РСМД на свалку истории ради гонки вооружений

№4 (892) 25 — 31 января 2019 г. 24 Января 2019 2

Госдепартаменту, похоже, никакой «шатдаун»* не страшен: пока американские военнослужащие сетуют на невыплату денежного содержания (кстати, впервые в современной истории США!), 15 января представители главного дипломатического ведомства страны проводят в Женеве переговоры с россиянами, а 16 января — консультации в Брюсселе с союзниками по НАТО.

Вечером 16 января о результатах европейских дискуссий журналистов проинформировала Андреа Томпсон, заместитель госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями. Задержавшая начало брифинга более чем на 20 минут чиновница в стремительном темпе поведала представителям ведущих изданий о глубоком разочаровании итогами женевской встречи с коллегами из российского МИДа, анонсировала старт одностороннего выхода США из договора РСМД** (о ракетах средней и меньшей дальности) со 2 февраля и традиционно обвинила во всем Кремль, «нарушавший положения договора свыше 30 раз в течение более чем пяти лет».

Многие западные эксперты намекают — дело-то, собственно, не в России: выходом из РСМД Вашингтон стремится развязать себе руки ради укрепления основательно пошатнувшихся позиций в Азии путем размещения в регионе вооружений, явно выходящих за рамки ограничений, предусмотренных форматом договора РСМД, но имеющихся в распоряжении потенциальных азиатских противников. А демонизация Кремля в современных условиях позволяет Белому дому с достоинством сохранить лицо — конечно же, в понимании американских дипломатов.

В итоге односторонний разрыв эпохального международного соглашения, подписанного 8 декабря 1987 г. Горбачевым и Рейганом и позволявшего достаточно успешно сохранять сложившийся баланс сил и миропорядок на планете на протяжении трех десятилетий, приведет лишь к одному — к новой гонке вооружений. Акцентируя внимание исключительно на Москве, в Вашингтоне откровенно лукавят, скромно умалчивая о том, что, по собственным оценкам Пентагона, в клуб обладателей ракет средней и меньшей дальности (или как минимум владельцев производственно-технической базы для их выпуска) входят 32 государства.

Анонсируя уже принятое решение, опытный дипломат Томпсон оперировала расплывчатым термином suspension («временная приостановка»), тщательно избегая слова «разрыв»: тем не менее смысл идеи донесен предельно ясно — речь идет о полном одностороннем отказе от соблюдения положений РСМД. В ряде высказываний американской чиновницы проскальзывают даже элементы дипломатического шантажа, а упомянутый разрыв знаменует старт вовсе не двусторонней, а глобальной гонки вооружений со множеством участников и труднопрогнозируемым исходом — для США, РФ, других стран и, конечно же, для Украины.

Впрочем, предлагаем вам самостоятельно оценить перспективы неоднозначного решения Вашингтона и представляем вашему вниманию отчет о брифинге заместителя госсекретаря в традиционном формате (со вступительным словом высокопоставленного чиновника и наиболее содержательными вопросами СМИ).

Томпсон:

— Сегодня в Брюсселе я обсуждала с нашими союзниками по НАТО вопрос величайшей важности — ход переговоров по ДРСМД. Вчера — в качестве руководителя межведомственной делегации — я провела в Женеве встречу с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым. Москва запросила эту встречу в декабре, и мы ответили «да, мы готовы вас выслушать». И потому наша делегация высокого уровня прибыла в Женеву для обсуждения ДРСМД с нашими российскими коллегами.

Мы абсолютно четко дали понять заместителю министра иностранных дел и его команде — Россия обязана вернуться к практике полного и объективно верифицируемого соблюдения положений ДРСМД. Хочу напомнить тем, кто не слишком внимательно отслеживал этот вопрос, — в течение более чем пяти лет объединенных дипломатических усилий США и наших союзников вопрос о несоблюдении договора поднимался нами свыше 30 раз. Кое-кто склонен думать, что речь идет о новой проблеме: это вовсе не новая проблема, а поиск нового решения после 30 случаев нарушения договора.

Мы озвучили беспокойство США по поводу несоблюдения положений соглашения. Мы конкретно изложили российским коллегам наше мнение, что им следует предпринять для возвращения к практике соблюдения договора — путем объективно подтвержденного соблюдения, путем объективно доказанной ликвидации системы, не соответствующей положениям РСМД.

К нашему разочарованию (что, впрочем, не удивило), нам вчера не удалось достичь прогресса в переговорах с Россией. Напомню — речь идет о непрерывных нарушениях, об угрозе не только для европейской безопасности, но и о глобальной угрозе и риске для наших союзников.

К вопросу организации вчерашней встречи мы подошли добросовестно. Я сказала заместителю министра о готовности выслушать его соображения о возврате к практике соблюдения условий договора. У них такая возможность была. Я также напомнила коллеге о наличии у России выбора: либо они отказываются от не соответствующей положениям соглашения системы, и действие договора РСМД сохраняется, либо иного не дано.

VOICE OF AMERICA (США):

— Министр Лавров сегодня говорил буквально о готовности Москвы дать Вашингтону возможность осмотреть спорную ракету и отметил, что США отказались от такого предложения. По сути он обвинил Вашингтон в нежелании вести содержательные переговоры. Что скажете по этому поводу? И что ожидает нас в будущем — после выхода США из ДРСМД?

Томпсон:

— Подобные заявления российских коллег удивления у меня не вызывают. Осмотр ракеты вовсе не подтверждает потенциальную дистанцию ее полета, а ведь мы говорим, в конце концов, именно о нарушении международного договора. Они обладают системой, радиус действия которой превышает дозволенные договором стандарты. Осмотр статической ракеты и ее пусковой установки ничего не скажет мне о реальной дальности этой системы.

Кроме того, наблюдение за тестовым запуском, осуществляемым под контролем российских военных, тоже ни о чем не говорит, ведь они сами будут выбирать свои пусковые системы и ракеты. Должна быть возможность верификации — объективного подтверждения. Ни одно из озвученных вчера российской делегацией предложений, ни одно из их «прозрачных решений» невозможно объективно верифицировать в рамках действующей системы контроля над вооружениями.

Отмечу вновь — будущее договора в руках России. У них есть время до 2 февраля. Если они не вернутся к практике соблюдения до 2 февраля, мы приостановим выполнение нами своих обязательств. А после этого у них будет еще шесть месяцев на то, чтобы вернуться к соблюдению условий договора. Отмечу вновь — следующий шаг за Россией, теперь их очередь действовать.

ТАСС (РФ):

— Чего теперь ожидать в вопросе диалога о стратегической стабильности в американо-российской сфере контроля над вооружениями. Сохранится ли вообще регулярный диалог этих двух государств по упомянутым вопросам? В октябре газета Guardian сообщила, что советник президента США по национальной безопасности Болтон выступает против возобновления переговоров. Готовы ли США, планируете ли вы привлекать РФ к участию в диалоге о стратегической стабильности?

И каковы теперь — в свете озвученного вами — шансы на продление срока действия договора СНВ-32 на очередные пять лет? Ожидают ли нас перемены в этом вопросе в связи с вашим выходом из ДРСМД?

Томпсон:

— Начну со второго вопроса: мы полностью соблюдаем обязательства по договору СНВ-3. И Россия, и США по состоянию на февраль минувшего года выполнили оговоренные условия, и мы продолжаем соблюдать договор. До истечения срока его действия остается еще пару лет, и вчерашние дискуссии по ДРСМД не были связаны с СНВ-3. Но я действительно в беседе с заместителем министра подчеркнула значимость этого договора.

Что касается переговоров по вопросам стратегической стабильности — у нас были встречи на уровне президентов. Госсекретарь Помпео и советник по национальной безопасности общались с главой МИД РФ, я встречалась с моим коллегой. Иными словами, двери открыты, и мы ведем дискуссии с российскими коллегами: буквально только вчера встречались. Двери открыты, и диалог присутствует — нет только позитивных действий другой стороны наших переговоров.

MACEDONIAN INFORMATION AGENCY (Македония):

— Хотелось бы услышать вашу политическую оценку визита Владимира Путина в Белград. Президент РФ в интервью ряду сербских СМИ заявил о дестабилизирующей роли политики США на Балканах. Говорил он и о том, что соглашение между Грецией и Македонией подписано под иностранным давлением, а Республику Македония насильно втягивают в военный альянс НАТО. Как вы оцениваете последние заявления господина Путина о политике США, ЕС и НАТО в отношении Балкан?

Томпсон:

— Комментарии президента Путина ни малейшего отношения к договору РСМД не имеют. Могу лишь сказать, что у меня была возможность не только нести службу на Балканах, но и бывать там с официальным визитом в качестве советника вице-президента Пенса по национальной безопасности. Президентская администрация активно сотрудничает с Македонией, важным партнером в этом регионе. Администрация продолжает оказывать содействие всем благим начинаниям в регионе, а риторике и пропагандистским заявлениям президента Путина я бы большого значения не придавала.

ADR TV (Германия):

— Не могли бы вы подробнее рассказать о том, что вы называете гарантиями верификации или объективного подтверждения? Как именно можно «верифицировать» дальность полета ракеты?

Томпсон:

— Не будем углубляться в технические дебри этого вопроса — тем более что большая часть этой информации, как вы понимаете, засекречена. Я действительно добивалась от россиян ответа на вопрос о том, как они планируют обеспечить соответствие положений договора, поскольку они лучше нас знают свои системы. Мы действительно вчера поднимали этот вопрос и сообщили им — по результатам тестов, по нашим разведданным и по информации, имеющейся у нас и у союзников, эта система нарушает положения договора. А они точно знают, как следует обеспечить соответствие этой системы положениям соглашения.

АГЕНТСТВО РБК (РФ):

— Намерен ли Вашингтон приступить к размещению в Европе запрещенных Договором РСМД ракет после выхода США из этого соглашения?

Томпсон:

— Мы лишь временно приостанавливаем соблюдение наших обязательств по договору: приостановка произойдет, если Россия не вернется к практике соблюдения положений договора. Мы все соблюдаем, мы не занимаемся разработкой и созданием — в отличие от наших российских коллег. Иными словами, мы будем соблюдать договор до указанной даты, а затем примем окончательное решение о готовности приостановить его соблюдение.

NBC NEWS (США):

— Какая обстановка в целом царила за вашим «круглым столом»? Отвлечемся от обсуждения договора: как вообще выглядели американо-российские отношения в момент вашей дискуссии?

Томпсон:

— Хочу сказать, что дискуссия велась очень профессионально. И открыто. Мы демонстрировали максимальную открытость в общении друг с другом. Так, я открыто заявила заместителю министра о готовности выслушать его. Я привезла команду опытных экспертов, он поступил так же. Никаких временных рамок не было — никто не спешил, никто не говорил, что у нас, скажем, есть только 30 минут или час для общения. Мы общались до тех пор, пока не осознали — в данный момент никакого прогресса ни с одной стороны не будет. Но беседа была профессиональной, искренней. И обе стороны направили на встречу делегации высокого уровня — именно тех людей, кто способен обсуждать такие вопросы.

GUARDIAN (Великобритания):

— Насколько мне известно, россияне сетовали на то, что американские оборонные пусковые установки могут использоваться для запуска наступательных ракет. Поднимался ли россиянами вопрос о взаимных объективных подтверждениях проверок таких систем?

Томпсон:

— Да, они действительно выдвигали подобные контраргументы. Но что интересно — все наши системы, о которых они говорили, соответствуют условиям договора. Мы обсудили их вопросы шаг за шагом и предоставили необходимую информацию. Наши системы неизменно соответствуют положениям договора, но вопрос этот они все равно поднимали.

РИА НОВОСТИ (РФ):

— Не могли бы вы прояснить суть используемого вами термина suspension («временная приостановка»)? Что он означает? Не подразумевает ли он, что вы не выходите из договора?

Томпсон:

— Подразумевается решение о приостановке соблюдения нами условий договора. Это означает, что мы сможем заниматься разработкой и созданием систем, запрещенных данным договором. Иными словами, соблюдение нами обязательств по договору будет приостановлено.

FORCES TV (Великобритания):

— Проводили ли США консультации с Великобританией и другими членами НАТО до решения о разрыве договора РСМД? И как они отреагировали на ваше решение?

Томпсон:

— Мне не хотелось бы упоминать термин «разрыв», поскольку такое решение еще не принято. Да, мы действительно консультировались с нашими ключевыми партнерами и союзниками (и Великобритания входит в их число). И мы продолжаем консультации — даже сегодня у нас назначены дополнительные встречи. И Великобритания остается нашим верным партнером.

VOICE OF AMERICA (США):

— Хотелось бы услышать от вас общую оценку нынешнего потенциала российских ракетных войск. Дело в том, что в последнее время публикуется масса репортажей о реальной модернизации российского оружия. Об этом же говорят и заявления господина Путина. Что вы думаете по этому поводу:

Томпсон:

— Я думаю, что они продолжают нарушать международные соглашения о контроле над вооружениями. Я думаю, они продолжают угрожать нашим партнерам и союзникам. Я думаю, они продолжают размещать воинские подразделения там, где это не предусмотрено подписанными ими международными договорами. И я думаю, что они обязаны проявлять больше честности в оценке своих действий.

СПРАВКА «2000»

Андреа ТОМПСОН, заместитель государственного секретаря США по вопросам международной безопасности и контроля над вооружениями (с 26.04.2018). Ранее советник по национальной безопасности вице-президента США Майка Пенса. Томпсон — полковник вооруженных сил США, кадровый офицер, отдавшая службе в армии более 25 лет. Участник ряда боевых операций, в т. ч. в качестве сотрудника разведывательного директора комитета начальников штабов коалиции в Афганистане, старшего разведывательного сотрудника многонационального дивизиона «Север» в Ираке. Принимала участие в миссиях США в Боснии и на Балканах.*Временная и вынужденная приостановка финансирования деятельности немалой части государственных органов, учреждений и ведомств США: возникает в ситуации, когда членам конгресса не удается согласовать с исполнительной властью объемы финансирования госорганов и программ в процессе принятия бюджета. 22 декабря стартовал 22-й «шатдаун» в истории США — по длительности и масштабу он уже бьет все рекорды.

*Временная и вынужденная приостановка финансирования деятельности немалой части государственных органов, учреждений и ведомств США: возникает в ситуации, когда членам конгресса не удается согласовать с исполнительной властью объемы финансирования госорганов и программ в процессе принятия бюджета. 22 декабря стартовал 22-й «шатдаун» в истории США — по длительности и масштабу он уже бьет все рекорды.
**Договор между США и РФ о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанный президентами Медведевым и Обамой 08.04.2010 г. и вступивший в силу 05.02.2010 г. Действует 10 лет с возможностью пролонгации на 5 лет, предусматривает сокращение ядерных боезарядов до 1550, а МБР (в т. ч. баллистических ракет подводного флота и ВВС) — до 700 единиц.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Путин объяснил, чем ответит Россия на размещение...

Путин: Россия будет вынуждена обезопасить не только места потенциального запуска...

«Часы тикают»: генсек НАТО обратился к России

Йенс Столтенберг, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, призвал РФ...

Дразним русского медведя зонтиком НАТО?

Складывается впечатление, что некоторые разрушительные идеи навечно прописались во...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка