Макаронные изделия. Недорого

№7(973) 18 – 24 февраля 19 Февраля 2021

Сила иллюзий заключается в наших иллюзиях об иллюзиях. Многие люди в принципе против иллюзий как чего-то оскорбительного и стараются избавиться от них в надежде увидеть мир в его истинном виде. Однако иллюзии скрываются как раз в том, что они считают истинной картиной мира.

Драган М. Еремич,
«С лица и изнанки»

К написанию данного материала меня побудил мой давний друг, переслав мне два интервью, которые дал советник руководителя Офиса президента Алексей Арестович.

Не секрет, что многие самодостаточные украинские предприниматели, интеллектуалы, общественно активные люди всерьез обеспокоены тем, что в последние шесть—семь лет наша страна деградирует ударными темпами, и пытаются найти выход из создавшегося положения. Мой товарищ — один из участников этого мыслительного процесса, и, очевидно, размышления г-на Арестовича показались ему конструктивными.

А рассуждал советник главы ОП на многие расхожие темы, но концептуальной была, безусловно, одна — тема украиноцентризма, которую он считает основой проводимой нынешней украинской властью политики.

Здесь стоит остановиться на том факте, что несмотря на то, что должность советника у Алексея Арестовича внештатная, она предусматривает кураторство важных вопросов — стратегические коммуникации в сфере нацбезопасности и обороны. Меж тем весь предыдущий опыт работы нового советника никак не предполагает столь высокого уровня знаний в этой сфере: кроме разнообразной блогерской деятельности этот опыт в последние годы сводится к служению в АТО на различных должностях. Зато вопросы в своих интервью советник поднимает по-настоящему концептуальные.

Одним из них является тема центризма или, как ее обозначает сам Арестович, украиноцентризма. Т. о. он вторгается в высшие сферы украинского политикума, сразу обозначая, что имеет право высказывать подобные соображения практически от имени президента, чью позицию он ничтоже сумняшеся и пытается обозначить в своем интервью. Исходя из озвученных Алексеем Арестовичем умозаключений, можно сделать вывод, что он выступил его спикером.

Важно также понимать, когда вышли в эфир беседы Арестовича. Это произошло 5 и 6 февраля, т. е. практически вслед за закрытием трех украинских телеканалов. Очевидно, такие продолжительные интервью были хотя бы в краткосрочной ретроспективе согласованы если не с самим Владимиром Зеленским, то с теми, кто имеет право готовить концептуальное озвучивание его мыслей.

Удивительно, но почему-то Алексей Арестович считает, что тема центризма появилась в нашем политикуме недавно. Для того чтобы опровергнуть это утверждение, далеко ходить не нужно — центризм объявляли основой своей идеологии и Народно-демократическая партия (конец 1990-х — начало 2000-х гг., тогдашние руководители партии Владимир Филенко и Анатолий Матвиенко, а затем и сам премьер Валерий Пустовойтенко), и Социал-демократическая партия Украины (тот же период, под эгидой Виктора Медведчука), и Блок Литвина (середина «нулевых»).

Вообще центризм в партийном понимании не есть концентрированное выражение идеологических постулатов, а больше социально-экономическая величина, означающая разумный баланс между политикой социального популизма (левые) и государственного монетаризма (правые). И рассуждения на эту тему в идеологическом разрезе свидетельствуют либо о непонимании человеком данной проблемы, либо о сознательном отвлечении внимания слушателя от ее сути.

Здесь уместно сделать небольшое отступление и акцентировать внимание читателя на том, что центризм, пусть и в идеологизированном понимании Алексеем Арестовичем и теми, кто вложил ему в уста озвученные им постулаты, сам по себе хорош и конструктивен тогда, когда в государстве политическая ситуация стабильна. Мало того, должен присутствовать еще один немаловажный фактор — общенациональная идея, вокруг которой можно сшивать страну.

Существенным подспорьем в отстаивании такого утверждения является то, что даже в относительно спокойный период «времен Кучмы» ни НДП, ни СДПУ(о) не стали по-настоящему общенациональными, массовыми партиями. Украина разорвана на восток и запад, глубинные ментальные противоречия у нас заложены исторически, а посему поиски общенациональной идеи во многом обречены на провал.

Ну а организаторы Блока Литвина уже в середине «нулевых» этого так и не поняли, «доедая» остатки центристского наследия Пустовойтенко и Медведчука, и проиграли свои выборы национал-радикалам и промышленно-финансовым тяжеловесам.

Т. о. дискуссия в изложении Арестовича о путях движения Украины переносится в область надстройки, уводя от понимания того, что только на основе коренного преобразования финансово-экономического базиса возможны позитивные изменения. Алексей Арестович обращает внимание на то, что президент страны ни националистов, ни русофилов не воспринимает как конструктивное начало и исповедует именно теорию украиноцентризма. Такая позиция означает, что нынешняя центральная власть подвержена довлеющему влиянию только одной силы — западных глобалистов — либералов, которые уже давно, с середины 1990-х, вторглись во внутренние дела украинского политикума.

Суть же возможных конструктивных преобразований состоит в том, что, только изменив социально-экономическую модель, можно реорганизовать нашу страну в интересах народа Украины. Нынешняя власть приняла правила игры Запада, основанные на подачках МВФ. Это тот финансово-экономический наркотик, который расслабляет государство, не позволяя задумываться о промышленно-экономической организации страны. Зачем напрягаться, когда тебя и так кормят с ложечки и нежат в теплой ванне обещаний! Поэтому позиция того, кто защищает такой украиноцентризм, заводит нас все глубже в трясину деградации.

Суть экономической модели, навязанной нам Западом с середины 1990-х, состоит в том, чтобы Украина не имела внутренних источников роста экономики. Для этого и привязали гривню к доллару, запретили внутреннее инвестирование и выкачивают всю валюту за рубеж. А затем нам дают ее в виде займов МВФ, выступая эдакими благодетелями.

Ведь украинским банкам (тем более что многие из них с немалой долей зарубежного капитала, который и влияет в Украине на их политику) финансовые спекуляции намного выгоднее, чем внутриукраинские инвестиции. Например, с теми же бумагами ОВГЗ. Тут уместно вспомнить также о том, что у нас в стране давно отменена норма обязательной продажи валютной выручки предприятиями.

Яркий пример нашей тотальной зависимости — финансово-банковский кризис 2014 г., когда гривня рухнула в 3—4 раза. Произошло это по отмашке наших «партнеров» из МВФ, которым нужно было поддержать ликвидность мировой долларовой системы. Под удар попала не только Украина — все т. н. развивающиеся страны, тотально зависимые от Запада.

Потом к нам теми же «партнерами» была делегирована на ключевую должность министра финансов Наталья Яресько. Задача ее была (это можно смело и обоснованно утверждать, исходя из итогов ее деятельности) — «правильно» реструктуризировать долги Украины. Упаковано все было таким образом, что даже при самых благоприятных для нашей страны условиях в ближайшие годы ее экономический рост ограничен 3,5—4% ВВП в год. А это означает, что из финансово-экономической преисподней мы не вырвемся никогда.

Конечно, имеется в виду, при тех условиях, которые существуют в Украине сегодня — финансово-экономических, политических. Кадровых, наконец. Потому что до тех пор, пока такие украиноцентристы, как г-н Арестович, будут уводить внимание еще остающихся в стране политически и социально активных граждан в нишу политического пустословия, базовые преобразования не начнутся.

Он как раз и выступает как проводник либеральных идей Запада, чуждых нашему народу и за почти 30 лет де-юре независимости Украины принесших нам только обнищание и деградацию.

Украиноцентризм Арестовича предполагает безволие, а не решимость подняться с колен. А доверчивый обыватель по-прежнему будет отдавать предпочтение благообразию формы перед емкостью содержания. Действительно, мир был бы гораздо более морален, если бы зло было так же очевидно, как безобразие.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Экономическая субъектность плюс суверенизация...

Почему начинать восстановление субъектности нужно с возвращения монетарного...

Дмитрий Джангиров: Официальный Киев ведет себя так,...

По мнению политического консультанта Дмитрия Джангирова инициатива президента...

Куда ведут узкие коридоры

Ослабляя одного олигарха, президент делает другого олигарха сильнее. Поэтому — или...

Дальше, чем подземный туннель в Берлине

Харьковские соглашения надо отменить. Но привлечение к уголовной ответственности за...

Социальная апатия: тревожный симптом

Локомотивом выхода из кризиса будут базовые отрасли, а не IT-технологии

Не надо молчать!

Киев обрел в Исааке Трахтенберге не только преданного сына, но и блестящего летописца,...

Жесткая полемика как составная процесса

Каждая сторона считает, что потери, связанные с продолжением конфликта, ниже тех,...

Издержки «безальтернативного пути евроинтеграции»

Рынки субрегионов Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии имеют многообещающий...

Свобода права бороться за свободу

Политика полной и неограниченной свободы предпринимательства приводит к свободе...

Олег Волошин: «Каждый житель Украины при проведении...

Производство вакцины от коронавируса – это огромные деньги, и Украина могла бы...

Когда хочется меньше свободы

Люди способны выйти на улицы ради свободы. Но происходит это тогда, когда у них нужды в...

Саша Боровик: «Реформировать бедное и поляризованное...

«Внесудебное закрытие телеканалов государством – это иллиберальный подход к...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка