Андрей Сердюк*. Один шанс из одного. Двадцать лет спустя

№16 (555) 22 - 28 апреля 2011 г. 21 Апреля 2011 0
Андрей Сердюк. Фото Виталия СИЧНЯ

— Андрей Михайлович, известно, что вы принимали активное участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС как один из руководителей партийного аппарата, координируя медицинские аспекты, связанные с радиационной катастрофой. Позвольте начать наше интервью с цитаты:

«Проживание под воздействием повышенной радиации, а также под влиянием постоянного психологического стресса вызывает явные изменения в организме. Правда, сегодня наши ученые, как и их коллеги из США, Франции, Японии, не могут пока еще точно определить объем и характер этого явления, так как после аварии прошло сравнительно немного времени, чтобы могли проявиться симптомы заболевания крови, злокачественные новообразования и т. п.

Однако медики уже регистрируют снижение иммунитета, изменения в деятельности эндокринной и кроветворной систем. У части обследованных жителей неблагополучных территорий определяется более быстрое истощение сократительной функции сердца, нарушение гемодинамических показателей при физической нагрузке.

____________________________
*Андрей Сердюк — президент Национальной академии медицинских наук Украины, доктор медицинских наук, профессор

С ростом количества заболеваний специалисты отмечают более тяжелое течение ангин, воспалений легких, вирусных гепатитов. Особую остроту приобретает проблема сохранения здоровья шести тысяч детей, которые получили дозовые нагрузки радиойода на щитовидную железу свыше 200 бэр. Это как раз та нагрузка, которая может в ближайшее время вызвать гипотиреоз, то есть снижение функции этой железы, а в дальнейшем и возникновение опухолей.

Мы должны, обязаны обеспечить за ними постоянное наблюдение, своевременное лечение малейших нарушений, что, как свидетельствует мировой опыт, позволяет в большинстве случаев избежать грозного осложнения».

Это ваши слова из книги «Один шанс из одного», изданной 20 лет назад и написанной в форме диалога. Авторы — «доктор медицинских наук A.M. Сердюк и кандидат исторических наук С. А. Кичигин».

Признаюсь, недавно прочитал ее с большим интересом — живое обсуждение проблем медицинской отрасли порой выходило за общепринятые тогда рамки сдержанного интервью. Получился откровенный разговор на самые острые темы, особенно — чернобыльской.

Причем отдельные ваши взгляды двадцатилетней давности несколько озадачивают и сегодня, и я могу только догадываться, как их воспринимали в те времена. Например, вы одобрительно отзывались о деятельности психотерапевта Кашпировского, чьи телесеансы официальная медицина критикует до сих пор. Разве такое свободомыслие для чиновника Минздрава было позволительно во времена, когда маховик перестройки только набирал обороты?

— Во-первых, во время подготовки этой книги я работал уже не в министерстве, а здесь — в Институте гигиены и медицинской экологии им. А. Н. Марзеева.

Сергей — позволю себе так его назвать, считая своим другом, — предложил новаторский на то время публицистический подход. Обычно при подготовке научной статьи или доклада о важнейших медицинских аспектах тщательно подходишь к вопросу, все долго обдумываешь, переосмысливаешь, несколько раз переписываешь.

А эту книгу, тираж которой, кстати, разошелся моментально, мы написали, как говорится, на одном дыхании, за несколько вечеров. Положили на стол диктофон и начали. Правда, засиживались у меня на кухне до полуночи. И, честно говоря, я не отказался бы с таким же энтузиазмом поработать над книгой «Один шанс из одного. 20 лет спустя». Ведь, к сожалению, многие проблемы, о которых мы тогда говорили, так и не решены, на некоторые важно взглянуть под другим углом.

Что касается процитированного отрывка, увы, наши опасения подтвердились. По последним данным, диагноз рак щитовидной железы поставлен 6049 чернобыльцам, которые на момент аварии были детьми и подростками. Напомню, что Украина была единственной страной, которая вывезла людей с загрязненных территорий, — около 700 тыс. человек были направлены в южные и западные регионы страны. Хотя предложение сократить учебу в «центре» в Москве восприняли, мягко говоря, без энтузиазма.

Самое большое наше упущение состояло в том, что не провели йодную профилактику, — тогда бы эта цифра была в разы меньше. Йодистые препараты, заполняя щитовидку, не дают проникать в нее радиоактивному йоду, и японцы после аварии на «Фукусиме» сразу выдали населению 240 тыс. доз.

Дефицит йода, избыток словоблудия

— К слову, возможно, накопленные украинскими медиками после аварии на ЧАЭС знания могли бы сегодня пригодиться японцам.

— Я уже был у японского посла с этим предложением вместе с известным украинским доктором Владимиром Козявкиным, который лечит неврологических больных. Он предлагал взять пострадавших детей из Японии на бесплатное лечение в Трускавец. Я рассказал о потрясающих разработках наших медиков, которые с первого дня аварии лечили пострадавших и в Институте эндокринологии, и в Центре радиационной медицины, где на момент аварии работала единственная в Украине научная лаборатория радиационной безопасности (сейчас таких 4). Сегодня наши специалисты в этой области являются ведущими консультантами МАГАТЭ по медицинским аспектам радиационной безопасности, сотрудничают с Российской федеральной службой медицины катастроф по проблемам аварийного реагирования. Однако посол, поблагодарив за предложение, ответил, что пока они справляются своими силами при помощи ученых из США и Германии.

— А опасения, касающиеся возможных генетических отклонений, подтвердились?

— Эти страхи были изрядно раздуты. Если вначале авария происходила в атмосфере полного умолчания и секретности, то последующий период можно охарактеризовать как время информационного беспредела и безответственности — чем только людей не пугали: и двухголовыми телятами, и другими монстрами-мутантами. Однако в Институте педиатрии имеются данные лишь о единичных случаях генетических нарушений, вызванных облучением.

— Не приведи Господь, конечно, но, на ваш взгляд, если бы Чернобыль рванул сегодня и абсолютно вся информация, подогревающая панику, выливалась на страницы газет...

— ...справиться с трагедией было бы сложнее. Поверьте, и Япония сегодня дает далеко не всю информацию: те меры, которые принимаются, часто не совпадает с официальными заявлениями, что все находится под контролем. Даже само увеличение радиуса отселения говорит о многом. Плюс миллионы тонн загрязненной воды, выливающейся в океан. Японская катастрофа может оказаться более масштабной, чем чернобыльская.

Но у нас информацию не только скрывали, но и извращали. Ведущие специалисты писали в документах: «радиационная ситуация в Киеве очень опасная». А на заседаниях политбюро эти документы попадали с дописанной от руки частицей «не»: «не очень опасная». Хотели показать, что ничего страшного не происходит, несмотря на то что ожидался второй взрыв по типу ядерной бомбы и ставились вопросы об эвакуации всего Киева.

Я согласен с оценкой, которую поставил тогдашним действиям власти советник Горбачева Валентин Фалин в книге «Конфликты в Кремле» (издана в 1999 г.):

«Случившаяся беда застала всех врасплох. Высшее руководство страны надолго потеряло дар членораздельной речи. Словоблудие, затенявшее реальные масштабы человеческой и экологической трагедии, было в избытке. Но внятного объяснения, как вообще такое могло стрястись, почему население обширных районов Украины, Белоруссии, России, принявших на себя первый массированный радиационный удар, не было оповещено, кто и отчего месяцы спустя скрывал истинные данные о трагедии, так и не было никем сделано».

— Мало того, похоже, иных «уроки Чернобыля» так ничему и не научили. Недавно на страницах «2000» выступила специалист по радиационной безопасности на АЭС Лариса Бернадина, подробно рассказав, как чиновники, мягко говоря, саботируют работы по повышению уровня безопасности атомных станций Украины.

— Это ужасно. В должности министра здравоохранения я ездил во Францию, на станцию Дампьер под Парижем — это на таком же расстоянии, как ЧАЭС от Киева. Так там каждый житель, проживающий в округе, может прийти на станцию и лично поинтересоваться, как его оберегают. Сотрудники АЭС обязаны провести его по станции, все показать и рассказать. Кстати, в ближайших планах ученых АМНУ и НАНУ — проведение дозиметрических исследований в

30-километровой зоне радиационного загрязнения, ведь с того времени научной оценки ее опасности не проводилось.

Кризис доверия

— Продолжу цитирование книги «Один шанс из одного»:

«Медицина и здравоохранение все больше теряют притягательность в глазах советских людей. Кроме того, в наших социальных приоритетах они с каждым годом все более и более как бы отодвигаются на второй план. При воспоминании об услугах медицины у людей появляются скорее отрицательные, нежели положительные, эмоции... Сегодня о медицине чаще говорят с грустью, даже с пренебрежением. Что это, кризис доверия?

Да, но есть тут и другое. Например, всплеск веры в различных «чудотворцев». Не получив конкретной помощи в государственном учреждении, больной в отчаянии готов искать любую отдушину. И часто находит ее в том, кто ему вовсе не помогает, а лишь сострадает, кто разделит с ним его горе. Таким образом, элементарный гуманизм непрофессионала или полупрофессионала дороже душевной черствости, с которой не так уж редко больные сталкиваются в наших поликлиниках и больницах».

В книге много фактов, цифр, которыми вы подкрепляли свое критическое отношение, говоря о кризисе доверия в медицине и предлагая пути выхода из него. Но читая эту книгу сегодня, часто хочется сказать: пусть бы лучше оставалось по-прежнему. Помните анекдот, как один знакомый говорит другому после долгой разлуки: «Ну что, закончилась твоя черная полоса, о который ты печалился прошлый раз?» А тот отвечает, мол, только теперь понял, что та была белой-белой...

В 1991-м вы говорили:

«Возьмем проблему детского питания. В ее решении мы значительно отстали от восточноевропейских стран.

В стране медленно решаются вопросы увеличения производства продуктов детского питания. Например, потребность в сухих молочных смесях удовлетворяется на 59—60 процентов, в жидких и пастообразных молочных смесях — менее чем па 10 процентов, в мясных консервах — на 30 процентов, в плодоовощных консервах — примерно на 50 процентов. В основном выпускаются сухие молочные смеси «Малыш», «Малютка», «Детолакт», рецептуры которых совершенно устарели. Не случайно Совет Министров УССР в сентябре 1989 года принял постановление о существенном расширении производства продуктов детского питания в 1989—1995 годах, в основном на промышленной основе.

Плохо организовано питание школьников. Пора прекратить этот эксперимент на выживаемость ребят, употребляющих нынешнюю пищу в школьных столовых. Минздрав республики совместно с Госкомитетом народного образования подготовил программу по улучшению школьного питания, разработан ассортимент блюд высокой степени готовности, в одноразовой упаковке»

А вот какие цифры и факты прозвучали в вашем институте в сентябре прошлого года на научной конференции «Медико-экологические и социально-гигиенические проблемы сохранения здоровья детей в Украине»:

— заболеваемость сердечно-сосудистой системы растет во всех возрастных группах населения, но особенно у школьников. У украинских детей с 1994-го года зафиксирован рост на 72%, у подростков — на 149%. У детей за по-следние 14 лет число онкологических заболеваний увеличилось в 2,5 раза, у подростков — в 4,3 раза. Сегодня в школы приходят около 30% первоклашек с нарушениями здоровья, выпускаются из школ около 70% хронически больных детей;

— горячим питанием обеспечены до 50% учеников младшей школы, до 40% учеников 5—9 классов, до 30% старшеклассников.

— 90% технологического оборудования в школьных столовых изношено. На первом месте при составлении меню — стоимость, а не по-требность в биологически ценных веществах...

— Да, к сожалению, многое с тех пор изменилось не в лучшую сторону. И сегодня я готов признать, что у нас было не такое уж плохое здравоохранение. А таким, чтобы оно удовлетворяло потребности всего населения, его не сделала ни одна даже самая богатая страна — в США тоже звучат постоянные упреки по поводу медицинских реформ Обамы. Реформы украинскому здравоохранению, бесспорно, нужны, но мы не должны сводить их к изменению статуса определенных больниц, к оптимизации тех или иных направлений...

На одном из последних заседаний я сказал коллегам: это мы уже проходили, все эти реформы прописаны еще в 1998 г., вот в этой брошюре, которая так и называется: «Передовой опыт реформирования здравоохранения на областном уровне». В ней мы писали и о переориентации на первичную медицину, и о развитии института семейных врачей... И что в результате? За 20 лет в Минздраве сменилось 15 министров, хотя всем понятно, что частая смена кадров, определяющих политику здравоохранения, не может способствовать успешному развитию отрасли.

А цифры, вселяющие грусть, я могу приводить и дальше. Например, сегодня в «листе ожидания» — 150 тыс. больных, которым требуется кардиохирургическое лечение. Мы можем проводить только 15 тыс. операций на сердце в год, и ежегодно в «очереди» добавляется 45 тыс. тыс. больных-сердечников. Какие реформы позволят справиться с этим потоком? Только кардинальные, позволяющие, во-первых, усилить профилактику заболеваний, во-вторых, как можно быстрее создать сеть кардиохирургических центров по всей стране, обеспечив их достойной медицинской техникой.

— Тут уместна следующая цитата:

«Сергей Кичигин: Я не врач, но уверен — знаю по собственному опыту, что узким местом непременно будет техническое оснащение медицинских учреждений современными диагностическими и лечебными аппаратами, лабораторной техникой, инструментарием.

Андрей Сердюк: Да, и потому Минздрав делает все возможное, чтобы обеспечить разработку и серийный выпуск необходимой отечественной медицинской аппаратуры и инструментария».

Спустя 20 лет можно сказать, что учреждения Минздрава и институты АМНУ не поспевают за развитием новых мировых медицинских технологий...

— Но не станем и прибедняться. Все-таки в нашей стране развиваются современные и весьма перспективные направления. Например, недавно я побывал в Донецком институте неотложной и восстановительной помощи им. Гусака, который создавали как больницу для шахтеров, пострадавших в чрезвычайных ситуациях. В этом уникальном центре ведутся разработки на уровне стволовых клеток — выращивается искусственная кожа человека (уже тысячи квадратных сантиметров!), что очень важно при ожогах.

А, скажем, в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. Амосова превышаются многие европейские стандарты.

Возьмем, наконец, институт, в котором вы сейчас находитесь. Специалисты лаборатории гигиены и атмосферного воздуха с помощью современнейших геофизических методов могут определить степень экологического загрязнения в любой точке страны, установить риски для здоровья конкретного жителя — дать так называемый жизненный прогноз.

И подобных примеров можно привести множество.

Один из проектов АМНУ, который мы начнем осуществлять в этом году, — создание грид-системы, в которую войдут институты академии и ведущие медучреждения. Этот проект реализуется по постановлению Кабмина под руководством директора Института теоретической физики Анатолия Загороднего.

Понятие grid появилось в начале 90-х гг., когда возникла идея создать из мощных компьютерных центров своего рода мегакомпьютер, который бы позволял получать практически неограниченные ресурсы для вычислений, анализа и хранения данных. Если брать медицинский аспект, то мы сможем получать запрашиваемую характеристику по любому заболеванию. Можно будет накапливать всю информацию, скажем, по кардиограммам, находить закономерности, проводить возрастные сравнения, делать социальные или региональные срезы. Я бы на-звал эту систему эволюционным продолжением интернета, которое поможет развивать и телемедицину, и раннюю диагностику, и перспективные проекты по созданию электронных паспортов и медицинских карт.

Платную медицину нам не потянуть

— Вот еще ваши слова, сказанные 20 лет назад:

«У нас же издавна повелось, что поликлиническому врачу легче положить человека в больницу (и пусть там разбираются что к чему), чем лечить самому. И никто не считал, сколько на это уходит денег. В предполагаемом же варианте все деньги даются поликлинике. Она, конечно, будет заинтересована, чтобы максимум этих денег осталось у нее. А для этого нужно работать эффективно, стремиться к тому, чтобы все профилактические мероприятия уменьшали заболеваемость в обслуживаемом ею регионе. Тогда у нее останется больше денег на социальное развитие.

Принцип ее финансирования тоже должен измениться. До сих пор средства им выделялись по числу посещений — еще недавно это составляло 12 копеек за одно посещение, теперь — 20 копеек с «хвостиком». Согласитесь, и то и другое негусто. Поэтому вряд ли стоит скрывать, что бывали случаи, когда врачи приписывали себе количество посещений в день (вместо 20—30 ставили 40), умышленно приплюсовывалось и число закрепленных за поликлиникой жителей: вместо 600 тысяч, скажем, 800... Да, «липа», конечно, но без нее, увы, некоторым лечебным учреждениям просто-напросто было не просуществовать».

— Конечно, давно пора увеличить средства для первичного звена. Более того — сделать так, чтобы поликлиники сами владели этими деньгами. Недавно я разговаривал Николаем Анатольевичем Гоменюком — главврачом Вознесенской больницы Николаевской обл., где проводится эксперимент в этом направлении.

Сегодня на первичное звено выделяется в среднем 10—12% средств из местных медицинских бюджетов. В Вознесенском районе выделили 19%, предварительно определив стоимость каждой врачебной услуги. Создали базы медицинских данных населения, выработали единые стандарты и клинические протоколы. Если раньше в этом районе 17% пациентов лечили семейные врачи, а остальные шли в стационар, то после двухгодичного эксперимента 75% больных лечатся в поликлинике, у семейных врачей. Это позволило втрое сократить число узких специалистов и уменьшить коечный фонд.

— «Если размер заработной платы будет зависеть от степени профессионализма, то это и будет одним из рычагов, который заставит хорошего врача стать еще лучшим, а плохого — просто оставить работу. К сожалению, мы в свое время такого рычага были лишены. Врачи были загнаны в прокрустово ложе строго лимитированных зарплат: после окончания института врач получал свои 110 рублей и ждал пять лет, пока ему немножко прибавят. И только к концу жизни набиралось 200 рублей с небольшим».

— В этом вопросе все, к сожалению, осталось как прежде. У врачей, работающих в госсекторе, четко дифференцированная заработная плата. То же самое — в институтах АМНУ. Я как директор института и хотел бы доплатить сотрудникам из заработанных средств (а мы зарабатываем на проведении экспертиз, лабораторных исследований), но ограничен этим самым «ложем» и контролирующими органами.

— Но в частной медицине, наверное, такой рычаг есть.

— Это слабый рычаг, ведь большинство населения получает пусть не такую, как хотелось бы, но бесплатную медицинскую помощь, 49-ю статью Конституции никто не отменял. И какие бы разговоры на эту тему ни вели, платную медицину сегодня не потянет ни одна среднестатистическая украинская семья.

— Андрей Михайлович, в медицинской среде, причем на высшем уровне, говорится о размытости функций АМНУ и предлагается переподчинить 36 ее институтов Минздраву. Как вы на это смотрите?

— Эти разговоры уже прекратились, но академия должна своей деятельностью показать, что время прозябания кончилось. За те два месяца, когда я руковожу академией, проведено уже три собрания президиума, хотя по уставу положено не меньше двух в год. Одно было организационным, второе полностью посвящено стволовым клеткам (кстати, со стволовыми клетками работают уже 7 институтов академии, так что мы далеко не новички в этом деле, и наша задача — помочь им быстрее выйти на вершину), третье — медицинским аспектам аварии на Чернобыльской АЭС.

Кашпировский всех женщин увел

Фото Виталия СИЧНЯ

— Вернемся к книге:

«Начинал я в санэпидстанции врачом-эпидемиологом. Функции эпидемиолога — борьба с инфекциями, профилактические прививки детям. Летом — желудочно-кишечные инфекции, дизентерии, диспепсии. И что меня поражает: прошло 30 лет, а ни с одной из этих болезней мы так и не покончили».

Прошло еще 20 лет, и у многих украинцев отношение к вакцинации резко изменилось на негативное. Кто, по-вашему, в этом виноват?

— Медики. Их вина в том, что они не проводят разъяснительную работу. К сожалению, они общаются с уже больными людьми, только в своих кабинетах. А раньше каждый врач должен был пару раз в месяц выступить перед каким-то коллективом, неся знания в массы. В период экономических и социальных катаклизмов стало не до этого, и сегодня я с большим удовольствием и даже восторгом смотрю телепрограммы по «Интеру», которые ведет харьковский доктор Евгений Комаровский, простым, доступным языком рассказывая о заболеваниях и их профилактике.

Еще одно — слишком влиятельными стали вы, журналисты. Любую врачебную ошибку — а они во все времена случаются — возводите в ранг апокалипсиса. Я не оправдываю медиков, которые не учли состояние здоровья подростка, погибшего от прививки против кори и краснухи, но раздувать истерию, считаю, не следовало.

— А я бы в главные виновники записал фармацевтических гигантов, чьи коммерческие интересы стоят выше заботы о здоровье населения.

— Абсолютно согласен. И в ситуации со свиным гриппом правительства многих стран пошли на поводу у мощного фармацевтического лобби. Самое опасное, что лабораторный контроль вакцин и других препаратов у нас, скажем так, не всеобъемлющ. А это — вопрос биологической безопасности страны. И лично мне импонирует, что президент и премьер заявляют о необходимости замещения импортных фармсредств отечественными препаратами. Сейчас украинские фармацевты производят лишь 25% лекарств, а на 2 млрд. долл. мы покупаем импортные. И это масштабы закупок только для государственных клиник!

Надо четко определить госзаказ на лекарства, и этот перечень, расписанный по всем нозологиям, довести до каждого гражданина. Только в таком случае мы не оставим простора для бессовестных манипуляций шарлатанов и спекулянтов.

— В 1991-м вы намечали «создать широкую сеть плантаций лекарственных растений и систему сбора их дикорастущих разновидностей. Организовать промышленную переработку лекарственных растений и получение из них фитопрепаратов. Открыть в каждом областном, а в дальнейшем и районном центре, а также в крупных городах специальные фитоаптеки и поликлиники по лечению пациентов фитопрепаратами.

Стоит заметить, что в Болгарии, Югославии, Греции, других странах давно существуют такие аптеки и поликлиники. При этом в Болгарии, например, используют ассортимент лекарств из 250 растений, а в Китае — даже из 400. У нас же используется 30—40, да и то неполноценно, в то время как флора Украины насчитывает их сотни».

— Увы, сегодня и того меньше. Отечественная фитотерапия пребывает в агонии. Нет колхозов, которые выращивали бы растения. Лечебные травы в аптеках в основном зарубежного происхождения.

— Не могу обойти вниманием ваше почтительное отношение к Кашпировскому. Оно не изменилось? Напомню:

«К нему я отношусь как к специалисту — высокому профессионалу, медику.

Мы создали было для него специальный республиканский центр, но, по-видимому, и мы многое недоучли, не поняли того, что человеку с таким размахом, умением, талантом на наших скудных здравоохраненческих ставках «сидеть» не пристало. Да еще и где! В Павловской больнице, которая всем в Киеве известна как «психушка». Понятно, долго так продолжаться не могло. И не прошло и трех-четырех месяцев, как Анатолий Михайлович от нас сбежал, что меня, конечно, очень огорчило: ушел, ни слова не сказав о своем желании расстаться с нами.

Но я следил — теперь уже со стороны — за его делами, видел, как растет его успех, слава, увеличивается поток людей к нему...»

— Да, Кашпировский обладал колоссальным авторитетом и огромной силой внушения. Признаюсь, я ни разу не был на его сеансах, но ценю, что он нес хорошее начало, призывал к хорошим делам. Небо и земля по сравнению с гадалками и экстрасенсами, заполонившими эфир. Я живу на 9-м этаже, а он получил квартиру в Киеве в том же доме на 8-м, подо мной (его поддерживали высокие чины). Как-то, помню, зашел в гости в мой день рождения. И что вы думаете? Меня просто не стало — все дамы переключились на Кашпировского. Вот это влияние! Недавно он мне звонил: давайте, говорит, вернемся к старому проекту, создадим центр психотерапии. Извини, говорю, сейчас передо мной стоят несколько иные цели...

Стопроцентный шанс

— Какие кадровые изменения произошли в президиуме академии в связи с вашим избранием?

— Во-первых, президиум увеличился на два человека — теперь в нем 15 академиков. Я предложил ввести в его состав всех академиков, которые конкурировали со мной на выборах президента академии...

— А сколько голосов за вас отдали?

— Из 93 голосовавших против меня проголосовали пятеро. Из предыдущего состава остался один вице-президент — директор Института труда Юрий Ильич Кундиев. Поскольку более половины членкоров и академиков работают в вузах, на мой взгляд, справедливо, что двумя вице-премьерами стали ректоры Киевского и Одесского медуниверситетов — Виталий Федорович Москаленко и Валерий Михайлович Запорожан.

Но самое главное изменение — в академии будет другой порядок избрания директоров институтов. Прежний президент сам определял, кого избирать, подписывая контракты, — с кем на год, с кем на три.

Теперь кандидатуру на должность директора будет выносить коллектив института и путем голосования определять наиболее достойного. Возможно, претендентов окажется два или три (если перевес голосов будет неубедительным). Их кандидатуры будут рассматриваться на научном совете академии, в состав которого входят 50 академиков, представляя клинические, фундаментальные и гигиенические направления. Там пройдет заключительный отбор. За президиумом остается право принять решение научного совета.

— То есть лично вы даже уволить директора теперь не можете?

— За беспорядок, конечно, могу, но назначить нового — только с учетом мнения коллектива и авторитетных ученых. Контракт будет подписываться на 5 лет. Да, еще один важный момент: предшествовать избранию будет проверка института и отчет директора о проделанной работе.

— Уже подготовлен «черный список» институтов, где намечены проверки?

— Черного списка нет, но в этом году пройдут проверки в 5—7 институтах. Вскоре будут выборы в моем родном институте.

— Ну, здесь итог предсказуем. Если из 93 академиков 88 за вас...

— Это в академии 88, а институту, может, я уже и надоел за двадцать-то лет.

— Раз у вас такие мысли, позвольте в заключение беседы дать вам напутствие. Не от своего имени, а от имени того Андрея Сердюка, который только начал руководить Институтом Марзеева:

«Единственный раз суждено прожить нам на Земле. Нам только один раз выпала возможность сделать свою жизнь счастливой. Один шанс из одного надо использовать на все 100 процентов!»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Сергей КУДЕЛЯ: "Утечка информации о содержании...

«Зеленский окажется перед непростым выбором - подтвердить факт обсуждения дела...

Саша БОРОВИК: «Украину ожидают американские горки»

Лучший результат для украинского президента и его дипломатов — вернуть ситуацию в...

О причинах полномасштабного рецидива популизма

На планете обитает 22% популистов, а в Украине их 40%!

Четкая позиция и взвешенные доводы

Уступки подразумевают принятие статуса автономии Донбасса с особыми правами...

Избавление от Болтона проблем Америки не решает

Встречи с российским президентом проводит вовсе не Трамп, а Биби Нетаньяху: именно он...

Загрузка...

О долгом пути к нормализации отношений Украины и...

недавний всплеск двусторонней активности дает понять: переговоры по конфликту в...

Мартин САЙДИК: "Новый ветер в Киеве – шанс на прорыв в...

По мнению Сайдика, в следующем году могут состояться местные выборы, открывающие...

На пути к очередной украино-российской газовой войне?

Если Киев откажется от годичного контракта – а вероятность этого достаточно велика,...

Опасность поджидает впереди

Любой украинец жаждет скорейшего завершения войны в Донбассе и окончательного...

Презумпция человечности

Судебная реформа, на проведение которой израсходованы колоссальные финансовые и...

NIKKEI ASIAN REVIEW: «Украина – новое поле битвы в борьбе США и...

Визит Болтона в Украину (даже несмотря на примирительную позицию Трампа по отношению к...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка