Эксплуатация наемного труда и проблема социальной справедливости

№39(961) 13 – 19 ноября 14 Ноября 2020 2

Экономическая теория в контексте реалий современного общества

По мнению Рене Декарта, многие проблемы человечества связаны с тем, что разные люди по-разному понимают смысл тех или иных слов. И он был прав!

Содержание понятия «социальная справедливость» кажется вполне ясным — но только на первый взгляд. На самом деле эта категория является очень сложной и с точки зрения определения общих критериев оценки явлений и фактов общественной жизни как справедливых или несправедливых, и с точки зрения рассмотрения через призму справедливости конкретных ситуаций социального контактирования и взаимодействия людей.

Природа человека обусловливает субъективизм в оценке тех или иных событий, фактов; большинство людей считают справедливым то, что полезно, выгодно им, — и наоборот. Но такой подход к трактовке категорий «справедливость», «социальная справедливость» порождает серьезные общественные проблемы, столкновения и конфликты — со всеми вытекающими последствиями.

Социальная справедливость — понятие многоаспектное. В данном случае предлагается рассмотреть его с точки зрения анализа экономических взаимоотношений между представителями основных (по критерию вклада в создание национального богатства) социальных групп современного общества — собственников капитала, использующих наемный труд, и наемных работников.

Важнейшей и обязательной сферой человеческой жизнедеятельности является производство, т. е. создание материальных и нематериальных благ, способных удовлетворить те или иные потребности людей. Производство осуществляется с целью потребления. Но в любом человеческом коллективе процессу потребления предшествует процесс распределения созданного продукта. Даже в первобытной общине руководитель-вождь решал, кто из членов племени будет получать больше, а кто — меньше.

В развитом обществе принципы и механизмы распределения устанавливаются государством. Они могут быть не совсем одинаковыми (или заметно отличаться) в разных странах. Конечно, возникает вопрос: какая из моделей распределения общественного продукта является лучшей, как это определить? Здесь сразу встает проблема выбора критериев оценки той или иной институционально-распределительной модели.

Этот вопрос оставался дискуссионным на протяжении всего времени существования человеческого общества и не утратил своей актуальности — наоборот, он становится все более острым, поскольку имеет прямое отношение к проблеме выживания человеческой цивилизации. Дело в том, что главной причиной социальных потрясений (вроде восстаний, революций и т. п.) является именно несправедливое, по мнению значительной части граждан, распределение общественного продукта. Не будь этой причины, никакой переворот, никакая революция, совершаемые небольшими группами «активистов» (это слово может быть и без кавычек), не достигли бы своей цели. Чтобы достичь успеха, революционеры должны получить поддержку граждан — и сегодня они ее зачастую получают, т. к. значительная часть населения большинства стран чувствуют себя ущемленными вследствие чересчур неравномерного распределения доходов, чрезмерного имущественного неравенства. К сожалению, на данном этапе существования человеческой цивилизации революционные потрясения имеют, как правило, негативные последствия в виде социальной дестабилизации, внесения хаоса в общественную жизнь, разрушения системы госуправления, кризиса в экономике — а вследствие этого имущественная дифференциация только усиливается.

Одна из задач науки «Экономическая теория», которая изучает объективные экономические законы, заключается в том, чтобы раскрыть принципы распределения общественного продукта, адекватные этим законам. На всякий случай уточним: объективные экономические законы, как и законы природы, устанавливаются не людьми, не зависят от воли людей, но они в какой-то мере познаваемы. Игнорирование или незнание этих законов означает невозможность нормального функционирования социально-экономической системы.

Распределение общественного продукта должно соответствовать требованиям ряда объективных экономических законов: закона адекватного вознаграждения владельцев факторов производства, закона неуклонного повышения стоимости рабочей силы с развитием производительных сил, закона равных возможностей применения производственных ресурсов и др. Собственно, сами названия перечисленных законов напоминают о справедливости.

Распределение стоимости общественного продукта — это процесс, включающий две стадии: первичное распределение и вторичное. Первичное распределение выражается в том, что стоимость произведенных и проданных продуктов (товаров) распадается на части, присваиваемые владельцами ресурсов, использованных в производственном процессе. Если используется наемный труд, то одна часть дохода (выручки) предприятия от реализации продукции на рынке в виде заработной платы поступает в распоряжение работников, а другая — в виде прибыли и фонда возмещения затрат оборотного капитала и износа основного капитала — в распоряжение собственников средств производства (говоря по-старому, капиталистов). Если наемный труд не использовался, а владелец средств производства сам выступал в роли работника, то он присваивает всю выручку от продажи продукта. В этом случае первичного распределения стоимости продукта как такового нет.

Первичное распределение стоимости продуктов — результатов производства, рассматриваемое в масштабах всей страны, экономисты определяют как первичное распределение стоимости общественного продукта. Под общественным продуктом подразумевается совокупность материальных благ и услуг, произведенных или оказанных в стране в течение определенного периода (обычно — за год).

Вторичное распределение стоимости общественного продукта выражается в том, что люди, получившие доходы вследствие его первичного распределения, передают часть этих доходов в распоряжение государства (налоги, различные платежи), а оно через бюджетную систему, систему социального обеспечения использует эти средства, расходуя их на те или иные цели. Соблюдение принципа социальной справедливости в процессе вторичного распределения стоимости общественного продукта — это, конечно, серьезнейшая проблема, но данная статья сконцентрирована на первичном распределении.

Вопрос о социальной справедливости в данном контексте, если вести речь о производственно-хозяйственной системе, связанной с использованием наемного труда, и сводится к определению наличия или отсутствия эксплуатации наемных работников. Предлагается рассмотреть проблему обеспечения социальной справедливости при распределении стоимости продукта в разрезе отдельных производственных единиц — предприятий.

Для осуществления производственного процесса требуются различные ресурсы: машины, оборудование, производственные здания (средства труда), сырье, материалы (предметы труда), а также рабочая сила. Комплексное применение производственных ресурсов, которые в этом случае становятся факторами производства, позволяет получить какой-то продукт. Этот продукт, если он становится товаром, продается на рынке по определенной цене, т. е. приобретает стоимость. В современном обществе цена (стоимость) товара, как правило, выражается в деньгах (за редким исключением). Можно сказать, что величина стоимости продукции предприятия — это сумма денег, полученных от ее продажи, иными словами — валовой доход, или выручка. За счет этой выручки необходимо прежде всего возместить издержки предприятия: затраты на сырье, материалы, энергию, рабочую силу, покрыть стоимость амортизации средств труда и т. д. Часть валового дохода предприятия, представляющая собой разность выручки и общих издержек, — это его прибыль, или чистый доход.

Если рассматривать капиталистическое предприятие, для которого характерно привлечение предпринимателем-собственником средств производства наемного труда, то первичное распределение стоимости продукта выражается в том, что одна ее часть в виде зарплаты передается наемным работникам, а другая представляет собой доход капиталиста. Предприниматель-капиталист направляет часть своего дохода на возмещение издержек, связанных с использованием средств производства, — но только часть; он должен получать и прибыль. И вот тут-то и встает главный вопрос, связанный с проблемой социальной справедливости при первичном распределении стоимости продукта: правомерно ли (в контексте рассмотрения указанной проблемы) присвоение капиталистом всей прибыли предприятия? Западная «Экономикс» пытается доказать, что это справедливо, так как, дескать, заработная плата наемных работников, которая устанавливается в соответствии с предельным продуктом ресурса «труд», полностью компенсирует «вклад» работников в создание стоимости продукта. Марксисты, наоборот, утверждают, что присвоение прибыли капиталистом абсолютно несправедливо, ибо, по их мнению, стоимость продукта создается только живым трудом, т. е. трудом работников, непосредственно занятых в данном производственном процессе, трудом тех, кто продает свою рабочую силу капиталисту.

И первая, и вторая теории ошибочны. Первая представляет собой абстрактно-схоластическую разработку, поскольку в действительности определить величины т. н. предельных продуктов производственных ресурсов (в т. ч. и ресурса «труд») невозможно. Но речь идет не о безобидном теоретизировании оторванных от жизни ученых, витающих в облаках. В нашем мире научные (или наукоподражательные) разработки в сфере обществоведения получают официальное признание в качестве крупных достижений научной мысли только в том случае, если это соответствует интересам влиятельных социальных групп. Положения западных экономистов о «справедливости» вознаграждения продавцов рабочей силы, получающих заработную плату, которая вроде бы как соответствует стоимости предельного продукта труда (категория-фантом, категория-фикция), представляют собой попытку «теоретически» обосновать утверждения об отсутствии эксплуатации наемного труда в производственно-хозяйственной системе, основанной на частной собственности и рыночных отношениях. Нетрудно догадаться, на чью мельницу льют воду адепты маржиналистской теории предельной производительности ресурсов.

Если рассматривать данную теорию как модель справедливого распределения стоимости продукта, то она должна быть объектом критики не только с точки зрения ее схоластичности, практической неприменимости, но и с точки зрения ее содержания. В ряде научных публикаций, ссылка на которые будет дана ниже, автор попытался доказать, что оплата труда наемных работников по стоимости предельного продукта труда в принципе служила бы доказательством эксплуатации наемной рабочей силы. Иными словами, западные экономисты, сами того не понимая, сыграли на руку сторонникам теории Маркса.

Присвоение капиталистом—нанимателем рабочей силы всей прибыли является безусловным признаком наличия эксплуатации наемного труда. В то же время с марксистской трактовкой генерирования стоимости, в соответствии с которой стоимость создается исключительно живым трудом, а стоимость использованных средств производства просто переносится на товар, также согласиться нельзя. На самом деле та часть стоимости товара, которая проявляется как прибыль, является результатом реализации продуктивных свойств всех использованных факторов производства — и средств производства (капитала), и труда. И наемные работники, и капиталисты имеют право на часть прибыли, полученной в результате продажи на рынке продукта, произведенного трудом первых на средствах производства, принадлежащих вторым.

Но тут возникает вопрос: а как делить прибыль, чтобы был соблюден принцип социальной справедливости? Ответ таков: доли наемных работников и владельца средств производства в прибыли предприятия должны определяться пропорционально стоимости ресурсов, использованных в процессе изготовления товара. Стоимость сырья, материалов, стоимостную величину амортизации машин, станков и т. д. определить нетрудно. Что касается стоимости рабочей силы, то, согласно рыночной (а не марксистской) трактовке данной категории, эта стоимость выражается в заработной плате работника. Например, если затраты капиталиста-предпринимателя на средства производства и величина зарплаты наемных работников соотносятся как один к одному, то прибыль должна быть разделена между ними поровну; если соотношение указанных затрат два к одному, капиталист должен получить 2/3, а работники — 1/3 прибыли предприятия, и т. д. При таком подходе к вопросу о распределении прибыли между фигурантами производственного процесса — собственниками производственных ресурсов — эксплуатации не будет (нужно иметь в виду, что в принципе объектом эксплуатации может быть и капиталист, хотя это, разумеется, маловероятно).

Конечно, читатели спросят: а почему прибыль нужно делить именно так, где обоснование этой теории? Не имея возможности изложить ее подробно здесь, автор отсылает читателей к своим публикациям. Необходимо сделать уточнение: предлагаемая концепция кардинального изменения системы первичного распределения стоимости продукта не имеет ничего общего с теорией «участия работников в прибылях», разработанной в свое время западными экономистами.

Используя общедоступные статистические данные, автор выполнил расчеты, которые показали, что если бы в Украине распределение прибыли предприятий между владельцами средств производства и наемными работниками осуществлялось в соответствии с рассмотренным принципом, то доходы капиталистов уменьшились бы на 25—30%, а доходы лиц наемного труда увеличились бы на 15—20%. Надеюсь, никто не станет спорить, что социальные последствия такого перераспределения доходов были бы позитивными. Более того, рассматривая проблему и с сугубо экономической точки зрения, можно прийти к выводу о позитивных результатах реализации предлагаемого дистрибутивного принципа. На эту тему автор готов дискутировать, принимая во внимание возможные критические замечания со стороны коллег-экономистов (и не только экономистов).

Говоря о социальной справедливости и путях ее достижения, нельзя не затронуть и такие моменты, как влияние тех или иных институциональных изменений, способствующих решению данной задачи, на чувства, эмоции людей, социально-психологическую атмосферу в стране и т. д. Английский философ Иеремия Бентам считал, что определенная сумма денег, если она будет добавлена к доходу бедного человека, принесет больше счастья, чем такая же сумма, добавленная к доходу богатого. Отсюда следовало, что определенное перераспределение доходов между бедными и богатыми в пользу бедных способно увеличить, так сказать, суммарное количество счастья в обществе. Кого легче сагитировать взять в руки автомат и стать участником бунта, революции, гражданской войны — человека несчастного или человека счастливого? Вопрос риторический.

Современному обществу присуща несправедливая, неадекватная с точки зрения экономической теории, эксплуататорская система первичного распределения стоимости продукта, и это порождает весьма болезненные социальные проблемы. Следовательно, реформы институционального характера в этой сфере, цель которых — предотвращение серьезных социальных катаклизмов, не просто желательны — они необходимы. Но при этом ни в коем случае нельзя посягать на частную собственность. Никто не должен пытаться отобрать у капиталистов заводы и пароходы — Боже упаси! Сейчас не 1917 год, и всем хорошо известно, к чему приводит практическая реализация марксистской доктрины «экспроприации экспроприаторов».

Хочется верить, что в обозримом будущем появятся политические партии, имеющие настоящие, научно обоснованные программы выхода из глобального, охватившего все сферы общественной жизни кризиса, в котором пребывает человеческая цивилизация.

Хмель С. Н. Капитализм без эксплуатации наемного труда: утопия или взгляд в будущее? : монография / С. Н. Хмель, В. И. Хмель. Харьков: ФЛП Болибок А. В., 2019. — 143 с.

Хмель С. Н. Устранение эксплуатации наемного труда. [Електронний ресурс] / С. Н. Хмель, В. И. Хмель // Інфраструктура ринку. — 2019. — № 34. — C. 9 — 17.

Режим доступу: http://www.market-infr.od.ua/journals/2019/34_2019_ukr/4.pdf

Хмель С. Н. Неэксплуататорский принцип установления величин факторных доходов. [Електронний ресурс] / С. Н. Хмель, В. И. Хмель // Інфраструктура ринку. — 2020. — №41. — C. 10—15.

Справка «2000»

Сергей Николаевич Хмель — кандидат экономических наук, доцент.

Проживает в Харькове.

С 1980-го по 2020 г. работал преподавателем экономической теории в Национальном аэрокосмическом университете им. Н. Е. Жуковского «ХАИ».

Сергей ХМЕЛЬ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Саша Боровик*: «Я осторожно поддерживаю Зеленского в...

Местные «партии» — это признак федерализма, плохой его стороны. Они несут...

«Армовир» под а-ля либеральным соусом

Бухгалтерский подход к исторической ценности локальных цивилизаций невозможен в...

Антон Геращенко: «Сильные правоохранительные органы...

То, что защита занимается распространением фейков – с целью формирования...

Дадут ли «Антонову» расправить крылья?

Мы готовы активно бороться за торжество нашего общего дела — возрождение и развитие...

Опрос как последний шанс

«Факультативный» статус опроса заметно снизит его репрезентативность

Сергей Прилипко: «В нашей стране проблем с кадрами...

Госуправление делами — это, по большому счету, лицо Украины, лицо президента

Знакомство с ДУСей

Хочешь окунуться в активную жизнь — дерзай! Возможности у всех равные

Вопрос времени

Негативное развитие — ввиду нынешнего политического обострения — экономических...

Запрограммированное противоречие

Геополитически Украине придется иметь дело еще с одним осложнением ситуации вдоль...

Андрей Шипко: «Мы должны остановить растущую...

Нельзя отказываться от диспансеризации, скрининга онкозаболеваний, ранней...

Оптимистичные сценарии маловероятны

Мэрские выборы в Киеве следует рассматривать как первую репетицию перед главным...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
15 Ноября 2020, Валерий

Кратенькое определение : Маркс - большая океаническая рыба , а подавляющее большинство пишущих на экономические темы - рыбы -прилипалы .

- -3 +
Владимир Теренин
14 Ноября 2020, Владимир Теренин

Очередная (сколько же их было со времен Маркса) заказная мелкота. Но Маркс был, есть и будет, тогда как подобная псевдоученая шушера исчезают в небытии одна за другой.

- 7 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка