Военные преступления CША: игнорировать Международный уголовный суд уже не получится

№6(853) 9 — 15 февраля 2018 г. 07 Февраля 2018 3.5

Прокурор Международного уголовного суда (МУС) Фату Бенсуда сообщила о наличии «достаточных оснований, позволяющих считать», что вооруженные силы США в Афганистане (и сотрудники ЦРУ в секретных тюрьмах, расположенных в Польше, Литве и Румынии) совершали военные преступления, а также преступления против человечности. Американцев подозревают в ненадлежащем обращении (в том числе в пытках и изнасилованиях) по крайней мере с 88 задержанными лицами в период с 2002 г. по декабрь 2014-го.

Что же означает заявление прокурора Бенсуды? Речь идет о том, что обвинения, выдвинутые в адрес отдельных представителей Соединенных Штатов на основании информации, полученной МУС от правительств, негосударственных организаций и из открытых источников, подпадают под юрисдикцию суда и соответствуют требованиям законодательства. В такой ситуации канцелярия прокурора МУС имеет право инициировать более активное следствие на местах — естественно, если соответствующее решение примет совет в составе трех судей, именуемый Палатой предварительного производства.

Все говорит о готовности палаты дать добро на полномасштабное расследование, поскольку канцелярия прокурора не решилась бы на потенциальный конфликт с США, не имея на руках более чем убедительного массива доказательств, подтверждающих наличие упомянутых «достаточных оснований».

Вашингтон — и открыто, и в частном порядке — опровергает обвинения, выдвинутые МУС против американских военнослужащих и сотрудников ЦРУ. 8 ноября в ходе выступления в Совете Безопасности заместитель постоянного представителя США при ООН Мишель Сисон назвала предложения о проведении расследования «совершенно беспочвенными и безосновательными».

Учитывая мстительную натуру администрации Дональда Трампа, Белый дом вполне может заявить о наличии у прокурора МУС неких политических мотивов в данном деле — например, о стремлении отвлечь внимание общественности от предвзятого отношения Международного уголовного суда к Африке или о намерении показать готовность МУС привлекать к ответственности могущественные страны.

Впрочем, подобные обвинения не выдерживают критики. Бенсуда заняла пост прокурора в 2012 г., и с тех пор практически все считают ее убежденным сторонником идеи проведения максимально тщательных расследований в соответствии с высшими стандартами правосудия и при строжайшем соблюдении положений Римского статута — учредительного устава суда. Сегодня все, кто отслеживает деятельность МУС, дружно отмечают: под ее руководством уровень профессионализма и степень компетентности этого органа резко возросли.

Администрация Трампа способна отреагировать на официальное заявление МУС и иным способом — в соответствии с т. н. доктриной выхода Ричарда Хааса. А это полный разрыв всех отношений с МУС и оказание давления на союзников с тем, чтобы они последовали примеру американцев ради подрыва авторитета суда и срыва его работы.

Вот только в распоряжении Вашингтона нет адекватных рычагов для достижения упомянутой цели, поскольку США не являются подписантом Римского статута, а следовательно, не обладают теми же правами, что и государства — члены МУС. Лишить суд источников финансирования тоже не получится, поскольку МУС и так ничего от США не получает.

При этом почти все американские союзники относятся к числу государств — членов Международного уголовного суда. Они не просто финансируют МУС: идею существования этой структуры решительно поддерживает население этих стран. Скорее всего, эти государства дадут отпор попыткам Вашингтона, направленным на делегитимацию суда — ведь именно так они поступили в период первого президентского срока Джорджа Буша.

Джон Болтон, на тот момент посол США в ООН, контролировал воплощение в жизнь т. н. стратегии трех нет. По его словам, этот подход подразумевал следующее: «никакой финансовой поддержки — как прямой, так и косвенной, никакого сотрудничества, и больше никаких переговоров с правительствами других стран о совершенствовании Римского статута». А целью стратегии было «повышение шансов на ослабление позиций и распад МУС — такой должна быть наша задача». Но избранный подход тогда не сработал.

Выдвинув против какого-либо американского гражданина обвинение в совершении зверств, МУС сможет привлечь подозреваемого к ответственности без сотрудничества со стороны США только с помощью правительства иностранного государства, готового арестовать и выдать Гааге такого подозреваемого без согласия на то Вашингтона. Вероятность подобного исхода ничтожно мала.

При этом суд вправе выдать ордер на арест любого американца, и по закону все 123 государства-члена обязаны задержать обвиняемых, как только те окажутся в пределах их юрисдикции. Но такое решение будет равнозначно дипломатической катастрофе, поскольку выдача действительного на территории 123 национальных юрисдикций ордера на арест бывшего высокопоставленного американского чиновника способна одновременно спровоцировать чудовищный дипломатический тупик и осложнить отношения США со многими союзниками.

И если расследование действительно начнется, самым разумным решением администрации Трампа стало бы открытое сотрудничество с МУС в рамках прозрачного и скрупулезного следствия с целью привлечения к ответственности (если такая необходимость возникнет) американских граждан, в максимальной степени виновных в совершении тяжких преступлений в период афганской войны. Такая политика не только защитит американские интересы, укрепив моральный авторитет США, но и сыграет роль наиболее уместного и эффективного инструмента в снятии подобных обвинений.

Любое правительство, отрицающее, скрывающее, замалчивающее или игнорирующее убедительные доказательства совершения преступлений, действует однозначно вопреки интересам своего государства — и это аксиома. Такое правительство автоматически становится соучастником преступления. В итоге под угрозой окажется репутация американских государственных институтов и всей системы власти в целом.

К примеру, после кровавой бойни в селении Сонгми на юге Вьетнама, когда американские войска уничтожили несколько сотен невинных мирных граждан, правительство США вначале скрывало информацию об этом преступлении и отказывалось брать на себя ответственность. Но новости о трагедии попали в СМИ, и неспособность Вашингтона оперативно привлечь к ответственности горстку лиц, повинных в бойне, в конечном итоге окончательно запятнала репутацию американских солдат во Вьетнаме. Подавляющее большинство из них служили честно и отважно, но их всех скопом окрестили «убийцами младенцев».

Вашингтон должен быть кровно заинтересован вовсе не в том, чтобы избежать ответственности, а в том, чтобы предотвратить начало любого судебного разбирательства (как на национальном, так и на международном уровне), которое может оказаться несправедливым или пристрастным. Вот почему американскому правительству следовало бы самостоятельно и искренне инициировать внутреннее расследование в отношении всех чиновников, чьи действия вызывают вопросы у Международного уголовного суда.

При необходимости следует отправить на доследование и уже закрытые дела. Более того, если американские прокуроры и суды действительно начнут расследовать причастность американцев к совершенным в Афганистане преступлениям и привлекать за это к ответственности, у МУС просто не останется законных поводов для проведения подобных расследований, особенно если США смогут доказать, что это настоящее следствие, а не банальная показуха.

И, наконец, основанное на откровенности и непредвзятости сотрудничество с МУС позволит США обратить Международный уголовный суд в ценного союзника американской программы по борьбе с терроризмом в Афганистане и других странах мира.

Международный уголовный суд — организация, объединяющая 123 государства и функционирующая на протяжении 15 лет, — просто так не исчезнет. Соединенным Штатам больше не удастся игнорировать МУС, и американцам уже давно пора строить свою политику, исходя из признания этого факта.

Foreign Affairs, №1 (январь—февраль 2018 г.) © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Кристофер ХЕЙЛ,
Старший юрисконсульт Центра по правам человека при Американской ассоциации юристов ABA, директор проекта «Международный уголовный суд» при ассоциации, член Совета по международным отношениям. В качестве представителя обвинения принимал участие в процессе над красными кхмерами в Чрезвычайных палатах в судах Камбоджи, консультировал судей Международного уголовного трибунала ООН по бывшей Югославии.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Не русские хакеры: в США нашли источник утечки данных...

ЦРУ и ФБР вели поиск информатора в своих рядах с 2017 г.

ЦРУ даст новые имена Сергею Скрипалю и его дочери и...

Обеим выжившим жертвам отравления предложат переехать в США под другими именами

Дутерте заявил о выходе Филиппин из Международного...

Президент Филиппин сообщил, что страна выходит из МУС «немедленно»

Сноуден: нового директора ЦРУ в Европе могут...

Джина Хаспел была ключевым звеном в программе пыток и ее юридическом прикрытии

Руководители трех главных спецслужб России приезжали...

Необычный визит вызвал обеспокоенность у некоторых официальных лиц США

Глава ЦРУ предсказал вмешательство РФ в американские...

«Я уверен, что у нас получится провести честные и свободные выборы»

Загрузка...

Рост спроса на румынское гражданство провоцирует...

Поскольку Украина не признает двойного гражданства, рост спроса на румынские паспорта...

Мы пришли в свободный порт

Уникальные 3D-конструкторы, созданные под украинским брендом Ugears, можно будет купить...

Shem Olam отказывает Польше

Руководство израильского Образовательного института изучения, исследования и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка