Владимир Антюфеев: «Украина должна была признать нас первой»

№37 (525) 17 - 23 сентября 2010 г. 17 Сентября 2010 0

7 апреля в Приднестровье по подозрению в государственной измене был задержан местный журналист, обозреватель российского информационного агентства «Новый Регион» Эрнест Варданян. Он признался, что был завербован молдавской разведкой. О «деле Варданяна» и активности спецслужб в регионе в эксклюзивном интервью «2000» рассказывает министр государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики Владимир АНТЮФЕЕВ и его старший помощник Андрей ПИНЧУК.

Андрей Пинчук и Владимир Антюфеев

Путь якобы в Европу лежит через желудок Румынии

— Владимир Юрьевич, расскажите, чем занимается Министерство госбезопасности Приднестровья?

— Как известно, спецслужбы Молдовы были образованы сразу после выхода республики из состава Советского Союза в августе 1991 г. Тогда это было Министерство национальной безопасности. С того времени руководители спецслужбы, которая в последующие годы получила название Службы информации и безопасности Республики Молдова (СИБ РМ), неоднократно менялись, теперешний глава уже седьмой по счету. Но все эти люди, безусловно, выполняли волю того политического режима, который на момент их назначения был. То ли это были национал-фашисты, то ли либералы вроде Лучинского, то ли коммунисты под руководством Воронина. Все выполняли те задачи, которые перед ними ставили, и одна из самых главных — разрушение государственности Приднестровья. Для этого используются все формы и методы, в том числе и осуждаемые международным сообществом.

Спецслужба Приднестровья была образована значительно позже, чем сама республика. Приднестровская Молдавская Республика создана решением I и II съездов депутатов всех уровней в 1990 г. — 2 сентября мы отпраздновали 20-летие. А спецслужба появилась 16 мая 1992 г., по существу через два года.

Чем это обусловлено? Народ Приднестровья верил, что Советский Союз возродится и спецслужба не понадобится, что будет общесоюзная структура. Поэтому учреждение службы безопасности ПМР было вынужденной мерой в период уже развязанной военной агрессии в отношении Приднестровья, в частности в виде деятельности террористических групп на территории нашей и Гагаузской республик.

Было организовано 12—13 террористических групп числом от 15 до 25 человек, которые действовали вахтовым методом, — убивали активистов, подрывали объекты жизнеобеспечения. Созданные по решению президента и депутатов Верховного Совета ПМР спецслужбы должны были остановить террор.

16 мая была организована Служба госбезопасности в составе одного человека — меня. Но уже в начале июня мы приступили к задержанию членов террористической группы «Бужор». Это очень громкое дело, думаю, о деятельности террористов под началом Илие Илашку хорошо известно.

Потенциал спецслужб Молдовы всегда был значительным, как и в настоящее время, и по численности, и по материальным возможностям, и прежде всего кадровым. По существу там оставались сотрудники бывшего КГБ Молдавской ССР. А у нас такого ресурса не было. Объясняю это, чтобы было понятно, как они начали противостояние с Приднестровьем и как использовали самые чудовищные методы. Это продолжается и сегодня.

Достоверно известно, и мы можем это подтвердить, что наша молодежь, которая учится в вузах Молдовы, подвергается тотальной вербовке СИБ РМ. Таким образом калечатся многие судьбы.

В последние 3—4 года наблюдается также активизация спецслужб западных стран, занимающихся на нашей территории разведывательной и подрывной деятельностью под крышей неправительственных организаций (НПО) правозащитного толка.

Они привлекают к своей деятельности молодых людей, как правило, талантливых, перспективных. Им внушают, что Приднестровье — это бесперспективное государственное образование, что никогда ни Украина, ни Россия не признают нашу республику и единственный выход — в составе Молдовы уйти на Запад.

Мы отлично понимаем, что путь якобы в Европу лежит через желудок Румынии. По-другому, очевидно, просто быть не может. Никто ни Бессарабию, ни Приднестровье в Европе не ждет, а вот в составе Румынии — пожалуйста. Это отдельная тема традиционной экспансии Румынии на восточном направлении, активность которой зависит от того, насколько сильны славянские государства, в данном случае Украина и Россия. Если они становятся слабее, румыны начинают наглеть и, не скрывая, заявляют о своих замыслах.

Так вот, западные НПО, которых курируют и миссия ОБСЕ, и представители Совета Европы, выполняют задачу по созданию процессов эрозии нашей государственности, нашей идеологии. Как я упоминал, привлекают к этому молодых людей, рисуют перед ними ложные перспективы, проводят тренинги и семинары в Молдове, вывозят за границу. На семинарах настраивают на разрушение государственности, на подрывную деятельность. По существу выращивают группы коллаборационистов.

Когда мы решали, каким образом вмешаться в эти процессы, пришли к выводу: нужно показать, что не только контролируем разведдеятельность всех этих неправительственных организаций, которые курируются западными структурами и открыто ими финансируются, но способны и пресечь ее.

Этот тяжелый путь прошла и Украина

— Как вы реагируете на критику в связи с арестом журналиста Эрнеста Варданяна?

Владимир Антюфеев

— В результате нашей работы появилась перспектива разоблачения определенной части агентурной сети Молдовы. Но мы остановились на двух фигурах — Эрнесте Варданяне и Илье Казаке, который также, еще будучи студентом, был завербован и в настоящее время разоблачен и арестован.

Интересная и предсказуемая ситуация сложилась в связи с их арестом. Прежде всего представители ОБСЕ и Совета Европы инспирировали активную пропагандистскую кампанию, в рамках которой совершенно безосновательно обвиняли нас в том, что журналист и лицо другого направления деятельности (Казак) незаконно арестованы и что с целью склонения к даче нужных показаний к ним применяли физическое насилие, воздействие психотропными средствами и т. д.

По какому пути мы пошли? Неоднократно давали возможность арестованным встречаться и с главой миссии ОБСЕ Филиппом Ремлером (гражданином Соединенных Штатов), и с представителем Совета Европы Кальманом Мижеем (венгром). Они осматривали арестованных, беседовали с ними, и никаких претензий предъявить нам не смогли.

Надо сказать, Варданян и Казак делают довольно эксклюзивные признания, не каждый решится на них, понимая, что это будет воспроизведено для широкой аудитории. Тем не менее под воздействием веских доказательств и улик Варданян пошел на это, как и Казак.

Обратите внимание, на что нацеливали Варданяна, — на сбор информации не только по Приднестровью, но и в отношении посольств западных стран. И встречаясь с представителями Запада, он подтверждал им это. Но их это не очень интересовало — их больше волновал момент, который они озвучили при встрече со мной: что не столь значительное, но все-таки определенное количество молодых людей, завязанных на этих НПО западного толка, испугались ответственности.

Разрушение государства, подчинение воле извне, как правило, негативной воле — этот механизм отработан Западом на протяжении многих лет и на значительном количестве стран, в том числе и на постсоветском пространстве. Украина не является исключением. Тот же механизм использовался в Молдове в апрельских событиях прошлого года. Тот же сценарий готовят и для нас. Это вульгарный, уже всем известный, но и далее реализуемый Западом сценарий: НПО, гражданское общество, псевдогражданское общество, коллаборационисты, завербованные коллаборационисты, расшатывание внутриполитической ситуации, внушение все более широкому кругу людей неверия в выбранный народом путь, неверие в само государство.

Этот тяжелый путь прошла и Украина, такая мощная страна. Она его прошла, и дай Бог, чтобы выздоровела, хотя последствия все равно очевидны: Украина расколота надвое...

Переполох среди представителей Запада, декларирующих соблюдение прав человека, на самом деле был вызван другим — резким снижением активности представителей НПО, которых настраивали: все, что бы они ни делали и ни замышляли, останется безнаказанным. Получилось довольно смешно: пришедшие ко мне на встречу с легендой, что их волнует режим содержания задержанных, невольно сетовали, что НПО не выполняют своих гуманитарных задач. И больше всего их интересовал вопрос, как теперь мы, понимая и уже имея соответствующие факты, добытые в контрразведывательной работе и в ходе следствия, будем поступать с этими неправительственными организациями.

Варданян и Казак, находясь у нас, избрали для себя сценарий жертв спецслужб. Они стали предъявлять претензии к руководству СИБ за то, что их недостаточно подготовили, не объяснили, какие последствия их могут ожидать. Более того, стали апеллировать к представителям Запада, чтобы реализовать свои претензии к СИБ.

Вот как Казак заканчивает свое заявление: «Главе миссии ОБСЕ Республики Молдова Филиппу Ремлеру. Сотрудниками СИБ РМ и самой Службой информации и безопасности мне был нанесен ущерб. В связи с этим прошу вас оказать мне помощь, в том числе юридическую, по оценке нанесенного ущерба и дальнейших действий в связи с этим».

Если раньше эти структуры и лица финансировались нелегально, то сейчас это делается открыто, под флагом гуманитарных программ, так называемых мер доверия между двумя берегами Днестра.

Кто выступает основным игроком на нашем направлении? Это, безусловно, британцы и американцы. Первую скрипку играют британцы, хотя себя не выпячивают. Американцы управляют процессом, их вассалы — новые страны, входящие в состав Европы, та же Румыния. Зачастую наблюдается такая цепочка: румынские деньги, румынский замысел, но это передается через другую страну, в данном случае через Молдову.

Приднестровье выполняет роль дота

— Ряд экспертов указывают на то, что США планируют продемонстрировать свою геополитическую мощь в Приднестровье, как бы взять у России реванш за Южную Осетию и Абхазию. Упоминается имя Збигнева Бжезинского. Что вам известно об этом?

— Я не совсем согласен с формулировкой, что Соединенные Штаты хотят взять реванш. Видите ли, существует многолетний замысел, он очевиден и известен всем — максимальное экономическое, политическое и идеологическое продвижение США как можно ближе к территориям славянских государств. Здесь важна и военная составляющая размещения пресловутых ракетных комплексов — «ближе к порогу — больше влияния». Россию хотят вытеснить с ее исконных исторических территорий, а я скажу, что на эти территории также имеет законное право и Украина.

До 1940 г. Приднестровье входило в состав Украины как автономная республика. Если Молдова дезавуирует пакт Молотова— Риббентропа, то мы должны войти в состав Украины, где имели автономный статус. Так вот, Приднестровье на протяжении многих лет играет роль запирающего устройства, дота на дороге: Молдова не может выскочить в Румынию без нас, и Запад не может выдвинуться на эту территорию и приблизиться к границам Украины.

Кстати, встречаясь все эти годы с представителями Украины, я не раз говорил, что ваша страна должна была признать нас первой. Поскольку уже на протяжении 18 лет мы обеспечиваем невозможность продвижения Румынии к границам Одесской области. Мы держим участок 453 км, и если бы не государственность Приднестровья, в 1992 г. Молдова была бы аннексирована Румынией, а в Украине складывалась бы совершенно другая ситуация.

— К подобным планам Приднестровье готово?

— Мы являемся исторической границей между славянской и западной цивилизациями. Насколько мы готовы? Готовы, но силы несоизмеримы, и, безусловно, заступаясь за Приднестровье, Украина и Россия должны думать о своих интересах.

Недавно журналист российского «Коммерсанта» задавал мне вопрос: «Когда вас признают?» Я ответил, что как только Украина и Россия станут настолько сильными, что смогут реализовывать свои национальные стратегические цели, они признают Приднестровье, потому что это в их интересах.

Сколько мы сможем противостоять? Бесконечно долго, конечно, не сможем, силы несравнимы, против нас весь мир, как и против всех славянских государств.

— В прошлом году к власти в Молдове пришли прорумынские силы. Насколько активизировалась в связи с этим СИБ РМ? Упомянутые вами молдавские коммунисты тоже жалуются на румынскую интервенцию...

— Все говорят, что Бухарест не возьмет Молдову. Согласен, на ближайшие 10—15 лет такого плана нет, но де-факто Кишинев с каждым месяцем становится все более подконтрольным Бухаресту. Они создают единое экономическое и оборонное пространство. У них до сих пор нет базового договора, между ними нет границы, но это общая территория. Это два румынских государства.

Андрей Пинчук:

— На частном примере двух задержанных молодых людей, Казака и Варданяна, можно наблюдать тенденцию: они были завербованы в тот момент, когда у власти Молдовы находилась Компартия. Власть сменилась, но агенты и сотрудники спецслужбы остались.

Удивительное дело, вроде бы вектор движения Молдовы сместился в сторону Румынии, но это достаточно условно. Потому что как работали молдавские спецслужбы на наше уничтожение с последующей интеграцией в Румынию при коммунистах, так и продолжают это делать после смены руководства в Молдове. Вне зависимости от властей, имеющих разные экономические интересы, политические задачи не меняются. Это очевидно.

«Цена таким разоблачениям — мешок картошки»

— В Кишиневе учатся много студентов из Приднестровья. Их всех вербуют?

— Их достаточно, чтобы это вызвало тревогу. Здесь играет роль человеческий фактор. Каждый человек имеет свой порог активности. Хотя не все способны проявлять такую активность в сборе информации и пропагандистской деятельности, какую в данном случае демонстрировал Варданян. Поэтому его и выбрали среди лиц, о которых мы получали информацию по линии контрразведки.

Скажем так: для паники оснований нет, но для того, чтобы делать серьезные выводы, — есть.

Андрей Пинчук:

— Забавный момент: когда задержали Варданяна, вице-премьер Молдовы Виктор Осипов, который отвечает за вопросы, связанные с Приднестровьем и реинтеграцию, сделал заявление — мол, зачем нам вообще какая-то агентура, мы о Приднестровье знаем все, и, цитирую дословно: «цена таким разоблачениям — мешок картошки».

Не мешало бы подумать гражданскому обществу Молдовы о реальной цене, которую оно платит за все эти шпионские дела. К примеру, пытались не пустить молдавских военных в Москву, на парад 9 Мая, — это мотивировали тем, что нет денег. Зато на шпионскую деятельность из бюджета Молдовы выделяются немалые деньги, по секретным статьям тратятся огромные суммы. И на то, чтобы создавать подконтрольные политические организации, тоже тратятся большие деньги.

Нас радует только то, что на стадии их освоения значительные суммы расхищаются, но это уже не наши проблемы.

Сколько завербованных? Вербовочная деятельность — одна из главных задач сотрудников СИБ РМ. Существует несколько больших подразделений СИБ, департаментов, занимающихся в основном Приднестровьем. Молодые и не очень молодые люди, которым нечем заняться, каждый день приходят на работу, пишут планы, если они не реализуются, их в отпуск не отпускают. Вот так тратятся деньги молдавских налогоплательщиков, а они вербуют, вербуют, вербуют...

Мы видим, как с помощью спецслужб власть Молдовы взяла под контроль собственное гражданское общество, и там цена этого вопроса совсем не «мешок картошки», даже с точки зрения стоимости это большие бюджетные средства. Даже на уровне технической составляющей в этом участвует большая армия сотрудников, предполагается, профессионалов. Соответственно степень свободы гражданского общества Молдовы очень и очень сомнительна.

— Вы собираетесь обнародовать подробности деятельности этих агентов?

— Полтора месяца мы вообще старались не реагировать на выпады и клевету. До того момента, пока Варданян не попросил о встрече, во время которой пожелал сделать заявление, — оно было показано по телевидению. Обнародовать подробности? Судебный процесс закрытый, поскольку данная категория дел проходит под грифом «Секретно».

Безусловно, после вынесения судебного приговора мы, видимо, доведем до сведения общественности, как все происходило, но с одной только целью: чтобы население проявляло бдительность.

Мы располагаем и другой информацией, но задержание любого изменника, шпиона всегда носит политический характер, причем весьма резонансный.

Как правило, это делается, когда есть политическая необходимость. А в повседневной деятельности контрразведчики держат в поле зрения значительную часть агентуры, но стараются не афишировать свои знания, используют разные методы дезинформирования. Лучше наблюдать, чем выводить из агентурного обращения, поскольку на этом месте появится кто-то другой.

Это может длиться годами. Разведдеятельность, подрывную деятельность друг друга спецслужбы всех государств отслеживают и делают выводы. Понятно, что известных шпионов-изменников гораздо больше, чем засвеченных в шпионских скандалах. Это же эксклюзив.

— Владимир Юрьевич, вы упоминали об аналогичной деятельности неправительственных организаций в Украине...

— Чтобы дать им оценку, нужно работать на территории Украины. С момента создания нашей спецслужбы мы не работаем в отношении стран-гарантов — Украины, России. Единственное, я могу прокомментировать, что эти известные нам структуры создаются прежде всего по воле Запада, создаются его агентурой и действуют по двум направлениям: сбор развединформации, в первую очередь политического характера, и изучение обстановки и создание предпосылок для эрозии государства.

Когда речь идет о неправительственных организациях, которые поддерживают связь с западными структурами, как правило, правозащитными, за ними стоят спецслужбы. Других вариантов просто не бывает. Любое политическое, общественное, гуманитарное движение, декларирующее основой своей деятельности борьбу за права человека и демократические принципы, на самом деле ведет подрывную работу. Это отработанные технологии решения в свою пользу политических вопросов, за которыми стоят и экономические, на территории другого государства.

Раньше такие структуры создавались в странах, интересующих Соединенные Штаты и ведущие западные государства. Теперь все это экстраполировано на территорию бывших союзных республик.

Повторюсь, как только появляется какая-то независимая правозащитная организация, ищите концы спецслужбы. Других вариантов нет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Санкции для Молдовы

Мандат молдавского парламента истек 30 ноября, выборы нового назначены на 24 февраля 2019...

Мебель для Африки и туристы для Одессы

Украино-болгарский бизнес-форум, прошедший 27 ноября в Бургасе в рамках празднования...

Демон Ангелы

Мультимиллионер может превратить путь канцлера на пенсию в ад, а Украине подарить...

Саломэ ЗУРАБИШВИЛИ: «Буду ходить по улицам,...

«Моя цель — выступить в роли объединителя различных политических сил»

ДЕЖАВЮ! Послесловие к выборам

Интрига прошедших 28 ноября президентских выборов в Грузии состояла не только в том,...

Загрузка...

Среди украинцев, попавших под санкции РФ, — приятель...

Русские идут! На этот раз удар нанесен прямо в сердце украинской экономики -- пострадал...

Новый президент Грузии – эксклюзивно для «2000»

Саломэ ЗУРАБИШВИЛИ: «Буду ходить по улицам, встречаться с избирателями и общаться с...

Рост спроса на румынское гражданство провоцирует...

Поскольку Украина не признает двойного гражданства, рост спроса на румынские паспорта...

Мы пришли в свободный порт

Уникальные 3D-конструкторы, созданные под украинским брендом Ugears, можно будет купить...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка