Георгий Тука о перспективе «военного положения» и «братве с шишками»

№22—26 (865) 29 июня — 5 июля 2018 г. 26 Июня 2018 4

Замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, бывший глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий ТУКА на днях написал в своем блоге такие слова: «В августе—сентябре, вероятнее всего, произойдет обострение боевых действий на Донбассе».

«Дешевые переселенцы»

— Да там вроде и не утихает, а вы говорите о еще большем обострении! Но почему именно такой срок? — с этого вопроса мы и начали беседу с Георгием Борисовичем. — Потому что в начале осени начнется период избирательной гонки? Так мы к этому уже привыкли. Или потому, что, как вы написали, «популисты разного сорта начнут вешать на уши лапшу и расшатывать ситуацию изнутри»? Так и здесь уже потихоньку вырабатывается идиосинкразия ко всякого рода «лапше».

— Прогноз основывается на компиляции нескольких факторов. Кстати, мы его давали еще в декабре, сопоставив несколько временных характеристик.

К тому времени закончится чемпионат мира по футболу в России, к сожалению, состоявшийся. Закончится летний период в европарламентах, где после ряда избирательных кампаний количество популистических сил в Европе существенно увеличилось. И не секрет, что подавляющая их часть поддерживается РФ. То есть, прогнозирую, будут возрастать пророссийские настроения.

Ну и, конечно, вне всякого сомнения, усложнение ситуации в Украине будет напрямую связано со стартом предвыборного идиотизма.

— Этого у нас без выборов хватает... Но вот что интересно: столько времени с высоких трибун страну успокаивали, дескать, вот-вот появятся миротворцы, и на Донбассе все враз успокоится — такая «фишка»... И что с миротворцами?

— На сегодняшний день эту процедуру блокирует Россия. Необходимо решение ООН, а РФ имеет право вето. Она не принимает то видение, которое преподносят Украина и наши союзники. В последнем выступлении Лавров (на встрече глав МИД в нормандском формате, которая недавно состоялась в Берлине. — Авт.) заявил, что позиция России — это исключительно охрана наблюдательной миссии ОБСЕ...

— Как только — после Луганска — вы получили должность замминистра, тут же назначение стали комментировать приблизительно так: «Туку отправили в министерство-привидение». Допустим, в тот момент еще никто даже толком не понимал, что это за структура, которая существовала разве что на бумаге. Но вот через некоторое время стало «вырисовываться». Хотя вопросы остались. Цитирую вице-спикера парламента Геращенко: «У нас создано министерство по вопросам оккупированных территорий, но дали ли ему рычаги работать? Нет, не дали. Если хотим бороться за эти территории, то должны их предоставить...» Так какие рычаги вам нужны?

— Во-первых, нужно говорить о политической воле. Во-вторых, о политической бюрократии. И,

в-третьих, — о финансах. Для иллюстрации могу назвать такие цифры: в этом году, к примеру, на ремонт дорог планируется потратить 47 млрд. грн. На футбольные поля выделено 270 млн. грн. А на решение жилищных проблем переселенцев — 34 млн. грн. С моей точки зрения, это красноречиво характеризует политику страны по отношению конкретно к переселенцам.

— Получается, что они фактически в 25 раз дешевле Минстеця, бюджет которого в этом году, если не ошибаюсь, 862 млн. грн. И очень неплохо финансируется проект по ребрендингу Украины, в том числе и восточных территорий, в глазах иностранцев... Кроме переселенцев, как обстоят дела с денежной поддержкой других направлений деятельности вашего министерства?

— Естественно, если бы я сказал, что доволен, было бы неправдой. В реальности подавляющее большинство аналогичных программ, как и с переселенцами, финансируются по такому же принципу.

— «Гуманитарно-логистические центры, которые созданы Киевом, на Донбассе не работают, а местные власти превратили их в «перевалочные пункты», — это фрагмент одного из ваших постов. Вы можете на примерах объяснить нашим читателям: что там не так? Что вообще представляет собой такой центр в условиях Донбасса?

— Идея была в чем? Для гражданского населения, в первую очередь проживающего на оккупированных территориях, купить украинские товары в магазине — проблема. Их не хватает, люди буквально охотятся за этими товарами. Но для того, чтобы их приобрести, надо преодолеть линию разграничения. Это сложности и неудобства. Поэтому мы приняли решение — сделать между блок-постами двух сторон логистический центр...

Георгий Борисович в бытность главой Луганской военно-гражданской администрации

— Ну, чтоб визуально представить, что это?

— Грубо говоря, это должен был быть рынок, на котором местные украинские донецкие, луганские фермеры могли бы продавать свой товар жителям оккупированных территорий. Так вот по нашим оценкам и по оценкам международных наблюдателей, а также местных администраций, цены там должны быть ниже, чем в местных супермаркетах.

К сожалению, практически с самого начала все пошло не так, как задумывалось. Потому что центр, то бишь рынок, — это коммунальная собственность местной власти. Причем не областной, а именно местной.

И когда только планировался порядок работы этого логистического центра, фактически Бахмутский совет сделал все таким образом, что туда стали заезжать только «свои», т. е. приближенные к начальству предприниматели. И как таковой торговли там не велось.

Представьте: заезжают бусики, выгружают в контейнера товары. Тут же с другой стороны заезжает или бусик, или КАМаз, оптом перегружает все из контейнера и отправляется назад. Таким образом превратили благую цель, направленную на улучшение жизни людей на оккупированных территориях, просто в бизнес и наживу.

Меня бесил не сам факт «перевалки», к этому я был готов, ничего удивительного... Но я был зол из-за собственного бессилия навести там порядок. Потому что у меня сложилось стойкое впечатление, что в этом коррупционном бардаке заинтересованы были все.

Возможно, обреют налысо

— Тут намедни г-н Аваков предложил очередной вариант — как урегулировать конфликт на Донбассе. Вы читали это?

— Да.

— И со всем согласны?

— Я и ему открыто говорил, более того — и на телеэкран тоже, что оккупированная территория Донбасса — на самом деле невероятная конгломерация населенных пунктов. Но это абсолютно нормально для местных жителей.

Во-первых, когда ты въезжаешь в один населенный пункт, тут же проезжаешь второй и выезжаешь уже через третий, абсолютно не понимая, что ты выехал из первого городка... Они настолько срослись, что по сути там никакой границы, разве что таблички с указанием, что вот — еще один населенный пункт.

Во-вторых, мы же понимаем, что на сегодняшний день на оккупированной территории бал правят военные. Там существует величайшая масса объектов, которые действительно имеют военное значение. Так вот, прежде чем передавать какой-то населенный пункт под контроль, например, миротворческой миссии, — именно военные будут оценивать его значимость со стратегической точки зрения.

В-третьих, то ли речь идет о введении миссии на всю оккупированную территорию, то ли, как Арсен писал, «пошагово», — все равно основополагающим фактором в этом является согласие Российской Федерации. Если РФ согласится с тем, что прекращается война, то зачем тогда нам использовать мелкие шаги, если можно установить мир сразу на всей территории?

— Лично меня больше всего озадачил проект «О коллаборантах». Фактически изначально предлагается жестко урезать гражданские права всего населения, которое автоматически оказывается с таким «клеймом». И хоть Арсен Борисович не уточняет, что — после окончания войны — нужно будет делать с жителями неподконтрольных территорий... Какие проверки на лояльность к Украине проводить? Каким образом? Один мой давний знакомый из числа парламентариев предположил, что, «может, Аваков собирается их налысо обрить, чтоб отличить от «патриотов»».

— Что касается этого законопроекта... Я изначально был противником такого подхода по одной причине: сторонники идеи, как правило, апеллируют к опыту Франции.

Но я им всегда говорил: дорогие мои, сначала освободите территорию, а потом уже включайте опыт Франции. Если не ошибаюсь, закон де Голля был принят в 1946-м и просуществовал три или четыре года. А потом его сам же де Голль и отменил, внедрив термин «прощение».

Украинский вариант закона о коллаборантах писался в 2015 г. Тогда были свежи эмоции, его писали люди, которые принимали участие в боевых действиях, у них еще были болезненные раны от потери товарищей, в какой-то мере они жили желанием мести.

Но я, например, уже тогда понимал, что если руководствоваться эмоцией мести, то мира не достигнуть никогда. И начал с авторами законопроекта разговаривать... Сначала они были настроены очень категорично. Через некоторое время — месяц, два, три — говорю одному из авторов: скажи, мы учителей в школах, врачей в больницах тоже будем наказывать? А пожарных? И тех, кого называют землеустроителями, — их тоже?

Так вот каждый раз позиция авторов становилась все мягче. Они уже не настаивали так категорично... Мне не всегда удается в короткой перспективе донести свою точку зрения, но по прошествии какого-то времени люди принимают ее. И соглашаются.

— Ну так вам и карты в руки: убедите г-на Авакова, что он неправ, когда утверждает, дескать, «содействие деятельности незаконной власти» — это и участие в «сепаратистских референдумах и иных акциях». К «акциям» можно присовокупить что угодно! Заметьте, у нас чуть что, сразу — «все, это враг!». У нас не популярны идеи о том, чтобы начать противоборствующим сторонам диалог. И власть видит решение проблемы Донбасса не в компромиссах, а по принципу: будет так, как я сказал. На ваш взгляд, диалог о компромиссе теоретически допустим?

— Без сомнения. Но только тогда, когда у нас появится возможность договариваться между собой. На сегодняшний день ее у нас нет. Потому что мы прекрасно понимаем, те персонажи, которых выставляет РФ в качестве руководителей псевдореспублик, — это исключительно марионетки, говорящие головы. Они без разрешения Кремля даже металлолом собрать не могут. Поэтому... О чем с ними можно договариваться? Ни о чем.

Никаких соцопросов

— Давайте говорить не о неких «марионетках», а вообще о людях, которые просто живут на тех территориях...

— Когда прибываю на какое-нибудь КПП, сразу иду на коридор, начинаю общаться... Меня часто узнают, подходят, рассказывают. Я понимаю, что жители с пророссийскими настроениями сами не будут ко мне подходить... Но я так же понимаю, что точка зрения, которую я слышу от людей, объективна. И знаю прекрасно, что там очень много проукраинского настроения, достаточно сильны чувства ностальгии, желание вернуться в одну страну. В том числе и в среде военнослужащих на той стороне. В Луганской области есть гарнизоны, где до 80% готовы сложить оружие, а то и перейти на сторону Украины. Но они боятся, поэтому просят гарантий безопасности.

— Кстати по поводу настроения. Разговариваю с одними политологами, те уверяют, что почти 80—90% «хотят вернуться в большую Украину». Другие склоняются к мысли, высказанной не так давно генерал-майором, бывшим руководителем Главного следственного управления СБУ Василием Вовком: «Возвращение Украине оккупированных районов Донбасса в ближайшем будущем не представляется возможным из-за пророссийских настроений местных жителей».

— Поскольку там не проходили никакие социологические опросы, не работают международные организации, то и объективных данных нет ни у кого. Я же говорю о личном опыте общения с людьми. Подавляющее большинство действительно готовы вернуться. Вопрос — в какую Украину?

— Наверное, в ту, которая обещала закончить войну за два дня... Зачем обещали?

— Тогда ситуация была совсем другая. Если бы не было прямого вторжения РФ, все было бы закончено в течение месяца-двух.

— АТО переименовали. Теперь это не «операция»... И что изменилось?

— Система управления.

— Но бойцы как погибали, так и погибают.

— Система управления на количество жертв никоим образом не влияет.

— А разве на настроение жителей тех территорий не влияют высказывания некоторых политиков, дескать, те, кто на Донбассе — они «второсортны», «дети оккупантов», им не надо давать работу и т. п. В частности, это многократно озвучивали патриоты из «Свободы»...

— А кто вам сказал, что они патриоты? Слава Богу, позиция таких людей, как Фарион, не имеет поддержки в обществе. Что касается таких тезисов, которые вы сейчас озвучивали, то, с моей точки зрения, придумать такое могли лишь психически больные люди. Но они есть в любой стране.

— После объявления об инсценировке убийства Бабченко пресс-секретарь ГПУ Лариса Сарган разместила в Facebook список людей, которые критиковали украинскую власть. Так сказать, очередной «список врагов народа», который уже окрестили списком «изменофилов»... ОБСЕ в лице своего представителя г-на Дезира тут же отреагировало крайне резко: «Публикация списка, включая имена журналистов с обвинениями их в измене, неприемлема и опасна...» И обратилось с настоятельной просьбой к власти «вмешаться и остановить такую практику». Никто не вмешался. Список висит на всеобщее обозрение. Врагов, в том числе и Мирославу Гонгадзе, надо, судя по всему, предать анафеме...

Даже если вы не знакомы с творчеством представителя ГПУ, хотя, думаю, не сама ж она такое придумала... В любом случае у вас есть и собственный опыт — «Миротворец». И точно так же в свое время Джеффри Пайетт, экс-посол США в Украине, весьма однозначно оценил: «Миротворец» нарушает права человека!». Ладно бы только «рукой Кремля» или там «сепаратистами» называли того-то и того-то, особенно журналистов, но еще и выкладываете на сайте личные данные, домашние адреса, телефоны. Это не нарушение закона?

— В ответ могу сказать, что за все эти годы не было ни одного иска от негодующей публики. О чем это говорит? Это говорит о том, что подавляющее большинство данных, которые находятся на сайте «Миротворец», добыты из открытых источников информации.

Поверьте, за ресурсом «Миротворец» тоже не дураки стоят. Это профессионалы в разных сферах. А сама по себе идея создания такого ресурса возникла давно: еще не было войны на Донбассе, только развивались события в Крыму, но многие уже понимали, чем это все может обернуться. Вот тогда и начали собирать данные на предателей Украины в Крыму...

— Вероятно, вы знаете юриста Татьяну Монтян, человека, который может быть весьма резок в высказываниях... Тем не менее «Миротворец» ее уже причислил к «предателям Родины». И когда она ехала через границу, задержали, допрос устроили. Это вообще как понимать?

— Это вопрос к тем, кто ее задерживал.

— На границе задерживали пограничники.

— База данных «Миротворца» в открытом доступе, ею могут пользоваться все.

Пусть поливают

— Опыт участия в выборах в ВР у вас есть, хоть и очень скромный. Только единожды пытались войти в парламент по списку партии «Україна — єдина країна», но не сложилось... Дело в сущности даже не в том, слабенькая партия или нет, но... Но зачем вы вообще стремились в Раду?

— Хотелось изменить страну на волне эйфории майдана.

— Ой.

— Я говорю так, как есть. Тогда верилось, что это можно сделать именно таким образом, придя в ВР. Сейчас такой уверенности нет.

— Еще года три назад на одном из эфиров вы заявили: «С каждым днем я становлюсь все более ярым сторонником не демократии, а диктатуры. Стране нужен де Голль, первым шагом которого должен стать запрет деятельности всех политических партий... Я не знаю, есть ли у нас по-настоящему идеологические партии, потому что все равно в итоге все упирается в финансы. Вся наша государственная система прописана под «денежные мешки»...

— А разве это не так?

— В новый состав парламента хотели бы попасть?

— Нет. Если увижу потенциального де Голля, готов его поддержать. Но пока не вижу.

— Было время, на майдане избирали министров. Непонятно только, по каким критериям. Одного, к примеру, за то, что ему кто-то ухо откусил или оторвал. В общем, этого персонажа, который, к счастью, недолго пробыл в министерском кресле, до сих пор там именуют не иначе как «Ухо». Не называю фамилии, хотя и вы, да и читатели прекрасно понимают, о ком речь...Так вот он с некоторого времени стал вашим большим оппонентом. За что вас так невзлюбил?

За то, что я его однополчан обвинял в убийстве «Эндрю» (2 сентября 2015 года неподалеку от города Счастье Луганской области при странных обстоятельствах погиб руководитель одной из мобильных групп по борьбе с коррупцией в зоне АТО с позывным «Эндрю». Он «расследовал причастность представителей спецслужб и лиц, близких к власти, к организации наркотрафика Афганистан — Россия—Донбасс — Восточная Европа — Западная Европа, за что его, судя по всему, и убили», — цитирую strana.ua. — Авт.)

— А еще заявили, что батальон «Айдар» «превратился в одну большую банду». Но именно вас бывший министр обвинял в том, что «Тука зарабатывает на войне», причем вместе с Дмитрием Корчинским, чей батальон «Святая Мария» «стал личной охраной луганского губернатора». Вы там все вместе на волонтерские деньги якобы машины себе покупали...

— Это вообще полная ахинея.

— А с Корчинским дружите?

— Нет. Я дружу с некоторыми бойцами этого батальона. Достаточно хорошо знаком с Дмитрием Корчинским, но сказать, что мы дружим, нет, это было бы неправдой. И я ни с кем волонтерские деньги не делю...

— Кроме этого экс-министра, еще очень много ваших оппонентов в интернете выкладывают крайне нелицеприятные вещи о вас. К примеру, пишут, что у вас «две биографии»: согласно одной — закончили киевский Политех, согласно другой — Севастопольский судостроительный. И еще — что «двоеженец»... Пускай это домыслы, наветы, но... Чего ж ни разу в суд ни на кого не подали?

— Да, а еще я — тайный агент Ми-6, Моссада, ФСБ... Когда работал на Луганщине и меня начали усиленно «мочить», то даже дочка начала требовать, чтобы я подавал в суды. А я ей говорю: «Лиза, мечта этих товарищей со мной встретиться в суде. Без этого суда об их существовании знает максимум 100 человек. Но если пройдет хотя бы первый суд — их узнают 10 миллионов. Такого счастья я им не дам. Так что пусть поливают».

— Давайте внесем ясность. На сайте партии «Україна — єдина країна» сказано, что вы учились на факультете автоматических систем управления КПИ. А на сайте Луганской ВГА — что закончили севастопольский вуз. Хотя в 2015-м ваши доброжелатели обратились в это учебное заведение, и оттуда пришел ответ: не было такого студента.

— Когда я начал осваивать такой инструмент, как Фейсбук, то оказалось там столько дополнительных опций, что у меня не хватило ни времени, ни желания с этим со всем разбираться. Поэтому когда я заполнял поле «где учился?», то и написал — в Политехе. Но, по логике, надо было написать и дальше — где ты еще учился, но там таких полей нету!.. Поэтому я просто плюнул и ограничился одним вузом.

— А в Севастополе учились?

— Ну конечно.

— Чего ж вас в списках нету?

— Вернем суверенитет, зайдем в базу данных и посмотрим.

— И насчет жен проясните. Их сколько?

— С формальной точки зрения я — вне брака, хотя 20 лет живу с одной женщиной. Мы неразлучны как ниточка с иголочкой, но формально в паспорте у меня штамп отсутствует... У нас есть доця, ей 18 лет.. И теперь скажите: я семейный человек или нет?

— Это вы не хотите регистрировать брак или ваша пассия?

— Она требует свадьбу, а я не хочу. Просто вообще не люблю таких мероприятий. Мне это претит.

Памятник Мубараку

— Еще одна «веха биографии», в которую теперь уж и не знаю — верить или нет. В одном издании сказано, что «Тука — участник «арабской весны». Если да, то каким ветром вас туда занесло? Вы жили в Каире во время тех событий?

— Было такое. Украина получила когда-то в концессию маленький кусочек пустыни. И оказалось, что нам попало достаточно неплохое месторождение нефти и газа.

А так как нефть и газ транспортировать из пустыни в Александрию на нефтеперерабатывающий завод начинали траками, то, естественно, стояла задача прокладки трубопровода.

По современным технологиям там должна проводиться оцифровка, т. к. ставится система, чтобы в случае потери давления, утечки, где-то какой-то пожар — чтобы сразу срабатывала сигнализация. И я приехал в Каир с целью реализовывать вот этот проект оцифровки.

Примерно месяца через два после моего приезда все и началось. Никто не ожидал, что такое произойдет... Мы там сдружились с египтянами, коптами (этнорелигиозная группа, распространенная в основном на территории Египта, общая численность — по официальным данным — около 8—9% населения страны, примерно 6 млн человек. Авт.)

Как правило, большинство коптов — молодежь. Они имеют европейское или американское образование. Когда я видел вот этих ребят, которые ходили на площадь Тахрир, требуя отставки Мубарака, их понимал. Но когда они оказались в одной толпе с людьми, живущими на 3 доллара в месяц и регулярно, имею в виду мужское население, трущимися лбами об пол до состояния шишек на голове... То я этим коптам стал задавать вопрос: вы как себя видите в совместном существовании с этими людьми?

Говорил им: будьте очень аккуратными, потому что вас слишком мало, вы поднимаете эту волну, а за вами идут совсем другие люди... Поверьте, что придет время, когда вы будете Мубараку памятники ставить.

К сожалению, я оказался почти прав. После ареста Мубарака к власти пришли Братья мусульмане. Благо дело, что в принципе и спасло Египет, — практически 100% офицерского состава египетской армии получает военное образование или в США, или в Британии. Так вот армия эту братву с шишками на лбу быстро поставила в стойло. Если бы не армия, то неизвестно, что бы сейчас происходило в Египте.

— У нас тоже после майдана во власти оказались в том числе и ярые радикалы...

— Нет, я этого абсолютно не чувствую. В любом обществе есть радикально настроенные люди. Кто-то по религиозному радикален, кто-то — в НАТО, кто-то — в «Таежный» союз... Но радикализм общества выражается в соотношении радикальной части к, условно назовем, толерантным людям. Поэтому если говорить, что «у нас радикалы пришли во власть» — это не правильно. Да, они есть, но большей частью на улицах. Во власти я таких людей не знаю... Настоящих радикалов у нас нет даже в парламенте. Потому что Ляшко... Ну это просто продажная структура, которая на политике зарабатывает колоссальные бабки.

— Не Ляшко, но другой крупный представитель ВР требует немедленно разорвать дипломатические отношения с Россией. Его коллеги называют это требование «радикализмом». Давайте разберемся: вы за то, чтобы разорвать дипотношения? И если да, то — дальше что?

— Остается консульский отдел. Давайте не заниматься подменой понятий. Речь шла о разрыве дипломатических отношений, а не вообще — с Россией. Допустим, разорвали, а торговля может продолжаться. И консульские отношения тоже.

— Из уст руководства страны мы слышим непреклонное: РФ на нас напала, весь мир об этом знает и нас поддерживает. Так почему Международный суд ООН заявил, что Украина «не надала достатньо доказів фінансування Росією терроризму»? А в суд наша сторона привезла аж 800 томов! И не смогли доказать. Почему? Гаага вся куплена врагом?

— Я вне процесса, но знаю, что и для МИДа, и для Минюста было большим открытием и откровением, когда я наших дипломатов и юристов познакомил со своими друзьями-волонтерами, которые занимаются не только «Миротворцем», но еще целым рядом ресурсов. Так вот когда мои друзья стали засыпать государственные структуры материалами, которые лежали фактически невостребованными, — то, поверьте, в министерствах были шокированы. О чем это говорит? О качестве работы определенных наших служб, которые должны были всем этим заниматься. Но занимались этим исключительно добровольцы.

На 30 долларов дороже

— Не так давно в интервью газете Handelsblatt украинский президент назвал проект газопровода «Северный поток-2» для Европы «экономически неоправданным» и заявил, что «транзит газа через Украину будет стоить гораздо дешевле и может быть легко и выгодно модернизирован. Просто спросите нас, вместо того, чтобы инвестировать десять миллиардов евро в «Северный поток-2».

Мало того, буквально на днях глава государства заявил, что «инициирует создание в ЕС спецгруппы, которая будет оказывать противодействие сооружению российского проекта».

Давайте возьмем в этой теме экономическую составляющую. Объясните логику: если наши лидеры говорят, что с реализацией СП-2 Европа сильно пострадает, то не пострадает ли она, если тот же российский газ в тех же объемах будет идти к ним, но только через нашу «трубу»?

— Экономики здесь никакой нет. Это политика чистой воды... Примерно с 1996 г. я несколько лет был каким-то маленьким краешком в роли менеджера причастен к рынку газа в Украине.

Это как раз был период расцвета «Итеры», закат Бакая, появление Юлии Владимировны. То был первый приход газовиков в парламент. И я чудесно знаю, что такое русский газ. Это — сумасшедшие «бабки», причем долгое время российские медиа обманывали и наших граждан, и своих, утверждая, что «проклятые хохлы воруют российский газ». Чистой воды брехня! Его успешно воровали и делили 50 на 50. Воровали и те и другие.

Через какое-то время, начиная с 1998-го, газ из сугубо товара трансформировался в рычаг влияния на внутреннюю политику Украины со стороны РФ. Вот в этом я вижу самую большую опасность для нашей страны.

Сейчас я слышу популистические увещевания о том, что мы закупаем русский газ у Европы и за это платим на 30 долларов дороже... Ух, идиоты! Давайте напрямую покупать! На что я отвечаю: мы платим дороже, но исходя из этой системы Кремль не имеет прямой возможности с помощью газового ресурса влиять на нашу внутреннюю политику.

— Мы согласны на все идти, лишь бы не иметь прямых контактов?

— Да.

— Так почему за последние несколько лет товарооборот между Украиной и Россией увеличивается в прогрессии?

— Я могу говорить о некоторых группах товаров. Ни для кого не секрет, что я был первым единственным и непримиримым противником Семенченко с его блокадой.

Уже тогда я прекрасно понимал последствия этих действий. И до сих пор считаю, что действия Семенченко и компании были антиукраинскими, на руку тем силам, которые находятся за пределами нашей страны.

К чему это привело? Нам пришлось импортировать уголь, который мы никогда раньше не импортировали. Логистически нам удобно и выгодно закупать уголь из России. Это одна из достаточно больших групп товаров, которая обусловила рост закупок со стороны Украины.

Далее. Фосфорные удобрения. Все заводы принадлежат Фирташу. Но тут даже дело не во владельцах. Сырьем для производства этих удобрений является газ. Значит, выход такой: или закупать газ напрямую у России, что Фирташ и делал, или — транзитом через Европу для этих предприятий, или же закупать готовую продукцию у самих производителей России, что мы сейчас и делаем.

— Сначала блокаду устроил депутат Семенченко со товарищи, руководство страны их словесно осудило и объяснило гражданам, что те «льют воду на вражескую мельницу». А спустя очень короткое время и Совбез, и президент, и Кабмин поддержали решение о блокаде. Нет ли здесь алогизма?

— В определенной степени есть. И с моей точки зрения, он состоит в том, что у руководителей силовых структур государства не хватило смелости и решимости положить конец произволу Семенченко и компании. Я себе такую ситуацию ни в одной стране мира не могу представить, чтобы 2—3 десятка человек поставили раком руководство 45-миллионного государства. И сделали это безнаказанно.

После этого пошла цепочка прогнозируемых нами событий. После того, как прекратился товарообмен с неконтролируемыми территориями, местная псевдовласть объявила о национализации предприятий, которые продолжали работать и платили в центральный бюджет страны.

После того, как все перешло под контроль псевдореспублик, на территории Донбасса не осталось ни одного предприятия, находящегося в юрисдикции Украины. Фактически осуществлять товарообмен было не с кем.

И тогда было принято решение Совбеза... Но это была легитимизация существующего положения, которая была допущена бездействием власти.

— А изначально просчитать такой поворот можно было?

— Естественно! Мы давали прогнозы. И не только краткосрочные, но и на более длительный период, которые сейчас в очередной раз подтверждаются. Это — и рост безработицы на оккупированных территориях, что приводит к пополнению рядов боевиков, с одной стороны. С другой — затоплено 32 шахты без должного водоотведения. Сейчас пошел процесс экологической катастрофы на Донбассе... Экопроблемы — они ведь не знают понятия «линия разграничения» или там «государственная граница». Мы в непростой ситуации, а это требует больших ресурсов денежных... Сейчас пытаемся спасти хотя бы ту территорию Донбасса, которая контролируется.

«Влада саджає патріотів»

— Еще задолго до событий на Донбассе делали мы интервью с политологом Владимиром Фесенко. Лето, жарко, сидели в кафе на майдане, на столе лежала зажигалка... И в тот момент, когда собеседник, отвечая на вопрос: «Начнется ли, как некоторые эксперты утверждают, распад страны?» сказал: «Будет взрыв», — вдруг взорвалась зажигалка. И публика в кафе, которая сидела рядом и слушала нашу беседу, просто онемела. То было как знамение. Это я к чему? Нет ли у вас ощущения, что Донбасс — это только начало? Война будет и дальше? А выхода по сути мы не видим.

— Не согласен, что выхода не видим. Но правда в том, что нынешняя система власти импотентна для решения таких вызовов.

— Если бы в вашей власти было решение этой нашей глобальной проблемы, что бы вы сделали?

— В первую очередь ввел бы военное положение на всей территории страны. Во вторую... На опыте Луганщины, я знаю, что это возможно, — создал бы с нуля аудиторскую службу, которая обосновывает поданные данные о размерах хищений.

Думаю, за достаточно короткий период удалось бы товарищей, которые грабили и продолжают грабить нашу страну, поставить в стойло.

И не остановила бы существенная деталь, которая останавливает всех наших известных политиков и политиканов: видя перед собой цель, меня бы не остановили противозаконные действия.

— Потому что «по закону военного времени»?

— Называй как хотите.

— Но в войне на Донбассе, вы же знаете, из чисто меркантильных, коррупционных, каких угодно мотивов многие в нашей стране как раз и заинтересованы.

— Если вы думаете, что на западе коррупции меньше, чем на востоке, то ошибаетесь. Посмотрите фотографии в интернете, где эшелоны леса вывозят под видом «дров» в Европу.

И не надо быть провидцем, чтобы понимать: в этом процессе участвуют обе стороны, а не только наши какие-то барыги. Поэтому процессы коррупции достаточно сложны. Я их неплохо знаю.

Когда Саакашвили заявляет: «Выбери меня и я за один день победю коррупцию», то мне хочется ему по морде дать за то, что он так тупо обманывает людей.

— Кроме коррупции, еще есть одна тема, напрямую связанная с военными действиями. Оружие. Люди оттуда везут гранаты ящиками!.. И устроить где угодно — хоть в Киеве, хоть во Львове — взрывы с массой жертв при наличии арсенала не представляет больших трудов.

— Это абсолютная правда. Подавляющее большинство оружия, которое завезено из зоны проведения АТО, — это в 2014—2015 гг. После этого достаточно ужесточились проверки, пошли официальные судебные процессы. И наши военнослужащие за провозку боеприпасов или оружия получали конкретные сроки, после чего некоторые граждане начинали кричать: «Влада саджає патріотів!». На сегодняшний день у меня нет данных, что продолжает идти поток оружия.

Футболка со «Свободой»

— Коль уж заговорили об оружии и потенциальных терактах, не могу не спросить о Савченко...Вы сами-то верите во всю эту историю с «планами по заколоту»?

— Я знаю участников этой операции. 8 марта задержали Рубана, 9-го эти люди были у меня. Они мне начали рассказывать о Савченко, а никто в стране этого еще не знал... Изначально в это все и сам не мог поверить, но мне рассказывали все детали...

— Так расскажите и нашим читателям.

— Следствие уже опубликовало то, что можно.

— Героя Украины, депутата и т. д. «завербовал Кремль»?

— Судя по всему, да. Я не думаю, что это была прямая вербовка. Мы достаточно часто примитивизируем понятие... Человек — это сложный организм. Для того, чтобы его склонить совершать те или иные действия, кому-то надо дать деньги, а кого-то достаточно похвалить. Кому-то хватит того, чтобы показать на «объект» и сказать — это враг. Мотивации разные.

Существуют ли в РФ высококлассные специалисты манипуляции? Ни секунды не сомневаюсь. Поэтому не могу утверждать, что непосредственно полковник ФСБ взял расписку, дескать, Надя, ты теперь наш агент. Я так не думаю.

Но исходя из определенных черт характера этой женщины, стиля ее поведения во время службы, я знал от ее сослуживцев уже на второй день после того, как она попала в плен, что она собою представляет... А когда началась истерия по поводу ее освобождения, и депутат Мосейчук натягивал на себя футболку с надписью: «Свободу Савченко!», потом когда ее с помпой встречали... Ну, мне было противно.

— Заметьте, часть политикума, которые тоже ходили в футболках с Савченко, теперь уверяют, что эта персона с психическими расстройствами.

— Как-то раз я был на одном совещании с профессором, доктором меднаук, руководителем спецучреждения именно по части психиатрии. Так вот меня убедили, что с точки зрения психиатрии к Савченко вопросов нет. Хотя есть «пограничное состояние», но это уж психотип человека. В современной медицине такие состояния не считаются психическим заболеванием.

— Но в любом случае вы верите в планы пенсионера Рубана и депутата с «пограничным состоянием» Савченко все тут взорвать, а руководство страны расстрелять?

— То, что эти неуравновешенные люди планировали такие мероприятия, — это да.

Не худший вариант

— Пусть не они — другие на-йдутся, которые это на самом деле сделают, такой вариант возможен?

— Абсолютно. Эта опасность есть. Я, например, вооружен и постоянно посещаю тир, тренируюсь. Так что к такому развитию событий готов, буду защищать себя, страну, свою семью.

— Пока, к счастью, ничего такого не происходит... Но есть не менее тревожная тенденция, которую озвучил министр иностранных дел. Каждый месяц по 100 тысяч человек уезжают из страны: кто на заработки, кто на ПМЖ, кто — просто подальше от нашего бедлама. Так ведь 100 тыс. — это официально, а если по факту? Думаю, и больше. Самое ужасное, что государство в этом плане лишь констатирует — и все. Что делать?

— Менять государственную политику.

— Давайте заглянем на два-три года вперед и попробуем спрогнозировать: что нас ждет?

— Все будет зависеть от консолидированной позиции Запада. Надо отдавать себе отчет в том, что противостоять полномасштабно российской агрессии мы не можем сегодня. И в течение двух-трех лет радикально ничего не изменится.

Поэтому я и убежден: все зависит от того, насколько сильно консолидируется антироссийская политика наших западных союзников.

К сожалению, сейчас наблюдаю период эдакой турбулентности в единстве, тем более мы являемся свидетелями обострения отношений между США и Европейским Союзом, начата торговая война между США и Китаем.

Так что пока «единого кулака», как хотелось бы, не наблюдаю. Если он все-таки, а я на это надеюсь, появится, то мы через два с половиной — три с половиной года будем видеть миротворцев на украинском Донбассе. Подчеркиваю, не украинскую армию, а миротворцев.

— Леонид Кравчук на днях заявил, что единственный выход из ситуации видит в том, чтобы Порошенко и Путин сели вдвоем за стол переговоров. Это возможно на ваш взгляд?

— Невозможно. Я очень уважаю и люблю Леонида Макаровича, но это — утопия.

— Один из бывших министров, который сейчас всецело занят политикой, как-то раз в приватной беседе мне сказал: «Мы скоро доиграемся и с войной, и с коррупцией, что ЕС, устав от нас, просто введет здесь временное правление».

— И это, заметьте, не самый худший вариант!

Справка «2000»

Георгий Борисович ТУКА родился в Киеве 24 ноября 1963 г. С 1982-го по 1986 г. учился на факультете автоматических систем управления КПИ. Работал начальником отдела продаж ООО «Эн-Ти Телеком», директором ООО «Зенит-Телеком».

В 2014-м основал организацию «Народный тыл», занимавшуюся вещевым обеспечением и питанием более 20 воинских подразделений, а также поставившую в зону АТО около 100 автомобилей и 25 беспилотников.

22 июля 2015 г. Тука назначен председателем Луганской областной военно-гражданской администрации. Единственным условием, которое он выдвинул президенту, были широкие полномочия и возможность не числиться членом президентской команды.

Спустя 9 месяцев он оставил губернаторское кресло, а его новым назначением стал пост заместителя министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Михаил Погребинский: «Сдержанная позиция Кремля,...

Чтобы «инициатива» была поддержана ВР, нужна какая-то супер провокация, например,...

Об индустриализации можно забыть

В офис Союза химиков позвонили из Минэкономики с вопросом: «Аммиак — это жидкость...

Дэвид Марплс: «Не допустить превращения войны в...

Объемы товарооборота с Россией растут. Это говорит о том, что РФ открыта для общения с...

Дэвид МАРПЛС: «Деловые связи способны существовать в...

Участники организованной еженедельником «2000» конференции «Россия ставит на...

Зачем Госрезерву пиар, если в закромах Родины пусто?

Основные результаты работы Госрезерва за последние три года: на складах ничего нет,...

Госпереворот: свидетель обвинения

28 ноября — второй тур президентских выборов в Грузии, результат которых трудно...

Загрузка...

Для проведения честных выборов Украине следует...

В преддверии общенациональных выборов-2019 критической значимости парламент обновил...

Александр Квасьневский: «Снова сделаем НАТО великим!»

«Даже самые сильные популистские партии могут в конце концов утратить власть»

Про заяви претендентів на папаху та «30 срібняків»

Сіре намагається робити своє оточення іще сірішим або ж підібрати когось собі «до...

Самородная угроза

На днях еженедельник «2000» провел конференцию на тему «Россия ставит на...

«Граница без проблем» звучит как анекдот

Может ли внешняя граница Евросоюза быть незаметной или функционировать без проблем? У...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка