Путин прощается, но остается

№49(845) 8—14 декабря 2017 г. 06 Декабря 2017 1 5

В октябре 2007 г. мы с Ритой прилетели в Россию. Помимо разных семейных дел, я хотел понаблюдать за кампанией по выборам Государственной думы, назначенным на 2 декабря. Проведение выборов намечалось по новым правилам, которые нельзя было назвать демократическими.

Основные правила выборов в Федеральное собрание, состоявшее из Совета федерации и Госдумы, не определялись конституцией Российской Федерации. Это было, по-видимому, упущением авторов ее проекта в 1993 г. Но уже при составлении правил выборов первого состава Госдумы избирательный барьер для партий, проходящих в думу по партийным спискам, был определен на уровне 5%.

Именно такой барьер существовал во многих европейских странах. Однако небольшие партии все же могли обеспечить избрание некоторых своих членов в Государственную думу путем создания блоков, а также по одномандатным округам, в которых депутаты избирались не по партийным спискам, а на основе взаимной конкуренции кандидатов. По одномандатным округам избирались половина всех депутатов Думы. Эти правила сохранялись и для выборов в Госдуму в 1995-м, 1999-м и в 2003 г.

Но в декабре 2007-го правила, без ясного объяснения цели, были изменены. Барьер для прохождения в Думу по партийным спискам повысили до 7%. Мажоритарная система выборов по одномандатным округам и областям отменялась, и все мандаты можно было получить лишь по партийным спискам. В бюллетенях для голосования исключался пункт «против всех». Отменялся и какой-либо порог явки избирателей на участки для голосования. Небольшим, но политически родственным партиям было запрещено объединяться в выборные блоки.

На предыдущих выборах в Государственную думу 7 декабря 2003 г. «правящая» партия «Единая Россия» смогла получить 223 депутатских мандата. Для большинства в Думе ей не хватало лишь трех мандатов. Полному доминированию этой правоцентристской партии в законодательстве помешал возглавленный экономистом Сергеем Глазьевым левоцентристский блок «Родина», объединивший пять небольших партий социалистической ориентации, за который проголосовали 9,5% избирателей.

В выборах 2007-го этот блок уже не мог участвовать. Не имели шансов на прохождение 7%-ного барьера Аграрная партия, «Яблоко» и все партии правой ориентации. Такой результат нельзя было считать справедливым, т. к. аграрии, социалисты и либералы, присутствующие по роду занятий и политическим взглядам группы населения, реально существующие в любом цивилизованном обществе, лишались представительства в парламенте. КПРФ и ЛДПР, которые завоевали в 2003-м 12,6% и 11,4% голосов, могли рассчитывать на депутатские мандаты и в 2007 г.

В 2006 г. по инициативе Путина была создана новая партия с социалистической ориентацией «Справедливая Россия», которую возглавил спикер Совета федерации Сергей Миронов. У этой партии не было политической истории, и Рой и другие наблюдатели сомневались в ее способности преодолеть 7%-ный барьер. «Справедливая Россия» могла рассчитывать на часть голосов, ранее достававшихся КПРФ.

Цель всех перемен в избирательном законодательстве была для меня вполне очевидной. Полномочия Путина как президента России заканчивались в марте 2008-го. Однако он, согласившись с предложением стать формальным лидером «Единой России» и возглавить список ее кандидатов на выборах в Думу, намеревался завоевать для своей партии не просто большинство, а «конституционное» большинство из двух третей голосов. Это обеспечивалось получением 301 мандата. Я предполагал, что Путин планировал внести какие-то изменения в конституцию РФ.

Второй ключевой проблемой в конце 2007 г., интересовавшей многих и в России, и на Западе больше, чем выборы в Думу, были выборы президента Российской Федерации, которые намечались на март 2008-го. Эту проблему я уже обсуждал раньше в разделе «Кто после Путина?» в главе 110. Тогда, в конце 2005 г., Рой предполагал, что наиболее вероятным преемником Путина мог стать Сергей Иванов, министр обороны и друг Путина еще по работе в КГБ. В 2007-м Иванов занимал пост первого зампредседателя правительства РФ.

В ноябре 2007 г. на выборы президента РФ уже были выдвинуты кандидатуры Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского. Однако кандидат от «Единой России» оставался неизвестным.

Выборы в Госдуму состоялись 2 декабря. «Единая Россия», избирательный список которой возглавлял Путин, одержала победу, получив 315 мандатов. Союзная с «Единой Россией» партия «Справедливая Россия» сумела, вопреки прогнозам, преодолеть 7%-ный барьер и завоевала 38 мандатов. Возможность внесения поправок в конституцию РФ была для Путина обеспечена.

Путин как новый лидер «Единой России», безусловно, уже давно определился и с кандидатурой своего преемника. Однако «сценарий» выдвижения кандидата в президенты не потребовал личного вмешательства Путина. Лидеры нескольких политических партий, «Справедливой России», Аграрной партии, «Гражданской силы», к которым присоединился и бывший лидер «Единой России» Борис Грызлов, приехав 10 декабря к Путину в Кремль для обсуждения проблемы преемника, предложили на пост президента кандидатуру Дмитрия Медведева, второго заместителя премьер-министра Виктора Зубкова.

Путин это предложение поддержал. Безусловно, что все эти шаги осуществлялись по определенному, разработанному ранее сценарию.

Теперь становилось очевидным, что избранный в марте 2008-го на пост президента Дмитрий Медведев предложит Путину стать новым премьер-министром. Отставка всего кабинета правительства после выборов нового президента предусматривалась конституцией РФ.

На посту премьер-министра Путин лишался некоторых своих полномочий в международной политике и поста Верховного главнокомандующего. Но он не терял своего уже приобретенного статуса национального лидера и получал большие полномочия в управлении экономическим развитием страны.

Рой и я еще в феврале 2008 г. до выборов президента в марте 2008-го написали очерк «Владимир Путин прощается, но остается». В нем мы предсказывали, что Медведев по окончании своего президентского срока выдвинет на этот пост Путина. Очерк был опубликован во многих газетах и еженедельниках.

Переход Путина на работу в правительстве увеличивал авторитет и возможности кабинета министров, работа которого при прежних премьерах — Касьянове, Фрадкове и Зубкове — была малозаметной. Появление Путина на посту премьера меняло и характер взаимодействия между правительством и президентом.

«В истории России, — писали мы с Роем в нашем очерке, — были периоды, в течение которых роль и власть Председателя Правительства была сильнее и важнее роли и власти всесильных глав государства. Такая ситуация возникала в 1906—1911 годах, когда председателем правительства был Петр Столыпин, и в 1965—1979 годах, когда правительство СССР возглавлял Алексей Косыгин. Развитие страны осуществлялось наиболее быстро именно в периоды правления этих лидеров. Не являясь главами государств, они тем не менее осуществляли важные экономические реформы и успешно участвовали в разрешении международных конфликтов....

И Столыпин и Косыгин добивались своих целей в условиях частых конфликтов с главами государств того времени. Столыпин конфликтовал и с Государственной Думой. У Путина на посту премьер-министра не будет таких проблем».

(Газета «Лондон ИНФО», №7, 22—28 февраля 2008 г.).

Наше с Роем предположение о том, что конституционное большинство в Думе было необходимо Путину для внесения поправок в конституцию РФ, оправдалось в ноябре 2008-го. Но характер этих поправок оказался неожиданным и для нас.

5 ноября, выступая с ежегодным посланием к Федеральному собранию, президент РФ Дмитрий Медведев предложил внести изменения в конституцию по увеличению сроков полномочий президента Российской Федерации с 4 до 6 лет, а полномочий Госдумы — с 4 до 5 лет. Голосование по этой поправке происходило 14 ноября. Ее поддержали 388 из 450 депутатов.

Действие поправки распространялось, однако, на следующие выборы президента, которые ожидались в 2012 г. Не было сомнений, что кандидатом на этот пост выдвинут Путина. Его власть теперь проектировалась до 2024 г.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Мы пришли в свободный порт

Уникальные 3D-конструкторы, созданные под украинским брендом Ugears, можно будет купить...

Shem Olam отказывает Польше

Руководство израильского Образовательного института изучения, исследования и...

Зачем Эрдоган посетил Молдову

Визит Реджепа Тайипа Эрдогана не на шутку всполошил молдавских политиков и...

Наш трикотаж вызывает ажиотаж

Во Вьетнаме из торфа будут получать удобрения и органическое топливо, энергия...

Коррупция, саботаж и неповоротливость Фемиды...

В последние годы состояние дел в Вооруженных силах Украины неизменно остается в...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
06 Декабря 2017, Владимир Теренин

Собчака россияне считают образцом мерзавца, говорить о Ельцине не хватит эпитетов. А ведь они оба крестные отцы Путина.

- 2 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка