Куликовы данную присягу исполнили до конца

07 Мая 2020 5

Совсем мало времени отделяет нас от юбилея Великой Победы.

Каково значение, какова цена этой победы, каковы ее уроки – об этом, а также о возможных путях выхода из кризиса мы беседуем с гостем «2000» Кириллом Куликовым (экс-главой НЦБ ИНТЕРПОЛ в Украине, народным депутатом нескольких созывов).

– В преддверии 75-летия разгрома фашистской Германии во Второй мировой войне естественно начать с вопроса, как лично вы, Кирилл Борисович, оцениваете эту дату в истории человечества и ее значение для граждан Украины?

– Я считаю, что это самая великая дата в истории человечества, самая великая дата в истории моей страны – после крещения Киевской Руси. Но если к крещению Руси есть некоторые вопросы – к примеру, разные даты в разных исторических документах, то 9 Мая – однозначно великий день.

Эта победа оказала влияние на ход истории всего человечества. Прежде всего это то, что мы с вами живем в своей стране, а не батрачим на полях III Рейха.  И более важной даты для нашей страны нет.

– В вашей семье были участники той страшной войны?

– Все наше старшее поколение. А по-другому и быть не могло. Все – по линии Куликовых и все по линии моей мамы, у нее девичья фамилия Новак, все участвовали в этой войне. Шибко Лидия Степановна, моя бабушка, мой дед – Куликов Пётр Константинович, папа моего отца. Деда оставили в Киеве на партийной, на подпольной работе, когда уходила Красная Армия. А бабушка уехала с маленьким папой в Новосибирск в эвакуацию – с последним эшелоном. Она до последнего строила доты, и я даже знаю, какие доты: в Ирпене, в Буче.

Дедушка остался на подпольной работе, и кто-то из предателей его сдал, когда немцы вошли. Он попал в Дарницкий концлагерь. Сидел в концлагере вместе с футболистами. И я знаю по рассказам деда, что «матч смерти» несколько мифологизирован.

Динамовцы работали на мельнице, дед – на восстановлении разрушенного моста. Во время работ дед бежал. Переплыл Днепр и скрылся в лесу. Когда его пытались задержать он, без оружия, задушил эсесовца. Спустя четыре года Нюрнбергский трибунал признал подобные действия абсолютно правильными. У меня до сих пор хранится серебряная кокарда – череп и кости – того эсесовца. 

После побега дед создает партизанский отряд. Воевал с отрядом в тылу врага. С приходом Красной Армии уже в составе регулярных частей шел с боями на запад, освобождая Европу, в т.ч. и Германию от коричневой чумы. Был военкомом города Йена. Кстати, киевский завод «Арсенал» – это завод Карла Цейса, оборудование которого было демонтировано и привезено в Киев. К этому причастен и мой дед.

Дед, брат бабушки, Шибко Петр Степанович, воевал на Халхин-Голе. Тогда орденов было не очень много. У него была награда от наркома обороны Климента Ворошилова – наручные часы. До сих пор храню их. Затем был главным инженером Туркестанского военного округа. К сожалению, был репрессирован. Испытал страшные муки. Ему вырвали все ногти, но каким-то чудом – его хорошо знал лично Ворошилов, и по его протекции деда отпустили. Он вернулся в Киев. Родители говорят, что спал 7 дней.

Кирилл Куликов: «Мои родные фронтовики»

А когда к ним пришли люди в голубых фуражках, все подумали, что он сбежал. Но пришедшие извинились и вернули ему ордена, оружие и т.д. Он тоже в составе регулярных боевых частей дошел до Берлина. После победы вернулся в Киев и был одним из ведущих специалистов у Антонова – работал на заводе, возглавлял цех.

Мамин отец, майор Бровкой Александр Иванович, танкист. 6 ноября 1943-го одним из первых вошёл в Киев. Освобождал города Европы, в т.ч.  Прагу. Т.е. вся семья воевала и самым непосредственным образом ковала общую победу над фашистской Германией.

– Я слушаю вас и понимаю, что эта война коснулась почти каждого члена вашей большой семьи, как и семей десятков миллионов наших соотечественников.

– Абсолютно верно. У бабушки была большая семья. Кроме деда, о котором я рассказывал – инженера-авиатора, у них в семье было двенадцать человек, и большинство из них в этой войне пропали без вести. Мы не знаем их судеб. Но очень бы хотелось узнать, что с ними произошло. Мы не оставляем попыток узнать хоть что-то о них и по прошествии 75 лет.

– Ваш отец Борис Куликов – кадровый офицер, подводник. И Кирилл Куликов кадровый офицер, закончивший великолепное военное учебное заведение, которое в Советском Союзе было одним из лучших.

– С господином Кичигиным – основателем «2000» мы учились во ВКИМО (Военном Краснознаменном институте Министерства обороны,  ранее назывался ВИИЯ – Военный институт иностранных языков), правда, в разное время.

– Сложно было поступать в это престижное военно-учебное заведение?

– Школу я закончил без медалей: воевал с военруком – характер. К этому времени папа был директором «Кванта» в Киеве. Кстати, он знал господина Кичигина достаточно хорошо в перестроечные времена.

У меня папа был очень честным и гордым и ничего не делал, чтобы хоть каким-то образом узнать о ходе моего поступления. А когда мне надо было уже выезжать, сообщают отцу по телефону, что «документы вашего сына не приняли». А у меня было две четверки в аттестате, остальные отлично. Это и стало формальным поводом. Поэтому первый год после школы я был вынужден отучиться в Инязе в Киеве, напротив «Кванта», где работал мой папа.

Вспоминаю одну интересную историю. В институте у папы работал некто Сергей Алексеевич Гегечкори. Фамилия Гегечкори – это девичья фамилия Нино – жены Лаврентия Берии. И когда Лаврентия Павловича расстреляли, то Серго, сын Берии, взял фамилию матери. Судьба этого человека очень непростая. Его арестовывали, несколько раз при матери показательно вели на расстрел, а потом отправили куда-то в Нижневартовск. После Нижневартовска немножко ослабили режим, но ему было запрещено жить в Грузии, в Москве и в Санкт-Петербурге (тогда – Ленинграде), поэтому он выбрал Киев. Работал в НИИ «Квант». Узнав, что я не поступил в военный институт, спустя год он подошел к моему папе и сказал: «Боря, что ты бездействуешь?» Снял трубку, позвонил напрямую министру обороны СССР. В то время министром был маршал Дмитрий Тимофеевич Язов.  Папу принял он лично. Меня допустили к экзаменам, которые я сдал успешно. Так начиналась моя военная служба.

– Есть все основания говорить, что вы, Кирилл Борисович, уже вошли в историю современной Украины – как общественный деятель и политик. С учетом значения победы во Второй мировой войне с чем, на ваш взгляд, следует обязательно считаться и помнить тем людям, которые стоят у политического руля государства Украина?

– Меня раздирают разные чувства: с одной стороны, ненависть клокочет внутри, с другой – сожаление. Ведь мы не вынесли никаких уроков. К сожалению, в моей стране возрождается фашизм. В стране, которая победила. А я уверен, что именно мы – одна из важнейших составляющих Победы, потому что Украина отдала больше всех жизней, сражаясь плечом к плечу с другими народами Советского Союза.

И вдруг мы рядимся в проигравших! И в нашем сознании пытаются стереть память о том, что мы народ-победитель. Нам подсовывают нечто совершенно не наше. УПА, УНА, Бандеры, Шухевичи и все остальное – это не наше, это не мое. Я вообще считаю, что нас пытаются переделать, перекроить, чтобы мы испытывали какую-то вину – вину за победу. Это отвратительно. Мы – народ-победитель.

Я и мои дети, и многие миллионы, мы эту победу никогда не забудем. Я буду делать все, чтобы новое поколение, над которым издеваются в историческом плане и рассказывают о якобы героических битвах УПА с абвером, я буду делать все, чтобы донести правдивую историю молодым.

– Правду не исказить, не спрятать, потому что правда – это сила. Масштабы потерь Украины в этой войне – это страшные цифры.  Героизм народа был массовым! Более двух тысяч украинцев за подвиги в годы войны удостоены высшей воинской награды – звания Герой Советского Союза. За сухими цифрами – судьбы страны, человеческие судьбы…

–  …и три маршала были украинцами. И самая кровавая операция – освобождение Киева.

– Ни в какие времена не забудут героев украинцев, которые вместе с другими братскими народами остановили и разгромили фашистскую чуму. Но сумеет ли устоять наша политическая власть в современных жесточайших условиях – чтобы не впасть в пропасть беспамятства и безумия, грозящих разрушением украинской государственности, потерей независимости? Что может этому воспрепятствовать?

– Мы с вами! Когда 73% отдали свои голоса за Владимира Зеленского год назад, они отдавали свои голоса и за сохранение памяти тоже. Потому что надоело издевательство над историей, над памятниками героям Великой Победы. Надоело искажение фактов, надоел праздник 8 Мая. О чем нам скорбеть 8 Мая? У нас 9 Мая победа наша. Мы народ-победитель. С кем нам примириться? С теми, что сжигали евреев? С теми, что в моем городе устроили Бабий Яр? С этими? Никогда в жизни.

Я с большим уважением отношусь к канцлеру ФРГ Вилли Брандту, когда он встал на колени и попросил прощения. Это единственная позиция, которую я признаю. Остальные позиции – это не мое. Мне не с кем примиряться. Скорбеть? У меня есть день скорби и памяти – это 22 июня. А 8 Мая, маки и все остальное ко мне имеет такое же отношение, как поля Фландрии, откуда пошли все эти маки.

– Колоссальны потери Украины во Второй мировой войне. Но ведь сейчас нет такой войны, а численность населения сокращается, производство падает, промышленность в упадке… Вы человек с жизненным опытом, в т.ч. и работы в Верховной Раде. Как вы думаете – можно ли остановить разрушение и воссоздать мощь Украины?

– Когда мы говорим о современности, то нельзя не признать, что в моей стране произошла трагедия.

Повторюсь, мой папа работал в НИИ «Квант». Это институт, который строил оснастку для кораблей и подводных лодок. Они были великими людьми, они строили великие корабли. То же делал мой дед на «Антонове», это было величайшее предприятие. Сколько стран в мире могли похвастаться своим авиастроением? Какая страна до сих пор эксплуатирует самый большой самолет, самый грузоподъемный самолет в мире и рассказывает, что это наше производство? У нас было прекрасное предприятие «Турбоатом», у нас было лучшее в мире  предприятие «Южмаш»…

Все это – в рамках конкуренции – было уничтожено нашими якобы партнерами за какие-то обещания, за какие-то обязательства. На сегодняшний день уже ясно – это было умышленное уничтожение крупнейших, высокотехнологичных предприятий. Иными словами – это было уничтожение будущего. Потому что люди, которые там работали, создавали огромное количество рабочих мест, интеллектуальных в том числе. Потому на юбилейных монетах в то время были самолеты и стройки, ДнепроГЭСы и т.п. А сегодня у нас на монетах сборка урожая картофеля?! Из нас делают не только людей третьего мира, но толкают в  какое-то средневековье. Мы едем на сборку клубники в Финляндию или Польшу, или еще куда. Это вызывает просто колоссальное возмущение.

Есть ли какой-то выход, когда страна вся в долгах? Выход один – начать очень серьезные переговоры с нашими кредиторами, с МВФ о невозможности пока выплат тех ссуд, что мы задолжали. Так, только в мае мы должны заплатить порядка 76 млрд. гривен. Т.е. объявить нашим кредиторам, что мы не можем сейчас это сделать, соответственно мы реструктуризируем наш долг на 70 лет, будем платить в год по миллиарду и т.д., а дальше будем смотреть. И вкладывать деньги в собственное производство, возвращать людей. Почему может Лукашенко строить технопарки, а мы не можем? Почему наши все программисты работают где угодно, но не дома? Почему у нас нет рабочих профессий, почему у нас нет профтехнического образования и т.д. Почему у нас медики, закончив институт, сразу плюют на это все и уезжают в Чехию, в Венгрию… По всему миру работают. Умышленно осуществляется деиндустриализация Украины.

– Завершая наше интервью, хотел бы от имени «2000» поздравить всех ваших близких – потомственных военных, кто в разные периоды защищал родину. Сегодня непростые времена, но я надеюсь, что ваши сыновья будут всегда помнить о геройских подвигах своих прадедов.

– Огромное вам спасибо. Я могу сказать, что Куликовы выполнили свою присягу!

Мы следим за вашими откровенными, острыми выступлениями. В идеологических баталиях вы проявляете настоящее мужество, отстаивая принципиальные позиции в интересах Украины. Это вызывает чувство удовлетворения и вселяет надежду на то, что в наших рядах есть настоящие политические лидеры, которые способны вывести страну из глубочайшего кризиса. Желаем успехов в вашей политической деятельности!

Сергей КРЮЧКОВ

Украинская альтернатива российскому либерализму

На днях исполнилось двадцать пять лет трагическим событиям в городе Буденновске (в...

От населения – к нации

О рождении нового международного – многополярного – устройства планеты, о месте...

Тимур Хромаєв: «Відсутність ліцензії не означає, що...

З 1 липня Національна комісія з цінних паперів та фондового ринку розширить свій...

Культурные коды Украины

Задумываемся ли мы, ради чего живем? И какой сегмент жизни является для человека...

Кирилл Куликов: «Не умение надевать вышиванку, а...

Пресс-конференция президента Зеленского показала слабые и сильные стороны не только...

Баланс соблюден

Президентская трехчасовая конференция – тема нашей сегодняшней беседы с...

Ірина Шаповалова: «Хоч карантин, хоч чума – суди мають...

У період карантину суди залишаються одними з небагатьох установ, які продовжують...

Анатолий Голота: «Умалить День Победы – ни один...

Сегодня мой собеседник – человек, которого я знаю почти 50 лет – Анатолий Голота....

Без права на ошибку

Ну и что же: горит! Залить нечем, потому что воды нет. Бежать трудно, потому что дышим...

Новая реальность & импульс к развитию

Сергей Станкевич, известный политик и общественный деятель, в небольшом, но очень...

Геннадий Труханов: «Одесский городской совет – это...

25 мая 2014 г. на внеочередных выборах одессит Геннадий Труханов был избран на должность...

Саакашвили – это серьезная тема

Возможное назначение в высшее государственное руководство Михаила Саакашвили...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка