Стройка на безымянных останках

№28(914) 12 — 18 июля 2019 г. 10 Июля 2019 5

Государственный памятник в Куропатах

Сталинизм и массовые репрессии в Беларуси*

Дефицит информации о бойне в Куропатах расшатывает устои современной Беларуси.

Оскверненные вандалами памятники, судебные споры относительно застройки, шельмование историков — вот итоги битв за земли белорусского лесного урочища, где в период с 1937-го по 1941 г. уничтожено неизвестное количество людей. Все эти события нисколько не приближают Беларусь к пониманию того, что произошло в Куропатах, а лишь развивают и культивируют невежество в отношении фундаментальных устоев истории современной Беларуси.

Памятник одной из уже идентифицированных жертв Куропат

Куропаты, расположенные в северном пригороде Минска, стали священным местом для жертв сталинских репрессий 1937—1941 гг. Информации о точном количестве погибших (как и об этнической принадлежности найденных там тел) нет. Свидетельства причастности НКВД очевидны, но история Куропат остается спорным и активно дискутируемым эпизодом.

В 1988 г. Куропаты «заново открыл» Зенон Позняк, ставший позднее лидером Консервативно-христианской партии — Белорусского национального фронта. Опасаясь за свою жизнь, Позняк в 1996 г. бежал из Беларуси. По его оценкам, число жертв достигает максимум 250 000 человек. Однако некоторые исследователи опровергают эту цифру как абсолютно не соответствующую действительности, поскольку численность населения БССР в 1937 г. составляла около 5 млн. чел.

Не менее резкая критика звучит и в адрес другого ведущего исследователя Куропат — историка Белорусского государственного университета Игоря Кузнецова. Правительство, среди прочего, обвиняет его в плагиате, а оппозиция (в т. ч. и Позняк) утверждает, что Кузнецов связан с КГБ Беларуси, а потому «не имеет никакого морального права» принимать участие в изучении трагедии Куропат.

В результате нет ни четкой, определенной трактовки истории Куропат, ни знания того, кто именно там похоронен, ни понимания истинной сути событий в Куропатах. Архивы КГБ Беларуси закрыты, а в национальных архивах исследователям пока не удалось отыскать ни единого упоминания о Куропатах. При этом правительство считает интерес общества к этому памятному месту политически мотивированным, поскольку эту заинтересованность проявляют и некоторые известные представители оппозиционных партий или движений.

Официальная Беларусь (в лице президента Александра Лукашенко) в лучшем случае демонстрирует неоднозначное отношение к Куропатам и их жертвам, а также к вопросу о том, как чтить их память. В ноябре прошлого года по инициативе правительства возведен небольшой монумент — простое и незамысловатое сооружение (на четырех металлических опорах закреплен колокол), отдаленно напоминающее более масштабный и впечатляющий памятник жертвам нацизма, установленный в 50 км от Минска в мемориальном комплексе «Хатынь».

Монумент от государства все еще стоит в Куропатах, но многие другие памятники повалены, а новые в урочище возвести не удается по причине сопротивления. «Скамья Клинтона» — подарок «народа Соединенных Штатов народу Беларуси в знак памяти», установленная здесь в 1994 г. во время краткого визита президента Билла Клинтона, регулярно становилась жертвой вандализма, а в феврале 2019 г. ее окончательно уничтожили, разбив на фрагменты.

"Скамья Клинтона" - до вандалов

"Скамья Клинтона" - после вандалов

Изданное в 2000 г. распоряжение о прокладке автомагистрали через лес спровоцировало решительные протесты, и в период с 2004-го по 2014 г. Куропатское урочище имело статус охраняемой территории. В 2012 г. площадь этой территории сократили ради строительства центра отдыха с неблаговидным для слуха белоруса названием «Бульбаш-Холл», но реализация проекта тоже столкнулась с ожесточенным сопротивлением, и пансионат так и не возвели.

Споры вспыхнули с новой силой в 2014 г., когда здесь запланировали открытие ресторана «Поедем поедим» (заведения с «интимными комнатами» для посещающих его мужчин, готовых встречаться с работающими тут дамами) — прямо у самого входа на месте массового захоронения. Несмотря на ежедневные протесты, проводимые «Молодым фронтом», ресторан исправно функционирует.

Установленные представителями оппозиции кресты были снесены бульдозерами и вывезены за пределы урочища. В апреле территорию оградили забором, а Лукашенко заговорил о планах по созданию некоего «выставочного центра». В ответ на просьбу прояснить свои планы он объяснил: «Я дал распоряжение привести это место в порядок. Поэтому я поручил по христиански, по мусульмански, по иудейски (там же разные люди). И кто-то из мусульман правильно заметил, когда католики там начали возмущаться: чего вы, говорит, расстраиваетесь, злитесь — там же и мусульмане, и евреи, не только христиане — православные и католики».

Утверждая, что кресты высотой 5—7 м возводили не от души, небескорыстно и без искреннего уважения к памяти павших, Лукашенко отметил: «Мы извинимся перед этими людьми за то, что мы ворошим их прах. Они же оттуда на нас смотрят и думают: «Люди, зачем вы, оставьте нас в покое». Они этого хотят. Любой умерший человек, который находится там, в земле, думает только одно: «Я ушел, живите вы, долго живите, только не ворошите мой прах». А мы каждый год, политизируя проблему, топчемся по их головам. Это ненормально. Это моя точка зрения».

Идентичность, возведенная на базе памяти

Под угрозой тут оказались не только отдельные монументы, но и сама национальная память и национальная идентичность. У Беларуси нет четко очерченной идентичности. Президент пытался выстраивать ее по примеру России на базе нарратива о победе над нацистской Германией. Его стратегию нельзя назвать провальной, поскольку практически в каждой белорусской семье кто-то погиб в годы войны. Тем не менее история искажалась, поскольку число жертв войны постоянно возрастало. Если в 1965 г. первый секретарь ЦК КП Белорусской ССР Петр Машеров говорил, что погиб каждый четвертый белорус, то Лукашенко в 2004 г. утверждал, что война унесла жизнь каждого третьего жителя страны.

При этом последствия холокоста минимизируются. Число евреев, погибших в Беларуси (а это примерно 600 тыс. чел.), с завидным постоянством суммируется с общим числом погибших советских граждан — в полном соответствии с исторической практикой советского периода. В постсоветских школьных учебниках истории детальная информация о холокосте отсутствует.

Тем временем память живущих постепенно очищается от воспоминаний о сталинских и нацистских репрессиях. Количество ветеранов войны сегодня не превышает нескольких тысяч, и лишь немногие из них все еще способны принимать участие в ежегодных празднествах в честь Дня Победы 9 мая.

При этом любые попытки ведения дискуссии о преступлениях сталинской эпохи подрывают официальный нарратив сразу по нескольким важным позициям. С одной стороны, организовавшие бойню в Куропатах сотрудники НКВД были неотъемлемой частью советской системы. С другой — в число погибших входят культурные лидеры советской Беларуси, политические деятели и рядовые крестьяне. По данным Кузнецова, большинство жертв — это мужчины в возрасте 30—40 лет: среди них примерно 65% этнических белорусов. Почти 85% убитых — рабочие и крестьяне, причем примерно половину из них обвиняли в шпионаже.

Куропаты, пожалуй, были главным местом казни: Позняк и другие исследователи считают урочище национальной святыней, которую следует чтить и уважать. Между тем это не единственное массовое захоронение (по словам Кузнецова, в одном лишь Минске их насчитывается 12), появившееся в результате зверств, разрушавших белорусскую национальную идентичность.

Будущее этой небольшой республики определили 30-е годы. В отличие от более крупной соседней Украины процесс восстановления после утраты национальной культурной элиты в Беларуси проходил гораздо сложнее. Ночь с 29-го на 30 октября 1937 г. вошла в историю как «Ночь казненных поэтов», как апогей нападок на белорусских писателей. По приказу Сталина было казнено более 100 человек, в т. ч. знаковые представители политической, культурной и других элит. Однако ныне власти страны не признают 30 октября как официальный день национальной памяти.

В 30-е же годы началось вытеснение белорусского языка русским. К 70-м годам русский доминировал в жизни общества, в публикациях, средствах массовой информации и в деловой жизни. Доминирующие позиции русский язык сохраняет и сегодня, а попытки восстановления статуса национального языка имеют скорее лишь символический характер. Русский доминировал даже в постсоветский период: с 1990-го по 1995 г. он оставался единственным государственным языком Беларуси — до тех пор,пока новоизбранный президент Лукашенко не провел референдум, восстановивший равноправие белорусского и русского языков (в теории,поскольку на практике доминирует русский).

От прошлого к будущему

Лукашенко с запозданием осознал необходимость держаться подальше от России Путина, различными средствами стремящейся удержать маленького соседа на орбите влияния РФ. Лукашенко — со своей стороны — инициировал диалог с Западом и увеличил срок безвизового пребывания иностранцев в Беларуси с 5 до 30 суток.

Однако за 25 лет президентства Лукашенко не продемонстрировал практического прогресса в деле формирования национальной идентичности. Беларусь — современное государство во многих аспектах: оно обладает высокоразвитой IT-индустрией, здесь возводятся новые отели, строительство ведется полным ходом, а население имеет хорошее образование.

Молодые белорусы посещают страны ЕС чаще граждан других бывших советских республик. В то же время политически Беларусь пассивна. Общественную жизнь монополизировали лишенные эмоций и, как кажется, абсолютно взаимозаменяемые личности, а все рычаги власти находятся в руках президента. Парламент лишь дебатирует, не имея реальной власти, а ход выборов тщательно контролируется.

Фундаментальные трансформации, пережитые в 1988—1991 гг. соседями (в т. ч. Россией) и вскрывшие преступления времен сталинской эпохи, прошли мимо Беларуси.

В Украине, к примеру, тема голо домора 1933 г. (голода, унесшего жизни почти четырех миллионов

крестьян) обрела определяющее значение, и эта трагедия украинского народа признана геноцидом Украиной и 33 другими государствами.

В Беларуси не было подобных академических или общественных дебатов, и тут в вопросе осознания своего прошлого сформировался вакуум. В этом году лишь снос крестов в мемориальном урочище Куропаты спровоцировал полномасштабную ответную реакцию,но она по большей части сводилась к темам, близким для православных и католиков, а вовсе не к осознанию чудовищности событий в Куропатах.

Наступят ли перемены? Я верю в это, но многое зависит о того,кто в итоге станет преемником Лукашенко (в августе президенту ис полняется 65 лет), от того, как пройдет процесс смены поколений, а также от степени готовности молодых активистов, защищающих Куропаты, противостоять различным провокациям и актам вандализма.

Наличие людей, выступающих в защиту урочища (в ежедневном режиме на протяжении нескольких месяцев) — это самый отрадный сигнал. Но местным историкам приходится очень непросто, поскольку внимание к жертвам Сталина чревато обвинениями в «ревизионизме истории» и давлением, которое уже ощущают на себе такие ученые, как Кузнецов, отвергающие официальный нарратив.

История урочища Куропаты обязательно должна стать предметом изучения иностранных исследователей, темой международных конференций и форумов, где эти события можно будет анализировать без предвзятости и гиперболизации. В конце концов, никто не обладает монопольным правом на интерпретацию и анализ событий прошлого.

*Перевод материала, опубликованного журналом TOL (Transitions Online) 02.07.2019. Переведено и опубликовано еженедельником «2000» с разрешения издателя и автора.
**Заслуженный профессор, заведующий кафедрой истории и классической литературы Университета Альберты, автор 20 книг, в равной мере посвященных Украине и Беларуси.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

«Социальное равенство, справедливость, гуманизм»:...

В поздравлении к народу глава государства отметил, что появилось оно благодаря...

«Декоммунизацию остановил сразу»: Лукашенко...

«Злодеев и олигархов к стенке, повесить — это все было, но было и много чего...

Лукашенко: Зеленского загрузили страшным грузом

Белорусский президент уверен, что спустя какое-то время конфликт в Украине будет...

Лукашенко предлагает устроить Олимпиаду для трех...

Он отметил, что в Беларуси достаточно объектов, чтобы провести летние Олимпийские игры

Госпогранслужба отреагировала на слова Лукашенко о...

«Из 38 единиц 20 пытались перевезти именно в Украину из Беларуси», — отмечают в...

Границу с Украиной закрыли: Лукашенко объяснил, какой...

Президент Беларуси отметил, что из Украины «хлынул поток оружия»

Загрузка...

Уточнение угроз

Будущее НАТО предстает более неопределенным, чем когда-либо. Лондонский саммит...

Нерешенные проблемы умеют мстить

Южная Америка — наиболее яркая иллюстрация невозможности «конца истории»

Украинско-китайский космос

К 2030 г. Китай намерен приступить к зондированию Марса, Юпитера, а также малых планет...

Ни мира, ни войны

Чтобы продвинуться к миру, стороны конфликта — при посредничестве Франции, Германии...

$800 миллиардов инвестиций для решения...

Азия не в состоянии прокормить себя: в ближайшее десятилетие в аграрный сектор...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка