«Партия войны» в поиске новых противоречий

№17 (863) 27 апреля — 3 мая 2018 г. 26 Апреля 2018 1 4

25 апреля министерство обороны РФ провело брифинг, на котором начальник главного оперативного управления российского Генштаба Сергей Рудской сообщил, что большая часть ракет, выпущенных 14 апреля в ходе ракетного удара по Сирии со стороны США, Великобритании и Франции, были сбиты сирийскими ПВО. Высокопоставленный российский военный несколько раз подчеркнул, что у Москвы есть убедительные доказательства того, что сирийские подразделения ПВО, в распоряжении которых имеются только разработанные еще в 1970-е советские комплексы, сумели сбить самые современные американские ракеты.

Упорство, с которым российские генералы и политические деятели отстаивают версию о том, что сирийские ПВО смогли отразить ракетную атаку западных стран, на первый взгляд, может показаться несколько странным. Этот удар имел явно демонстративный, символический характер, и сами западные политики подтверждают, что он не нанес никакого ущерба сирийским вооруженным силам. Более того, подобная цель вообще не ставилась ни военным командованием США, Великобритании и Франции, ни политическим руководством этих государств.

Цели, на которые был направлен удар, были подобраны таким образом, чтобы не создать ни малейшей опасности для российских подразделений. Кроме того, Франция заблаговременно предупредила Россию о времени нанесения удара. Так что из районов, по которым должен был наноситься удар (все они лежали за пределами зоны ответственности российских ПВО), можно было вывести не только российских, но и сирийских военных.

Однако российские военные и политики вновь и вновь заявляют, что ракетный удар 14 апреля провалился, западные ракеты были сбиты сирийскими расчетами, которые проявили столь высоке мастерство, что у России не было необходимости приходить им на помощь. Показательно, что сирийские генералы ведут себя значительно скромнее и не слишком хвастаются своими успехами. Вскоре после удара 14 апреля Сергей Лавров в интервью телеканалу ВВС сообщил, что было сбито две трети американских ракет. Согласно данным, которые привел Сергей Рудской на брифинге 25 апреля, доля западных ракет, достигших целей, снизилась до 20%.

Стремление российской власти представить успехи сирийских сил ПВО как можно более значимыми трудно было бы понять, если не учитывать информационную ситуацию, сложившуюся в России накануне ракетного удара. Тогда во всех СМИ, входящих в медийную империю братьев Ковальчуков (им, в частности, принадлежит канал НТВ и значительная доля акций Первого канала), раздавались призывы дать жесткий ответ на американские действия в Сирии, вплоть до требований нанести удар по кораблям, с которых будут выпускаться ракеты.

Десятки экспертов разного уровня и степени известности вместе с депутатами Госдумы и отставными военными советовали готовиться к полномасштабной войне с западным миром, уверяя, что Россия, отстаивая свои национальные интересы, не остановится перед применением ядерного оружия. В одной из передач канала НТВ зрителям дали даже полезные советы относительно того, какие продукты следует брать с собой в бомбоубежище.

Нужно заметить, что эти призывы готовиться к войне и сплотиться вокруг государственного руководства перед лицом смертельной угрозы, рассчитанные преимущественно на российских граждан, произвели впечатление и на зарубежную аудиторию. Так, глава американского оборонного ведомства Джеймс Мэттис всерьез опасался российского ответа, а потому убедил Трампа нанести ограниченный удар.

То, что российская власть предпочла свести свою реакцию на действия США и их союзников к гневным заявлениям, судя по всему, нарушило планы российской «партии войны». Разумеется, ее лидеры (в их число, по всей видимости, входят и братья Ковальчуки, которым приписывали финансирование информационной подготовки крымских событий и отправки российских добровольцев на Донбасс весной 2014 г.) не рассчитывали на то, что российское государственное руководство прикажет обстреливать американские военные корабли.

Но если бы находящиеся в Сирии российские подразделения ПВО продемонстрировали готовность сбивать американские ракеты, напряженность в отношениях между Западом и Россией резко возросла бы. Увеличились бы и государственные вложения в оборонную промышленность и в разнообразные программы импортозамещения, призванные снизить зависимость российских предприятий (прежде всего связанных с ВПК) от западных комплектующих.

После удара в «патриотическом» сегменте российского интернета в изобилии появились публикации с обвинениями в адрес российской власти в трусости и готовности капитулировать перед Западом при условии, что собственное поражение ей удастся представить как уступки, сделанные во имя мира. Понятно, что в телеэфир подобные высказывания не проникают: открытая критика внешнеполитического курса не приветствуется, мягко говоря. К ней прибегают только патентованные либералы, выступающие от имени «пятой колонны» и гости телешоу, призванные изображать украинских, польских и американских недругов России.

Но в кампании, направленной на то, чтобы представить российского президента слабым политиком, испугавшимся открытого конфликта с США, ставка делается не на массовую телеаудиторию, а на активистов многочисленных патриотических организаций, из которых «партия войны» уже пыталась сформировать общественное движение, способное оказывать давление на власть.

Эти попытки, предпринимавшиеся осенью 2014 г. и зимой 2016-го (тогда был образован «Комитет 25 января», куда вошли большинство известных радикальных политиков национал-патриотического толка), были пресечены прежде чем успели появиться жизнеспособные структуры. Теперь, вполне возможно, высокопоставленные сторонники «партии войны» вновь стремятся создать массовое движение, на которое они могли бы опереться.

В этой связи утверждение, что российские военные подразделения, находящиеся в Сирии, не ответили на американский ракетный удар, поскольку его сумели самостоятельно остановить сирийские силы ПВО, направлено не столько на дискредитацию военных действий США и их союзников, сколько на ослабление российской «партии войны».

Решению этой задачи должно помочь высказывание французского президента Макрона в интервью накануне его визита в США на переговоры с Трампом (кстати, эти переговоры стали важным шагом, направленным на создание американо-французского альянса).

Эммануэль Макрон назвал Владимира Путина сильным президентом, политика которого пользуется безусловной поддержкой внутри страны. Он выступил за взаимодействие с российским лидером, несмотря на то что его представление о демократии сильно отличается от того, которым руководствуются западные страны. Вместе с тем Макрон призвал к осторожности в отношениях с Россией, поскольку Путин хорошо чувствует слабость своих оппонентов и при первой возможности обязательно ею воспользуется.

Это высказывание Макрона содержит три важных сигнала, обращенных как к российской стороне, так и к западным партнерам. Во-первых, не стоит добиваться публичного поражения и унижения России, которая должна сохранить облик сильной державы и рассматриваться в качестве влиятельного международного игрока. Во-вторых, Запад не ставит перед собой целей, связанных со свержением российского президента или изменением российского политического устройства. В-третьих, примирение с Россией необходимо, но сближение с ней не должно быть слишком стремительным — чтобы не поставить под угрозу западное единство и не предоставить Кремлю дополнительные преимущества.

То, что американская администрация придерживается схожей позиции, ясно продемонстрировало выступление во Владивостоке посла США в Москве Джона Хантсмана перед представителями российских СМИ. Американский дипломат сообщил, что Дональд Трамп с уважением относится к Владимиру Путину и надеется установить с ним личное взаимодействие. Как подчеркнул Хантсман, президент США в каждой беседе с ним, включая регулярные телефонные разговоры, упоминал о своем желании сделать отношения с Россией более стабильными и крепкими.

В полном соответствии с подобными устремлениями Трампа американское министерство финансов существенно смягчило санкции в отношении главного российского производителя алюминия компании «Русал», который фактически получил возможность работать с европейскими партнерами и крупными международными перевозчиками (и это привело к быстрому росту акций российской корпорации). Санкции с «Русала» вообще могут быть сняты, если крупнейший акционер компании Олег Дерипаска продаст свою долю частному лицу.

Было бы ошибкой рассматривать подобные шаги как признак готовности Франции и США пойти на существенные уступки в пользу России при урегулировании сирийского противостояния и донбасского конфликта. Правда, у США и ЕС нет единой стратегии ни в Сирии, ни на Донбассе. Но у них есть твердое понимание того, что Россия и ее союзники не могут сохранить ни в том, ни в другом регионе свои нынешние позиции, поскольку это неизбежно привело бы к снижению международного влияния западного сообщества.

Между тем, если вопросы противостояния с Россией отойдут на второй план, а первоочередную значимость обретут социально-экономические проблемы, Петр Порошенко и его политические союзники могут столкнуться с серьезными трудностями. В частности, непросто предугадать, как в подобной ситуации поведут себя те представители «донецкого» клана, которые сегодня сделали ставку на поддержку Порошенко. В новых условиях они могут обнаружить, что перед ними в очередной раз открываются перспективы самостоятельной политической игры.

Поэтому украинская «партия войны», являющаяся важной опорой президентского окружения, остро нуждается в появлении новой линии внутреннего противостояния, не связанной напрямую с донбасским конфликтом, но при этом являющейся продолжением противоборства с Россией. Очевидно, что основным источником общественных разногласий в сложившейся ситуации может стать кампания, направленная против Украинской православной церкви (УПЦ), которую «партия войны» уже давно объявила «российским агентом».

Большинство прихожан УПЦ проживают в юго-восточных регионах, где власть вообще не может рассчитывать на электоральную поддержку (поэтому для нее выгодно, чтобы эти избиратели вследствие тяжелой обиды на государство просто не пришли на избирательные участки).

По всей видимости, Вселенский Патриарх Варфоломей так и не решится предоставить автокефалию православной церкви, действующей исключительно на территории Украины (подробнее об этом читайте, пожалуйста, на стр. А2). Однако уже само начало реализации планов по созданию «национальной церкви» дает возможность оказывать давление на священников и иерархов УПЦ, принуждая и убеждая их поддержать идею автокефалии. Соответственно появится повод для ликвидации отдельных приходов УПЦ или объявления об их переходе в другую конфессию.

А это приведет к новым всплескам силового противостояния на всем украинском юго-востоке. По своему воздействию на общественные настроения новая кампания может оказаться куда более действенной, чем т. н. «декоммунизация».

Во всяком случае у нее есть реальный шанс отодвинуть на второй план вопросы экономики и предотвратить появление самостоятельных политических сил, пытающихся опереться на поддержку избирателей юго-востока.

И уж точно нет никакого сомнения в том, что тематика, связанная с давлением на приходы УПЦ, будет мгновенно подхвачена российской «партией войны», которая будет добиваться (возможно, небезуспешно) силового ответа на действия украинской власти.

Перспектива снижения международной напряженности подталкивает «партии войны» в России и Украине к активной деятельности, направленной на создание новых линий общественного противостояния. Только таким образом они смогут сохранить влияние на внешнеполитический курс Кремля и Банковой. Чего бы, честно говоря, совсем не хотелось.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Как распространяются «страшилки» о российской угрозе

Что ни день, то новая сомнительная страшилка о попытках взлома россиянами...

Деревянный «Гопак» на Международном пленэре

В Женеве проходит десятидневная встреча экспертов государств—участников...

Без лица: О санкциях от анонимного «чиновника высшего...

Рациональных объяснений желанию Госдепа сохранить анонимность своих представителей...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Сергей Супонин
26 Апреля 2018, Сергей Супонин

Новозаветная фраза "Воздатіте кесарева - кесареві і божу - богови", що цитується зазвичай по апостолові Матвію, внесена в Коституцию України в сучасному перекладі: " Церква і релігійні організації відокремлені від держава . Ніяка релігія не може бути визнана державою як обов'язкова"( КОНСТИТУЦІЯ УКРАЇНИ Ст. 35). Проте у нас почавсь предвыборній період тому виник цікавий політичний розклад. Здається намічається реформація церковного пристрою, як разновид політичних технологій. Таке дійство схоже на Акт про супрематії, коли двома парламентськими актами(1534 і 1559), був закріплений розрив Англіканської церкви з Католицькою, затіяний Генріхом VIII з метою створення власної церкви, главою якої стала світська особа - король, сам Генріх VIII. При цьому король затіяв таку Реформацію виключно за політичними мотивами. Правда, йому було легше, тоді не існувало конституції, що відділяє церкву від держави. Та і президент все ж таки не король самодержець. Правда, на конституцію можна і начхати ... а ось, що робити з апостолом Матвієм?

- 4 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка