Архиепископ Святослав (Шевчук): УГКЦ от Рима не отделяется, она и так самоуправна

№41 (577) 14 - 20 октября 2011 г. 13 Октября 2011 0

Полгода назад, когда перед Пасхой на Банковой собрались лидеры разных конфессий с тем, чтоб в душевной беседе за круглым столом пообщаться с Виктором Януковичем, — глава Украинской греко-католической церкви Святослав Шевчук заметно выделялся среди остальных гостей Администрации Президента.


Справка «2000»

Верховный архиепископ Святослав Шевчук, предстоятель УГКЦ, родился в христианской семье 5 мая 1970 г. в г. Стрый Львовской области. После окончания средней школы учился в Бориславском медучилище, одновременно — и в греко-католической духовной семинарии. В 1991—1992 гг. учился в богословском центре в Буэнос-Айресе (Аргентина), затем — во Львовской духовной семинарии. Позже проходил обучение в Папском университете в Риме.

Во время учебы в Риме предоставлял душпастырскую опеку украинским греко-католикам в Афинах. Был ректором Львовской духовной семинарии, главой секретариата и личным секретарем Блаженнейшего Любомира Гузара. В 2009-м Папа Римский назначил Святослава Шевчука епископом, а 2010-м — апостольским администратором епархии Покровы Пресвятой Богородицы в Буэнос-Айресе.

Владыка Святослав Шевчук свободно владеет английским, итальянским, испанским, польским, русским языками.

23 марта 2011 г. Синод епископов УГКЦ избрал Святослава Шевчука Верховным архиепископом Киево-Галицким, главой Украинской греко-католической церкви.


Хоть возраст и в «минус»...

Во-первых, потому что организаторам встречи не надо было ломать голову над тем, на каком кресле усадить архиепископа, чтобы рядом не оказался, выражаясь мирской терминологией, «оппонент» Шевчука.

А ведь именно «с рассадкой» сотрудники АП, что называется, измучились, к примеру, располагая муфтиев. Нужно было к вопросу подойти деликатно: чтоб те оказались друг от друга на почтительном расстоянии, поскольку муфтиев в стране несколько — и каждый считает только себя легитимным, а «сородича по вере» чуть ли не самозванцем. Точно так же, кстати, подбирали и кресла для глав православных церквей — УПЦ Московского патриархата и Киевского — Владимира и Филарета. Тоже — чтоб и одинаково почетно, и — «на расстоянии».

Во-вторых, подавляющее большинство святых отцов — в солидном возрасте, седовласы, в отличие от главы УГКЦ, которому чуть больше сорока, а выглядит еще моложе. В церковных делах это скорее минус, чем плюс.

В-третьих, предстоятель украинских греко-католиков в тот момент — встречи на Банковой — был не настолько известен общественности, как, допустим, его предшественник Любомир Гузар.

Верховным архиепископом Киево-Галицким Святослав Шевчук стал буквально за пару недель до этого.

И хоть пресса не стояла «в очереди» за интервью к главе УГКЦ, но, признаюсь, — мне так и не удалось тогда обстоятельно поговорить с архиепископом. Пока записывала блиц-интервью с православными церковнослужителями да муфтиями, в зал вошел Янукович, и журналистов попросили удалиться.

Потом время от времени звонила в департамент информации УГКЦ — договориться о встрече со Святославом Шевчуком. Перезнакомилась, можно сказать, почти со всей канцелярией, но ответа — о времени и месте встречи — так и не получила. Архиепископ то и дело оказывался за пределами страны.

И все-таки побеседовать нам удалось вскоре после того, как только делегация во главе с владыкой Святославом вернулась из Чикаго, где проходил первый архипастырский визит в США по случаю 50-летия основания епархии Святого Николая Украинской греко-католической церкви.

— В начале сентября в Бразилии собирался синод епископов УГКЦ, где вы тоже присутствовали. Некоторые издания, и «2000» в том числе, обратили внимание на то, что «впервые за всю историю синод Украинской греко-католической церкви прошел за пределами Украины»...

— Это не так. Несколько лет назад проходил синод УГКЦ в Соединенных Штатах, где было празднование 100-летия первого епископского прибытия в США (в 1907 году Папа Римский Пий Х назначил отца Сотера епископом для всех русинов в США, верных греко-католическому обряду. Авт.). А в Бразилии мы были потому, что праздновали 120-летие образования украинской общины... Синод принял решение о провозглашении 2012-го «Годом христианского призвания с особым акцентом на призвании мирянина»...

Следующий синод епископов УГКЦ пройдет в сентябре 2012 года в канадском городе Виннипеге, потому что тогда мы будем праздновать 100-летие приезда первого епископа украинских греко-католиков в Канаду — Преосвященного владыки Никиты (Будки).

Таким образом, синод, о котором вы спрашиваете, далеко не впервые проходит за пределами Украины. И, знаете, это очень полезно!

— Для кого?

— Прежде всего для тех, кто считает себя представителями иных «больших церквей». Они видят: греко-католики тоже являются глобальной церковью. Хотя живем в очень разных контекстах.

— Есть такое красивое изречение: «Бог — один, просто у него имена разные»... На каком языке молятся украинские униаты, которых судьба разбросала по свету?

— Например, в Аргентине они молятся на испанском, в Бразилии — на португальском, в США — по-английски, в Украине — по-украински... То есть я хочу сказать: наша церковь — богата и разнообразна, и каждый, кто начинает познавать всю ее интегральность, получает более широкое понимание, что такое УГКЦ. Таким образом может глубже и осознаннее воспринимать это.

Письмо президенту

— «Языковую тему» затронула не случайно, причем именно в той части, которая касается исключительно территории Украины. И поскольку это интервью для наших читателей, среди которых, как, впрочем, и в целом по стране, где-то так две трети — атеисты, то изначально хотелось бы уточнить у вас: церковь все же отделена от государства?

— Конечно.

— Но епископы Украинской греко-католической церкви написали письмо президенту страны, в котором выражали свое видение, в том числе и «языкового вопроса». Писали об обеспокоенности из-за того, что этой темой занимаются политики накануне выборов, и т. д. Зачем письмо, если по сути церковь — отдельно, государство — отдельно?

— Президент — наивысший слуга украинского народа, который силой своего правительства должен служить обществу, правда ведь?

— В принципе да.

— Но с другой стороны — президент является гарантом прав и свобод граждан, гарантом Конституции. А мы все — граждане этого государства. Поэтому епископ, как и каждый гражданин, если он представляет не только себя лично, но и других, и при этом видит, что есть какие-то трудности в том же «языковом» вопросе, — он имеет право об этом говорить!

Кроме того, мы чувствуем, что тоже можем помочь своему президенту обратить внимание на те или иные вещи... Некоторые наши миряне, кто разочаровался в тех или иных действиях или бездействии государства, — не знают, к кому обратиться, кого просить о помощи. Вот они и обращаются к своему душпастырю, обращаются ко мне.

Очевидно, это те вопросы, которые выходят за пределы моей компетенции или компетенции владык УГКЦ. Поэтому, думаю, есть лучший способ разрешить проблему: направить эти просьбы тому, кто имеет компетенцию, то есть Президенту Украины.

— «...С волнением восприняли известие о том, что некоторые политические партии в стране снова начинают спекулировать языковым вопросом. Это очень опасно, потому что это касается достоинства украинского народа», — так было сказано в письме к президенту, правда, цитирую уже в переводе. Но что значит «спекулируют»? Вот вы, к примеру, родились и выросли во Львовской области, для вас родным языком является украинский. А для тех, кто родился в восточной части страны, в Крыму, родной — русский. И поскольку парафии УГКЦ не только в Западной Украине, то, скажите — на каком языке ведут богослужения, допустим, в Харькове, Луганске или Симферополе?

— Мы все молимся по-украински. Что интересно: те, кто говорит в быту по-русски, хотят молиться по-украински. У нас такая ситуация: те, кто говорит по-украински, знает также русский. А те, кто не разговаривает на украинском языке, а только по-русски, часто и не стремятся понять украинский. Лично я владею несколькими языками, но убежден, что государственным должен быть только один — украинский.

— Кроме языка, в письме епископов УГКЦ Виктору Януковичу речь шла и о других темах. О правосудии, об эмиграции. Сколько существует независимая Украина, столько об этом и говорят. То есть уже два десятилетия. Думаете, сейчас пришло время для вашего письма, что-то от этого изменится?

— Я думаю, что еще хуже — молчать. Есть такое правило: «Чувствую то же самое, но смотрю на других, и если они молчат, то, может, и мне промолчать?». Но тогда начинается цепная реакция... И вот этим массовым молчанием только усугубляется ситуация. Поэтому не сомневаюсь — надо говорить! И даже если очень сложные вопросы не решаются в течение десятилетий, все равно это рано или поздно произойдет. Просто они требуют большего промежутка времени. Но это не значит, что об этом не надо сейчас говорить.

«Начальник в Киеве»

— «Борьба УГКЦ за самостоятельность, фактически отделение от Рима» — в разных интерпретациях, но тема звучит в отечественной прессе. Причем с уходом архиепископа Гузара и приходом архиепископа Шевчука — все более настойчиво. Идею «отделиться от Рима» некоторые прихожане воспринимают вполне нормально, особенно, если вспомнить, как «делились» после распада Союза приходы православной церкви. То есть уже как бы не особо миряне обращали внимание на то, канонична церковь или нет? Так произошел раскол УПЦ на Киевский патриархат и Московский, начались войны за имущество и т. д. Можете ли объяснить, скажем так, нецерковным языком: УГКЦ хочет получить самостоятельность и отделиться от Рима?

— УГКЦ и так является самостоятельной. Согласно церковному праву мы являемся «самоуправной церковью», но не изолированной. Мы говорим — «единая святая апостольская церковь». И деятельность этой единой церкви осуществляется через сопричастие разных локальных или же поместных церквей... С точки зрения христианского понимания, если какая-то одна «громада», община, скажем, одна церковь отделяется от всего сопричастия, как бы выпадает из него, то она нарушает это единство. Тогда такие церкви не являются «единой святой соборной и апостольской». Тогда они должны искать пути, чтоб сопричастия достичь. Таким образом, в православном мире есть много своих внутренних проблем. И я не хочу их комментировать. Думаю, они сами об этом скажут лучше.

— Но мы-то говорим о католиках. И не «вообще», а конкретно — об УГКЦ...

— Что касается греко-католиков, то мы являемся канонической церковью. Той, которая находится во вселенском сопричастии. Таким образом, УГКЦ — интегральная составляющая единой соборной и апостольской церкви. Хотя в своем локальном измерении — как церковь поместная — мы являемся самоуправными.

— Прошу прощения за уточнение: если этот вопрос покажется не слишком тактичен в общении с архиепископом, то можно об этом и не писать, тем не менее хотелось бы ясности. Если УГКЦ — самоуправна, то, образно говоря, ваш начальник в Риме?

— Начальник в Киеве. И об этом можно писать.

Ни раскольников, ни колдунов

— Некоторое время назад в СМИ появились сообщения о «раскольниках» в среде униатов. Речь о монахах Подгорецкого монастыря. А депутаты Верховной Рады получили обращение синода епископов Украинской греко-католической церкви, в котором обвиняли кардинала Любомира Гузара в ереси и колдовстве. Кроме эпистолярного общения, т. е. писем и обращений, были и действия. Несколько монахов из того самого Подгорецкого монастыря попытались захватить храм в Стрые. Не обошлось без вмешательства милиции... И так далее. Но прежде чем хотя бы кратко поговорим о «раскольниках», объясните по поводу кардинала Гузара... Откуда взялись обвинения в «ереси и колдовстве»?

— Согласно правилам пропаганды, чтобы уничтожить врага, надо из него сделать «карикатуру», то есть приписывать нечто несуразное, то, в чем легко бездоказательно можно обвинить, чтобы показать абсолютную несоизмеримость с той функцией, которую эта особа исполняет. То есть все, что вы сейчас назвали в отношении Блаженнейшего Любомира Гузара, — чистой воды «наклеп», который не имеет под собой никакого основания. Но это делается с очень простой целью: уменьшить доверие к церкви вообще и к ее предстоятелю в частности.

— Но в письме, розданном депутатам, четко и ясно было сказано: УГКЦ раскололась...

— Мы являемся единой церковью. И у нас нет расколов.

— И раскольников нет?

— Что такое «раскол»? Это когда часть отлучается от церкви. Тогда можно сказать, что это — как бы «обломок церкви». На самом деле есть люди, которые никакого отношения к УГКЦ не имеют. Но они умело «маскируются» под греко-католиков. Поэтому их нельзя считать «раскольниками».

— А как же «подгорцы»?

— Это не католики! Они никакого отношения ни к нашей церкви, ни вообще к католической не имеют.*

___________________________________
* Согласно декрету Папы Римского Бенедикта XVI от 29.06.2011 г. 29 монахинь монастыря святого пророка Ильи в Брюховичах Львовской области были отлучены от церкви. Причина такого решения — поддержка монахинями самопровозглашенной УПГКЦ (Украинской правоверной греко-католической церкви).

Конфликт между монахинями и генеральным управлением в Риме, которому и подчинялся монастырь, начался еще 4 года назад, когда четверо священников УГКЦ (трое из которых — граждане Чехии и один — гражданин Украины) создали в Свято-Благовещенском монастыре села Подгорцы Львовской области Украинскую правоверную греко-католическую церковь и стали именовать себя «подгорецкими монахами». Один из них провозгласил себя епископом, называя предстоятелей УГКЦ еретиками.

Хорошая новость: «конец света» откладывается

— Программа, которую не так давно презентовала Украинская греко-католическая церковь, называется «Стратегія розвитку УГКЦ на період до 2020 року: «Жива парафія — місце зустрічі з живим Христом». Лично меня больше всего заинтересовала дата — «до 2020-го». Хотя некоторые верующие убеждают, что это все напрасно, так как «конец света» вот-вот случится. Осталось ждать недолго: до середины декабря 2012-го. А если серьезно, зачем церкви стратегия на десять лет? Там же время — вечность...

— Разрабатывая новую стратегию, мы исходили из того, что очень серьезно относимся к своей миссии. Поэтому очень серьезно и ответственно стараемся осуществлять то, к чему призывает нас сегодня Господь Бог. И это — наше дело. А вот определять начало света и конец света, начало человеческой жизни или ее завершение — это принадлежит к абсолютной суверенности нашего Творца...

— ...и конечно же, стремитесь к тому, чтобы прихожане верили душпастырю? Но иногда, глядя на то, как слова священнослужителей расходятся с действительностью... Допустим, паству призывают к смирению и к тому, что негоже жить в роскоши, а сами святые отцы, простите на слове, блистают в золоте, живут в фешенебельных апартаментах, ездят в шикарных авто... И как, скажите, людям, может, последнее отдающим «на нужды храма», видеть все это и верить проповеднику?

— Я могу ответить так: смотрите, наблюдайте, будьте любознательны, критикуйте — это очень хорошо. Хотя если кто-то хоть немного прислушается к голосу церкви, то поймет: она не учит верить человеку, верить тому, чем он живет, но учит верить Богу. И та церковь является истинной, которая действительно в своей жизни и миссии стремится наиболее полно отражать Его, и как проповедует, так и живет.

— УГКЦ — преимущественно в западной части Украины. Не только восток, но и центр, прежде всего Киев — изначально считались православными, но уж никак не католическими. Можете ли сказать, насколько велико влияние греко-католиков на остальной территории страны? Ну, кроме Галиции.

— Именно в Киеве родилась наша церковь — с крещением Владимира. Именно в Киеве она лелеяла единство с вселенским христианством, в частности с Римом. И как раз митрополит Киевский Михаил (Рогоза), стараясь о возобновлении сопричастия с наследником апостола Петра, инициировал подписание унии. Интересный факт, который свидетельствует, что Киевская церковь поддерживала отношения с Римом, находим в жизни митрополита Киевского Исидора. Мы бы, кстати, хотели со временем перевезти именно в столицу Украины тленные останки митрополита Исидора. В начале XV столетия он был именован римским кардиналом после Флорентийской унии, но оставался митрополитом Киевским... И вот это стремление УГКЦ перевезти останки продиктовано желанием, чтобы киевляне могли для себя открыть и увидеть более широко историю христианства.

— Думаете, будут приходить к святым мощам и поклоняться? Не хочу вас разочаровывать, но подавляющее большинство киевлян все-таки остаются и атеистами, и материалистами.

— Даже если так, то все равно они могли бы больше познать, изучить. А знания дают больше возможности даже то, в чем сомневаешься, свободно осмысливать.

— И все-таки: насколько велико влияние в стране УГКЦ? Можно ли назвать количество парафиян?

— Когда речь идет о количестве, мы можем апеллировать только к определенным понятиям: нас много — это значит, что не только во всей Украине, но и в целом в мире. Приблизительно нас более семи миллионов. И мы бы хотели, чтоб все те, кто считает себя греко-католиком, и был таковым, то есть и жил бы соответственно тому, что исповедует. Чтоб не растерялся, не потерялся в этом материалистическом, атеистическом мире, но сохранил свою веру в Бога.

Приедет ли Папа Римский?

— Когда я с департаментом информации УГКЦ вела переговоры по поводу интервью с архиепископом, то буквально «терялась в географии»: сегодня вы в Бразилии, завтра в США, а послезавтра — на Балканах... Много лет назад, когда распалась Югославия и начались войны, темой номер один в любой из этих бывших республик, включая соседнюю Албанию, стала религия. По религиозному признаку вырезали православных в Косово, мусульман в — Сребренице, католиков убивали на околицах Сараево. Все это было: и ради желания «под шумок», т. е в условиях войны, захватить чужой храм — церковь, мечеть, костел... И чтоб новую паству «обратить в свою веру». Это все «аукается» до сих пор, хотя полтора десятилетия уже прошло со времени подписания мирных Дейтонских соглашений. Так вот религиозные распри в Албании, где вы только что побывали, — чувствуются ли и теперь?

— Албания, какой я ее воспринял, — это страна, опустошенная коммунистическим режимом. Именно там он был очень агрессивен. Согласно конституции страна являлась повсеместно атеистической. Так вот, сегодня это все дает «отголосок»... Там проживают чуть больше 3 миллионов человек. За годы, пока албанцы не освободились от прежнего режима, эмигрировало почти 40% населения!

— Но ведь вы не скажете, что сейчас она «процветающая»? К тому же становится с явным исламистским «креном».

— Сегодня Албания является примером религиозной толерантности и мирного сосуществования мусульман, православных и католиков. Нас принимал президент страны. С каждым из представителей церквей здоровался за руку... Я его приветствовал от имени Украины и видел, что это ему было очень интересно и приятно. Нас посетил и православный митрополит, и лидеры наиболее влиятельных мусульманских общин. К нам с речью обратился премьер-министр державы, а на заключительном богослужении присутствовал спикер парламента.

То есть я хочу сказать: несмотря ни на что, даже на длительную «атеистическую историю», в той стране католических епископов со всей Европы принимали на высшем государственном уровне. И я думаю, что это произошло потому, что страна поняла: времена воинствующего атеизма ее опустошили. А теперь есть возможность перевернуть страницу. Что касается католической церкви, то албанское правительство именно в ней видит возможность возрождения страны.

— И последний вопрос — об Украине. Вот сейчас некоторые политики инициируют визит Папы Римского в Киев. Как вы лично относитесь к таким инициативам? Это искренне или «пиар» перед выборами?

— Мы все хотим видеть Папу в нашей стране. И очень хотим, чтоб его пригласил наш президент, чтоб это был визит государственного масштаба — такой же, как был визит блаженного Иоанна Павла Второго. В этом году праздновали 10-летие знаменательного события, когда Римский Папа посещал Украину. Воспоминания и переживания десятилетней давности до сих пор чрезвычайно сильны и глубоки. Поэтому если наш президент действительно пригласит святейшего отца, то будем очень счастливы.

Всем поклонникам благородного напитка предлагаем зеленый чай пуэр выращенный на китайских чайных плантациях, представленный в широком ассортименте на сайте black-green.ru

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Татьяна Бахтеева: «Защитить конституционное право...

В 2018 г. в Украину не поставлено ни одной таблетки, ни одной вакцины, Профильный комитет...

Ватикан — особая точка зрения

Курт Волкер в интервью изданию Crux обсудил ряд чрезвычайно актуальных для нашей страны...

По ту сторону фронта

Российского журналиста Дмитрия Киселева многое связывает с Украиной. Он жил и работал...

Патриотическая мобилизация против «пятой колонны»:...

Президент может добиться победы на выборах, если ему не помешают Вашингтон, Кремль или...

Запрет продуктов — залог победы

«В Украине все еще действует сеть российской агентуры, которая берет под контроль...

Способны ли кандидаты на пост президента спуститься с...

Состоявшаяся 13—15 сентября в Киеве конференция «Ялтинская европейская стратегия...

Загрузка...

Павло ДЕГТЯРЕНКО: «Сьогодні потужності наших...

З усіх сфер вітчизняної економіки космічна галузь дає найменшу кількість заробітчан...

Дмитрий Марунич: «В следующем году счета за...

В Украине меняются правила игры на рынке электроэнергии. Одобренный парламентом в...

Демократия как удобный предлог

Новая норма международного права, введенная ООН в 2005 году и состоящая из нескольких...

Вашингтон тихой сапой наращивает поставки летального...

Чиновникам администрации Трампа не стоит рисковать созданием опасного и крайне...

Последний транш, он трудный самый

В повышении цены на газ заинтересованы крупнейшие инвестиционные фонды, которые...

Мой город у Черного моря не должен стать прибрежным

Основным инструментом «обеспечения будущего» города является самоорганизация...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка