Кирилл Куликов: «Проект «Украина 1991 года» пережил себя лет на десять»

29 Июля 2020 0

Напряженность в обществе, вызванная случаями терроризма в центральных, западных регионах, в столице, все больше тревожит.

Где искать выход, как априори пресечь проявление и появление террористических действий, в редакции «2000» беседуем с Кириллом Куликовым, экс-главой НЦБ ИНТЕРПОЛ в Украине, народным депутатом нескольких созывов.

– Кирилл Борисович, вы имели определенное отношение к системе обеспечения правопорядка. Скажите, что явилось причиной повышения террористической активности у нас в стране?

–  Я всю неделю пытался в разных телеэфирах призвать людей, которые некомпетентны в этих вопросах (себя я тоже не отношу к специалистам в области антитеррора), не комментировать события, связанные с терроризмом и борьбой с ним. Ведь очень легко в студии, отвечая на вопросы ведущего, давать – насмотревшись голливудских фильмов – комментарии и советы.

А ведь каждый случай – он особый, и люди, которые обезвреживают террористов, рискуют жизнью. Чем меньше попыток комментировать подобные события до их разрешения, тем вероятней позитивный результат.

Еще раз повторю, что я не причисляю себя к специалистам по борьбе с терроризмом.  Всегда  преклоняюсь перед профессионалами. К сожалению, мы и слово профессионал затерли, и самих профессионалов заметно поубавилось, в т.ч. тех, кто способен дать достойный отпор терроризму в различных его проявлениях.

Наша страна беременна терроризмом уже более шести лет. Когда создавались эти парамилитарные отряды, частные армии, когда им  выдавали оружие, уже тогда можно было предсказать последствия. Эти люди  прошли через войну, а потом государство их бросило, они остались невостребованными в обществе, а умение убивать (а это особое умение – не каждый на это способен!) осталось. Не нужно быть пророком, чтобы предположить, к чему это приведёт Украину.

К сожалению, из-за войны на Донбасе подобное коснётся не только Украины, но России и других постсоветских регионов, где гуляет оружие и есть потребность в мужчинах, не нашедших себя в гражданской жизни.

Следует признать, что Украина применила Вооруженные силы в Донбассе – в нарушение международных норм: войны-то у нас юридически нет. Есть АТО, ОСС, все что угодно, но не война. Считаю, что ситуация на  Донбассе в 2014-м сложилась под воздействием внутреннего  криминального элемента, а не какой-либо «внешней агрессии». Но Донбасс сегодня стал проблемой не только внутриукраинской, сложившаяся ситуация бьет и по России. Мне кажется, что тут обе страны сообща должны задуматься над тем, что происходит, и остановить войну, подпитывающую терроризм.

– Вы коснулись России. Не кажется ли вам, что события на Дальнем Востоке – это некий прорыв социального гнойника?

– Нет. Там совершенно своя история. Никого не хочу оскорбить, но как можно серьезно воспринимать позицию наших идиотов, бубнящих, что это, мол, «восстание против Путина»... У нас же любые социальные волнения в России трактуются в одном ракурсе: это-де все во благо Украины. Да плевал этот Хабаровск на нас! Да двести раз вышедшие там на манифестацию поддержат и ЛДНР, и аннексию Крыма.

Вообще Украина на сегодняшний день – это лучшая «картинка» для того, чтобы остановить социальные волнения, происходящие в Хабаровске.

Думаю, все эти дальневосточные протесты захлебнутся, вряд ли есть перспектива их развития. Впрочем, не хочу умничать – это другая страна, другие взгляды, надо быть в Хабаровске, чтобы это чувствовать. К сожалению, все, что там происходит, особенно с  присланным исполняющим обязанности губернатора, выглядит несколько комично. Но это – сугубо местная история, а Хабаровский край исторически славится  протестными  движениями. Вспомним хотя бы времена гражданской войны.

–  Мы  накануне серьезнейших событий – маленьких подвижек к установлению мира на востоке страны. Не повлияют ли эти процессы на позицию России в Минском процессе?

–  Как это может повлиять на позицию России! Насколько я понимаю, все эти соглашения плюс-минус соответствуют тем требованиям, которые предъявляют Украине: и внесение изменений в Конституцию, и прекращение огня, и т.д. Все эти  «громкие акции», которыми занималась  новая команда нового президента по обмену заложниками, на сегодняшний день, в общем-то, не «задевают» и выглядят несколько... странно.

Понимаю, что это нужно для какой-то публичной кампании. Только я не понимаю, кого мы уже меняем сегодня – представителей группировки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами́», которая признана многими странами, в т.ч. европейскими, террористической?! Кто у нас сейчас заложники?

Когда меняли моряков, все было красиво, все было понятно, и все было очень правильно. А сейчас кто это? Тут я теряюсь  в догадках.

Но то , что огонь прекращается, это коренным образом меняет ситуацию. Таким решение Зеленский лично мне вселяет надежду на свою состоятельность как политик. Пусть шаг и небольшой, неустойчивый, но это шаг на пути достижения мира на Донбассе.

Грядут выборы в местные органы власти. Какую роль они могут сыграть в судьбе Украины и сохранении ее государственной целостности?

–  Негативную роль для Украины играет слово децентрализация. Потому что в мире существуют различные формы  государственного устройства:  унитарная, федеральная и конфедеральная. Децентрализованных государств не бывает. Мы захотели заменить слово федерализация словом децентрализация. Но это лишь игра в слова – суть от этого не меняется.

К тому же, пока мы занимались «орфографией», – проехали стадию федерализации. И стало очевидным, что мы живем в стране, населенной людьми с совершенно разными взглядами на наше будущее, на наше прошлое, на наше настоящее, говорящих на разных языках, почитающих разных героев, и т.д.

Это и не плохо и не хорошо. Так сложилось исторически. Я с уважением отношусь к людям, у которых есть какие-то убеждения, даже если они не совпадают с моими. Но очень не хочу, чтобы люди, у которых иные взгляды, пытались, переехав в Киев, меня переубеждать –  переименовывать мои улицы, ставить памятники своим «идолам», заставлять меня говорить на не родном для меня и моего Города языке. Т.о. полагаю, что фазу «децентрализация» мы как бы прошли.

Мы – как государство – выживем, если поймем, что мы разные, и начнём жить парадигмой украинский народ, а не титульная нация. А изменение государственного устройства возможно только двумя путями – либо сверху, либо снизу. Так вот снизу очень нежелательно и очень больно происходит. Поэтому власти следует задуматься.

Собственно, мы уже видим проявление того, что у нас достаточно слабая центральная власть: выглядит смешно, когда какой-то провинциальный мэр (Черкасс, к примеру) угрожает президенту. Но по сути это не только смешно. Если ты не можешь после своих заявлений должным образом повлиять на такого мэра, то лучше ничего не заявлять. А люди на месте приведут своего градоначальника в сознание сами – они его лучше знают. Как бы мы, киевляне, будь на то право, привели бы в порядок нашего двухметрового... руководителя столицы. Я не считаю, что он избранник народа. Народ у нас умный. А таких, как Виталий Владимирович, избирает электорат.

– В ходе выборов мэра Киев испытает потрясение, или все пройдет  тихо и спокойно?

– Следует обратить внимание на то, что выборы проводятся на новой  законодательной основе – в два тура. И это очень важное изменение, потому что всегда выборы в Киеве делали «бабушки Черновецкого». Чтобы избрать мэра в один тур, требуется всего 250 тысяч человек. Это всегда была несгораемая величина, которая приводила к победе. Но в городе, который населен пятью миллионами, а 200 тысяч за тебя делают выбор, – это как-то странновато. Потому такое управление городом мы и получали.

На сегодняшний день, понятно, позиции Кличко являются самыми сильными. Но второй тур дает шанс и его подвинуть. У него потолок, извините меня, этой электоральной массы, которая голосует за таких, как Кличко, и он ограничивается процентами 25–30. 

Лично я буду делать все возможное, чтобы следующее место работы  Виталий Владимирович получил в ГБР, чтобы он ходил туда, как на службу, отчитывался за свою работу в качестве руководителя столицы.

– Есть ли у нас достойные люди – публичные или менее известные, которые способны возглавить столицу и работать во благо киевлян?

– У нас много достойных людей. Хотя Партия регионов и я рядом не лежали, я с большим уважением отношусь к Александру Попову, который был, в общем-то, в последнее время самым эффективным – больше всего сделал для города.

Но на сегодняшний день складывается ситуация так, что победить Кличко может только кандидат от правящей партии. Правда, если они ее (Верещук) сами не будут подставлять (а договорняки с нынешней городской властью могут к этому привести). Уже ходят слухи, что деловые люди пытаются договариваться в этом вопросе, дабы их бизнес в столице не пострадал.

Кандидат от «Слуги народа», г-жа Верещук, имеет шанс отправить нынешнего градоначальника на полагающееся ему место… И что бы ни говорили, что там все плохо, что она была мэром маленького местечка и не сможет управлять столицей, это не так. Кличко вообще был боксером и боксером остаётся, даже просидев в мэрском кресле шесть лет. А Верещук хоть понимает, где труба канализационная начинается и где заканчивается.  Поэтому давайте разговоры, что она некомпетентна, недостойна и т.д., оставим и посмотрим на результаты ее работы. На фоне всех «Слуг народа» – это действительно лучший выбор.

И еще, лично для меня: Киев – это не только столица государства Украина, это роднее, дороже и ближе… Я с большим трудом смотрю на  те безобразия, что творятся в Великом городе.

– Если смотреть правде в глаза, то существует немало угроз, которые могут привести к разрушению государства. Мы слышим из СМИ, что, мол, Украина развалится, Украина потеряет то, что имеет сегодня…

– Чтобы мы сохранили государство, нам необходимо изменить государственное устройство. Иными словами, проект «Украина 1991 года» закончился. Он и так пережил себя лет на десять и существует в эдаком коматозном состоянии.

Да, Украина стоит перед серьезнейшими испытаниями. Но я  не верю в то, что команда бывшего президента Порошенко способна организовать какие-то изменения и т.д. У Петра Алексеевича  психология иная: стащил – захоронись и беги. Это окружение вынуждает Порошенко активничать.

Каким бы трусливым ни был человек, но, загнанный в угол, он начинает огрызаться.

 И в способность Порошенко организовать какие-то революции я тоже не верю. Да, собственно, это даже не от него зависит. Экономическая ситуация, к сожалению, будет толкать людей на улицу.

Государство об экономике не думает, не готово делать серьезные шаги. А они уже просто необходимы: в рамках данной экономической конструкции государство долго не протянет. Потому экономика первична, все остальное – вторично.

Важны два момента – государственное переустройство и экономические преобразования: решение насущных вопросов в экономике, определение  приоритетных отраслей развития, которыми не может быть село. Последнее может быть лишь сопутствующим. А приоритетные – высокотехнологичные, наукоемкие отрасли.

Без всего этого, без оценки перспектив развития страны очерченный вами  сценарий (в т.ч. самый плохой) может реализоваться.

Правда, вопрос – в каком формате. Хотелось бы, чтобы прошло все наименее болезненно. В нашей стране уже пролилась кровь. Поэтому  какие-либо акции в виде доброго майдана 2004-го, когда все пели песни, вряд ли возможны.

– Не вам первому задаю вопрос: есть ли у нас политические силы, партия, которая бы эту систему коррупции, воровства, лжи своими действиями разрушила?

– Хаос всегда заканчивается диктатурой. Скажем так: дайте мне медийные ресурсы и денег, и я вам сделаю диктатора (в таком положении, как сегодня Украина, – из «табуретки»). И он будет восприниматься на «ура», на него молиться станут, портреты целовать, как иконы.

Новая политсила может появиться в любой момент и, возможно, появится очень скоро.

Сергей КРЮЧКОВ

Алексей Плотников: «Магистральный путь — это...

Наблюдается гипертрофированное значение иностранцев. Но такой перекос и такая...

Лидеры и люди

О местных выборах, интересах монополистов и ущемлении малого и среднего бизнеса, об...

Украинская альтернатива российскому либерализму

На днях исполнилось двадцать пять лет трагическим событиям в городе Буденновске (в...

От населения – к нации

О рождении нового международного – многополярного – устройства планеты, о месте...

Тимур Хромаєв: «Відсутність ліцензії не означає, що...

З 1 липня Національна комісія з цінних паперів та фондового ринку розширить свій...

Культурные коды Украины

Задумываемся ли мы, ради чего живем? И какой сегмент жизни является для человека...

Кирилл Куликов: «Не умение надевать вышиванку, а...

Пресс-конференция президента Зеленского показала слабые и сильные стороны не только...

Баланс соблюден

Президентская трехчасовая конференция – тема нашей сегодняшней беседы с...

Ірина Шаповалова: «Хоч карантин, хоч чума – суди мають...

У період карантину суди залишаються одними з небагатьох установ, які продовжують...

Куликовы данную присягу исполнили до конца

Совсем мало времени отделяет нас от юбилея Великой Победы.

Анатолий Голота: «Умалить День Победы – ни один...

Сегодня мой собеседник – человек, которого я знаю почти 50 лет – Анатолий Голота....

Без права на ошибку

Ну и что же: горит! Залить нечем, потому что воды нет. Бежать трудно, потому что дышим...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка