Александр Вилкул: «Подавляющее агрессивное меньшинство»

№20(819) 19 -- 25 мая 2017 г. 17 Мая 2017 4.8

Мне всегда казалось, что для страны, в которой погибли, были замучены в концлагерях, умерли в оккупации более 10 млн. человек и в которой почти в каждой семье есть погибшие, воевавшие, — это праздник святой.

Почему идут стычки, нападения? Если говорить глобально — это месть «партии войны», радикальных группировок за то, что они очень сильно теряют поддержку в обществе.

Люди на самом деле хотят мира, спокойствия, настоящей демократии, когда есть плюрализм мнений, и каждый может отстаивать свои взгляды. У радикальных группировок поддержка минимальная. Они понимают, что только путем запугивания, террора могут каким-то образом доминировать.

Что люди говорили? Что их сделали нищими, обанкротили 80 банков, мы не можем получить свои деньги, вы подняли тарифы в несколько раз, нет работы, нет зарплаты, вы попереименовывали улицы и города, переписываете нашу историю, а теперь запрещаете выходить и праздновать 9 Мая! Вот так люди реагируют.

Если говорить про 9 Мая в Днепре, то всю эту историю трагическую лучше разделить на три периода. Первый — это месяц до 9 Мая. Мы восстановили, отремонтировали больше ста памятников, монументов, братских могил в Днепропетровской области. Когда я еще был губернатором, была областная программа — 1224 монумента, братских могил, памятников отремонтированы еще тогда, тем не менее эту работу надо продолжать.

Мы это сделали за месяц: помогли тысячам ветеранов. Кому-то продуктами, кому-то медикаментами, кому-то лечением. В сельских районах, где нас просили, организовывали показ фильмов военных лет.

Что касается Марша Победы. Когда мне говорят, что Бессмертный полк придумали в России в 2012 г., я сильно удивляюсь. Могу сказать, что в 2011 г. впервые в Днепропетровске мы вышли с фотографиями наших воевавших дедов, прадедов, отцов. Вышли около 100 тысяч человек.

В этом году с 22 апреля мы заранее приглашали людей через телевизор, через радио, напоминали на День Победы прийти с фотографиями, почтить память героев, возложить цветы.

В то же время, к сожалению, радикальные группировки, которые похожи на неонацистские, занимались другим. За это время было порезано 47 палаток Оппозиционного блока, в которых собирались подписи за мир, совершена масса нападений.

Ближе к 9 Мая были призывы радикальных группировок нападать на участников. Там лозунги такие — «карати», «переслідувати»... 8 мая они провели свои мероприятия, правда, очень малочисленные. Но ходили с факелами, с портретами Бандеры, Шухевича, с надписями «деды воевали». Ходили, и никто их не трогал. 9 мая они специально пришли провоцировать и нападать.

9 мая действовали группировки, в первую очередь — некая С14. Это немногим больше сотни людей. Она получает зарплату из городского бюджета, т. е. ей платят все налогоплательщики города Днепра... В Днепропетровске создано коммунальное предприятие со странным названием «Муниципальная полиция». Туда трудоустроены вот эти странные «активисты». Днем они говорят, что они муниципальная полиция, а когда надевают балаклавы — становятся такими радикальными людьми, еще и на зарплате.

Так вот эта группировка пришла с конкретной целью нападать, в интернете они делали заявления. Напали на нашу колонну — даже не на первую, впереди нас шла колонна социалистов. Они сначала напали на них, но полиция оттеснила. Потом нападали на афганцев. Потом шли мы, и они осуществили нападение на нашу колонну. Я считаю, что полиция достаточно эффективно локализовала их. 9 мая ни у кого не было сомнения, что именно они — настоящие преступники.

Кстати о группе С14. Есть фотографии... Милые люди делают «хайль Гитлер»... Они были все задержаны... У этих людей нашли и отобрали ножи, факелы, больше 10 л зажигательной смеси, кислоту, которую они могли брызгать, отобрали балаклавы, маски.

Они же осуществляли еще нападение на полицию. Это чистая 348-я статья «Посягання на життя правоохоронних органів», от 9 до 15 лет. И эти уголовные дела были открыты... Люди открыто ходят с нацистской символикой, делают «хайль Гитлер»... И эти люди говорят, что они активисты и патриоты! Ну какие они патриоты?! Они классические неонацисты. Такими бы считались в любом европейском государстве.

Эти люди, которые устроили драку с ножами, факелами и т. д., их оттеснила и задержала полиция... У них есть такой главарь — их нардеп Денисенко, он туда приехал, писал на Фейсбуке, что настоящих патриотов задержали, спасал их из полиции и т. д.

9 мая они еще воспринимались как радикалы, неонацисты, напавшие на людей. 10 мая стало все переворачиваться. Начали говорить, что они патриоты, что они ветераны. Хотя на самом деле вы все всё видели.

На самом деле Украина разная. Но она должна быть единая, она наша родина. И есть разные праздники, есть сторонники разных идеологий. Говорим на разных языках. Вы сейчас на украинском, я — на русском. І я вважаю, що усім зрозуміло. Необходимо искать точки соприкосновения, а не больные мозоли, постоянно устраивать провокации и раскалывать общество. Думаю, те, кто это делает, должны получать очень серьезный отпор именно на государственном уровне. И с точки зрения позиции государства, и с точки зрения монополии силовых структур.

Мне может не нравиться власть, но я уверен, что должна быть монополия власти на применение силы, потому что иначе начнется власть полевых командиров по типу Афганистана, где война уже идет последние сто лет, и непонятно, когда утихнет.

Я бы не развешивал сейчас какие-то ярлыки — кто хорошие, кто плохие и т. д., но действительно государство должно сейчас сказать слово. То, что 10-го числа (в Днепре) отстранили всех руководителей правоохранительных органов, думаю, что это плохо, потому что это не только в Днепропетровской области, но и по всей Украине в очередной раз деморализовало полицию.

Власть уже один раз во время блокады Донбасса пошла на поводу: сначала говорила, что это плохо, а потом возглавила блокаду и пошла на поводу у радикалов. Сейчас этим отстранением руководителей делают очень плохую услугу. Потому что если начнутся реальные проблемы, то кто защитит — сделать это может и по закону обязана только полиция.

Днепропетровкая область большая. У нас все хорошо прошло в Павлограде, в Днепродзержинске (сейчас Каменское), в Кривом Роге. Вышли десятки тысяч людей. И было все нормально, потому что не было радикальных организаций.

Я настаиваю: за этими радикалами, за этими нападениями стоит лично мэр Днепра некий господин Филатов и радикальный нардеп Денисенко, которые содержат вот эти 100, может быть, 100 с лишним радикальных людей, которые режут палатки, жгут офисы, нападают на людей.

Сейчас попытались напасть на стариков. И потом все переворачивается с ног на голову — и их оправдывают.

Когда вышли более 50 тысяч человек, только у нас в колонне было более 25 тысяч, то Филатову, наверное, стало страшно за свое поведение, за свою идеологию. А то, что он открыто угрожает, считаю, это его шантаж государственных органов власти. Это шантаж МВД, прокуратуры, власти. Т. е. он шантажирует противоправными боевыми действиями, причем для этого у него есть за деньги налогоплательщиков карманная, радикальная группировка.

Филатов считает, что горисполком, бюджет — это его личное. Хотя бюджет принимают депутаты, и программы утверждают депутаты, и это должно быть для жителей города.

Уже выгнали организацию ветеранов Великой Отечественной войны, уже выгнали организацию ветеранов Афганистана — за один день выгнали! Выгнали организацию узников лагерей. За что? За то, что они вышли праздновать День Победы.

Многие из них были в нашей колонне. Члены организации ветеранов Афганистана шли отдельной колонной, но на них нападали радикалы... Их выгнал горисполком, но мы нашли им помещение, найдем и финансирование — чтобы они дальше могли помогать ветеранам, старикам. А просто так плеваться в их сторону — это надо быть просто подонком.

Тут есть еще один момент. У Филатова за последний год упал рейтинг. У него конфликты со всеми промайдановскими партиями, активистами. Он перестал быть модным. Две недели назад топ-тема всех медиа была, когда он лично избил некоего активиста, Варфоломея, который пришел туда со съемочной группой «5-го канала».

Т. е. ему надо было как-то перевернуть картинку, поменять, чтобы отвлечь внимание людей от своей коррупции, от своих высказываний, от своего хамства, показать, что есть патриоты и он их возглавляет. К сожалению, все ветеранские организации попали — как он считает — в «неправильные люди».

Сто человек колотят весь город. Может, у них есть еще сто сторонников. Но это в любом случае подавляющее агрессивное меньшинство.

*Фрагмент стенограммы телеэфира News- ONE 14 мая 2017 г. (публикуется с небольшими сокращениями), newsvideo.su/video/6675458

Из досье «2000»

Александр Вилкул — экс-вице-премьер-министр Украины, депутат Верховной Рады V, VI, VIII созывов. В марте с. г. как член фракции Оппозиционный блок подвергся критике за выступление на русском языке в парламенте, в связи с чем появилась петиция о лишении его мандата и снятии депутатской неприкосновенности.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Посол Израиля о «клинке» и «пьедесталах»

«У нас нет своего рода пьедестала, на который возносят людей, а потом их оттуда...

«Но что нам делать с розовой зарей...»

Ракетный удар США по Сирии ранним утром 14 апреля («розовая заря» в ночном...

Петр Толочко: «В ненависти к русским мы проклинаем и...

Белая Русь, Малая Русь и Великая Русь — три мощные ветви, берущие начало из единого...

«ЦВК служить народу, не заважайте»

«Мы за то, чтоб не было коррупции, воровства и фальсификаций, но если что не так,...

Джил Синклер: «Мне приятно видеть женщин в армии»

С сентября 2017 г. вооруженные силы Канады подготовили 1 тыс. украинских военных по...

Cтивен Cильверстайн: «Зачем делать тайну из поставки...

Старший оборонный советник посольства США в Украине при украинском МО Роберт Стивен...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка