Украина — Иран: возможности тают, как облака

№39(835) 29 сентября – 5 октября 2017 г. 27 Сентября 2017 1 4.8

В марте 2016-го Украина и Исламская Республика Иран подписали соглашение об экономическом сотрудничестве. После 11-летнего перерыва, связанного с санкциями против Ирана, наша страна возобновила с ним двусторонние связи.

Оказалось, что у мусульманского государства с 80-миллионным населением, которое в представлении обывателя прочно ассоциируется с мрачной религиозной диктатурой, черным хиджабом и «нефтяным краном», существует колоссальная потребность в украинской продукции, прежде всего сельскохозяйственной. Иран выразил готовность закупать у нас и пассажирские и транспортные самолеты, железнодорожные вагоны и электротранспорт, создавать совместные предприятия.

Энергозависимая Украина проявила встречный интерес — к нефти и газу, по запасам которых Иран занимает одну из лидирующих позиций в мире. Договорились также об инфраструктурных проектах, о сотрудничестве в банковской сфере, в области железнодорожных перевозок, о привлечении иранских инвестиций в Украину.

Иран — одно из ключевых государств ближневосточного региона, пережившее Исламскую революцию и кровопролитную войну, с начала с 50-х гг. прошлого века живущее под различными международными санкциями. Несмотря на это, ИРИ входит в двадцатку стран, обладающих серьезными достижениями в сфере новейших технологий, химии и медицины, имеет развитую ракетно-космическую промышленность.

Для стагнирующей украинской экономики в условиях, когда европейский рынок не спешит открывать свои прилавки перед нашими товарами, сотрудничество с одной из самых богатых стран Азии предоставляет огромные возможности и перспективы.

Однако многие достигнутые договоренности остаются только на бумаге — дальше подписания меморандумов, протоколов о намерениях и обмена делегациями сотрудничество так и не продвинулось. Да и показатели товарооборота между Украиной и Ираном пока еще далеки от рекордов.

Какая из сторон блокирует процесс? Почему в погоне за «европейским журавлем» Украина рискует упустить «ближневосточную синицу»? Могут ли новые санкции против Ирана, подписанные Трампом, вернуть отношения Украины и ИРИ в холодную фазу? Способен ли Тегеран в ответ на действия США втянуться в новый военный конфликт? С этими вопросами мы обратились к Чрезвычайному и Полномочному Послу Исламской Республики Иран г-ну Мохаммеду Бехешти-Монфареду.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран г-н Мохаммед Бехешти-Монфаред

В окружении проблемных соседей

— Господин посол, в мае в вашей стране прошли президентские выборы, которые, по мнению независимых наблюдателей, стали «образцом исламской демократии». К этому хочу добавить, что мои коллеги, ранее бывавшие в Иране, утверждают, что вопреки распространенным стереотипам у вас очень демократичная страна: иранский президент близок к народу, обходится без кортежей и перекрытия улиц, ваши граждане могут открыто критиковать власть. Какие еще примеры демократических свобод вы можете привести?

— Прежде всего я хочу поблагодарить ваше издание за эту встречу и предоставленную возможность обсудить тему развития отношений между Украиной и Ираном. А что касается развития исламской демократии, могу сказать, что именно в Исламской Республике Иран существует стабильная демократическая система, и уже 38 лет полностью отсутствует диктатура, что стало возможным благодаря Исламской революции, которая произошла в нашей стране в 1979 г.

За этот период у нас было проведено около 40 выборов в высшие органы государственной власти. И все они проходили без каких-либо нарушений, абсолютно открыто и прозрачно. Так же, как и нынешние президентские выборы, где каждый кандидат получил возможность высказать свое мнение, выступить с критикой власти. Несмотря на то, что далеко не всегда эта критика была честна и справедлива, никто не подвергается гонениям. Я считаю, что это главный показатель уровня демократии в стране. И, можно сказать, беспрецедентный в политически неустойчивом ближневосточном регионе.

У нас есть соседи, где правят ручные режимы и нет даже намека на демократию и свободу слова, а после выборов происходят масштабные аресты оппонентов. Некоторые наши соседи до сих пор живут в традициях средневековья, где к инакомыслящим применяется смертная казнь. Иран же действительно самая демократическая, стабильно развивающаяся страна на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива. Для нас очень важно сохранить этот статус, поскольку мир и стабильность — это гарантии развития страны. Мы это отлично понимаем и ценим, поскольку Иран сильно пострадал от терроризма в постреволюционный период, и сегодня именно наша страна ведет активную антитеррористическую деятельность в регионе. Так, в июле мы подписали соглашение с Ираком об усилении сотрудничества в борьбе с экстремизмом и терроризмом.

Относительно же стереотипов о «закрытости» Ирана отвечу так: мы с вами живем в эпоху информационных технологий. Достаточно зайти в интернет, чтобы узнать, что сегодня кушал на завтрак какой-нибудь президент. Еще встреча на высшем уровне не закончена, а предыдущая часть информации уже выдается в новостях. Иран в этом смысле — не исключение. Мы открыты для всех и готовы к конструктивному диалогу и сотрудничеству.

Планов громадье

— Вот давайте и поговорим о сотрудничестве. Правительства Ирана и Украины в последнее время регулярно заключают различные меморандумы. В феврале 2017 г. сообщалось, что 27 украинских железнодорожников будут участвовать в строительстве участка пути Керманшах—Малаер, а в целом Украина может принять участие в строительстве 1000 км железнодорожной инфраструктуры Ирана. Существует также меморандум о запуске тестового грузового поезда в Иран. А в марте иранская сторона передала в Киев проект соглашения о развитии транспортного маршрута Персидский залив — Черное море. В какой стадии эти проекты?

— Да, вы правы, первичное соглашение по этим вопросам было достигнуто. Но прежде чем ответить на ваш вопрос, я хотел бы сделать небольшой экскурс в прошлое.

Когда два года назад я приступил к выполнению обязанностей Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики Иран в Украине, то с удивлением узнал, что целых 11 лет вообще не проводились заседания совместной правительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Я поставил перед собой задачу активизировать этот процесс, и в марте 2016 г. в Тегеране состоялось пятое заседание совместной межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, на котором присутствовала правительственная делегация из Украины. Возглавлял ее вице-премьер-министр.

Шестое заседание состоялось в марте 2017-го уже в Киеве. Для участия в нем прибыла высокопоставленная делегация из Ирана. И сегодня обе стороны серьезно отслеживают процесс выполнения решений заседаний совместной комиссии. Многие из этих соглашений в настоящее время выполняются. Наиболее активно продвигается сотрудничество в транспортной сфере — создана совместная рабочая группа по вопросам транспорта, которая вскоре проведет свое пятое заседание в Киеве.

Одной из самых актуальных проблем остается транспортировка в Иран зерна и других товаров. Было решено работать в нескольких направлениях, но прежде всего наладить воздушное сообщение. И хотя сегодня уже шесть раз в неделю осуществляются авиарейсы между Украиной и Ираном, это не решает проблем транспортного сообщения.

Два года назад иранская сторона передала украинской проект нового договора по сотрудничеству в сфере авиационного транспорта, но ответной реакции не последовало. За это время произошли изменения в структуре госавиаслужбы — ушел в отставку г-н Антонюк, поменялось руководство ведомства, но так или иначе этот договор до сих пор не подписан. Мы очень надеемся, что это интервью поможет нам достучаться до ваших руководителей и активизировать процесс. Тем более что речь идет об очень важных договоренностях, которые позволят увеличить число авиарейсов между нашими странами до 14 в неделю.

Мы имеем большой потенциал в сфере мультимодального транспорта. И сейчас Иран подписывает большой международный договор с Грузией, Азербайджаном, Украиной и Польшей о создании транспортного транзитного коридора Юго—Запад. Это ускорит строительство участка Керманшах—Малаер, о котором вы упоминали, железной дороги Решт—Астара и других маршрутов.

Хочу сказать, что к нам поступает множество предложений от украинских товаропроизводителей. Так, крупнейший в Украине производитель и экспортер сельхозпродукции «Нибулон» ведет переговоры о продаже и транспортировке зерна в Иран. Есть предложение о мультимодальных перевозках зерновых культур через Батуми, Баку, а оттуда до иранских северных портов на берегу Каспийского моря. Но транспортировка по морскому пути, а сегодня это 94% грузов, которые везут через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море, — длительна и затратна. Поэтому большие надежды мы возлагаем на сухопутный коридор.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян считает, что строительство железнодорожного сообщения позволит в 2—3 раза сократить время на перевозку товаров и существенно уменьшит расходы. С нашей точки зрения, это вполне выполнимо и очень выгодно обеим сторонам, так как украинская сельхозпродукция будет закупаться непосредственно у поставщиков и позволит устранить армию посредников, которые сегодня поставляют товары из Украины в Иран.

Политика здесь ни при чем

— В марте 2016 г. украинское правительство пригласило иранских инвесторов принять участие в приватизации наших крупных предприятий. Был подписан соответствующий меморандум, договорились учредить совместный комитет по инвестициям. Создан ли сегодня этот орган и готовы ли иранцы вкладывать средства в экономику Украины?

— С инвестициями не все так просто. Чтобы привлечь инвесторов, нужно создать для них по-настоящему свободный климат. Парламент страны должен принять соответствующие законы, которые дадут определенные гарантии и льготные условия для иностранцев, желающих вложить сюда средства. Должны быть известны тарифные и налоговые ставки, отрегулированы вопросы страховки и пр. Пока мы все еще ожидаем от украинской стороны этой информации, поскольку очень заинтересованы в том, чтобы в вашей стране были созданы благоприятные условия для иностранного капитала и чтобы ваша экономика динамично развивалась.

Но я должен сказать, что Иран также открыт для украинских инвесторов. Думаю, их активность в нашей стране могла бы вызвать встречное желание иранцев вкладывать инвестиции в Украину.

Как раз в эти минуты, пока мы с вами беседуем, в Одессу прибыла делегация из Ирана в составе 20 человек для заключения договоров аренды земельных угодий в Одесской и Херсонской областях с целью производства сельхозпродукции.

Но если в вашей стране улучшится инвестиционный климат и будут созданы необходимые условия для притока инвестиций, необходимость в аренде земли отпадет. Вы сможете интенсивнее развивать собственное сельхозпроизводство, а мы получим гарантированную возможность закупать вашу продукцию в гораздо больших объемах.

— Что больше отпугивает ваших бизнесменов — несовершенство нашего законодательства или политическая нестабильность в стране?

— Я не сказал ни слова о политической нестабильности. Проблема в отсутствии необходимой законодательной базы. Политика здесь ни при чем. В интервью иранским СМИ я постоянно говорю: не стоит зацикливаться на информации о военном конфликте в Украине, иначе мы не сможем привлечь иранских друзей в украинскую экономику. Да, есть вооруженные столкновения на определенных территориях, но украинская власть делает все для локализации и разрешения этого конфликта. Зачем же в такой ситуации писать об Украине так, чтобы создавалось впечатление, что вся ее территория охвачена войной и кризисом! Как в такую страну зайдут инвестиции?

Поэтому я не хочу политизировать этот вопрос, но еще раз обращаю внимание на отсутствие достаточных гарантий и защиты прав инвесторов в Украине. Приведу весьма красноречивый пример.

В течение двух лет моей каденции в Украине остаются заблокированными средства на счетах нашего посольства в «Энергобанке». Всего около 140 тыс. евро — это зарплаты наших сотрудников. И все это время банк водил нас за нос, а потом появилось сообщение о его банкротстве.

Мы обращались по этому вопросу в разные государственные инстанции, во все компетентные органы, и всюду нам отвечали, что это частный банк, и они не вправе вмешиваться в его деятельность. А теперь дайте мне ответ на такой вопрос: если возникает ситуация, когда украинский банк не может гарантировать возврат денежных средств вкладчикам, тем более когда речь идет об официальном представительстве другой страны, то как могут другие физические лица, иностранцы, вкладывать свои инвестиции? Если ваш частный банк совершает преступление, и никто не вправе призвать его к ответу, то что можно говорить о гарантиях инвесторов?

— Это действительно очень неприятная история. В вашей стране возможно такое?

— Для нас такая ситуация немыслима. В Иране права вкладчиков законодательно защищены, деятельность частных банков контролируется. И если вы захотите открыть свой бизнес в нашей стране, можете быть абсолютно спокойны за его безопасность. В законодательстве Исламской Республики Иран существуют стопроцентные механизмы гарантий для инвесторов.

Меморандумы, как бег на месте

— В прошлом году центробанки наших стран договорились изучить возможность использования национальных валют — риала и гривни — для расчетов по сделкам в двусторонней торговле. Есть ли какое-то продвижение в этом вопросе?

— Иранская сторона проявляет серьезный интерес к установлению межбанковского сотрудничества. Украинская сторона тоже демонстрирует, что небезразлична к этому вопросу, и в последнее время три или четыре украинские делегации посетили Иран и провели переговоры по данной теме.

Во время последнего визита был подписан меморандум о взаимопонимании между Центробанком Ирана и представителями Нацбанка Украины, где один из пунктов касается использования валют двух стран в торговых сделках. В ближайшее время рассматривается вопрос обмена делегациями.

— Вам не кажется, что переговорный процесс затянулся? Не пора ли от меморандумов и обмена делегациями переходить к реализации проекта?

— С нашей стороны для его реализации никаких препятствий нет. Но нам представляется, что кое-кто в Украине до сих пор имеет некоторые сомнения и опасения в надежности таких операций, доверяя распространяемым слухам, а не проверенным фактам.

Ведь если бы существовала реальная почва для каких-либо опасений, разве заключали бы с нами договора такие крупнейшие компании, как Airbus, Boeing или Total? Многие европейские компании начали плотно сотрудничать с Ираном, в т. ч. и американская сторона. Поэтому мы считаем, что сомнения Украины безосновательны, и не понимаем, почему тормозится процесс, несмотря на то что все необходимые гарантии мы давно подготовили и передали украинской стороне.

— Но вряд ли вы станете отрицать, что двусторонние отношения развиваются, растет товарооборот между нашими странами. По данным за 2016 г. он составил 806,8 млн. долл., что на 223 млн. больше, чем в 2015-м. При этом обе стороны говорят, что потенциал наших экономических отношений еще не раскрыт, и в ближайшие 2—3 года упомянутый показатель может достичь 1 млрд. Насколько реальна такая перспектива?

— Рост товарооборота — это результат усилий обеих сторон. Экспорт иранских товаров в 2016 г. вырос на 32%, на 15% увеличился экспорт украинских товаров в Иран. При этом торговый баланс составил где-то 90% в пользу Украины. И это только официальные данные, реальные цифры почти вдвое выше. Дело в том, что большие объемы украинских товаров поставляются в Иран через порты третьих стран, и официальная статистика их не учитывает.

Мечеть Имама в древнем Исфахане (XVII век)— один из самых выдающихся архитектурных шедевров мира

В последние месяцы украинская сторона приступила к импорту продукции нефтегазовой промышленности из Ирана, и это открывает большие возможности и перспективы для наших стран. Потенциал двустороннего сотрудничества очень велик, и если его по-настоящему раскрыть, можно увеличить товарооборот в три раза. И достичь этого не за 2—3 года, а уже в следующем, 2018 г. Прежде всего за счет увеличения закупок Украиной иранской нефти и газа.

Прогресс в руках Всевышнего

— В середине марта иранское экономическое издание Financial Tribune сообщило о «хороших перспективах наращивания поставок украинской муки, растительных масел, кондитерских изделий и молочной продукции». Сообщалось также о переговорах с Министерством сельского хозяйства Украины, связанных с открытием совместных аграрных проектов. Есть ли прогресс в этом вопросе, или все зависло в стадии переговоров?

— Вот как раз с этой целью и прибыла в Одесскую и Херсонскую области делегация, о которой я вам говорил. Ее задача — окончательно решить судьбу уже существующих договоров. Ожидается, что по результатам этого визита будет арендовано 10 тыс. га сельхозугодий под Одессой и Херсоном. Перспективы такого сотрудничества зависят от того, в каком количестве будут арендованы земельные участки и приобретены постройки, здания, которые находятся на них.

Добавлю, что переговоры уже закончены, делегация приехала, чтобы подписать договора.

— Судя по аналитике Международного зернового совета, Иран в 2015—2016 гг. собрал свыше 19 млн. т зерновых. Но этого солидного объема недостаточно для страны с населением в 80 млн. Вы вынуждены закупать 11,6 млн. т зерна у трех поставщиков — ЕС, РФ и Бразилии. Украина же сумела экспортировать в Иран только 300 тыс. т ячменя — в 2014—2015 гг., притом что, по расчетам аналитиков, мы могли бы поставлять 2 млн. т ежегодно. Как, на ваш взгляд, необходимо действовать Украине, чтобы войти в клуб иранских поставщиков зерновых культур?

— Я думаю, что у вас есть для этого все возможности и ресурсы. Иран занимает третье место по импорту подсолнечного масла из Украины после Индии и Китая. Если вы посмотрите статистику по населению, то количество жителей Индии и Китая давно превысило миллиард, а в Иране проживает меньше ста миллионов человек. Мы удерживаем третью позицию по закупке масла.

Иран готов закупать в Украине до 2 млн. т пищевой и фуражной кукурузы. Год назад во время выставки «Иран-Экспо-2016», которая проходила в Киеве, крупная иранская компания «Зарма» сообщила о своей готовности приобрести около 1 млн. т пищевой кукурузы. Но, к сожалению, ни одна из украинских компаний так и не откликнулась.

Мы неоднократно заявляли украинской стороне, что способны закупать такие объемы зерновых, которые Украина готова у нас реализовывать. Но при условии, что все эти закупки будут осуществляться без посредников и будут проведены все необходимые анализы для определения качества продукции. Это касается всех зерновых культур, кроме пшеницы. По ней Иран в последнее время достиг самообеспечения и даже готов экспортировать.

— Что мешает более динамичному развитию экономических отношений между Украиной и Ираном — бюрократия, коррупция или какие-то политические моменты?

— Я уже говорил, что главная проблема в несовершенстве вашего законодательства. А что касается политических вопросов, думаю, что нынешнее украинское руководство больше предыдущего заинтересовано в развитии наших отношений. Точно так же, как нынешнее руководство Ирана заинтересовано развивать взаимосвязи с Украиной и другими странами.

В начале августа в Тегеране состоялась церемония инаугурации президента Ирана, который был избран на второй срок. Доктор Хасан Рухани возглавил 12-е правительство ИРИ. Поздравить его и народ Ирана с демократическими выборами приехали делегации из 100 стран. Хочется надеться, что высокий уровень украинской делегации во главе с первым вице-премьер-министром, министром торговли и экономразвития г-ном Кубивым, главой Администрации Президента г-ном Райниным, а также специальным представителем Министерства иностранных дел по особым поручениям говорит о серьезности намерений украинской стороны и готовности развивать отношения с нами.

И хотя г-н Порошенко не присутствовал на инаугурации, мы знаем, что он встречался с г-ном Рухани в предыдущие годы, еще до того, как стал президентом. А в этом году, во время одного из праздничных мероприятий в Киеве, украинский президент выразил свое желание посетить Исламскую Республику Иран. И если на то будет воля Всевышнего, этот визит состоится.

Его превосходительство г-н Климкин совершил поездку в Иран. И мы надеемся, что в ближайшее время сможем осуществить ответный визит его превосходительства министра иностранных дел Исламской Республики Иран в Украину. Кроме того, через три месяца планируется визит в Украину спикера парламента Ирана, г-на Али Лариджани. Все это вселяет надежду на развитие двусторонних отношений.

Тегеран находится в Киеве

— Господин посол, я не могу не задать болезненный, но очень важный вопрос. Ваша страна с честью и достоинством переживает санкционный режим. 2 августа в ответ на новый указ Трампа, ужесточающий санкции против Ирана, КНДР и России, г-н Рухани пригрозил в считанные часы выйти из ядерного соглашения, а парламент проголосовал за выделение 260 млн. долл. на производство баллистических ракет. Существует ли угроза, что отношения между США и Ираном могут перерасти в военный конфликт?

— Новых санкций нет, на самом деле это повторение предыдущих. В 2015 г. прежняя администрация США подписала с нами и с ведущими европейскими державами соглашение по ядерной программе по формуле «5+1» в обмен на отмену санкций. Соглашение ратифицировано и одобрено ООН и Советом Безопасности, и мы его четко соблюдали. И даже американское руководство, несмотря на все свои вздорные высказывания, все-таки иногда признает, что Иран выполняет обязательства по ядерному договору и комплексному плану действий.

Трехэтажный пешеходный мост Табиат (Природа) — самый большой на Ближнем Востоке, один из символов современного Тегерана

Мы по-прежнему придерживаемся выполнения подписанных два года назад соглашений — это наша принципиальная позиция. Но она не означает, что у нас нет других вариантов. Если американцы допускают опасное «баловство» и если они захотят, чтобы Иран не смог воспользоваться льготными условиями, прописанными в комплексном плане действий, то у нас есть многочисленные варианты, и в случае необходимости мы воспользуемся ими.

— Вы не исключаете военный конфликт?

— Мы надеемся, что этого не произойдет.

— Может ли позиция Америки повлиять на ваши отношения с Евросоюзом? Мы знаем, что у Германии и Франции существуют серьезные противоречия с США по ряду внешнеполитических и внешнеэкономических вопросов. Может ли ЕС не пойти на поводу у Вашингтона и развивать отношения с Ираном?

— Совсем недавно мы подписали договор о сотрудничестве с французской нефтегазовой компанией Total, которая занимает 4-е место по добыче в мире. И то, что ЕС этот договор поддержал, говорит о многом. Отношения между Евросоюзом и нашей страной улучшаются с каждым днем, потому что во главе угла стоят экономические, а не политические вопросы.

— Но вы продолжаете жить в санкционном режиме. Насколько серьезно он бьет по экономике и по финансовой системе страны и как отражается на простых людях?

— Какое-то время эти все ограничения имели значительное деструктивное и разрушительное влияние на нашу экономику. Но после утверждения комплексного плана действий ситуация стала улучшаться, инфляция пошла на спад — если раньше она составляла около 50%, то теперь выражается в однозначных цифрах. Европейские страны активизировали экономическое сотрудничество с нами, к нам пошли инвестиции.

Безусловно, в этом немалая заслуга руководства страны и доктора Рухани, которые предпринимали и продолжают предпринимать определенные меры по сдерживанию деструктивных процессов. Все эти меры направлены на укрепление экономики и улучшение жизни народа.

В ходе своего недавнего выступления в парламенте министр иностранных дел Ирана — его превосходительство доктор Мохаммад-Джавад Зариф заявил, что учреждена новая должность — заместителя министра иностранных дел по экономическим вопросам. И в большинстве посольств Ирана за границей будет учреждена должность советников по экономическим вопросам. Этот шаг также свидетельствует о заботе 12-го правительства ИРИ по развитию экономики нашей страны и укреплению международных связей.

— Не считаете ли вы стратегической ошибкой Украины, что она не проводит активной политики на Ближнем Востоке? Что могла бы сделать наша страна, дабы усилить свое влияние в этом регионе? Заинтересован ли Тегеран в увеличении ближневосточной активности Киева, готов ли содействовать этому?

— Конечно, каждая страна должна играть какую-то роль в глобальной политике — в той степени, в какой у нее имеется возможность. И Украина не исключение.

— Вы уходите от вопроса: как мы можем усилить свое влияние на Ближнем Востоке?

— Я говорил об этом на встрече с представителями руководства Украины. Но это не тот вопрос, который можно озвучивать прессе. Отвечая на него, я должен упомянуть некоторые страны, а это некорректно. Скажу только, что Украина — не настолько отдаленная страна, которая может не принимать активное участие в региональных вопросах и не иметь собственную активную позицию на этот счет.

—Тегеран заинтересован в нашей активности? Какую помощь он может оказать в этом вопросе?

— В октябре прошлого года Украину посетил замминистра иностранных дел ИРИ по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона и стран СНГ г-н Эбрагим Рахим Пур. Он встретился с г-ном Сергеем Кислицей — замминистра иностранных дел Украины, провел политические консультации с другими представителями политического руководства. Стороны договорились проводить политические консультации каждые 6 месяцев в Тегеране и в Киеве. Но с тех пор прошло 10 месяцев, а мы все еще не получили ответа от украинской стороны относительно даты визита в Иран для ответной встречи. Почему? Это вопрос к руководству вашей страны.

В той сложной региональной обстановке, в которой находятся Иран и Украина, двусторонние консультации нужно проводить не раз в полгода, а каждые три месяца. Я как посол ИРИ могу проводить такие встречи с вашим руководством, с МИДом, с Администрацией Президента, Кабинетом Министров Украины и руководством Верховной Рады в любое время. Я прошу ваше издание обнародовать эту просьбу и нашу готовность к постоянному конструктивному, взаимовыгодному двустороннему диалогу.

Если украинскому руководству тяжело найти время для поездки, то я хочу сказать, что Тегеран находится в Киеве, в посольстве Ирана, и мы можем регулярно обмениваться информацией по любым вопросам. В т. ч. и по тем, которые вы мне сегодня задавали. Я хотел бы услышать ответ на них от политического руководства вашей страны.

Святой имам Али — первый шиитский имам, повелитель правоверных в исламе, однажды изрек, что возможности — это облака в небе. Они так же быстро тают. Очень жаль, что наши страны не используют те колоссальные возможности, которые существуют, упуская время.

Мы должны постоянно наращивать усилия для того, чтобы отношения между Украиной и Ираном достигли прогресса и процветания, чтобы выросла роль обеих стран в мировых процессах и наши геополитические позиции укреплялись.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Эксклюзивная статья от Фрэнсиса Фукуямы и его коллег...

Строительный бум Пекина: как Запад сдал развитие глобальной инфраструктуры на откуп...

Трамп может смело игнорировать Европу: ее лидеры...

В сегодняшних оценках доминирует праведный гнев, а прогнозы грядущей кончины...

Трамп. Ледокол и человек

Каково оно, величие, на новой карте мира

Золото в Марракеше и наши в Монте-Кассино

Дайджест новостей "2000" об Украине и украинцах в мире

Прощай, Химерика

Внешняя политика Трампа создает предпосылки для образования новых альянсов,...

Канада: эра милосердия и перемещения во времени

Среди всех канадцев в возрасте от 25 до 34 лет более чем 50% имеют собственное жилье и...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Anelo Krapiva
29 Сентября 2017, Anelo Krapiva

Иран не договорной. Там слово откат и тактику отката не понимают. Почему, почему? Вот почему. Безвыходная для украины европейской ситуация.

- 2 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка