«Есть такая партия»: остальные — оппоненты

№34 (618) 24 – 30 августа 2012 г. 23 Августа 2012 0
Юрий Донченко знает, какие политсилы преуспели
в «клонировании». Фото Вячеслава БЕРЛОГА







«...Не хочу обобщать, но один человек... По всей видимости, «клон», потому что его зарегистрировали раньше, чем основного кандидата. Так вот он предлагал в своей программе для поднятия рождаемости в Украине открыть границу для африканцев, арабов и азиатов, дабы те составили конкуренцию нашим мужчинам.

Я когда это все прочитал, был просто в шоке: чтоб такое писал молодой здоровый мужик?!. Короче, этому претенденту на депутатство предложил: либо он переписывает программу, либо ЦИК подает на него в суд за разжигание расовой вражды. Он переписал. Но, по-моему, «открыть границы африканцам и арабам» оставил».

Это рассказывал мне Юрий ДОНЧЕНКО, член Центральной избирательной комиссии, бывший парламентарий, неизменно входивший во фракцию КПУ, и потом, когда уже избрали членом ЦИК, курирующий эту политическую силу.

Честно говоря, именно с программ кандидатов и хотела начать интервью.

Но тема «бабушки и котика» (бигборд, который к тому моменту уже успели заклеить из-за «нецензурщины») продолжала буквально забивать информпространство. К тому же известная политическая сила пообещала засудить обидчиков.

Влияние котов на ход избирательного процесса

— Каким-то образом Центральной избирательной комиссии это все касается? Воспринимаете как технологию? Может, делаете замечание «обидчикам» «обиженных»? Короче, как-то реагируете?

— Честно говоря, после того как в статье 61 закона была исключена норма о снятии с регистрации кандидата в народные депутаты, то роль ЦИКа сводится к одному: за нарушение кандидатом или партией ограничений предвыборной агитации может быть вынесено «329-е китайское предупреждение». Максимально, что может сделать ЦИК, — это проинформировать правоохранительные органы о таком нарушении.

— Органы уже подключились.

— Вот и пусть выясняют, есть ли там какие-то нарушения закона или нет. И поскольку, начиная с 2004 года, провожу не одну избирательную кампанию, то, основываясь на примерах из практики, могу утверждать: то, что отдал в правоохранительные органы, оно «булькнуло в болото». И уже не всплывает ни при каких обстоятельствах.

Что касается грязных технологий во время избирательного процесса, то они были и прежде. Вот, например, когда я избирался депутатом, всякий раз «обливали с головы до ног». Хотя в то время — а депутатом ВР я был второго и третьего созывов — технологии все же были послабее. Сейчас просто-таки отлажен жесткий и наглый механизм «клонов». К примеру, по Киевской области: четыре Мороза. Из них — два Александра Александровича...

— ...которым Центризбирком уже отказал. И все же: как считаете — какая сила особо преуспела в «клонировании» оппонентов? Или давайте так: власть или оппозиция?

— А что тут гадать? «Клоны» в основном идут против однофамильцев из партии власти. Хотя есть и исключения — тот же Мороз.

— То есть ни одного двойника оппозиции ЦИК не зафиксировала?

— Зафиксировала, но это единицы, например, против отца Петра Порошенко.

— Так и Петр Алексеевич не особо в оппозиции: министр, следовательно, во власти... Но насчет Мороза, может, у вас есть объяснение: он что, как бывший лидер СПУ такой уж влиятельный, чтоб аж тремя двойниками его останавливать?

— Сам не могу понять... Но что интересно: достаточно большое количество «клонов», которые ЦИКу все же удалось остановить еще на первоначальном этапе, до сих пор бегают с неистовством: почему, дескать, их не регистрируют?! Думаю, если б задать им вопрос, куда вообще они собирались баллотироваться — «на мера» или «на депутата в Раду», боюсь, большинство затруднились бы ответить.

— Возможно, у вас собственные догадки: а как вообще эти «клоны» «делаются» политическими силами? Самое простое — уговорить кого-то, чтоб тот за небольшое вознаграждение поменял фамилию.

— Нет нужды менять фамилии. И этому предшествовал факт, что ряд политических сил запросили у Центризбиркома диски с информацией по реестру избирателей. А дальше — дело техники: включили систему, отыскали, допустим, данные по всем Александрам Александровичам Морозам, где проживают, по каким адресам... Кстати, в украинской избирательной кампании «клоны» начались еще с чистой «пропорционалки», когда против КПУ активно боролись некие КПУ(о), КПРС и т.д. Причем одна из этих партий-клонов при жеребьевке вытащила №1 и в бюллетене была записана в первой графе. Это дало им возможность получить почти 0,4%.

Программа под копирку

— Сейчас, правда, больше стращают не столько «клонами», сколько админресурсом. Например, Житомирская область: 716 тыс. грн. пойдет на «висвітлення діяльності облдержадміністрації з представниками друкованих ЗМІ на висвітлення своєї діяльності в період з серпня по грудень 2012 року». Как раз «выборный» период! А еще раньше та же администрация «закупила послуги у сфері радіомовлення і телебачення на 589 тис. грн. з висвітлення своєї діяльності в серпні — грудні 2012 р.». Это может быть расценено как админресурс?

— Откровенно говоря, я на такие вещи вообще не обращаю внимания. Потому что если есть сильный кандидат от оппозиции, то вы вкладывайте любые деньги — ничего не поможет!.. По себе скажу: когда я второй раз избирался народным депутатом в 1998 году, заметьте, находясь в оппозиции, то у меня на избирательном участке №113 в Луганской области 29 тысяч голосов просто-таки нагло стырили! И что? Все равно не помогло моему основному оппоненту! Он проиграл. А это был Александр Николаевич Стешенко. Он и тогда шел от партии власти.

— В этих выборах не желали участвовать в качестве соискателя мандата? В той же вам родной Луганской области?

— Мне предлагали, но я отказался.

— А насчет многомандатного округа не думали? Хоть членство в КПУ в связи с работой в ЦИК и приостановлено...

— Не «приостановлено»: я вышел из КПУ. Но в душе, конечно же, остался с теми, с кем и был.

— Вот и пошли бы в «список»!

— Это исключено. Я ж мажоритарщик. А это разные понятия.

— И разные права, кстати.

— Неравенство депутатов-списочников и мажоритарщиков заключается в одном: в работе на округе. Человек, который прошел в парламент по партийным спискам да еще и способен работать с документами, которые называются проектами законов, — знаете ли, это утопия.

— Почему? Некоторые клянутся, что успевают и то, и то.

— Да у них физически не хватит времени заниматься вопросами округа. Больницу отремонтировать, школу построить, дорогу реставрировать плюс еще и основная работа — законодательство.

— А как же несессионная неделя для всех? Куда ж, интересно, депутаты, избранные по партийным спискам, ездили? Половину каденции там провели — и говорили, что на округах. И теперь туда будут ездить. Точно так же, как и коллеги, избранные по одномандатным... Но это уже вопросы будущего парламента. А пока давайте разберемся: кто и что предлагает народу. В смысле — программ.

— Вас интересуют партийные?

— Нет. Только те, с чем идут на выборы самовыдвиженцы. Чем их обещания отличаются от партийных? Только кратко.

— Берем программу одного из кандидатов... от Радикальной партии Олега Ляшко.

— Они хотят гендерного равенства?

— Читаю: «Після розвалу Радянського Союзу Україна мала найкращий стартовий капітал: землю, розумних працьовитих людей...», а заканчивается: «Без радикальних змін ми втратимо Україну». Теперь открываем программу этой же партии «списком». Читаем: «Після розвалу Радянського Союзу Україна мала найкращий стартовий капітал». Слово в слово. Это я к тому, что пишут, не думая. Такого вы не найдете у коммунистов. Там не сочиняют программы под копирку.

Это у нас «сериал», а не в Мексике

— Пока на выборы идет 22 партии. Есть подозрение, что где-то так половина имеет цель оттянуть голоса конкурентов. Так не считаете?

— Откровенно говоря, мне это даже не интересно. Член ЦИК не может входить в политическую сферу.

— Но тогда помогите сориентироваться избирателю: если в общей сложности намерены баллотироваться представители 87 партий, причем и по 22 многомандатным, а еще и по 65 одномандатным округам, то народ просто запутается. Я не прошу ни за кого агитировать, только объясните — откуда такое количество партий идет на выборы?

— Давайте попробуем истолковать это с позиции закона. Закон о политических партиях довольно жестко регламентирует требования относительно участия в выборах — как парламентских, так и президентских. Неучастие подряд в двух кампаниях — и Минюст снимает такую партию с регистрации. То есть если самая что ни на есть «не раскрученная» (малоизвестная) политсила выдвигает хотя бы одного человека на мажоритарный округ, то партия приняла участие в выборах. Вот и все. То есть я объясняю этот феномен 89 партий только тем, что они хотят остаться в реестре Министерства юстиции.

— Допустим. А если на следующих выборах все 220 партий — или сколько их там? —захотят остаться в реестре, то есть все будут участвовать? Да страна ж свихнется!

— А вообще это нормально, когда у нас 220 политических партий?!

— Все вопросы к г-ну Лавриновичу.

— В позапрошлом году по линии ООН членов Центральной избирательной комиссии приглашали в Центризбирком Мексики: там пытались нас чему-то подучить, в итоге получилось, что еще мы их учили проводить кампании... Так вот это я к чему? В Мексике тогда было зарегистрировано 7 или 8 партий. Понятно, что люди могут ориентироваться: кто и какую силу представляет, за что борется и т.д. А у нас? А если еще проходной барьер понизить, так тогда вообще из парламента сделают «клуб по интересам».

— Уже сделали. Тем не менее многие уверены, что 5%-ный барьер высок. А некоторые убеждены, что стоит сделать 7%. Ваше мнение?

— Сложный вопрос. Насчет 7%, если брать пример с наших российских соседей, то... Но в РФ ведь подумывают пересмотреть в сторону уменьшения планки.

Парламент можно закрывать

— А теперь представим состояние любого избирателя, который получает «простыни» с 40—50 фамилиями. Или даже больше. У него сил не хватит все прочитать. Поэтому, как бывало много раз, поставит галочку в самом начале. По закону — в одномандатных округах — фамилии кандидатов разместят строго в алфавитном порядке. Значит, тем, кто на «а» и «б», повезет больше.

— Да, алфавитный порядок будет. От этого никуда не денешься. Но мы решили еще ставить номера возле каждого кандидата.

— Что за номера?

— Которые присваиваются каждому депутату исходя из их количества в округе. Так что любая партия может агитировать за своего, развешивая листовки. Особенно это поможет тем, у кого окажутся «клоны». «Голосуйте за №18, но не голосуйте за №19 — он «клон».

— А №19 будет говорить, что это не он, а №18.

— И пусть говорят!.. Это дело самих кандидатов — бороться за голоса.

— Чем больше кандидатов на округе, тем легче, образно говоря, условно «рейтинговому» бороться за проценты для попадания в парламент.

— Все верно: голоса распыляются, особенно среди технических. Они возьмут «понемножку», но тот, кто рейтинговый», возьмет чуть больше — вот и победил.

— Технических у кого больше: у оппозиции или у власти?

— Думаю, приблизительно будет поровну.

— А что ж Кармазина не пустили на выборы? Он теперь в Европейский суд подаст, потому что скажет: вы ущемили его права. Ведь закон-то не запрещает баллотироваться одному кандидату по всем округам! А Юрий Анатольевич только на два замахнулся. Хотя, как по мне, странно, что одессит Кармазин не пошел по одному из одесских мажоритарных округов, а хотел в Полтаву...

— ... и в Харьков. Насчет Европейского суда — может, это и была цель? И там можно рассказывать, что Конституция не запрещает идти по всем 225 округам, а если иметь соответствующие материальные ресурсы, то эти все округа и выиграть, — и что дальше? Одному, что ли, 225 мандатов получить? Чтоб парламент закрыть? Вы понимаете — все уже доходит до абсурда!

— В законе, к сожалению, много подобного.

— Кстати, я был единственным из членов ЦИК, кто не голосовал за норму, по которой не регистрировали кандидатов, которые в заявлениях не указывали, что берут на себя обязательства — в случае избрания депутатом — передать корпоративные права другим лицам, если таких прав они, т.е. кандидаты, изначально не имеют. Ну как можно передать то, чего у тебя нет?

«Статья 55 этого закона, — принялся объяснять Юрий Донченко, — гласит

«Центральна виборча комісія реєструє кандидата у депутати, який балотується в одномандатному окрузі в порядку самовисування, за умови пред'явлення ним особисто одного із документів, передбачених пунктами 1 або 2 частини третьої статті 2 цього Закону, та отримання нею таких документів: заяви про самовисування, датованої днем подання документів для реєстрації його кандидатом у депутати до Центральної виборчої комісії, із зобов'язанням у разі обрання депутатом припинити діяльність чи скласти представницький мандат, які відповідно до Конституції України та законів України несумісні з мандатом народного депутата України, та згоду на оприлюднення біографічних відомостей у зв'язку з участю у виборах, а також із зобов'язанням у разі обрання депутатом протягом місяця після офіційного оприлюднення результатів виборів передати в управління іншій особі належні йому підприємства та корпоративні права у порядку, встановленому законом (або зазначенням, що таких немає)...»

То есть закон, с одной стороны, позволяет кандидату написать, что у него нет корпоративных прав, а значит, и передавать их никому он не может. С другой стороны — требование-то есть: «передати в управління іншій особі належні йому підприємства та корпоративні права».

Поэтому чтение закона происходило и так, и эдак. В результате порядка 35— 40% из всех, кого не зарегистрировали, были именно по той причине, о которой я сказал. Хотя после того, как эти люди обращались в суд, то получили решения, из которых следовало: Центризбирком оказался прав, а я нет.

Предвыборные программы некоторых самовыдвиженцев
просто-таки шокировали Юрия Донченко.
Фото Вячеслава БЕРЛОГА

Но в любом случае о чем это говорит? О том, что закон нечетко выписан.

Я почему только на этом факте останавливаюсь? Потому что из-за нечеткости формулировки в списки кандидатов не смогли попасть действительно люди достойные... Нет, это были не «клоны»: у тех все выписано — не подкопаешься!.. А вот, к примеру, не пустили на регистрацию одного человека — чернобылец, афганец с орденом Красной Звезды. И все потому, что неправильно заполнил документы. Правда, если бы обратился в ЦИК раньше, чем закончилась регистрация, — просто переписал бы. А так... Чего тянул? Вот и потерял 5 лет».

«Наследство» Князевича

— В связи с тем, что каждый член ЦИК шефствует над «своей» областью или областями, то для вас Луганская — это объяснимо: вы там и родились, и учились, и работали, и женились... А Закарпатская? Почему вы взялись курировать эту область?

— Все объясняется просто. Когда один из членов ЦИК, который отвечал в том числе и за Закарпатье, баллотировался в парламент и стал депутатом...

— ...и это был Князевич.

— Совершенно верно. Таким образом, три области, за которые он отвечал, распределили между собой. И я попросил Закарпатскую...

— ... где сплошные Балоги.

— Да! Из шести округов на четырех — Балоги.

— Хоть вы и скептически относитесь к админресурсу, тем не менее...

— ... с учетом видеокамер никому ничего «дорисовать» не удастся.

— А если света вдруг не станет, следовательно, и камеры не помогут?

— Мне трудно представить, что начнет пропадать свет на 80 или 90% участков. Президент пошел на подписание закона о видеонаблюдении для того, чтобы показать всему миру, насколько мы открыты для мирового сообщества. То же в свое время сделал Путин, хотя и в России во время выборов в 20% свет пропадал. И если б видеокамеры на участках установил Лукашенко, который, кстати, выиграл вчистую, то никто б не смог сказать о фальсификациях... Но это сугубо мое личное мнение. Так вот, что касается Украины, я допускаю, что в 20% видеонаблюдение может не работать. Но это в 20, а не 80%!

Два флага над Берегово

— Одна из общественных организаций развесила по стране бигборды с утверждением, что страну спасет референдум. Может, и вправду какие-то вопросы, ответы на которые не нашли законодатели прежних созывов, были бы сняты этим самым референдумом? Если б он был, конечно.

— Можно, я вам задам вопрос: у нас закон о референдуме какого года?

— 1990-го.

— Вот и весь ответ! На плакатах можно писать что угодно, призывать к принятию закона о референдуме. Перед выборами все колотятся на эту тему! Мало того, я почти уверен, что закон будет-таки принят. И я думаю, что в 2014 году будет референдум о принятии новой Конституции. Сегодня работает конституционная ассамблея. Она наработает механизм запуска принятия этого документа через референдум.

— Хоть мы и отвлекаемся от темы, но не могу не уточнить: получается, к президентским выборам страну ждет два подарка — 1) закон о референдуме, 2) Конституция через референдум?

— Скажу не как член ЦИК, а просто как человек, который занимается политикой более 8 лет. В этом всем, о чем вы спрашиваете, я и вижу очень большую опасность. Потому что сейчас механизм изменения Конституции — через парламент, через Конституционный Суд — хоть и сложный, но правильный. Любое изменение внести в Основной Закон не так-то и просто. А через референдум... В свое время такую ошибку сделал Ельцин.

— Почему вы считаете, что референдум — это плохо?

— Я не сказал «плохо». Но настаиваю, что это опасно. Потому что все, что принято на референдуме, можно отменить только следующим референдумом. И никак иначе!.. Вот, к примеру, текст Конституции, подписанный в 1996 году. В этой редакции мне не нравится несколько положений, касающихся бизнеса и языка. Но я с большой любовью отношусь к 22-й статье, где сказано, что нельзя нарушать существующие социальные права и свободы. Теперь скажите мне: как я должен голосовать на референдуме за документ в целом? «За» или «против»?

— Некоторые области уже приняли решение, что русский у них существует на тех же правах, что и украинский. Как быть с бюллетенями? Та же Одесская область захочет, чтоб документы «по голосованию» были на русском.

— Никто никому ничего дополнительно печатать не будет: ни на русском, ни на венгерском, ни на румынском... А что касается людей с обостренным националистическим настроем, то им я так говорю: «Вот вы, как видите российский флаг или российский герб, — прямо места себе не находите! А чего ж допускаете, что в украинском городе Берегово на мэрии висят два флага — украинский и венгерский? Почему названия улиц тоже на этих двух языках? Вы можете представить, что бы началось, если б на мэрии Луганска вывесить российский флаг? Или в той же Одессе. Но если б в Рахове или Тячеве повесили румынский — все б было спокойно!»

Следите за бюллетенями

— Когда беспокоятся, чтоб не было фальсификаций, то одним из аргументов в пользу того, что точно будут, называют голосование на дому. С другой стороны, старики и все, кто захворал, именно на дому и голосуют.

— Не обязательно. Бывает, что человек на коляске, а требует, чтобы его фамилию исключили из списка, к кому на дом должны прийти члены комиссии: он хочет лично присутствовать на участке! И многие пожилые люди настаивают, чтоб их из этого реестра исключили, а внесли фамилии в обычный список избирателей.

— Ну все равно ж кому-то урну на дом принесут. Но вот как быть с внезапно заболевшими? Допустим, не дай бог, но началась эпидемия гриппа. У человека температура 40. А справку от врача — как на прошлых выборах — еще надо где-то заверить, затем обратиться в окружную комиссию, дабы те включили избирателя с повышенной температурой в список «надомников». И т.д. Все верно, ничего не пропустила?

— Активный противник системы голосования на дому — один из действующих народных депутатов, который рассказывает, что это все — один из механизмов фальсификаций и т.д. А теперь давайте — с точки зрения и закона, и простой логики — рассмотрим ситуацию: за несколько дней до даты выборов человек заболел, лежит дома...

— ...но хочет проголосовать.

— И тут важны два аспекта: избиратель и комиссия. Что должен делать избиратель, который не занесен в реестр тех, кто голосует на дому? Он должен до 8 часов вечера пятницы — накануне дня выборов — обратиться к участковой комиссии с заявлением, при этом приложив медсправку...

— Из-за справок был сыр-бор на прошлых выборах, если помните.

— Не только помню, но всегда был против этих самых справок. Даже писал «окрему думку», когда только вводилась эта норма. Потому что на самом деле что такое «справка»? Кем подписывается? Каким врачом заверяется? Поэтому на заседании ЦИК 27 июля, которое, кстати, я и докладывал, мы приняли постановление, в котором сказано: обратиться к Минздраву. Чтобы они обеспечили выдачу единого образца документов мед-учреждениями по требованию избирателей: о временной нетрудоспособности такого-то и такого-то. Но опять же, вопрос: а как быть пенсионерам? Им же больничные не нужны. Вот это и надо экстренно решать с министром здравоохранения. А то, знаете ли, если речь не о больничном, а просто о справке, каждая поликлиника пишет, кто во что гаразд.

— Много лет назад, еще при Союзе, если кто-то не приходил на выборы, к нему на дом — и без справок, и без приглашений — приходили члены участковой комиссии и просили проголосовать. Сейчас имеют право? Вот так, без приглашения?..

— Понимаете, в ряде стран голосование на выборах — это обязанность гражданина. Государство обязано создать все условия, чтоб человек реализовал такое право, а уж он, если не исполнит обязанность, будет наказан не только штрафом, а вплоть до тюремного заключения, как в Греции. У нас же человек может реализовать это право. А может не реализовать. И ничего ему за это не будет.

— Ваш коллега по ЦИК настойчиво повторял, что эти выборы — «идеальны» (пожалуйста, см. «Нехорошие традиции»...», №33 (617) 17 — 23 августа 2012 г.)...

— Идеальных не бывает. Как не бывает и абсолютно честных. Всегда присутствует фактор субъективизма и как классовый, и как материальный.

— Но все же, чтобы приблизиться к максимально честному результату, подскажите — пусть не самовыдвиженцам, так хотя бы партиям, которые имеют в каждой комиссии своих представителей, — на что им стоит более всего обратить внимание?

— Просто следить за сохранностью бюллетеней. Вот и все.

— Бывает, что представители кандидатов как-то там договариваются, друг другу помогают... Даже знаю двух кандидатов на одном мажоритарном округе, которые договорились: я еду по тем селам и за тебя немножко поагитирую, а ты — по другим и тоже, чтоб хорошие слова обо мне. Как-то так... А партии? Тем более те, кто входит в коалицию?

— Исключено. Для избирателя на выборах есть только одна партия. Остальные — оппоненты.


Желаете заниматься бухгалтерией? Перед тем, как пойти на курсы, предлагаем вашему вниманию Бухгалтерские курсы отзывы . Заходите на наш сайт www.finchas.ru и читайте все отзывы. Мы вас ждём!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Вопрос времени

Негативное развитие — ввиду нынешнего политического обострения — экономических...

Запрограммированное противоречие

Геополитически Украине придется иметь дело еще с одним осложнением ситуации вдоль...

Андрей Шипко: «Мы должны остановить растущую...

Нельзя отказываться от диспансеризации, скрининга онкозаболеваний, ранней...

Оптимистичные сценарии маловероятны

Мэрские выборы в Киеве следует рассматривать как первую репетицию перед главным...

Саша Боровик: «Украине придется лавировать»

Национальность участников рынка не имеет значения

Алексей Плотников: «Магистральный путь — это...

Наблюдается гипертрофированное значение иностранцев. Но такой перекос и такая...

Кирилл Куликов: «Проект «Украина 1991 года» пережил...

Мы – как государство – выживем, если поймем, что мы разные, и начнем жить...

Лидеры и люди

О местных выборах, интересах монополистов и ущемлении малого и среднего бизнеса, об...

Украинская альтернатива российскому либерализму

На днях исполнилось двадцать пять лет трагическим событиям в городе Буденновске (в...

От населения – к нации

О рождении нового международного – многополярного – устройства планеты, о месте...

Тимур Хромаєв: «Відсутність ліцензії не означає, що...

З 1 липня Національна комісія з цінних паперів та фондового ринку розширить свій...

Культурные коды Украины

Задумываемся ли мы, ради чего живем? И какой сегмент жизни является для человека...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка