Гибридный колониализм

№43(965) 11 –17 декабря 13 Декабря 2020 1

Временный поверенный в делах США в Украине Кристина Квин недавно раскритиковала утверждения оппозиционных СМИ об американском внешнем управлении Украиной. Она привычно назвала такие утверждения «российской пропагандой», с которой следует бороться методом запрета таких СМИ. Этот эпизод информационной войны оставляет открытыми вопросы о причинах возникновения практики внешнего управления и возможностей его преодоления.

Слишком просто сказать, что во всем виноваты грантоеды-«соросята», которые при помощи политических технологий и политической наивности электората захватили рычаги власти. Корни проблемы глубже.

Американский социолог И. Валлерстайн предложил рассматривать мир-систему как капиталистический центр и периферию. Он считает, что эта тенденция появилась в XVI в. вместе с современным капитализмом. Ситуацию радикально не изменил и процесс деколонизации, старт которому дала война за независимость США и декларация независимости 4 июля 1776 г. Наполеоновские войны подточили Испанскую империю. И до 1820-х гг. независимость от Испании завоевали большинство стран Латинской Америки. Это дало повод США доктриной Монро в 1823 г. провозгласить Южную Америку зоной своих монопольных интересов.

Тем временем Британская империя укреплялась в Азии и Африке. Индия после подавления восстания сипаев стала «жемчужиной империи». Выращивание опиума в Южной Азии требовало рынка сбыта, который был завоеван в опиумных войнах против Китая.

Япония и Россия, избрав свои пути модернизации, сохранили независимость. Японская эпоха Мэйцзи сделала Страну восходящего солнца «азиатской Британией».

Россия модернизировалась дольше и противоречивее. Процесс вестернизации начал импетатор Петр Великий, и до революции 1905 г. этот процесс так и не завершился. Либеральная тенденция превращения Российской империи в полуколонию Антанты продлилась до октября 1917-го. Только большевики предложили альтернативу, которая к 1945 г. превратила СССР в великую державу.

Первая мировая война стала британской попыткой защитить империю от аппетитов Германии. Ради победы над Берлином Лондону пришлось стать должником Вашингтона.

Еще большей неприятностью для колониальных империй стал российский октябрь 1917 г. Большевики заявили амбиции создания союза с зависимыми от империалистов народами ради мировой революции. Вторая мировая война стала началом конца европейских империй.

После провала Британии и Франции в войне ноября 1956 г. за Суэцкий канал заговорили о неоколониализме. Роль мирового гегемона перешла к США. По мнению И. Валлерстайна, СССР и страны социалистического содружества стали полупериферией, так как не смогли разорвать связи с ядром капиталистической мир-системы.

Эпоха классической деколонизации завершилась после распада СССР. Большинство новых независимых государств нашли новых хозяев. Компрадорская буржуазия и интегрированные в глобальные коррупционные связи «национальные элиты» стали внутриполитическими агентами внешнего управления.

Своим путем после 2000 г. пошла Россия. Одиозные олигархи как символ внешнего управления эпохи Ельцина были отодвинуты от рычагов управления.

Украина, наоборот, после «дела Гонгадзе» встала на путь фрагментации суверенитета как формы правления народа для народа и через народ. Демократический фасад две революции 2004 и 2013—2014 гг. превратили в форму легализации сценариев безальтернативности западного внешнего правления как условной альтернативы российскому влиянию.

За первых два десятилетия XXI в. Украина приобрела характеристики страны периферийного капитализма.

Во-первых, степень потери индустриального потенциала достигла уровня тропической Африки.

Во-вторых, в международном разделении труда за Украиной закрепили статус производителя монопродукции аграрного сектора (зерновые и масличные культуры, изнуряющие землю) и экспортера природных сырьевых ресурсов.

В третьих, результатом такой модели экономики является выезд из страны рабочей силы, углубление социального неравенства и образование гетто для люмпенов и анклавов — для богатых.

В четвертых, промежуточным итогом такой модели развития является сращивание власти и криминала и реализация проекта «несостоявшегося государства» (потеря монополии на легальное насилие, потеря контроля власти над отдельными территориями, открытый внешний контроль за разработкой и реализацией политических решений).

Борьба за контроль и эксплуатацию мировой периферии идет жесткая. На роль главного получателя прибыли претендуют США, ЕС, КНР. Соединенные Штаты со времен «отцов-основателей» сравнивают себя с Римской империей, причем идентифицируют себя с успешным имперским примером. С 1776 г. «град на холме» был очагом свободы и прогресса.

После победы над СССР казалось, что настал очередной американский век. Однако империя переоценила и перенапрягла свои силы. Огромные военные расходы и роль мирового полицейского разрушили согласие в американском обществе. Так, в ноябре 2016 г. победил Трамп. Несмотря на свою экстравагантность, он не начал ни одной новой «горячей» войны. Были только торговые войны с главными конкурентами за гегемонию — Китаем и ЕС. Но попытка заняться внутренними проблемами натолкнулась на раскол элиты. Ее либеральная глобалистская часть взяла реванш в ноябре 2020 г. Это с восторгом восприняла либерально-глобалистская часть элиты ЕС.

Распад СССР стимулировал развитие проекта «Соединенные Штаты Европы». До 2013 г. ЕС поглотил большую часть европейских стран. Однако столкнулся с проблемами «нашествия варваров», которые по исторической аналогии в 476 г. уже разрушили классическую Римскую империю. На сей раз арабская весна 2011 г. возродила идею халифата, который либеральная элита США готова использовать против своих геостратегических конкурентов: России, ЕС и Китая.

Миграционный кризис 2015 г. показал уязвимость ЕС. 23 июня 2016 г. Британия провела референдум о выходе из ЕС в надежде реанимировать свою империю. Правда, для этого еще нужно сохранить Шотландию, Ольстер и Уэльс в своем составе.

Идея халифата причудливо трансформировалась в неоосманизм турецкого президента Эрдогана.

Китай воспользовался выборами в США и создал «азиатский ЕС» с участием союзников коллективного Запада Австралии и Японии, но без Индии. Дели, чтобы стать конкурентной КНР мировой фабрикой, нуждается в протекционизме, а не в зоне свободной торговли. Скорее всего, у администрации Байдена получится вовлечь Индию в альянс против Китая.

Установлению баланса сил в Евразии мешает обострение борьбы за контроль над постсоветским пространством. В 2020 г. политически трясло союзную России Беларусь, байский переворот произошел в Кыргызстане, Армения проиграла войну Азербайджану. Российско-китайский кондоминиум в Центральной Азии в виде Шанхайской организации сотрудничества пока не нейтрализовал доктрину Бжезинского, нацеленную на недопущение возникновения в Евразии контрбаланса сил, способного ограничивать американский гегемонизм.

Возникает вопрос: где в этом мире место Украины? По признаниям бывшего посла Канады в Украине, она уже стала лабораторией неолиберальных реформ ради создания «Антироссии». В процессе реализации таких «реформ» Украина груз независимости обменяла на вериги гибридной неоколониальной подчиненности. С социальными корнями выкорчеваны творцы истории, способные изменить гибельный курс. Нынешние кураторы продолжают готовить Украину к большой войне против России и не допустят победы условной «партии мира». Да и сторонники мира с Россией идейно и организационно разобщены и затерроризированы подконтрольными украинским спецслужбам парамилитарными формированиями.

Администрация Байдена готова применить украинскую модель к России. Готов идеологический рецепт «народной революции, направленной против коррумпированного путинского режима». США, разумеется, лучшие союзники народов России, борющихся с «кровавым режимом спецслужб». Байден мечтает завершить свою миссию развалом РФ, создать новый гибридный глобальный колониальный порядок на руинах России и за счет России и народов, которые веками жили с россиянами в мире.

Иван ЗАРЕЧНЯК

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Мировой стандарт лицемерия

Возможна ситуация, при которой под вывеской демократии из состава народа может быть...

Миротворцам мир не нужен?

Все переговоры должны вести не временные группы, организованные любителями, а...

Сергей Станкевич: «Сторонам нечего обсуждать – их...

Пусть появится «мирный план Зеленского» в виде официального документа

Второй дипломатический фронт

Экономические отношения крепче, устойчивее и намного важнее каких бы то ни было...

Эксплуатация наемного труда и проблема социальной...

Перераспределение доходов между бедными и богатыми в пользу бедных способно...

Саша Боровик*: «Я осторожно поддерживаю Зеленского в...

Местные «партии» — это признак федерализма, плохой его стороны. Они несут...

«Армовир» под а-ля либеральным соусом

Бухгалтерский подход к исторической ценности локальных цивилизаций невозможен в...

Антон Геращенко: «Сильные правоохранительные органы...

То, что защита занимается распространением фейков – с целью формирования...

Дадут ли «Антонову» расправить крылья?

Мы готовы активно бороться за торжество нашего общего дела — возрождение и развитие...

Опрос как последний шанс

«Факультативный» статус опроса заметно снизит его репрезентативность

Знакомство с ДУСей

Хочешь окунуться в активную жизнь — дерзай! Возможности у всех равные

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
14 Декабря 2020, Владимир Теренин

Вполне приемлемая фактологически-описательная картинка нашей эпохи. Однако глубину рассмотрения вопроса дает лишь материалистическое понимание истории, исходящее из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого анализа общественной системы, когда все события определяются тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются.

- 8 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка