Трамп. Ледокол и человек

16 Мая 2018 4.8

США И ИРАН

Односторонний (без согласования с союзниками) выход США из международного соглашения по Ирану, по мнению европейцев, как и перенос американского посольства в Иерусалим (Сые-руса-рим) и прочие не согласованные с союзниками акции, ввергли мир в хаос.

Так, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини на конференции во Флоренции сообщила, что «мир находится в хаосе… и Европе нужна профессиональная армия».

Заметьте, не ввергает, а уже ввергли мир в хаос. И потому с европейской защитой нужно, дескать, поторопиться. Канцлер ФРГ Ангела Меркель в унисон сообщила заинтересованной публике, что ЕС уже якобы «достиг гигантского прогресса в военном сотрудничестве».

Сама концепция общеевропейской армии – тема отнюдь не новая. Общеевропейская оборонная политика прописана и в Лиссабонском соглашении. Потому в ноябре 2017 г. Евросоюз (за исключением трех стран) принял план действий «Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны – PESCO. В этом смысле нет ничего неожиданного ни в заявлениях, ни в действиях европейских политиков.

Однако при условно дееспособном (и едином) НАТО и при неоспоримой американской гегемонии срочной нужды в общеевропейской армии не возникало вплоть до президентства Дональда Трампа, когда отношения союзников, как говорил дед Щукарь, пошли «наперекосяк». И теперь самые высокопоставленные чиновники ЕС (вплоть до Жана-Клода Юнкера) говорят уже об «оборонном суверенитете» как о неизбежной перспективе Европы. Выход же Трампа из ядерного соглашения с Ираном только подстегнул этот процесс.

По словам Ангелы Меркель, «Европа больше не может полагаться на военный зонтик США». А на периферии Европы уже существует множество конфликтов, непосредственно угрожающих безопасности ЕС, от которых США не способны защитить своих союзников.
Ведь наиболее потерпевшими от как бы американских побед на Ближнем Востоке стали именно европейцы. Это к ним хлынули волны беженцев через разрушенные Сирию и Ливию. И это на Европу направлены непрекращающиеся террористические атаки, порожденные как бы победой США в Ираке. Не будем напоминать как бы о вкладе самих европейцев в эти как бы победы. Не будем напоминать и о вкладе Европы в хаотизацию Украины. Почему же от всех этих угроз США должны защищать Европу за свой счет? По крайней мере, именно так это представляет себе президент Трамп.

Отметим, что Трамп действует практически строго в русле своих предвыборных обещаний, которые ему в принципе необходимо выполнять. И если страны ЕС выступают против того, чтобы он их выполнял (а они таки против), то Трамп вынужден действовать в одностороннем порядке. Или же — отказаться от предвыборных обещаний и таким образом откровенно перейти в политическую когорту популистов, которым несть числа. Но в этой когорте ему ничего добиться не удастся. Даже выделиться не удастся, поскольку здесь действуют такие златоусты, которых Трампу превзойти никак не получится. И просто сохраниться в политике не получится.

Все же рассуждения о том, что действия президента Трампа объясняются исключительно его личными специфическими как бы качествами, в числе которых неотъемлемыми являются его различные как бы чудачества, эпатажность, шоуменство (если так можно выразиться), не соответствуют действительности.

Не потому, что у него нет этих вышеперечисленных личных свойств (они у него как раз есть), а потому, что использует он эти присущие ему свойства сугубо в качестве движителя по заранее выверенному курсу. А курс президента Трампа (ледокола и человека) определяет не самолично Дональд Трамп, а стоящие за ним могучие политические и экономические силы. Задача же Трампа (и сил, стоящих за ним) – взломать многолетние паковые наслоения американской бюрократии, подобно тому, как ледокол взламывает многолетний паковый лед. Взломать то самое глубинное государство – конгломерат финансистов, медиа и спецслужб, которое уже не позволяет стране ни нормально развиваться, ни просто жить и дышать. И Трамп понимает это, как никто другой.

В этом смысле президент Трамп находится на войне (пока «холодной», но все может быть), и здесь не до сантиментов и экивоков. И даже не до дипломатии. В этой войне (как всегда было в истории США) внешнеполитические силовые акции используются сугубо для решения (удачно или не очень) внутренних проблем. В данном случае, по всей видимости, Трамп пытается отколоть некоторую часть демократов и переориентировать их на поддержку своего курса. В то же время он стремится преодолеть сопротивление и части республиканцев, очевидно препятствующих ему во внутренней политике.

Иными словами, Трампу приходится действовать в условиях фактического слома традиционной двухпартийной политической системы, когда политическая борьба происходит не между демократами и республиканцами (как это всегда было прежде – по крайней мере, внешне), а внутри какой-то новой, еще только складывающейся политической системы.

И в этом смысле Трамп действует, ориентируясь на победу на промежуточных выборах в конгресс в ноябре. А он их, несомненно, выиграет. Если доживет. И если все мы доживем, поскольку мир находится на опасной грани большой войны. И этот его выигрыш будет важным аргументом в политической борьбе и в достижении тех целей, которые он преследует. Возможно, брутально, но неуклонно.

Стратегия вывода внутреннего хаоса (перегрева) вовне для решения собственных политических проблем всегда успешно действовала ранее. И внешние игроки вынуждены были покорно принимать на себя эти подачи порций хаоса. По крайней мере, внешнее сопротивление союзников, несогласных с такой политикой, всегда удавалось преодолевать. Не будем говорить — переламывать через колено. По большому счету, на их интересы можно было не особо обращать внимание.

Но ситуация качественно изменилась. Суть изменений в том, что политическая карта мира преобразилась существенным образом. Появились новые крупные игроки, чьи интересы уже стало невозможно игнорировать (невозможно переламывать через колено), поскольку их экономический и военный потенциал вполне соизмерим (а где-то и превосходит) соответствующие показатели недавнего мирового гегемона. Более того, тенденции дальнейшего развития говорят отнюдь не в его (гегемона) пользу. Признавать это, несомненно, очень грустно, но именно это признание вынудило Трампа выдвинуть лозунг — «Сделать Америку снова великой». Какой был бы смысл в этом лозунге, если бы Америка продолжала оставаться великой!

Но вот насколько на самом деле великой Америка может быть на новой меняющейся политической и экономической карте мира? И насколько в исторически сложившейся ситуации она может пренебрегать интересами своих союзников, принуждая их следовать в фарватере американских экономических санкций?

Возвращаясь к лозунгу «Сделать Америку снова великой», заметим, что сделать это невозможно без возвращения в страну американских производств, убежавших в Китай в погоне за прибылью. Тем самым они своими собственными руками сделали великим именно Китай, а Америка столкнулась с неожиданными (впрочем, что здесь такого неожиданного?) многочисленными последствиями деиндустриализации.

Обещанное Трампом возвращение убежавшей американской промышленности было заранее обречено на неудачу. Возвратить ее (даже теоретически) можно только вместе с китайцами, которые там работают. И вместе с китайской системой подготовки кадров. И вместе с огромной сетью смежных производств, которыми она обросла за эти годы. Это все равно что пытаться затолкать фарш обратно в мясорубку. И никакая демагогия о том, что постиндустриальный мир – это и есть магистральная дорога прогресса, не изменит того грустного факта, что без промышленности величие страны невозможно. А реликтовые остатки этого былого величия будут быстро исчезать.

И наконец. Если могучая (по крайней мере, большая) объединенная Европа больше не полагается на способность США защищать и поддерживать уходящий «американский миропорядок», то нам (с нашими более чем скромными ресурсами и возможностями) полагаться на него было бы как минимум наивно. Не будем говорить глупо. Но совершенно глупо было бы потратить эти наши скромные материальные и человеческие ресурсы на удержание того, что в принципе неудержимо. И что идет поперек хода истории.


Загрузка...

Одна из моих лучших: Трамп вспомнил встречу с Путиным

Последний раз президенты США и РФ встречались в июле в Хельсинки

Трамп не пришел на прощание с Маккейном

В Вашингтонском кафедральном соборе прошла церемония прощания с умершим 25 августа...

Трамп: США могут выйти из ВТО

Выход состоится, если организация «не изменится к лучшему»

Меркель и Трамп по телефону говорили об Украине

Украина и Западные Балканы — две темы, помимо Сирии, которые обсуждали лидеры

Загрузка...

Забудьте о «Джавелинах»...

Политика Путина демонстрирует: он продолжает действовать так, словно развал...

Жаркая политическая осень в Молдове

Несмотря на то, что конкретная дата парламентских выборов ещё чётко не определена,...

В мемуарах Керри нашлось место для Украины

«Путин максимально придерживал карту Украины, поскольку считал этот вопрос очень...

Цейтнот и пат: каждому свое

Единственный выход для Кремля — вернуть Вашингтон на сирийскую сцену

Я жил в стране щенков и радуги

Уважаемый губернатор Дин*, вы недавно — со скепсисом — прокомментировали в Twitter...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка