Куда ведут узкие коридоры

№12(978) 25 – 31 марта 24 Марта 2021

Кирилл Куликов — не просто известный политик, депутат ВР VI созыва. Это человек, который отличается точностью и меткостью характеристик, а его прогнозы и предположения — зачастую, увы, к сожалению — становятся реальностью.

— Кирилл Борисович, давайте начнем беседу с общественного мнения. Уже два года — несмотря на снижение рейтинга — президент Зеленский все же удерживает лидерство политических симпатий. В нынешних кризисных условиях многие считают это парадоксом.

— Убежден, что политика есть концентрированное выражение экономики. Но мы живем в условиях достаточно виртуального мира, когда огромное значение имеет медийная составляющая. Что бы человек ни делал на своем посту, если он медийно востребован, у него все равно будут определенные положительные рейтинги.

Что касается Владимира Зеленского, то я лишь повторю то, что говорил не раз: Зеленский будет или хорошим президентом, или, вероятней всего, последним. Ведь Украина находится на определенном цивилизационном раздорожье. Вариантов два: или страна выживет и будет совершенно другой (не с точки зрения территории, а в плане ее качества), или превратится в территорию хаоса, совершенно неуправляемую, где каждое княжество будет иметь свои законы, свою казну по принципу «Техас будут грабить техасцы», т. е. Черновцы будут грабить черновчане, а Винницу — винничане. К сожалению.

Я сторонник жесткой президентской вертикали, поскольку не верю в возможности парламентской республики, чистой парламентской республики в нынешних условиях, с теми вызовами, которые стоят перед государством Украина.

А что касается политических симпатий, то высокий рейтинг у Зеленского удерживается еще и потому, что он на посту президента является самой компромиссной фигурой.

Оглянитесь вокруг: в этой забавной истории — если не Зеленский, то кто? У нас среди претендентов мэр города Киева, с его маниакальной идеей стать президентом. Но люди начинают понимать, что боксера всего-навсего научили фальшиво улыбаться на камеру, но ничего другого он не умеет. Возьмем, к примеру, злободневный вопрос вакцинации. Полтора месяца назад, когда это было хайпово, Кличко сказал, что закупит миллион доз вакцин. И что имеем? Кроме того, перед выборами Кличко много говорил о достройке Воскресенского моста, но до сих пор до достройки еще ой как далеко. То же самое с веткой метро. Так что Виталий Владимирович нам абсолютно бесполезен — он политический импотент.

Другой претендент, Порошенко, должен каждый день молиться за здоровье Зеленского и благодарить его за то, что парламентские выборы были проведены осенью 2019 г., когда у Зеленского еще не было ни команды, ни малейшего представления о деятельности в качестве президента. При более профессиональном и разумном подходе, если бы выборы состоялись позднее, Порошенко не прошел бы в парламент, и тогда никакого разговора о политике Порошенко — о бывшем президенте вспоминали бы исключительно в разрезе криминальных новостей. И никаких президентских шансов у Петра Алексеевича нет — у него слишком узкий коридор националистических сил, которых он собрал под своими знаменами.

Что касается Бойко, Медведчука, то после весьма спорных акций не юридического, а политического характера в отношении медийного холдинга Медведчука эта сила постоянно теряет вес. Понятно, что базовым элементом — с электоральной точки зрения — там является Бойко. Но внутри самой политической силы есть свои бизнес-проблемы, и многое будет зависеть от команды Зеленского — удастся ли ей оторвать команду Бойко от команды Медведчука.

А больше — в плане возможных претендентов — и говорить, собственно, не о ком.

— Однако многие все же разочарованы: люди ждали от Владимира Зеленского сабельного похода на борьбу с коррупцией.

Все просто: недопонимание процессов приводит к тому, что Зеленского обвиняют, что он, мол, марионетка Коломойского. Не марионетка он, и никогда он не был нанятым работником у Коломойского. Скорее на канале Коломойского Зеленский был партнером, поскольку как хедлайнер формировал достаточно высокие рейтинги канала, а значит — приносил большую прибыль собственнику. Игорь Валерьевич никогда не дергал его за нитки. Но, с другой стороны, сложно отказываться от человека, с которым у тебя в течение длительного времени хорошие отношения. Получается дилемма: президент вроде как должен бы «упаковать» Коломойского, но, с другой стороны, по-человечески, это сделать очень сложно.

Конечно, к определенным шагам президента подталкивают наши американские друзья. Но он должен понимать: ослабляя одного олигарха, он делает другого олигарха сильнее. Поэтому — или всех, или никого. Это очень сложно, это вызов, который могут принять единицы. Выбор — за президентом.

— И все-таки: Зеленский как президент состоялся или Зеленский как президент не получился и вряд ли ему удастся выдержать еще половину каденции?

— Я предчувствиями не руководствуюсь, поскольку в политике я уже давно. Между тем в определенной степени Зеленский меняется: меньше стало открытых улыбок, торжества и радости от пожатия рук международным випам. Он становится более собранным.

Будет ли он подбирать себе более квалифицированную команду, от которой зависит очень многое, посмотрим.

Ведь важна каждая мелочь. К примеру, для опытного политика было бы непростительной ошибкой разговаривать по-английски, как это попытался сделать Зеленский, с президентом Соединенных Штатов Америки. Даже люди, которые хорошо знают иностранный язык, никогда не дают интервью на иностранном языке: отвечая на родном языке, слушая перевод, они получают возможность обдумать услышанное, сориентироваться, как лучше ответить.

Иными словами, уж простите мою фривольность, процитирую своего прапорщика: «Чтобы с тобой не сотворили что-то непотребное, тебе нужно прикрыть нижнюю часть своей спины лицом товарища».

В настоящей команде нужны такие товарищи. К сожалению, у нас пока ничего подобного не наблюдается. Есть круг людей, которые живут за счет рейтинга президента Зеленского — прикрывают свою спину «лицом Зеленского». А должно быть наоборот...

— Еще пару месяцев назад СМИ активно будировали тему ожиданий, что-де Байден со своей администрацией непременно станет поддерживать Украину. Заканчивается третий месяц 2021 г., но до сих пор прямых контактов президентов США и Украины нет. Мало того, 13 марта в «Вашингтон пост» опубликована статья, где открытым текстом говорится об условиях для подобных контактов. Что бы это значило — для Украины и для президента Зеленского?

— Нужна информационная гигиена.

Что может на сегодняшний день предложить президент Зеленский президенту Байдену? В первую очередь моментальное — как только состоится их разговор — попадание в очередной скандал, т. е. продолжение коррупционной темы, связанной с Хантером Байденом. К сожалению, от озера Мичиган до Внутренней Монголии найдется масса «лысых чревовещателей», которые расскажут с видом носителей истины в первой инстанции о каких-то коррупционных связях — вне зависимости от того, были ли они реально.

Поэтому Байден — как политик с более чем полувековым опытом — на первом этапе своего президентства будет делать все возможное, чтобы, не дай бог, слово такое — «Украина» — не упомянуть.

К тому же в США, кроме президента, есть немало людей, которые влияют на принятие политических решений. И у нас существует тоже немалый круг как официальных, так и неофициальных политиков, которые очень давно и плодотворно общаются с американскими лоббистами.

— Что касается отношений с Западом, в частности с США, то можно выделить две доминирующие и при этом противоположные точки зрения. Первая: осуществляется тотальное внешнее управление со стороны США. Другие же эксперты такое мнение напрочь отрицают. Кто ближе к истине?

— Я не владею в достаточной степени соответствующей информацией. Между тем не могу не замечать, что многие решения принимаются не под давлением тех же американцев, а исходя из желания угодить западным партнерам, предвосхитить их запросы. И подобное поведение не имеет ничего общего с внешним управлением. Да и уровень основных лиц, которые, собственно, и осуществляют эти отношения (назовем это собирательным Кулебой), недостаточен для работы с такими серьезными политическими институтами, как госдеп США. Одно сравнение с главой соседнего внешнеполитического ведомства наводит на очень грустные мысли.

— В последние недели ввиду наметившейся тенденции на слуху СНБО и его руководитель Алексей Данилов...

— Данилов — секретарь СНБО, руководителем Совета национальной безопасности и обороны Украины является президент. СНБО — орган коллективный, совещательный при президенте. Поэтому те решения, которые они принимают, это решения совещательного органа. Не более того.

— Однако решения, например, по национализации ПАО «Мотор Сич» вызвали ответную реакцию Китайской Народной Республики.

— Да, и это была реакция однозначная, когда председатель Торговой палаты Китая посещает Крым. Но наш МИД почему-то делает вид, что этого не заметил. По любому иному поводу высказывается, а тут вдруг не заметил.

К тому же зря Данилов использовал слово «национализация» — тут же приходит на ум товарищ Троцкий, с маузером, в красных революционных галифе и кожанке. Я бы это назвал «обратный выкуп» — это гораздо красивее звучит, чем «национализация».

Понятно, что тут сталкиваются интересы ВПК — американского и китайского. С одной стороны, на Украине, входившей в десятку мировых экспортеров вооружений, этот промышленный сектор разрушен (не без стараний наших «стратегических друзей и партнеров»). С другой стороны, Китаю нужно не само предприятие (особенно с учетом того, как быстро китайцы умеют строить). Им нужна документация, нужны умы, люди, которые там работают. Знаю, что многие специалисты уже давно трудятся в Китае. Поэтому это все больше «белый» шум, чем какие-то реальные столкновения.

— Чего ожидать от СНБО в ближайшее время? Продолжение «санкционных» сенсаций будет?

— Во-первых, санкции касаются группы Медведчука. А Виктор Владимирович — не просто сильный человек и очень опытный политик. Он политик, который имеет такого кума, что если бы у меня был такой кум, я бы уже Марс покорял. И тем не менее — невзирая на столь жесткие санкции, введенные СНБО, от Виктора Владимировича нет практически никакой реакции. Заметили? Вас это не удивило?..

— Только заявление госпожи Марченко, что она вступила в партию.

— Это — ответ на многие вопросы.

— Действительно, соратники вяло выступают в защиту своего политического лидера.

— Достаточно посмотреть на состав ОПЗЖ: это же какой-то Ноев ковчег — «каждой твари по паре» — с точки зрения его формирования: какие-то неадекватные националисты, бывшие партийцы Порошенко, купившие себе квотку в Раде, осколки ПР, профессиональные предатели и прочее. И что, надеяться, что эти люди будут защищать?! Они первые, кто предаст. Если уж единственный, у кого находится смелость спеть «Вставай, страна огромная!», это Рабинович, то о чем тут говорить!

— Да, нельзя сказать, что ОПЗЖ монолитная политическая структура.

— Нельзя говорить, что это политическая сила. Это клуб по интересам.

— Возможны ли в ОПЗЖ политические и организационные расколы?

— Они абсолютно точно будут. Этих людей ничего не держит, не связывает, кроме бескорыстного стремления к зарабатыванию денег и уклонению от ответственности. Ни принципов, ни идеологии, к сожалению, внутри нет. К сожалению, потому что формально они «оседлали» идеологию, которая близка и мне, они ее элементарно эксплуатируют. Но очень сложно, самим не веря в нее, привлекать к себе сторонников. А эксплуатируют они многое: тут и добрососедские отношения, и русский язык, и борьба с войной, и борьба за развитие промышленности. Все, в общем-то, правильно. Только они сами в это не верят.

— Они мне напоминают армейскую маскировку, когда все надувное: и танки, и ракеты. Эдакий отвлекающий маневр. А на самом деле там, вы правильно заметили, сугубо корпоративные, личные интересы.

В заключение хотелось бы услышать ваше мнение относительно Центра по борьбе с дезинформацией. Что можно от него ожидать?

— Пропаганда, спецпропаганда, индоктринация войск и противника — это моя специализация.

Борьбу с дезинформацией я понимаю с точки зрения наступательных, а не оборонительных действий. Я бы сосредоточился на других, более важных направлениях. В первую очередь на разработке информационной политики, идеологического воздействия, на усилении наших специальных служб, на подготовке профессионалов в этой области.

А в предложенном контексте борьба с дезинформацией выглядит как оборонительная концепция. С этой точки зрения решение СНБО маргинально, поэтому и провоцирует несогласие и споры. Ведь в полной мере не соблюдены и не определены четкие юридические нормы.

Я бы действовал по-другому: например, объявил бы чрезвычайное положение в связи с коронавирусом. В условиях чрезвычайного положения Конституция дает право на сокращение гражданских свобод. И не надо притягивать за уши нелепые санкции...

— Когда услышал о борьбе с дезинформацией, мне стало жалко всех политиков и в первую очередь — президента. Ведь, получается, что и предвыборные обещания политиков являются дезинформацией, поскольку обещанное не выполняется и на 50%.

— У нас привыкли постоянно и много говорить, обещать... Например, сегодня одна из модных тем — «Крымская платформа». Обсуждают много, а действий практических нет. Это как крымская полиция Украины: Крым неподвластен, зато есть полиция и прокуратура.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Дискредитация божества

Трудно пропагандировать превосходства демократических процедур ввиду неприглядных...

Чужих не жалко?

Размежевание по водоразделу «свои--чужие» ещё долго будет управлять...

Горячий лед: россияне и чехи снова вспоминают...

Большой спорт и большая политика – вещи тесно переплетённые и взаимосвязанные

Удастся ли сберечь и развить стратегические отрасли

Олег Уруский: «Верю, что в депутатском корпусе ВР по-государственному мыслящих...

Экономическая субъектность плюс суверенизация...

Почему начинать восстановление субъектности нужно с возвращения монетарного...

Дмитрий Джангиров: Официальный Киев ведет себя так,...

По мнению политического консультанта Дмитрия Джангирова инициатива президента...

Дальше, чем подземный туннель в Берлине

Харьковские соглашения надо отменить. Но привлечение к уголовной ответственности за...

Социальная апатия: тревожный симптом

Локомотивом выхода из кризиса будут базовые отрасли, а не IT-технологии

Не надо молчать!

Киев обрел в Исааке Трахтенберге не только преданного сына, но и блестящего летописца,...

Жесткая полемика как составная процесса

Каждая сторона считает, что потери, связанные с продолжением конфликта, ниже тех,...

Издержки «безальтернативного пути евроинтеграции»

Рынки субрегионов Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии имеют многообещающий...

Макаронные изделия. Недорого

Нынешняя власть приняла правила игры Запада, основанные на подачках МВФ. Это тот...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка