«Граница без проблем» звучит как анекдот

№45 (882) 9 — 15 ноября 2018 г. 08 Ноября 2018 0

Транзитный комплекс на польской стороне границы

Может ли внешняя граница Евросоюза быть незаметной или функционировать без проблем? У Роберта Брихлика, командира пограничной заставы, расположенной в 4 часах езды от Варшавы на наиболее напряженном участке польско-украинской границы, это предположение вызывает широкую улыбку. «Нет, это совершенно исключено», — качает он головой, поясняя, что в мире пока не существует технологий, позволяющих предупреждать образование очередей на границе.

«Техника помогает оптимизировать и сокращать время ожидания, но полностью избавить от всех проблем она не способна. Человеческий фактор исключить невозможно», — говорит он под доносящийся в офис мерный гул сотен автомобильных двигателей, работающих на холостом ходу. Перед нами простирается обширный пограничный комплекс: язык не повернется назвать «незаметной» закатанную в асфальт территорию площадью в 12 гектаров (почти 17 футбольных полей), где в летний зной находиться просто невозможно. Мужчины в униформе цвета хаки деловито снуют вокруг огромной металлической вышки с установленными на ней камерами и антеннами. В общем, пограничники никуда не делись...

У окошка пограничного контроля украинка забирается паспорт и идет в сторону своей машины, которая стоит первой в очереди авто, направляющихся в Польшу. На проверку частного автотранспорта пограничникам отводится 2 минуты, но тут останавливают каждое авто, и эти две минуты суммируются в часы.

«Сегодня всего 2 часа ожидания, иногда приходится ждать и по три», — говорит женщина с усталой улыбкой.

Погранично-пропускной пункт в Дорогуске — отрезвляющее зрелище, оно позволяет вернуться в прошлое и вспомнить, как мы жили до открытия границ между странами ЕС. Потраченное на ожидание время здесь измеряется не часами, а сотнями лежащих на земле и сплющенных сигаретных окурков.

Напряженная работа

Буквально за час до нашего приезда в Дорогуск преисполненный энтузиазма чиновник пограничной службы в Хелме пытается объяснить нам, «насколько сложна эта непростая работа».

Нам демонстрируют свежее видео: полицейский спецназ в полной экипировке врывается в квартиры и задерживает растерянных мужчин в одном лишь нижнем белье. На втором видео (явно снятом скрытой камерой) некие мужчины вплоть до появления полиции загружают черные ящики в надувные лодки. 3адержано 38 человек — их подозревают в принадлежности к преступной группировке, организовавшей контрабандную поставку сигарет на 80 млн. злотых (18,6 млн. евро). Табачные изделия — самый популярный у контрабандистов в этом регионе товар. На третьем видео мы наблюдаем за перехватом дрона контрабандистов, перевозящего 86 кг гашиша.

Любой совершеннолетний ирландец содержание этих видеозаписей — преследование, боевая экипировка, оружие, маски и т. п. — посчитает лишь реликтами прошлого с надеждой на то, что оно больше никогда не повторится.

В непростых условиях

Польско-украинская граница по протяженности (530 км) лишь немногим превосходит пока еще внутреннюю границу Ирландии, но работать здесь неизмеримо сложнее. Помимо 5 официальных пограничных переходов (для сравнения — в Ирландии их насчитывается свыше 200), пограничники с помощью вертолетов, квадроциклов, катеров, надувных лодок, тепловизоров и другой техники держат под контролем заросшие лесом и заболоченные берега Буга, который разделяет территории двух государств.

Дополнительно осложняют работу неблагоприятные климатические условия. Зимой река замерзает, а в летний зной частично пересыхает, и любой желающий может просто перейти ее. Каждый год здесь задерживают около 46 000 человек за совершение т. н. «незаконных переходов».

На двух полосах дороги, примыкающей к пограничному переходу Дорогуск, в этот день скопилось более 200 грузовых автомобилей, намеревающихся выехать их Польши. Эта трехкилометровая очередь из украинских грузоперевозчиков направляется домой на выходные. Конечно же, если успеют проехать, поскольку завтра тут будет еще больше авто, прогнозирует руководитель пограничного управления Аркадиуш Тивонюк (он несет персональную ответственность почти за 90% польско-украинской границы).

Несмотря на столь длительное время ожидания на границе, эпоха глобализации приводит лишь к дополнительному увеличению объемов перевозок, и этот пограничный переход переживает уже третий этап модернизации с 1990 г.

Двухстороннее соглашение о малом пограничном движении позволяет местным жителям, проживающим на территориях, расположенных в 60-километровой приграничной полосе, пересекать границу в упрощенном режиме. Есть, конечно, и ограничения: украинцы не могут проводить в Польше более 90 дней в году, им запрещено выезжать дальше за пределы Польши, а для легальной работы в этой стране требуется виза.

В ответ на рассуждения о бесперебойности работы границ Тивонюк лишь загадочно улыбается. Подобные разговоры, дает он понять, ведут лишь те, кто не понимает главной причины закрытия польской границы, — ее закрыли ради открытости остальных границ между государствами ЕС.

Польша несет ответственность за общую безопасность, что подразумевает соблюдение массы инструкций, обеспечивающих функционирование Шенгенской зоны, — в их число входит и новое правило, предписывающее досматривать все автомобили, в т. ч. и те, которые прежде осматривали лишь периодически. Но даже для ускоренной проверки требуется наличие серьезной инфраструктуры, ведь только в прошлом году через Дорогуск проехало 767 000 авто. Здесь круглосуточно — посменно — трудятся 300 пограничников и 260 сотрудников таможни.

На широкой полосе медного цвета на дороге перед въездом в пропускной пункт проводится взвешивание грузовых автомобилей, и полученные данные сопоставляются с весом, указанным в транспортных документах. Камеры и компьютеры позволяют проверить подлинность автомобильных номеров через полицейские базы данных. Скрытые пустоты для перевозки людей выявляются с помощью датчиков двуокиси углерода. Компьютерная система оценивает вероятность риска и — при необходимости — отдает приказ о проведении физического досмотра груза.

Пограничник жестом приглашает водителя другого грузовика заехать под соседний навес — там он закрепляет крупные датчики на днище, задней и передней частях автомобиля. Затем офицер запускает на ноутбуке программу (на дисплее появляется ее своеобразный девиз — «ничего не упустить во имя безопасности»): по словам Брихлика, она с легкостью выявляет наличие любых живых существ в авто. Несмотря на то, что в последние полтора года масштабы контрабанды живого товара существенно сократились, говорят пограничники, им все еще периодически попадаются чеченские, русские, турецкие и даже иракские беженцы.

Остановившись прямо посреди официальной границы, Брихлик указывает вперед — на украинскую транзитную зону. По его словам, сотрудничество с Украиной имеет ограниченный характер и отличается низким уровнем доверия сторон друг к другу. После завершения бюрократических процедур на одной стороне водители вновь проходят их — уже по другую сторону границы. «Длительное ожидание на польской стороне объясняется затрачиваемым украинцами временем на обработку потока людей — только после этого мы можем их запустить», — поясняет Брихлик.

Привыкание требует времени

В Дорогуске мы общаемся и с австрийским офицером Гербертом Энцингером — он прибыл сюда в командировку от Frontex, пограничного ведомства Евросоюза. «Когда открытость уже стала для тебя нормой, привыкание к этой границе требует определенного времени. И это не так просто», — сознается он.

Спросите у польских пограничников о грядущем выходе Британии из ЕС, и они ответят вам, что не знакомы со всеми тонкостями ведущихся переговоров. Однако здешние офицеры понимают суть внешней границы Евросоюза гораздо лучше любого британского политика. На внешнем рубеже ЕС, не устают твердить они, приоритетным всегда должен оставаться вопрос безопасности, а вовсе не политические или коммерческие соображения.

«Мы прекрасно осознаем, что от качества нашей работы зависит безопасность всего Европейского Союза», — говорит Брихлик, передавая нас представителям польской таможенной службы NRA.

Руководитель таможни в Дорогуске Яцек Иванчук демонстрирует нам свои самые экзотические экспонаты, собранные за годы досмотра: галлий, туфли из кожи занесенных в «Красную книгу» змей, а также несколько самых крупных в мире метеоритов (на их осмотр сюда съезжались ученые целыми автобусами).

Иванчук (как и его коллеги-пограничники) уверен, что тщательность досмотра превыше всего — даже если в кузовах грузовиков находятся скоропортящиеся грузы. Впрочем, через внешнюю границу ЕС не пропускают никакие продовольственные (в особенности молочные) продукты.

Вступив в 2004 г. в ЕС (и Шенгенскую зону), Польша взяла на себя ответственность за сохранность восточного рубежа блока. По словам Иванчука, лет 14 назад он испытывал определенное чувство собственной несостоятельности, поскольку западные коллеги откровенно сомневались в готовности Польши выполнять взятые на себя обязательства.

На своеобразную «шутку дня» — о возможности существования беспроблемной невидимой границы между ЕС и Ирландией — Иванчук отвечает сухой сдержанной улыбкой. Ослабление системы пограничного контроля на новых западных рубежах, вежливо дает понять он, спровоцирует возникновение проблем, которые будут ощущаться по всему Европейскому Союзу.

Переговоры по условиям выхода Великобритании из состава ЕС уже близятся к завершению, и пока очевидно одно: ни одна из уже существующих моделей не подходит в полной мере для ирландской границы. Идею скандинавского сценария (по образцу границы между Норвегией и Швецией) пропагандируют оптимисты. Пессимисты выступают за славянский вариант — с вышками, проверками, очередями, заборами и задерганными пограничниками. Именно в Дорогуске осознаешь всю нелепость мечтаний о беспроблемной невидимой ирландской границе.

История двух границ: Ирландия—Великобритания и Польша—Украина

Идея сопоставления Великобритании с Украиной коробит многих. Но в определенном смысле украинско-польская граница гораздо ближе к тому, что в итоге требуется Британии, чем хорошо изученный вариант норвежско-шведской границы.

Во-первых, не стоит забывать об особых отношениях между Великобританией и Ирландией. Во-вторых, важен и масштаб — численность населения Польши и Украины составляет 38 и 45 млн. соответственно. При этом в приграничных регионах проживает около 8 млн. человек.

Существует также и зияющая экономическая диспропорция — как между этими двумя странами, так и между ними и ЕС. В прошлом году ВВП Польши на душу населения составил около 50% от среднего по ЕС показателя ($17 192 против $36 593), а ВВП Украины на душу населения ($7894) — это лишь 20% от среднего ВВП по Евросоюзу.

С геополитической точки зрения между нами пропасть: Великобритания — стабильная конституционная монархия, а Украина пока может похвастаться лишь крайне непростой историей отношений с Россией, усугубляемой нынешним замороженным конфликтом.

Взаимная враждебность Москвы и Киева на световые годы отстоит от несколько напряженных в ходе переговоров о выходе из ЕС, но все еще вполне конструктивных отношений между Лондоном, Белфастом и Дублином.

Кое-кто, предпочитая не искать ответов на вопросы на далеком востоке, уверяет, что в создании ирландской границы можно обойтись скромными шагами (как в плане менталитета, так и политики), взяв на вооружение модель шведско-норвежских отношений.

Но связи Норвегии с ЕС гораздо теснее тех, на которые в будущем рассчитывает Великобритания. Норвегия входит в состав Европейского экономического сообщества, и ее граждане пользуются возможностью беспрепятственного перемещения по территории ЕС. И хотя Норвегия не является членом таможенного союза (т. е. самостоятельно устанавливает тарифы на импортные товары), норвежская продукция поставляется в ЕС беспошлинно.

Великобритания в ходе текущих переговоров стремится выйти не только из таможенного союза, но и, вероятно, из общего рынка. А в такой ситуации (по крайней мере в теории) она отдалится от ЕС существенно дальше, чем Норвегия или, скажем, Швейцария. Более всего она будет напоминать т. н. третьи страны вроде Украины.

В отличие от Украины Великобританию с Брюсселем связывает 46 лет политических отношений, а с Ирландией и европейскими соседями — сотни лет общей истории. Этот фактор может оказать помощь в сглаживании каких бы то ни было политических и экономических турбулентностей в непростые времена перемен.

Но, как это уже стало очевидно за 18 месяцев упорных переговоров о выходе Британии из состава ЕС, красивыми словами сыт не будешь — необходимо действовать.

Справка «2000»

«Айриш таймс» («Ирландские времена») — ирландская ежедневная широкоформатная газета, издается с 29 марта 1859 года. На сегодняшний день газета воспринимается как либеральная пресса.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Для проведения честных выборов Украине следует...

В преддверии общенациональных выборов-2019 критической значимости парламент обновил...

Александр Квасьневский: «Снова сделаем НАТО великим!»

«Даже самые сильные популистские партии могут в конце концов утратить власть»

Про заяви претендентів на папаху та «30 срібняків»

Сіре намагається робити своє оточення іще сірішим або ж підібрати когось собі «до...

Самородная угроза

На днях еженедельник «2000» провел конференцию на тему «Россия ставит на...

Андрей Золотарев: «Российские санкции — пролог к...

Потеря полумиллиарда или миллиарда долларов, которые поступали из РФ, может оказаться...

«Я фашист, а ты приехал из Бангладеш...»

После накачки населения вполне определенного толка идеологией не стоит рассчитывать,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка