Cтивен Cильверстайн: «Зачем делать тайну из поставки сапог»

№11 (857) 16—22 марта 2018 г. 15 Марта 2018 2

Роберт Стивен СИЛЬВЕРСТАЙН, Старший оборонный советник посольства США в Украине при украинском МО

Старший оборонный советник посольства США в Украине при украинском МО Роберт Стивен СИЛЬВЕРСТАЙН — один из профессиональных и неравнодушных к украинской армии партнеров, который искренне делится своим опытом. Мы поговорили о его миссии, выслушали его мнение об оборонной реформе, проводимой Киевом, и о том, как он расценивает наше сотрудничество с НАТО.

Централизация ресурсов ни к чему

— Господин Сильверстайн, вы — специалист по финансовому менеджменту и хорошо разбираетесь в особенностях военной экономики. По вашему мнению, насколько четко украинские партнеры понимают, как эффективно использовать национальный экономический потенциал в деле обороны Украины?

— Начну с того, что многие ваши генералы и полковники, с которыми я работаю в Киеве, учились и практиковались в странах НАТО — США, Польше, Чехии и Литве. Они видели, как альянс внедряет реформы, в частности в государствах бывшего советского лагеря. Украинское Минобороны взялось за реализацию далекоидущей инициативы — планирования на основе имеющихся возможностей.

Благодаря такому подходу, например, нетрудно выяснить количество уже выданных военнослужащим сапог и рассчитать, сколько единиц осталось на последующие периоды. Эту систему применяют страны НАТО и не только. За счет этого ресурсы используются рационально, становится понятно, какие имеются запасы, — в противовес старой советской модели централизации ресурсов. Ваш сектор обороны становится более гибким в реагировании на любые сценарии тактического и стратегического уровней. Так удобнее отслеживать и текущие расходы, в частности на оплату труда, операционные нужды, иные виды содержания войск.

Подобная система планирования позволяет и военным, и общественности уяснить, насколько эффективно используются выделенные на оборону средства и что на такие же потребности на следующие периоды будет выделено адекватное финансирование из госбюджета. У нас есть профильные эксперты от НАТО, которые еженедельно встречаются в рабочих группах комитета реформ МО Украины, чтобы работать над воплощением этой инициативы. Несмотря на то что она сложна во внедрении, ее успех позволит правильно финансировать нужды армии.

У меня 32-летний опыт работы в Пентагоне на разных должностях. Сейчас работаю в офисе финансового контроля минобороны США и получил двухлетнее назначение в Украину. Я радуюсь, что у меня появилась возможность помочь стране, в которой когда-то жили мои родственники.

США воспринимают Киев как важного партнера. И я вместе с другими 37 советниками американского посольства стремлюсь к обеспечению выполнения главной цели Стратегического оборонного бюллетеня Украины, чтобы вы наконец стали частью НАТО. Это своеобразная большая инвестиция Соединенных Штатов в Украину с денежной, интеллектуальной и консалтинговой точек зрения. Я это говорю от имени США и других советников от 13 стран-партнеров. Наше участие в этой работе очень сфокусировано и структурировано.

— Почему так важна для Минобороны Украины современная и действенная система внутреннего аудита? Поможет ли она преодолеть коррупцию и приведет ли к сбалансированному и эффективному использованию имеющихся ресурсов в сфере безопасности и обороны?

— В Пентагоне я занимаюсь программой менеджеров внутреннего контроля минобороны США. Не вдаваясь в подробности, скажу, что это очень важный инструмент, обеспечивающий использование ресурсов именно так, как запланировано. Украина тоже развивает похожую систему. Это интересная инициатива, которую тут начали внедрять с помощью альянса. Имею в виду рамочную программу внутреннего контроля и систему риск-менеджмента, которые гарантировали бы, что выделенные МОУ средства не разворуют и они не будут подвержены коррупционному влиянию. Такой инструмент позволяет, например, в США министру обороны или командующему на месте определять операционные риски в соответствии с собственными стратегическими целями.

На днях министр обороны Украины отметил, что в процесс закупок следует внедрить полную и открытую конкуренцию и прозрачность. Он публично заявил, что тогда Вооруженные силы вашей страны получат максимальную пользу от каждой бюджетной гривни. Механизм внутреннего контроля здесь выглядит как система сдержек и противовесов. Мы тесно сотрудничаем с главной инспекцией и департаментом внутреннего аудита Минобороны Украины на предмет внедрения такого механизма, который станет хорошим ответом на все обвинения в коррупции в этом ведомстве. Также он даст достаточную уверенность странам НАТО, оказывающим помощь Украине, в том числе финансовую, что ее используют по назначению.

Считаю, что для Украины коррупция — враг номер один. Правда, это системный вызов для любого правительства, и для американского тоже. Но вопрос в минимизации рисков путем сдерживания коррупции. В частности благодаря системе внутреннего контроля, о которой я упомянул. Негативные риски следует ограничить еще до того, как они проявились, повлияли на Минобороны, а не после. Эту тему мы неоднократно обсуждали со специалистами главной инспекции и департамента внутреннего аудита МОУ.

Уверен, что министр Полторак готов внедрять внутренний контроль для борьбы с коррупцией. Но у него есть сложность — приходится иметь дело с госпредприятиями МОУ. Я считаю, что такие фирмы могут существовать исключительно для важных конкретных задач. Например, для разработки и производства засекреченного оружия. Но они совсем не нужны, чтобы покупать сапоги! Зачем посредники, которые берут свою долю?

Это то, что более всего раздражает в Украине. Полная прозрачность и открытая конкуренция дадут лучшую цену и лучшее качество. И без посредников, пусть даже мощных. Украинцы достаточно умны, чтобы контракты для войск проводить без лишних звеньев. Еще одно — такие закупки целесообразно рассекречивать. Зачем делать тайну из поставки сапог? Так делают только тогда, когда хотят ограничить открытую конкуренцию.

Причем преимущество в производстве товаров для нужд обороны должно быть на стороне украинских производителей. Даже тогда, когда цена иностранного товара меньше. Потому что это дополнительный толчок для национальной экономики. Я не считаю правильным, когда Минобороны привлекает для удовлетворения своих потребностей американские или итальянские фирмы. Но здесь должна быть реальная конкурентная борьба, а не только исключительная зона действия госпредприятий.

Cоветники по вопросам кибербезопасности и стратегических коммуникаций

— Насколько новая система внутреннего контроля как эффективный инструмент прозрачности оборонной отрасли Украины отвечает запросам западных партнеров и украинского общества?

— Многое зависит от культуры служебных взаимоотношений и менталитета. Также является проблемой подготовка и обучение персонала. И здесь поможет только непрерывное обучение и системное движение вперед. Роль советников в том, чтобы произошел перелом культуры. Мы ежедневно встречаемся с украинскими коллегами и пытаемся их убедить в том, что предлагаемые нами подходы могут быть более выгодными для МОУ. Конечно, на полное введение системы внутреннего аудита нужно время, но за последние два месяца Минобороны Украины далеко продвинулось в этом деле. Для выявления и установления приоритетности рисков, в соответствии со стратегическими целями, привлечены профильные зарубежные эксперты, консультирующие Минобороны Украины и Генштаб.

Более двух месяцев назад я начал программу подготовки специалистов-аудиторов как инициативу, встроенную в планирование на основе возможностей и внедряемую в МОУ. И этот прогресс дает США определенную уверенность, что оказанную помощь Киев использует правильно. Это поможет Украине получать такое содействие и в дальнейшем. Во время недавнего визита Степана Полторака в США ему удалось убедить руководство Пентагона, что мы (вместе со стратегическими советниками. — Авт.) работаем в одном направлении.

Вероятно, в Украину еще прибудут американские советники по вопросам кибербезопасности и стратегических коммуникаций. Также мы досконально изучим украинский Стратегический оборонный бюллетень на предмет выявления сфер, до сих пор не охваченных нашими экспертами.

— В каких еще проектах вы будете принимать участие в Украине?

— Один из них касается оплаты труда. В департаменте финансов МОУ, например, ежемесячно отслеживаем расходы на оплату труда по виду Вооруженных сил, разделению на гражданских специалистов и военных. Мы называем этот инструмент подсчета «эквивалентом полной занятости», или «эквивалентом полного рабочего времени». Благодаря этому становится понятно, какие затраты несет ведомство в зависимости от увеличения или уменьшения количества персонала — в Киеве, Харькове или районе АТО.

Минобороны Украины расширит этот подход и будет отслеживать все операционные расходы на транспорт, униформу, оборудование, вооружение, жилье, продукты питания. Так можно мониторить расходы в течение года и предвидеть будущие траты. Это очевидно переплетается с планированием на основе возможностей и внутренним контролем, хотя это отдельные инициативы. И министр обороны Украины прекрасно понимает их особую важность, поскольку они непосредственно касаются такой цели, как вступление в НАТО.

Воинское лидерство и партнерство

— Что нужно сделать для ускорения оборонной реформы?

— Считаю, что реформы идут настолько быстро, насколько это возможно. Одна проблема — программные вещи, а другая — глобально-практические изменения. В частности, в вопросах культуры. Должна быть основная коммуникационная стратегия донесения этой информации обществу. Но чтобы внедрить систему внутреннего контроля, аудита и планирования на основе возможностей, необходимы подготовка и обучение.

Самое важное, что министр обороны Украины понимает: для институализации реформ нужно время. На децентрализацию принятия решений, предоставление более широких полномочий профильным экспертам, вовлеченным в эти процессы, и разрешения персоналу принимать риски и инициативность независимо от званий или должностей. И обязательно — честность и искренность в общении. Надо говорить то, что мне следует услышать, а не то, что, как вам кажется, мне приятно было бы узнать.

С такой особенностью культуры мы встречались в Афганистане и других местах, в частности в Польше, Чехии и даже Восточной Германии. Имею в виду то, как вы смотрите на вещи в перспективе. Некоторым из названных стран для изменения этой точки зрения достаточно было просто обновить людей на должностях, а в некоторых на трансформацию уйдут поколения. Убежден: как раз в Украине речь идет не о поколении, потому что вы уже отправляете ключевых людей во власти на обучение в страны НАТО.

Многие украинские офицеры, с которыми я работаю над выполнением Стратегического оборонного бюллетеня, знают английский. Они провели от нескольких месяцев до полугода и более в Соединенных Штатах, где наблюдали за отношениями между нашими офицерами и сержантами и получили представление, что это не те люди, которые подметают улицы. И они таковыми не должны быть, потому что это профессионалы, составляющие костяк армии!

Именно поэтому наша первая линия обороны в Афганистане наполнена исключительно сержантами. Министр обороны Украины согласился с таким подходом и решил увеличить им в прошлом году денежное довольствие. И это одна из инициатив на пути к профессионализации армии. Надо понаблюдать, как ведут себя натовские офицеры по отношению к сержантам — в театре военных действий, в месте постоянной дислокации или на полигоне в Яворове. Этому не научишь, ибо это вопрос менталитета, поэтому, повторюсь, нужно все-таки время.

Но уже сейчас с удовольствием признаю, что украинские военные прогрессируют. Наши инструкторы, побывавшие на том же Яворовском полигоне, отмечают, что украинские коллеги отличаются большой способностью к адаптации. Сейчас важно, чтобы ваши военные прошли через процесс формирования воинского лидерства и партнерства. Также стоит усиливать гражданский контроль над военным организмом.

Мое сердце с Украиной, и я не хочу делать ничего такого, что повредило бы ей. Тем более что в Бабьем Яру похоронены мои родственники. США очень ценят Украину как партнера не только со стратегической точки зрения, но и потому, что мы хорошо знаем вашу историю, культуру, знаем, какие страдания пришлось пережить украинцам. Если бы не верил в то, что делаю, я бы здесь не задержался.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Вариант выхода из украинской дилеммы

25 ноября — после четырех лет вооруженного конфликта, 10 000 погибших и 1,5 миллиона...

Разговор без погон о ментальности и лифтах

Пришло время отказываться от привычки зарабатывать живые деньги на госзаказах в целом...

Михаил Погребинский: «Сдержанная позиция Кремля,...

Чтобы «инициатива» была поддержана ВР, нужна какая-то супер провокация, например,...

Об индустриализации можно забыть

В офис Союза химиков позвонили из Минэкономики с вопросом: «Аммиак — это жидкость...

Дэвид Марплс: «Не допустить превращения войны в...

Объемы товарооборота с Россией растут. Это говорит о том, что РФ открыта для общения с...

Дэвид МАРПЛС: «Деловые связи способны существовать в...

Участники организованной еженедельником «2000» конференции «Россия ставит на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка