Генеральный секретарь Европейского института омбудсмана Джозеф Зигеле: «Будущее Украины — между Россией и Европой»

№11 (899) 12 — 15 марта 2019 г. 15 Марта 2019 1 5

Пока Украина с Россией обмениваются взаимными обвинениями, заложниками ситуации остаются рядовые граждане. Самый наглядный пример — конфликт в Керченском проливе 25 ноября 2018 г., в результате чего 24 украинских моряка, в т. ч. трое раненых, четвертый месяц ожидают своей участи в Лефортово, рискуя получить серьезный тюремный срок по уголовному делу о незаконном пересечении государственной границы РФ.

На фоне громких политических заявлений и игры мускулами все отчетливее звучат попытки третьей стороны помочь попавшим в беду морякам. Европейский институт омбудсмана (EOI) в лице генерального секретаря Джозефа Зигеле и вице-президента Нины Карпачевой добился проведения медицинского обследования раненых моряков и продолжает в рамках миссии доброй воли содействовать их освобождению, оказывая правовую и юридическую помощь их близким.

Насколько законны действия этой институции и почему посещение моряков Карпачевой в Лефортово вызвало столь эмоциональную реакцию официальных представителей власти? Как оценивают европейцы соблюдение прав и свобод человека в Украине? Видят ли путь урегулирования конфликта с соседней страной? Об этом мы говорим с генеральным секретарем Европейского института омбудсмана Джозефом Зигеле во время его рабочего визита в Киев.

— Господин Зигеле, с какой миссией вы к нам приехали?

— Главная цель моего визита в Украину — мониторинг соблюдения прав человека. У нас было несколько тем для обсуждения с первым омбудсманом Украины Ниной Карпачевой, в т. ч. проблема украинских и российских моряков — как в вопросе обеспечения защиты прав человека, так и в вопросе поиска решения для их семей.

Вторая цель миссии — посещение нескольких университетов с лекциями о международном праве (с особым акцентом на правах человека), информирование о положении дел в других странах и обсуждение ситуации с реализацией прав человека в Украине. Я считаю, что защита прав и свобод граждан должна быть ключевой для законодательной власти и правительства, а не только для тех, чьи права нарушены.

— В нашей стране мало знают о Европейском институте омбудсмана: чем он занимается, какими полномочиями обладает, на что может влиять? Насколько авторитетна эта организация в мире?

— В сфере прав человека мы работаем уже более 30 лет. Институт омбудсмана и офис генерального секретаря находится в австрийском городе Инсбрук. В работе EOI принимают участие омбудсманы национального, местного и регионального уровней, представляющие государства Евросоюза и бывшие республики СССР (в т. ч. и РФ). Есть также ассоциированные члены — это некоторые страны Южной Европы, Средней Азии, Китай, Япония, Израиль, Египет, Турция, Буркина-Фасо и другие африканские государства — всего более 70 стран.

У нас чрезвычайно широкое международное признание, поскольку мы напрямую аккредитованы Советом Европы. А доктор Симон Матеус является членом нашего наблюдательного совета — выполняет функции председателя организации при Совете Европы — Конференции МНПО (INGO).

В политическом же плане мы абсолютно независимы. Мы не защищаем политиков и не зависим ни от одной из политических сил. Мы занимаемся исключительно защитой прав человека там, где видим несправедливость, где требуется наша поддержка.

— Не секрет, что в нашей стране нарушения прав человека обрели системный характер. Об этом говорят правозащитники, оппозиционные деятели. Деятельность института омбудсмана, к сожалению, не столь активна, как хотелось бы. Понятно, есть объективные обстоятельства — внешнеполитическая ситуация, внутриполитическая обстановка, связанная с выборами. Но тем не менее — у нас война на Донбассе, у нас сидят в тюрьмах сотни журналистов, у нас преследуется инакомыслие, подвергаются репрессиям СМИ. Мониторит ли нашу ситуацию ваш институт? В чем вы видите выход, если он есть?

— Да, мы видим, что в Украине имеют место нарушения прав и свобод. В целом просматривается, что учреждение по защите прав человека — институт омбудсмана Украины — функционирует слабо, хотя и обладает соответствующими полномочиями и могло бы делать больше. Однако мы не вправе отдавать приказы и оказывать какое-либо давление на ваши государственные структуры. Мы можем лишь порекомендовать работать лучше. Если омбудсман не слишком хорошо справляется со своими обязанностями, соответствующие директивы должен дать ему парламент страны.

Могу сказать, что некоторые действия вашей власти у нас вызывают беспокойство, но официально мы не выступаем против правительств или парламентов конкретных стран. Если к нам обращаются, мы готовим экспертные оценки, докладные записки (для членов парламентов, для правительств) и даем им рекомендации, как достичь более весомых результатов. Но вмешиваться в ситуацию мы не вправе, поскольку наша работа основана на уважении территориальной целостности и суверенитета каждой страны, в т. ч. и регионов, не признанных международным сообществом.

— В прошлом году исполнилось 20 лет украинскому институту омбудсмана. За это время сменились три уполномоченных по правам человека. Вы контактируете с ними?

— С Людмилой Денисовой мы контактируем крайне редко. Я даже приглашал ее выступить на одном из заседаний нашего исполкома на тему соблюдения прав человека в Украине. К сожалению, визит не состоялся. От экс-омбудсмана Валерии Лутковской EOI получал только ежегодные доклады, и этим наши контакты ограничивались. Что касается Нины Карпачевой, то она тесно работает с EOI с 1998 г. Поскольку 8 месяцев назад ее избрали вице президентом EOI (кстати, при закрытом голосовании без единого голоса против), мы постоянно координируем нашу работу.

В 2013-м я находился здесь с правозащитной миссией и читал лекции в Киевском университете права Академии наук Украины. После лекции мы с Карпачевой отправились на майдан. И вскоре она уже выступала: говорила протестующим, что им следует быть очень осторожными, не допускать конфликтов, отстаивая свои права. У нас в Австрии говорят: «От демонстрации до протеста — 10 сантиметров, а от протеста до агрессии — один миллиметр». Нина призывала, чтобы протест был мирным, поскольку главное — это человеческая жизнь, и отнимать ее никто не вправе. Кроме того, она первой представила информационный доклад о ситуации на востоке Украины и в Крыму, когда в мире еще мало знали о том, что там происходит.

Должен сказать, что Карпачева была хорошим омбудсманом — открытым и решительным. Мне импонировало в ней то, что действовала она всегда объективно, без политического контекста, опираясь только на факты, и никогда не участвовала в политических скандалах. Находясь на своем посту, она ни разу не примерила на себя роль прокурора. Это очень важное качество для омбудсмана, за это ее ценят и в Европе, и в США, где она пользуется огромным доверием, являясь экспертом не только в вопросе защиты прав человека, но и в других сферах юриспруденции и права.

У Карпачевой есть очень важное для омбудсмана качество — она никогда не говорила «это невозможно, мы этого не сможем сделать». Всегда бросалась в бой — защищать. И делала это в полной мере. Так же, как сейчас, когда в результате конфликта в Черном море попали в плен моряки. Или в ситуации с арестованными недавно украинскими моряками в Португалии, где их обвинили в наркотрафике. Во время моего визита мы с Ниной Ивановной встретились с родственниками этих моряков по их просьбе.

То, что она старается использовать свой опыт и авторитет в сложных международных вопросах, — это очень хорошо. Ей доверяют, она не вызывает негативной реакции, и я считаю, что это надо использовать. Тем более сейчас, когда отношения между Киевом и Москвой накалены, в результате чего люди — по обе стороны — находятся в тюрьмах.

Наш институт не мог остаться в стороне от того, что произошло с моряками, поскольку вопрос защиты прав человека не имеет границ. Вместе с Ниной Карпачевой нам удалось убедить российского омбудсмана Татьяну Москалькову начать работать в том же направлении.

— Когда вы впервые узнали о конфликте в Керченском проливе, какой была ваша реакция? И на каком этапе вы решили предложить помощь?

— Когда я узнал о пленных моряках, сразу же позвонил: «Нина, необходимо что-то предпринять! Вам следует заняться этой ситуацией, поскольку я нахожусь за пределами страны. От меня прямой пользы не будет, и каждая страна должна решать такие вопросы самостоятельно». Я также поговорил с омбудсманом Денисовой, но реакции от нее не последовало. А потом и вовсе разразился политический скандал, о котором EOI стало известно из СМИ.

Это было большой ошибкой, поскольку омбудсман, повторюсь, — не прокурор, не судья, не политик. Он может давать правительству какие-то рекомендации, но официально выступать в роли обличителя не должен. Такого в мировой практике не было и не должно быть.

Отмечу, что Карпачеву EOI наделил особыми полномочиями для урегулирования ситуации, поскольку решать ее предстояло одновременно и в РФ, и в Украине — прежде всего в гуманитарном и других аспектах.

— Однако ее участие в деле украинских моряков было воспринято негативно: ее действия назвали незаконными и обвинили в работе на Кремль.

— Это политические заявления, и я не уполномочен их оценивать. Наш институт, подчеркну еще раз, занимается исключительно защитой прав человека. Карпачева получила от нас мандат на то, чтобы защитить права пленных моряков, оказать им посильную помощь. Но определенные люди стали подмешивать в это политику. Это очень плохо — все, что я могу сказать.

Подключившись к ситуации с моряками, EOI преследовал цель улучшить климат общения Украины с РФ. Я написал письмо российскому омбудсману Москальковой, чтобы понять ее позицию и отношение к правам пленных. Важно было провести ее встречи с Карпачевой, чтобы найти точки соприкосновения и наметить конструктивные шаги. Ведь осенью 2018 г. Карпачевой и Москальковой при поддержке властей обеих сторон уже удалось возвратить в семьи 14 рыбаков!

Получив мое письмо, г-жа Москалькова была чрезвычайно удивлена, но продемонстрировала полную открытость и готовность помочь, что удивило уже меня, поскольку обычно она закрытый человек. Что касается политического аспекта, то я объяснил ей, что не занимаюсь политикой, политические решения принимают другие. Написал, что в сложившейся непростой ситуации есть два пути: первый — через президентов, через парламенты. Как правило, это очень долгий путь.

Но есть более короткий путь — через защиту прав человека. В этом направлении вы с Карпачевой можете свести до минимума весь дискомфорт для задержанных — в тюрьме и госпитале, чтобы помочь раненым, создать им необходимые условия для оказания квалифицированной медицинской помощи. Конечно, судебное разбирательство будет вестись, в этом смысле у меня нет никаких полномочий, но жизнь людям облегчить можно. Впрочем, иногда во время сложных международных конфликтов президентам достаточно встретиться за чашкой кофе, чтобы решить трудный вопрос.

— Вы полагаете, что чашка кофе может помочь разрешить столь непростой конфликт?

— Это мое частное мнение. Но я также думаю, что достичь какого-то компромисса до тех пор, пока в Украине не завершатся выборы, невозможно. Такова реальная политика.

— Коль мы с вами затронули тему политики, от которой вы и ваш институт всячески дистанцируетесь, хочу спросить вас не как правозащитника и генсека EOI, а как человека: что вы думаете о т. н. гибридной войне в Донбассе?

— Если вас интересует мое частное мнение, я отвечу. У нас была похожая ситуация в 1938 г., когда Австрия одновременно являлась международным центром национал-социалистов Гитлера и духовным центром международной культуры — музыки, литературы, всех видов искусств. Австрию взяли за один день.

Украина духовно очень близка, родственна Российской Федерации, особенно Киев — на протяжении сотен лет. Поэтому я думаю, что Россия никогда не откажется от Украины. И вы должны это понимать. На мой взгляд, сегодня самая важная задача для Украины — не просто без конца говорить о сближении с Европой и Америкой, вам следует укреплять собственную государственную систему, добиваться реального суверенитета, чтобы Украину воспринимали в мире как сильное, суверенное государство. Вам нужно найти свой новый путь — между Россией, Европой и Америкой. Понимаю, что это сложно, но иного выхода нет.

Приведу еще один пример. Европа нуждается в России, а Россия — в Европе. Если бы Австрия отказалась поддерживать экономические отношения с РФ (наша страна не поддержала ЕС в дополнительных санкциях против Москвы), то мы разорились бы за восемь месяцев! Каждый второй евро от экспортных поставок мы получаем от России. Австрия нуждается в возможности экспортировать свою аграрную продукцию, нуждается в импорте нефти и газа. Кроме того, наша страна производит массу великолепной продукции для аэрокосмической сферы. Экономика диктует нам правила международных отношений. Государство не должно идти на поводу у политических амбиций — это тупиковый путь.

Выход для Украины я вижу только в выборе собственного пути — независимо от России, Европы, Америки, но в постоянном тесном сотрудничестве с ними ради нормального будущего собственного народа. Украина — прекрасная страна, в которой много интеллектуально развитых, хорошо образованных людей, у вас давние традиции и древняя культура. Нужно все это беречь и сохранять.

Вам следует взять на вооружение пример Австрии — стать нейтральной страной. И в этом качестве — нейтрального государства между Россией и Европой — роль Украины будет очень важной и для мирового геополитического баланса, и для вас.


Когда верстался номер

Стало известно, что Джозеф Зигеле сделал заявление по итогам своего визита в Украину. В нем, в частности, говорится: «Не может не вызывать обеспокоенности позиция ряда украинских политиков, которые пытались через СМИ политизировать миссию EOI и его официального представителя Нины Карпачевой, заведомо искажая истинные цели и выдвигая безосновательные домыслы о действиях института в интересах одной из сторон конфликта.

Такие действия носят явно конфронтационный характер, дискредитируют деятельность EOI, не отвечают задаче, выдвинутой ПАСЕ по деэскалации конфликта, и в конечном итоге наносят вред обеспечению прав и свобод украинских моряков.

Я призываю отказаться от риторики конфронтации и политизации сферы защиты прав человека и со своей стороны заверяю, что институт продолжит напрямую выполнять свою правозащитную миссию, сохраняя при этом независимый статус».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Валентин Гайдай: «На кону большие ставки, но Запад...

Отличительная черта нынешней президентской кампании — недостоверные соцопросы

Сергей Куделя: «Впервые в Украине решающее влияние на...

Результаты свежего соцопроса (проведен 19—28 февраля) свидетельствуют: самую высокую...

Владимир Быстряков: «Главная проблема нашей страны в...

Украина не едет на Евровидение. Разразившийся во время национального отбора скандал...

Глонасс как двигатель торговли

Украина обвиняет Россию в нарушении международных правил свободы транзита. Новое...

Новое принуждение к миру

Если за планом Сайдика стоят Берлин и Париж, то после украинских выборов именно на...

Загрузка...

Дмитрий Джангиров: «Козырей у Порошенко нет, но у него...

Я не удивлюсь, если в марте под казацкий марш и с развернутыми знаменами украинская...

Владимир Воля: «Мировоззренческий кризис украинских...

Прощание с иллюзиями происходит во всем украинском политикуме, во всех...

Сергей Белашко: «Результат выборов не повлияет на...

Сторонники Порошенко — это необольшевики, люди, которые верят в эффективность...

Петр Толочко: «Получив томос, Украина проиграла. Будем...

Мы попали в жесткую зависимость от Константинопольского патриархата. Варфоломей...

Украинское отражение в иерусалимском зеркале

Не обязательно быть верующим, чтобы признать: законы политического и церковного поля...

Болгарская православная церковь опровергает...

Болгарская православная церковь опровергает растиражированную украинскими СМИ...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Онавамнадо
17 Марта 2019, Владимир Онавамнадо

"Украина — прекрасная страна, в которой много интеллектуально развитых, хорошо образованных людей," БЫЛО !!!

- 1 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка