Волк из Пхеньяна, или КНДР Инкорпорейтед

№33—34(830) 18—31 августа 2017 г. 17 Августа 2017 1 4.8

На Западе верховного лидера КНДР Ким Чен Ына часто воспринимают исключительно в качестве объекта для насмешек. В приватных беседах с сотрудниками американской президентской администрации и руководителями оборонного ведомства мне регулярно доводилось слышать, как Кима называют «толстяком», «юным плейбоем» и «посмешищем». А постоянный представитель США в ООН Никки Хейли вообще публично усомнилась в его вменяемости.

Ким Чен Ын уверен, что жители Северной Кореи «более не должны голодать»

Тем не менее награждать руководителя Северной Кореи оскорбительными эпитетами абсолютно неверно: и проблема вовсе не в вежливости, а в недооценке его способностей. Ким явно не клоун, а считая его шутом, мы ошибочно трактуем исходящие от него и КНДР угрозы.

Правильнее всего воспринимать Кима как новоиспеченного президента корпорации — назовем ее «КНДР Инкорпорейтед». Любой руководитель, получив бразды правления (в особенности погрязшим в проблемах предприятием), просто обязан взять все под контроль и стать лидером. Он должен сформировать концепцию развития компании, а также подготовить инструкции по ее воплощению в жизнь.

Новому президенту необходимо обеспечивать подчиненных мотивацией, разъяснять им, в каком направлении (и с какой целью) движется компания, упорядочить рабочие процессы и стандарты оценки качества их выполнения, а также сформировать четкие ожидания. При этом руководитель не имеет права забывать о необходимости избавления от балласта и ликвидации мелких расколов в рядах менеджеров среднего звена.

Эффективный лидер неизменно выявляет не справляющихся с порученной работой сотрудников, увольняет их, понижает в должности или переводит на другие направления. При этом он предлагает новые стимулы, вознаграждения или повышения тем, кто разделяет его концепцию и способен добиваться реализации поставленных им задач. Короче говоря, адекватный президент корпорации знает, как заставить всех двигаться в нужном и едином направлении.

Именно этим сегодня и занимается Ким: он успешно действует на посту лидера КНДР на протяжении 6 лет, сформировав четкое индивидуальное представление о пути развития своей страны. Никаких явных внутренних угроз его правлению не существует, да и выполнение официальных обязанностей в Пхеньяне его, судя по всему, совершенно не тяготит. Никаких признаков грядущего развала северокорейского правительства не наблюдается: складывается впечатление, что позиции режима в КНДР сегодня даже стабильнее, чем при отце нынешнего руководителя — Ким Чен Ире.

Восприятие Кима как главы некоей бизнес-структуры (а не как типичного политического лидера) позволяет по достоинству оценить и неполитические аспекты его правления, а, как известно, руководитель любой организации обязан формировать ожидания и обеспечивать стабильность.

КНДР Инкорпорейтед

Наиболее важная задача новоиспеченного президента корпорации, пожалуй, состоит в формировании четкой и ясной концепции развития, играющей роль главного инструмента мотивации и оценки для остальных сотрудников. Концепция развития КНДР в представлении Кима четко изложена в представленной им политике byungjin: эта стратегия, принятая Центральным комитетом Трудовой партии Кореи в апреле 2013 г., призывает к одновременному развитию экономики и ядерного потенциала КНДР. Она пришла на смену доктрине приоритета милитаризации Ким Чен Ира.

Включив экономическое развитие в число ключевых элементов государственной идеологии, Ким объявил об отходе от прошлого. При его предшественниках официальная северокорейская пропаганда все внимание акцентировала на способности человека смотреть опасности в лицо и готовности к самопожертвованию во имя родины. Такое возвеличивание страданий служило отменным оправданием самым разным решениям — от кампании 1991 г. (когда страна переживала голод) по убеждению корейцев в необходимости принимать пищу только два раза в день до множества различных программ трудовой мобилизации.

Ким Ир Сен призывал жителей КНДР к самопожертвованию во имя страны еще в 50-е: тогда рядовые граждане Северной Кореи в составе трудовых отрядов вкалывали на народных стройках и инфраструктурных проектах. Людей не только убеждали в необходимости трудиться бесплатно по 18 часов в сутки: от них требовали сокращать даже время, затраченное на посещение уборной.

А Ким Чен Ын, напротив, уверен в том, что жители Северной Кореи «более не должны голодать». Вот выдержка из его типичной речи, датированной 2015 г.:

«Самая важная из стоящих сегодня перед нами задач состоит в повышении стандартов жизни граждан как можно скорее. Все это время наши люди в ходе напряженной борьбы строили социализм — у них никогда не было возможности наслаждаться жизнью во всей ее полноте. Мысли о том, что мне не удается обеспечить этих достойных похвалы людей полноценным бытом (они, несмотря на непростые условия жизни, твердо верят нашей партии, следуют исключительно за ней и остаются до самого конца верны моральным обязательствам перед великими товарищами Ким Ир Сеном и Ким Чен Иром), всякий раз не дают мне уснуть».

Перенос акцентов с бескорыстного самопожертвования на материальный комфорт знаменует очевидный отход от канонов прошлого. Впрочем, стратегия byungjin не подразумевает готовности Пхеньяна ко всеобъемлющим и радикальным реформам экономики — ни в коей мере. Однако она дает понять, что Ким однозначно увязывает вопрос сохранения собственной легитимности со способностью выполнить обещание об одновременном экономическом развитии и создании ядерного арсенала.

Под его руководством КНДР добивается прогресса в решении обеих задач. А Запад едва ли не все внимание уделяет ядерной и ракетной программам Северной Кореи. С таким подходом очень легко не заметить корейские экономические инициативы. Так, Ким расширил права автономии государственных предприятий в вопросах выбора типа выпускаемой продукции, поиска поставщиков и покупателей, а местные земледельцы теперь после выполнения спущенных правительством планов могут свободно реализовывать все излишки продукции.

Западные же аналитики в оценке проведенного 15 апреля парада едва ли не все внимание сфокусировали на представленной в ходе торжеств военной технике. Практически полностью проигнорирован тот факт, что длительность военной части 2,5-часового парада составила лишь 20 минут. Остальные 2 часа власти демонстрировали экономические достижения — например, открытие новых торговых районов или недавно разрешенных правительством рынков, а также успехи в деле защиты окружающей среды. Ким наблюдал за парадом с балкона, и по одну сторону от него стоял вице-маршал Корейской народной армии, по другую сторону — премьер-министр КНДР, самый высокопоставленный из чиновников, отвечающих за развитие экономики.

Всего за неделю до апрельского парада правительство Кима предложило почти 200 иностранным журналистам подняться с постелей в 5 часов утра, оставив свои ноутбуки и мобильные телефоны в гостиничных номерах. Северокорейские кураторы погрузили их в автобусы и после двухчасовой проверки выгрузили в центре Пхеньяна, неподалеку от китайского посольства.

Учитывая предпринятые меры безопасности, завесу секретности, а также напряженность в отношениях с США, репортеры вначале подумали, что их готовят к просмотру очередных испытаний ядерного оружия и межконтинентальной ракеты.

Вместо этого им продемонстрировали новый роскошный жилой и торговый район столицы, который в местной прессе с гордостью именуют «экологически чистым» и «энергетически эффективным».

Смысл такой демонстрации абсолютно очевиден: Ким дает понять всю степень важности бизнеса, экономики и качества жизни (по крайней мере в Пхеньяне) для его концепции развития страны. «Открытие этой улицы важнее создания 100 ядерных боеголовок», — так прокомментировал это событие премьер-министр КНДР Пак Пон Джу.

Новые стандарты

Ким — в роли молодого президента — не только озвучил концепцию развития КНДР Инкорпорейтед, но и запустил процесс радикального пересмотра корпоративной культуры ради воплощения этой концепции в жизнь. Благодаря действиям Кима в работе северокорейского правительства появились предсказуемость, последовательность и регулярность. Он отвечает за запуск всех рабочих процессов и разъясняет суть приоритетов. Ким уделяет массу времени управленческому персоналу среднего звена — часть высокопоставленных чиновников он отправил на пенсию, некоторых возвысил, а остальных перевел на другие направления. Иными словами, Ким активно совершенствует способность государственного аппарата добиваться решения поставленных перед ним задач.

Ким проводит реформы, нацеленные на расширение доли частной экономики, и даже пытается ограничивать военные расходы. Но самое главное в действиях президента любой корпорации — это, пожалуй, символические, популярные и просто широкие жесты. Так, при Ким Чен Ире явно позабыли о регулярности партийных съездов, как и об обращениях к народу в канун Нового года.

Ким Чен Ын провел 7-й съезд партии в мае 2016 г., а предыдущий — 6-й — съезд Трудовой партии Кореи состоялся в 1980 г., т. е. 36 лет назад. При этом партийный устав обязывает проводить подобные мероприятия каждые 4 года. Ким Чен Ын заставил ТПК вспомнить о партийных обязанностях и предложил провести 8-й съезд по графику — в 2020 г.

В 2013 г. новый лидер возродил и традицию, канувшую в Лету еще в 1994 г., — ежегодного обращения к нации в новогоднюю ночь. Огромное значение имел и выбор места для выступления: отдав предпочтение зданию ЦК ТПК, он подчеркнул готовность и далее укреплять приоритетность партии над остальными органами государственной власти. А на 7-м съезде ТПК Ким — впервые с начала 80-х гг. — анонсировал принятие нового пятилетнего плана. Известный экономист и эксперт по КНДР Рюдгер Франк называет все эти перемены «новыми стандартами».

Ким проводит и решительную чистку высших эшелонов власти. Тотальная непрозрачность северокорейской политики лишает сторонних наблюдателей возможности тщательно отслеживать все кадровые перестановки и адекватно трактовать их смысл. Так, в декабре 2013 г. после отстранения от власти и последующей казни дяди Кима — Чан Сон Тхэка, второго человека в государстве, многие эксперты предположили, что молодой руководитель ведет ожесточенную борьбу за власть, а его позиции существенно пошатнулись. Но Ким в итоге консолидировал в своих руках всю полноту власти, и теперь показательная казнь дяди выглядит лишь убедительной демонстрацией силы.

В ряде случаев предположительно изгнанные с постов чиновники вскоре получали новые и важные назначения. В октябре 2015 г. СМИ проинформировали об увольнении вице-маршала Чхве Рён Хэ, но уже в январе 2016 г. его фото вновь замелькали в официальной хронике. По некоторым сообщениям, бывшего начальника генштаба страны — генерала Ли Ён Гиля — в феврале 2016 г. казнили. Однако спустя несколько месяцев — в апреле 2016 г. — прямо на 7-м съезде партии он получил погоны генерал-полковника.

Наиболее ярким доказательством неспособности внешних наблюдателей разобраться в истинных мотивах поступков Кима служит огромное количество сообщений о якобы проведенных «чистках», позже оказавшихся откровенным вымыслом. Как выяснилось, речь шла о банальных кадровых перестановках. И если воспринимать поступки Кима как действия главы корпорации, то в его решениях нет ничего удивительного. Скорее всего, он, как истинный бизнесмен, ведет поиск людей, на которых может положиться в работе, проверяет их способности на разных направлениях и неспешно формирует преданную ему лично команду руководителей высшего звена.

Естественно, подобные действия Кима обусловлены рядом причин — и самая важная из них состоит в обеспечении собственного выживания и устранении потенциальных противников. Рассматривать его шаги лишь как метания диктатора, стремящегося сконцентрировать всю власть в одних руках, было бы ошибкой, ведь любой руководитель пытается собрать команду, которой можно доверять и с которой можно работать. Именно поэтому сторонние наблюдатели, склонные считать кадровые перестановки исходом внутренней междоусобной борьбы, слишком часто приходят к откровенно неверным выводам о неких «чистках».

Воспринимать со всей серьезностью

Судя по всему, северокорейский лидер чувствует себя совершенно уверенно на посту главы государства, а угрозы извне его нисколько не пугают. Вот уже 70 лет Северная Корея выслушивает угрожающую риторику Соединенных Штатов, и военная истерия, раздуваемая Дональдом Трампом, похоже, не вызывает особого беспокойства в Пхеньяне. Более того, Вашингтон по сути играет на руку Киму: агрессивные заявления американского президента лишь подтверждают правоту стратегии волка из Пхеньяна, предусматривающей развитие экономики одновременно с наращиванием ядерного потенциала.

Ряд убедительных свидетельств говорит о стабилизации экономики Северной Кореи (и даже о ее росте). Конечно, любую статистику из КНДР следует воспринимать скептически, но Банк Кореи утверждает: ВВП этой страны в 2016 г. вырос на 3,9% — а это рекордный с 1999 г. показатель.

Проблема голода решена, и неминуемой перспективы кризиса на горизонте нет. В стране проводятся реформы, пусть и не самыми ударными темпами. По данным аналитической группы Beyond Parallel, почти 75% своего дохода северокорейские семьи получают за счет элементов рыночной экономики. Объемы внешней торговли возрастают: так, Индия занимает третье место в рейтинге главных торговых партнеров КНДР, а товарооборот между Россией и Северной Кореей только за первые 2 месяца 2017 г. увеличился на 73%.

Отчасти эти достижения обеспечены событиями и решениями, принятыми в КНДР еще до прихода Ким Чен Ына к власти, но именно он упорно продолжает реформировать экономику в рамках собственной концепции развития страны.

И те, кто видит в КНДР лишь объект для насмешек, абсолютно игнорируют реалии правления Кима. На Западе слишком много рассуждают о Ким Чен Ыне как о диктаторе-слабаке, упорно цепляющемся за власть, в то время как его режиму грозит неминуемый крах.

При этом ни Киму, ни его правительству явно ничего не грозит — ситуация в стране стабильна, а северокорейский лидер успешно реализует экономическую часть своей концепции развития страны. И если внешний мир действительно стремится к налаживанию долговременных отношений с Ким Чен Ыном и КНДР — ему следует хотя бы попытаться понять его...

Статья опубликована в Foreign Affairs 10 августа 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Из системного кризиса нельзя выйти самостоятельно

Второй срок Трампа становится безальтернативным, поскольку в случае его...

США не могут дать миру ничего, кроме потрясений и...

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Украине Ду Вэй отреагировал на резкие...

Осеннее торговое обострение

Публичные слушания относительно введения на китайские товары повышенных пошлин,...

NAR: «Украина — новое поле битвы в борьбе США и КНР за...

Степень значимости Украины для Китая в условиях набирающей обороты торговой войны с...

Молдова: геополитическая проверка на прочность

Лишь понимание того, что новые досрочные парламентские выборы не изменят расстановку...

Украина Кувейту обеспечит «Монако»

Экипажи 831-й бригады тактической авиации Воздушного командования «Центр» ВС ВСУ...

Загрузка...

Почему американцы нанесли удар по Гонконгу

У кого-то еще есть сомнения в том, что нельзя ездить на слоне в магазине фарфоровой...

В поисках мира

Бывшие европейские империи превратились в сателлитов, зависимых от товарных кредитов...

Индустрия туризма помогает избавиться от бедности

Опережающий рост электронной коммерции наблюдается именно в деревнях, что...

Сад длиною в жизнь

Китайские власти всячески поощряют волонтерские проекты, а местные СМИ делают их...

Польша готовит трибунал над ОУН-УПА?

Выпячивание национализма, явно противоречащего европейским ценностям, не...

Стройка на безымянных останках

История урочища Куропаты должна стать предметом изучения иностранных исследователей,...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
17 Августа 2017, Валерий

Автор действительно профессор КНДРовских наук ,убедительно и доходчиво нарисовал
" картину маслом " дел в Сев. Корее .

- 0 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка