Почему НАТО остается важным компонентом мира на планете

05 Апреля 2019 1 2.5

Джеймс СТАВРИДИС

Мало кто из американцев сможет отыскать на карте крошечную Черногорию. Еще меньше наших сограждан, способных связно описать отличия Словении от Словакии. Подавляющее большинство из нас просто не способно перечислить названия трех стран Балтии.

Тем не менее, в соответствии со статьей 5 устава НАТО, подписанного 70 лет назад в Вашингтоне, закон обязывает каждого американца проливать кровь ради защиты и благосостояния каждого из упомянутых выше государств (и еще 22 членов Североатлантического альянса).

Большинство очевидцев «холодной» войны считают этот военный альянс однозначным благом. Объединив демократии Европы в один кулак, НАТО радикально снизило вероятность брутальных конфликтов, сотрясавших континент вплоть до завершения Второй мировой войны. НАТО играло тогда роль мощного противовеса России (и коммунизму в целом), простимулировав ликвидацию коммунистической идеологии практически без единого выстрела. А когда США после событий 11 сентября вступили в войну в Афганистане, наши союзники по НАТО в первый (и пока единственный) раз выступили с нами единым фронтом в соответствии со статьей 5.

На протяжении многих десятилетий НАТО (а я с 2009 по 2013 гг. занимал пост Верховного главнокомандующего объединенными силами альянса в Европе) играло роль авангардной оперативной базы американской демократии, оставаясь воплощением общих ценностей – ценностей, которые стоило защищать (и даже гибнуть за них).

Но «холодная война» давным-давно завершена, и новые вызовы требуют уже не ностальгических сантиментов, а четкого осмысления. Говоря словами первого лидера НАТО лорда Исмея, альянс изначально создавался для того, чтобы «не пускать в Европу русских, обеспечить американское присутствие на континенте и сдерживать Германию». Так в чем же сегодня состоит задача

Текущие задачи в непростые времена

Практика расширения альянса за счет включения в состав перечисленных выше крошечных государств вызывает вполне справедливые вопросы относительно наших общих целей и ценностей. Россия вновь выходит на мировую арену, гораздо более тонко подрывая деятельность нашей организации и ставя под угрозу ее дальнейшее существование. Китай обретает статус самого мощного глобального конкурента Америки, и на этом фоне НАТО может показаться анахроничным явлением. Неужели альянс, говоря словами президента Дональда Трампа, действительно «устарел»?

Краткий ответ на этот вопрос звучит так – «нет». НАТО и сегодня защищает большую часть тех американских интересов, которые альянс оберегал в годы «холодной войны». И любой отход в сторону от НАТО, скорее всего, обойдется нам гораздо дороже, чем решение остаться в его составе и укреплять его дальше.

О нашей связанной воедино судьбе много сказано в первые дни апреля на состоявшихся в Вашингтоне мероприятиях (в т.ч. и в выступлении генерального секретаря НАТО в конгрессе), приуроченных к 70-летнему юбилею НАТО. Но для спасения альянса и достижения той цели, ради которой он и был основан (продвижение демократических ценностей), лидерам нашего союза следует избрать агрессивный и в то же время творческий подход.

Факт остается фактом – НАТО действительно переживает непростые времена.

Альянс изначально создавался под условия затяжной биполярной «холодной войны» для выполнения относительно простой миссии – остановить «Советы». Чрезвычайно дорогостоящий проект требовал масштабных затрат на содержание войск в Европе (в определенные моменты там было расквартировано до 400 000 американцев; для сравнения -- сегодня речь идет о 62 000 военнослужащих). Содержание такого проекта (с учетом географического масштаба и количества привлеченных людей) очень дорого обходилось альянсу, в состав которого изначально входило 12 государств.

НАТО 2.0

Падение Берлинской стены в 1989 г. ознаменовало приход эпохи НАТО 2.0: ее начальный этап охарактеризовался всплеском оптимизма относительно «нового мирового порядка». В те дни США прочно удерживало за собой лидерство, а альянс стремился к налаживанию дружественных отношений со странами бывшего Варшавского договора (в т.ч. и с РФ).

В сфере европейской безопасности наступила своеобразная весна – тогда озвученная президентом Бушем идея живущей в мире «единой и свободной» Европы казалась вполне реальной (пусть и несколько отдаленной) перспективой. Но сочетание растущего недовольства России из-за вступления ее бывших союзников в ряды НАТО и глобальной драмы терактов 11 сентября сформировало новую реальность.

В то же время период НАТО 2.0 ознаменован антитеррористическими кампаниями и борьбой с пиратством в Ираке, Ливии, Сирии и Сомали: это были и официальные миссии альянса, и результат тесного сотрудничества отдельных его членов.

Упомянутые миссии, проводившиеся за пределами территории альянса, все чаще сопровождались скандалами: они не только лишали НАТО популярности в мире, но и подрывали политическое единство членов альянса. В Брюсселе, занимая пост верховного главнокомандующего, я постоянно ощущал это в процессе общения с лидерами 28 государств.

Кампания воздушных и морских ударов по Ливии действительно расколола альянс. Афганская миссия благодаря непрерывному росту человеческих жертв, выглядела подлинным кошмаром. Чуть позже дебаты о целесообразности проведения официальной миссии НАТО в Сирии (прямо на границе Турции – члена альянса!) спровоцировали накаленные споры в штаб-квартире нашего союза. Складывалось впечатление, что в самом начале второго десятилетия текущего столетия Североатлантический альянс встал на путь полного развала.

НАТО 3.0

По иронии судьбы, в роли реаниматора альянса и инициатора перехода к эпохе 3.0 выступил самый главный ненавистник НАТО – Владимир Путин. Вторжение России в Грузию в 2008 г. (и в 2014 г. в Украину) обеспечило существование НАТО новыми смыслами.

Я четко помню мельчайшие подробности совещания, состоявшегося вскоре после того, как я взял на себя командование объединенными силами в 2009 г.: главы оборонных ведомств Эстонии, Латвии и Литвы в ходе брифинга пылко говорили о разведданных в пользу вероятного вторжения России в страны Балтии.

В тот момент я посчитал эту вероятность чрезвычайно невысокой. Но шли годы, и уровень моей тревоги возрастал. Мы подвергли полному пересмотру оборонные планы НАТО на случай войны. Мы проводили масштабные учения, а также обратились к альянсу с просьбой о выделении дополнительных сил ради сохранения высокого уровня общей боеготовности.

Последующие действия Путина (в т.ч. сбитый над Украиной лайнер малазийских авиалиний, а также повышенная агрессивность в воздушном и морском пространстве у рубежей НАТО) вновь объединили членов альянса.

Альянс пробудился, но характер вызовов резко изменился. В отношении своих соседей (потенциальных членов НАТО – Украины и Грузии) Путин использует практику т.н. «гибридной войны». Смертоносная комбинация пропаганды, манипуляции мнениями в соцсетях, спецоперации в кибернетическом пространстве, практики использования спецназа и нетрадиционных ударов в стиле террористов – все это таит в себе угрозу иного рода, существенно отличающуюся от танков и ракет периода «холодной войны».

Способна ли Россия предпринять подобные действия в отношении одного из членов НАТО? Это маловероятно, но все же возможно. А по мере совершенствования военных технологий противостоять новой угрозе становится все сложнее и сложнее. Арсенал инструментов наступательных действий в кибернетическом пространстве продолжает расширяться (причем четко определить источник нападения становится все труднее), и у России вполне может возникнуть искушение нанести удар по членам НАТО в Балтии и на Балканах.

В Москве могут посчитать, что такие действия спровоцируют раскол мнений в альянсе, и в более крупных государствах-членах НАТО разгорятся дебаты о целесообразности защиты крошечных союзников. Со временем столь хорошо продуманная стратегия приведет к наращиванию давления на подлинную «ахиллесову пяту» альянса – и без того ослабленную политическую волю НАТО. Это грамотный тактический шаг Путина: похоже, он сделал ставку на то, что большинство членов альянса на основополагающий вопрос – «готовы ли вы умирать за НАТО?» -- ответят отрицательно.

Президент Трамп лишь дополнительно усугубляет упомянутую угрозу. Он подверг альянс разрушительной критике в ходе избирательной кампании 2016 г., а сегодня при каждом удобном случае отчитывает союзников, требуя от них повышения расходов на коллективную оборону. Следует признать, что его тактика принесла определенные плоды – так, несколько членов НАТО действительно нарастили объем расходов в соответствии со взятыми на себя обязательствами.

Но платить за это приходится дорогой ценой – ответной реакцией на откровенно враждебные и угрожающие заявления президента стало недовольство и раскол. Хуже всего то, что Трамп лично и неоднократно ставил под сомнение готовность Америки соблюдать положения статьи 5 устава НАТО – в последний раз это произошло в случае с Черногорией.

Процессы очевидной потери общей цели, пожалуй, таят в себе максимальную угрозу для будущего НАТО. Признаки авторитаризма уже активно проявляются в таких государствах, как Польша, Венгрия и Турция. Судя по всему, грядущая перспектива выхода Британии из состава ЕС нанесла разрушительный удар по фундаментальным ценностям альянса. А отречение США от роли лидера в НАТО чревато подрывом основы, на которой и построен альянс.

Отменное здоровье вопреки проблемам

Впрочем, несмотря на все предвестники грядущих проблем, по многим традиционным показателям здоровье НАТО выглядит отменным.

Могущественный блок. На долю 29 стран--членов приходится свыше 50% глобального ВВП. Численность находящихся в боевой готовности вооруженных сил альянса составляет более 3 млн. человек. НАТО обладает мощными военно-морскими и военно-воздушными силами, а суммарные расходы на оборону превышают $1 трлн. Да, это так – несмотря на разочарование ввиду нежелания европейцев выводить оборонные расходы на уровень в 2% ВВП, коллективный европейский оборонный бюджет уступает лишь затратам США. При этом он больше суммарных трат Китая и России на оборону.

Высокотехнологичный союз. Производственные мощности и инновации США и Европы обеспечивают потрясающий потенциал военных исследований и разработок. В технологическом и образовательном плане НАТО можно считать сверхдержавой – особенно в сфере кибернетической безопасности и беспилотного транспорта, аэрокосмической индустрии, по высокой технологичности сил специального назначения, по военно-морскому, военно-воздушному и противоракетному потенциалу.

Эффективный альянс. НАТО обладает широко разветвленной командной структурой, управляемой высококвалифицированными группами офицеров из 29 государств--членов. Эти команды готовят планы на случай войны, проводят учения, контролируют степень боеготовности союзных подразделений, ведут сбор разведданных о потенциальном неприятеле и руководят работой комплексных оперативных центров управления, расположенных в разных странах НАТО. Наша система позволяет в кратчайшие сроки приступать к проведению как краткосрочных, так и затяжных боевых операций в рамках всей коалиционной структуры.

Мы все еще нуждаемся в НАТО, и это не менее важно, чем состояние здоровья альянса. Когда я командовал объединенными силами НАТО, мне часто задавали вопрос: «Зачем нам все эти бесполезные военные базы времен «холодной» войны»?

Я отвечал так – это не базы времен «холодной войны», это авангардные оперативные плацдармы США в условиях ХХI столетия. При необходимости они позволяют нам проводить операции на Ближнем Востоке и в Африке. Но самое главное в том, что они играют роль защитного бастиона: НАТО не может похвастаться глобальностью операций или амбиций, ведь все внимание альянса приковано к северной Атлантике.

Самое главное (и единственное) преимущество США на глобальной арене – это существование сети наших союзников, партнеров и друзей. На эту сеть оказывается постоянное и целенаправленное давление – со стороны Китая (с помощью национальной конкурентной стратегии «Один пояс – один путь») и со стороны России (с помощью неослабевающих ударов, раскалывающих единство нашей коалиции).

Сила НАТО не только в готовности союзников вступить в бой, если дело дойдет до этого, а в способности выступать в роли мощного инструмента сдерживания агрессии амбициозных противников. Самое величайшее достижение НАТО, пожалуй, состоит не в готовности отражать нападения на одного из членов альянса, а в том, что ни одно из входящих в его состав государств никогда не нападало на союзников.

В истории сохранилось не много примеров великих свершений, сопоставимых с семью десятилетиями мира. И этот мир зиждется вовсе не на амбициях хладнокровных лидеров, а на более благородных мотивах. НАТО – союз партнеров, объединенных (несмотря на определенные и достаточно резкие разногласия) общими фундаментальными ценностями – демократией, принципами свободы, гендерным и расовым равенством. Естественно, мы не идеальны в соблюдении принципов и ценностей – некоторым членам НАТО это удается лучше, чем другим. Тем не менее, речь идет о правильных ценностях. А помимо НАТО, США больше негде отыскать столь значительное количество государств-единомышленников, готовых связать себя с нами узами оборонного военного союза.

Цели и задачи НАТО 4.0

Итак, каким образом нам и далее обеспечивать ценность и значимость альянса для всего его членов и для США в частности? Как может выглядеть НАТО в версии 4.0?

Альянсу следует максимальное внимание уделять кибернетической безопасности – как в вопросе укрепления коллективной обороны, так и в деле совместного создания новых инструментов наступательных действий в кибернетическом пространстве.

В плане географии альянсу необходимо больше внимания уделять Арктике: глобальное потепление приводит к созданию новых судоходных путей и открывает доступ к залежам углеводородов – на этом фоне градус геополитической конкуренции будет возрастать.

Мы должны окончательно свернуть афганскую миссию – возможно, следует оставить в этой стране малочисленный контингент инструкторов, с тем чтобы помочь афганским силам безопасности принудить Талибан к переговорам о заключении мира.

Необходимо заняться процессом консолидации на Балканах, где напряженности в отношениях между сербами, хорватами и балканскими мусульманами грозят перерастанием в очередную войну. НАТО может сохранить здесь малочисленную миссию с целью стимулирования процесса примирения.

Альянсу следует решительнее выстраивать отношения с Россией: необходимо вступать в конфронтацию с Путиным там, где это нам нужно (например, в вопросе вторжения в Украину и непрекращающейся оккупации этой страны), но в то же время предпринимать попытки снижения напряженности в отношениях, направленных на поиск потенциальных возможностей сотрудничества.

Самым сложным вызовом в географическом плане остается Ближний Восток. Членам НАТО так и не удается согласовать единую политику в отношении Ирана – агрессивного регионального игрока, обладающего далеко идущими амбициями. Есть смысл в продолжении практики налаживания партнерских отношений с арабским миром, начатой в период Ливийской кампании и продолженной во время операций в Сирии против ИГИЛ. При этом более тесное сотрудничество с Израилем в итоге принесет альянсу немалые дивиденды.

А как же быть с потенциальными крошечными членами НАТО вроде Черногории? НАТО следует принять в свои ряды Северную Македонию ради стабилизации ситуации на юге Балкан. А вот затем процесс расширения альянса необходимо поставить на паузу. Мы должны приступить к формированию глобальных партнерств с такими демократическими государствами, как Япония, Австралия, Новая Зеландия и другими странами Индо-Тихоокеанского региона.

Следует ли нам готовиться отдавать жизнь за НАТО в ходе грядущих кампаний? Да, следует. В целом, альянс все еще приносит США стратегические выгоды. Нам стоит оказывать поддержку этой почтенной организации, убеждать ее членов в необходимости наращивания их оборонных расходов, а также подталкивать их к сотрудничеству с нами в борьбе за ключевые выгоды. Мы обязаны требовать от них участия в процессе создания НАТО версии 4.0 – максимально соответствующей требованиям грядущих десятилетий.

При этом нам не стоит забывать и о том, насколько опасным может быть этот мир. За четыре года на посту верховного главнокомандующего объединенными силами НАТО мне довелось подписать свыше 2 000 писем с соболезнованиями семьям павших – примерно треть из них составляли родственники погибших военнослужащих из Европы.

Я полностью согласен с тем, что в условиях демократии мы просто обязаны обсуждать, насколько это целесообразно – отдать жизнь за НАТО. И могу вас заверить – наши союзники по НАТО вновь и вновь демонстрируют готовность воевать и умирать за нас.

Источник - TIME

Перевод Константина Василькевича


Загрузка...

«Мы не ограничимся реакцией в киберпространстве»: в...

На совершение возможных кибератак со стороны третьих стран в Североатлантическом...

В России назвали «неадекватным» призыв главы...

На заявление Североатлантического альянса о выводе войск РФ из Крыма ответили в...

Советник Зеленского заявил, что Украина не будет...

Команда новоизбранного президента сохранит нынешний курс как на вступление в НАТО,...

Албанский офицер погибла в Латвии из-за взрыва

На военной базе НАТО Camp Adazi в Латвии в результате взрыва погибла офицер албанской...

Юнкер: Зеленский относится к России так же, как...

В Европе не сомневаются в евроатлантических устремлениях избранного президента...

Загрузка...

Коалициада по-молдавски

Додон подчеркнул: или коалиция с блоком ACUM, или досрочные парламентские выборы

Самая насущная потребность Украины

На протяжении почти трех десятилетий Украина неоднократно лелеяла ложные надежды, а...

Страсти в Панкисском ущелье

Почему люди принимают в штыки то, что следовало бы считать благом

В американском эфире — о результатах украинских...

Любой здравомыслящий украинский политик будет стремиться пользоваться...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
07 Апреля 2019, Валерий

" В целом, альянс все еще приносит США стратегические выгоды ". В этом предложении
весь смысл существования НАТО . Только неизлечимые дебилы могут слушать и верить
сладким речам о какой- то там демократии .

- 6 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка