощущение паралича формирует еще и тот факт, что Киев не спешит интегрировать жителей Донбасса — в той же мере, в какой Москва не горит желанием брать на себя ответственность за них. С точки зрения украинского правительства и многих жителей запада страны, подконтрольные сепаратистам территории представляют собой место обитания миллионов враждебно настроенных избирателей, способных в ходе выборов привести к власти политиков, дружелюбных по отношению к Москве. С точки зрения Кремля, эти регионы остаются финансовой обузой, и заботу о них там готовы взвалить на других.

Один украинский политик в частной беседе со мной описывал Донбасс как «чемодан без ручки»: и нести неудобно, и выбросить жалко. Вот почему так непросто избежать формирования неприятного ощущения: складывается впечатление, что стороны ломают копья по поводу соглашения, которое обеим не по душе, а происходит это все ради территорий, заселенных ненужными этим сторонам людьми...

Тем временем влияние конфликта на жизнь простых граждан лишь усиливается. В зоне боевых действий Донбасса проживает свыше 4 млн. граждан — в условиях дефицита продовольствия, безработицы и отсутствия медицинской помощи. По обе стороны линии столкновения в откровенно небезопасных условиях ведут жизнь более 600 000 человек: они переживают ежедневные обстрелы, подрываются на минах, сталкиваются с ограничениями свободы перемещения, а еще они лишены доступа к базовым услугам.

Гражданские лица с обеих сторон приходят в отчаяние, осознавая, что разделительная линия, проведенная без учета существующего политического или культурного контекста, в конечном итоге стремительно превращается в практически неоспоримую данность.

Киевские власти предпринимают откровенно слишком мало. Они могли бы осуществить шаги, демонстрирующие, что власть считает жителей подконтрольных сепаратистам территорий полноправными гражданами — жертвами обстоятельств, а вовсе не провокаторами конфликта. Они могли бы упростить переход через линию соприкосновения и гарантировать жителям сепаратистских республик отсутствие бюрократических препон, а также возможность получения государственных субсидий. Но вместо этого Киев ограничивает их свободу передвижения, лишая их государственной поддержки и услуг.

Правительство Украины зачастую применяет силу без разбора, нанося ущерб безоружным мирным гражданам. Так и нет гарантий амнистии для простых людей (учителей, врачей и т.п.), просто занимающихся своей работой по ту сторону линии столкновения и нуждающихся в гарантиях своего будущего. Украинские чиновники слишком часто отметают любую критику, именуя ее проявлением российской пропаганды.

Украинские руководители стоят на своем: они не желают совершать никаких действий, обеспечивающих сепаратистские власти даже видимостью легитимности. Не намерены они и финансировать правление сепаратистов. Но при этом вопрос о том, как хорошо (или как плохо) складывается жизнь людей на этих территориях, не вызывает особой заинтересованности ни у фактических правителей отколовшихся республик, ни у их московских спонсоров. Они даже и не пытаются стать образцовыми руководителями. А вот расплачиваться за происходящее придется простым украинцам.

Такими темпами, когда дело дойдет до реинтеграции (если это вообще когда-либо произойдет), люди, проживающие восточнее разделительной линии, встретят возвращение Донбасса под власть Киева скорее с ужасом, а не со вздохом облегчения.

На текущий момент никто (как правило) ничего не хочет слышать. Киевские чиновники уверяют, что не они спровоцировали конфликт: происходящее они называют не гражданской войной, а войной между Украиной и воинствующей Россией. По их словам, у них просто нет возможности разрешить данный конфликт. Путешествуя по стране, выслушиваешь массу теорий о том, как США, Россия (или оба государства вместе) могли бы положить конец конфликту.

К примеру, Трамп и Путин подпишут некую сделку, разменяв Сирию на Украину или Крым на Донбасс. Или же Россия рано или поздно развалится, как Советский Союз, а оккупированные территории просто сами вернутся в объятия Украины. Или же Трамп поиграет мускулами, причем судьба Украины станет для него внешнеполитическим приоритетом США, и американцы в итоге «нагнут» Путина.

Вполне стройные на бумаге теории имеют крайне мало общего с реальностью. У Путина нет ни стремления, ни возможности изгнать Иран из Сирии (предположительная российская «разменная монета» для снятия американских санкций за Украину). Невзирая на намерения Трампа и его эксцентричные заявления, крайне сложно представить себе американского президента, готового официально смириться с аннексией Крыма в обмен на вывод войск из Донбасса.

Нет никаких сомнений в наличии у России бесспорных структурных слабостей, но это государство вовсе не стоит на краю пропасти. Следовательно, украинцам остается лишь уповать на Трампа. Но Трамп, проявляющий заботу о будущем Украины в достаточной степени, не имеет ничего общего с Трампом настоящим, а Трамп настоящий настолько иным быть просто не может, что он неоднократно доказывал собственным поведением.

Те украинские чиновники, с которыми мне довелось пообщаться, правы в одном: для окончательного разрешения украинского кризиса необходимо решать фундаментальные вопросы, разделяющие Москву и Запад. Но они ошибаются, полагая, что нечто подобное произойдет достаточно скоро, пребывая в уверенности, что время на их стороне, а на глубокие внутренние противоречия в стране, не обладающей мощной национальной идентичностью, можно не обращать внимания.

Они действительно могут просто сидеть, выжидая, пока Путин одряхлеет, а Трамп изменится. Но существуют и куда более безопасные и мудрые варианты действий, которые всегда можно контролировать: протянуть руку людям по ту сторону линии столкновения, заняться исправлением гуманитарной ситуации в Донбассе и инициировать всеобъемлющий национальный диалог о том, как должно выглядеть будущее страны», — резюмирует политолог.

Роберт МЭЛЛИ, американский юрист, политолог, специалист по урегулированию конфликтных ситуаций. Занимает пост президента и руководителя Международной кризисной группы ICG (Вашингтон, США). Член Совета национальной безопасности США при президенте Обаме (февраль 2014 — январь 2017), помощник советника президента США по национальной безопасности (1996—1998), директор программ демократии, прав человека и гуманитарных проектов Совета национальной безопасности (1994—1996). Эксперт по израильско-палестинскому конфликту, в качестве специального помощника президента Клинтона принимал участие в организации саммита 2000 г. в Кэмп-Дэвиде. В 2015 г. — спецпредставитель администрации Обамы по Ближнему Востоку, а также специальный советник президента по вопросам борьбы с ИГИЛ.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Рост спроса на румынское гражданство провоцирует...

Поскольку Украина не признает двойного гражданства, рост спроса на румынские паспорта...

Мы пришли в свободный порт

Уникальные 3D-конструкторы, созданные под украинским брендом Ugears, можно будет купить...

Shem Olam отказывает Польше

Руководство израильского Образовательного института изучения, исследования и...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
04 Августа 2018, Валерий

Все конфликты подобного рода во всём мире заканчивались путём переговоров между
конфликтующими сторонами . Даже тогда , когда одна из сторон действительно применяли методы террора , чего нет в Донбассе . Всё упирается в упорное и упрямое нежелание Киева начать прямые переговоры с лидерами ЛДНР . Только прямые переговоры могут сдвинуть дело с мёртвой точки .

- 17 +
vitaliy

Вы правы, но есть один нюанс - кто и как может договариваться с невменяемыми?

- 0 +
pgrm

Поддерживаю. Нынешний Киевский режим абсолютно недоговороспособен. Любые гарантии, которые он в принципе способен родить не стоят бумаги на них потраченной. Европа поёт ту же песню, Янукович уже попался на эту удочку. Когда им удобно - они официальные лица, когда нужно в угоду коньюктуры - те же люди оказывается "выражают" лишь свою личную позицию, которая как это ни удивительно никак не связана с их официальной позицией как государственных деятелей. Очень удобное раздвоение личностей лишающее всякого смысла проведение с ними переговоров и достижение каких-либо договорённостей.

- 17 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка