Министр юстиции: предчувствие выборов

№40 (432) 3 - 9 октября 2008 г. 03 Октября 2008 0

Как только неделя началась, все стали ждать пятницу, 3 октября.

Одни ждали в надежде, что в этот день непременно случится президентский указ о роспуске парламента.

Другие — просто из интереса: будет указ, не будет?

И лучше бы не было, потому что в нынешние времена смуты, неразберихи, дуализма во власти и, скажем прямо, полного дерибана в стране только выборов нам еще и не хватало.

Но если депутаты и позволяют себе прямым текстом такие речи говорить, то министры — осторожничают. Их понять можно, даже в чем-то посочувствовать: одно неосторожное слово — и попадаешь в опалу.

Прецеденты уже были. Достаточно опрометчиво ответить на простой вопрос: «ты за кого?» — и все.

Кто-то обязательно поставит на тебе крест: то ли премьер, то ли президент.

Министр юстиции НИКОЛАЙ ОНИЩУК, некогда верный соратник Кинаха по УСПП, со временем перешедший под знамена Ющенко в лагерь «НУ», где и пребывает до сих пор, на вопросы отвечал, не просто взвешивая каждое слово, но всячески стараясь избегать политических оценок.

А я хотела, чтоб он как фигура политическая, откомандированная в правительство по квоте НУНС, объяснил бы: что ж там в недрах пропрезидентской силы происходит? Чего они колотятся?

Откуда Билозир взяла про «7 миллионов»? И отчего Зварич так уверен, что нынче в НУНСе — «организованный бунт»?

Чувствовалось, Николаю Васильевичу темы не по душе. Поэтому он ограничился дежурным ответом:

— Министр юстиции не является членом фракции и в то, о чем вы спрашиваете, не вникал. Поэтому, к сожалению, более детально прокомментировать не смогу.

— С однопартийцами ж общаетесь, вот и скажите своими словами — что там творится?— предложила Онищуку.

— Вы должны принять во внимание, — сделал мне замечание собеседник, — что находитесь в Министерстве юстиции. Извиняюсь, что вхожу в вашу профессиональную сферу, но вы могли бы использовать ресурсы нашей встречи прежде всего для правовых вопросов.

— И о правовых поговорим. Но для начала — о НУНС. Так вы поддерживаете отношения?

— Абсолютно поддерживаем.

— «Поддерживаю».

— Почему я сказал «поддерживаем»? Потому что имею в виду всех министров от НУНС. Две недели назад у нас была встреча с руководителем фракции Вячеславом Кириленко, где обсуждались текущие вопросы деятельности фракции, взаимодействие, политические перспективы и так далее. То есть все в курсе событий. Но вместе с тем мы, будучи министрами правительства страны, условно говоря, являемся посланцами фракции. Поэтому объективно меньше вплетены и заангажированы в политические процессы, учитывая, что 99% нашей работы — это деятельность как членов правительства. И непосредственно участия в политическом моделировании процессов, которые происходят в стране, не принимаем.

Васюник согласовал

— Еще в конце лета появилась информация, что часть «нашеукраинских» министров готовы сложить с себя полномочия, бойкотировать Тимошенко. Или в крайнем случае высказать ей публично свое «фе». После выступления Васюника на Кабмине в такие прогнозы, что вот-вот сбудутся, нетрудно поверить.

— На всех этапах деятельности Кабмина решения по поводу бойкота не принималось — ни политически, ни организационно. Кстати, я говорил неоднократно: или министры работают в правительстве, или должны подавать в отставку.

— А к чему ж тогда 24 сентября был тот демарш на заседании КМ?

— Единственное, о чем шла тогда речь, и это правильно, — отображение нашей политической позиции: министры, которые представляют фракцию НУНС, должны работать на выполнение программы деятельности правительства, положений коалиционного соглашения, предвыборных обещаний. Но если на заседание правительства — по инициативе противоположной стороны — выносятся вопросы, которые выходят за рамки программы, с которой мы шли на выборы, и это все было отражено в коалиционном соглашении, то по этому поводу мы можем: а) не голосовать,

б) сделать соответствующее политическое заявление. Что и было сделано.

— То есть о речи Васюника вы заранее знали?

— Он не делал заявления от своего имени. Это была согласованная позиция министров.

— И хоть некоторые представители «НУ» считают Онищука «человеком Балоги», но это их мнение. Лично меня больше интересует — и с правовой, и с моральной точки зрения: обвинения в предательстве Родины, которые звучат в адрес Тимошенко со стороны Секретариата, это вы как расцениваете? А она в свою очередь обвиняет в «зраде» Ющенко, не говоря о Балоге.

— Не Украина придумала политическую конкуренцию вообще и парламентскую в частности. Но в наших условиях она приобрела гипертрофированные формы. И что особенно неприятно — происходит внутри демократического лагеря. Но факт остается фактом: это следствие высокой конкуренции во взаимоотношениях между политическими силами, которые создали коалицию.

— Если вам кто-то не нравится и вы его назовете «предателем Родины», то это надо расценивать как «конкуренцию» или как оскорбление?

— Могу констатировать, что в нынешней ситуации в проявлении политической конкуренции переступили грань морально-этических общепринятых норм. Понятно, что никто этого не одобряет.

Главная канцелярия

— СП — вообще-то орган технический, вспомогательный, но последнее время у него специфические функции. Вот и оцените как юрист правомочность политических заявлений, звучащих из канцелярии.

— Как юрист исхожу из того, что Секретариат Президента непосредственно не является элементом правовых решений, потому что субъектом права выступает президент, который издает указы и распоряжения, действуя в рамках своих полномочий. И вы абсолютно правильно заметили, что СП является органом, который обеспечивает исполнение главой державы достаточно широкого спектра деятельности, предусмотренного Конституцией.

Секретариат анализирует ситуацию, дает правовую оценку, осуществляет много иных функций, без которых президент не смог бы выполнять свои функции. Например, назначение судьи. Документы поступают в канцелярию президента, они должны быть рассмотрены, проанализированы, после чего готовится указ главы державы... Это я к примеру, чтоб было ясно: наличие такого органа совершенно оправданно. Другое дело — насколько активно этот орган выступает в сфере политических отношений?..

— Вот и дайте оценку.

— Я уже ответил.

— Юристы президентской канцелярии готовят для президента тексты поправок к законопроектам, суть которых оказывается далекой от норм права. Интересно, а в Минюст за консультацией обращаются, прежде чем подать на подпись Виктору Андреевичу?

— У президента высококвалифицированная команда юристов. Минюст по определению не может иметь ничего общего с теми проектами, законами, распоряжениями, постановлениями, которые не соответствуют Конституции. Что же касается наших взаимодействий с Секретариатом, то они существуют в нескольких аспектах. Зачастую мы даем выводы по поводу проектов указов. Президент присылает нам документы для правового анализа и на предмет того, есть ли основания для применения вето. Это все — текущая работа, и я не вижу тут ничего такого, что выходило бы за рамки правового поля и традиций взаимодействия.

— Николай Васильевич, занималось ли ваше ведомство поправками, которые пытался внести президент в закон «Про Дисциплінарний статут Державної служби спеціального зв'язку та захисту інформації України»? Или в закон «Про Службу безпеки України»? О переподчинении Нацгвардии? Там целый пакет был, помните? Виктор Андреевич настаивал, чтоб Рада это приняла. А она отказалась.

— Проекты этих документов в Министерство юстиции не поступали.

«Кабмин-2»

— У СНБО тоже функции вроде не тождественны правительственным. Тем не менее, почему-то ж Совбез называют «вторым Кабмином»?

— Я вас разочарую.

— Что, уже «первым»?

— Статус СНБО определен Конституцией. Есть статья, где говорится, что исполнение решений Совета национальной безопасности и обороны, которые введены в действие указом президента, должны быть обеспечены правительством. Поэтому разговоры на предмет того, что это «дорадчий орган» и что он «не должен принимать никаких решений» — неправомочны. А я как министр юстиции должен руководствоваться Конституцией и законами.

— В 2005-м, когда СНБО дали неслыханные полномочия, тоже говорили, что это «в рамках Конституции». Потом, правда, сферу интересов слегка сузили.

— Да, я помню эту ситуацию. Но, подчеркиваю, утверждать, что это орган, который не вправе «навязывать» свои решения, — не более чем уличные рассуждения.

— То есть он ничего не навязывает?

— Мы говорим только о том, что СНБО должен принимать решения в рамках своей компетенции.

— И в «чужой огород» не залазит?

— Иногда создается дуализм из-за того, что по одному и тому же вопросу могут существовать разные решения и правительства, и СНБО.

Король ни при чем

— Чьи ж указания будете исполнять, учитывая, что ваш начальник, премьер, в конфронтации и к главе СНБО, и к секретарю Богатыревой?

— Как член правительства буду призывать КМ к исполнению решения СНБО, принятого в рамках его компетенции.

— Скажите проще.

— Ну что вы хотите от министра юстиции, сядьте на мое место!

— «Страна раскололась на два лагеря...»

— Я вам сейчас скажу интересную вещь. Может, даже в заголовок это вынесете?.. Знаете, что меня сейчас беспокоит?

— Визит шведского короля? Через час на Банковой будете вместе с другими министрами его встречать.

— Меня интересуют те вопросы, о которых, к сожалению, мало говорится. О том, чего Украина достигла за последние годы, начиная с «помаранчевой революции». И эти фундаментальные ценности уже стали элементами бытия нашей жизни: экономические свободы — собственность, рынок. И что не менее важно — политические права и свободы. Как-то забыли, что сейчас получили возможность свободно говорить, читать, слушать, выбирать, вероисповедаться...

— Это вы к чему?

— Сейчас объясню. Мы должны понимать, что уже имеем ряд фундаментальных свобод. А состояние нынешних политических явлений — это факультативно. Все, что не несет угрозы для гарантии прав и свобод, на самом деле не является таким уж критическим. Хотя общественное мнение сейчас сформировано иначе.

— А вы-то верите сами в то, что сейчас сказали?

— Вполне.

— И «люстрация», которую устроили по всей стране в 2005-м, «черные списки реприватизации» — это признаки «свободы»?

— Считаете, что люди, которые выполняли неконституционные указания политического режима, существовавшего до «помаранчевой революции», имели моральное право на осуществление власти и дальше? Считайте, что это риторический вопрос.

— По-вашему, до 2005-го власть давала неконституционные указания, а с 2005-го — конституционные? Президент и другие важные персоны Конституцию не нарушают?

— Уверен, что политические проблемы, которым сейчас уделяется так много внимания, — еще раз подчеркиваю — являются лишь вопросами «политического рынка». Но очень важно, чтобы страна в процессе этих «баталий» не утратила базисных ценностей, которые не так давно приобрела.

— «Дважды вето» — это конституционно или неконституционно?

— Если вето накладывается на закон, имеющий признаки нового (иного) закона, тогда это не повторное вето, а просто вето.

Кое-что из арифметики

— Если б вы сейчас не торопились к королю, с удовольствием бы процитировала фрагмент одного вашего интервью. Жаль, но, может, вернемся к нему в другой раз?.. Итак, перехожу к главной теме, из-за чего население сильно нервничает: большая вероятность очередных выборов. Вернее, внеочередных. В 2007-м, когда указом президента распустили парламент, — были, скажем так, не особенно безукоризненны правовые основания. А сейчас? Есть ли у вас уверенность, что будет (если, конечно, будет) все «бездоганно»?

— Это зависит от того, когда будет принято такое решение относительно досрочного прекращения полномочий парламента. И по какому основанию.

— В смысле?

— Правовые дискуссии продолжатся независимо от того, когда именно будет принято решение и будет ли достигнуто согласие всех политических субъектов. Есть решение Конституционного Суда от 17 сентября 2008 г. № 16-рп/2008 в деле по конституционному представлению 105 народных депутатов относительно официального толкования положений частей шестой, седьмой, девятой ст.83 Конституции (дело о коалиции депутатских фракций в Верховной Раде). О нем мало говорят, но для меня как для юриста оно чрезвычайно значимо для оценки правовой ситуации в Украине.

— Решение суда по поводу регламента ВР? Его в БЮТ назвали «никудышным».

— В выводах КС определены два важных момента. Во-первых, признан неконституционным временный регламент Верховной Рады. А это значит, что все, что происходит в украинском парламенте, все нормативно-правовые акты — обратите внимание! — после 17 сентября — может быть поставлено под сомнение. В частности, все акты, принятые с того времени и по сегодняшний день, могут быть признаны неконституционными на основании части 1 ст.152 Конституции Украины.

— А что «во-вторых»?

— Вторая составляющая: использование президентом права на досрочное прекращение полномочий парламента. Конституционный Суд недвусмысленно отметил, что деятельность коалиции считается прекращенной, если ее численный состав становится меньше 226 народных депутатов с момента такого уменьшения, то есть с 6 июня 2008 года.

— Для того, чтобы понять, что 225 — не 227 и не 226, нужен вердикт КС? А сосчитать с помощью арифметики нельзя? Но вспомните, однако, что всю весну и лето твердили? Особенно Яценюк старался, да и остальные ваши коллеги по НУНСу: «коалиция есть».

— С моей точки зрения, у президента есть право на принятие решения относительно досрочных выборов с 6 июля 2008 г., то есть по прошествии 30-дневного срока после выхода из коалиции двух народных депутатов.

Барьер — на референдум

— Раз уж количество причин, по которым можно назначать новые выборы, удвоилось, то, наверное, Виктор Андреевич таки решится это сделать. И хоть всем эти выборы поперек горла, но такой вариант все-таки лучше, чем прямое президентское правление. С него станется... Вот даже посол США предостерегает Виктора Андреевича от такого шага. Значит, планы ж какие-то есть?

— Режима прямого президентского правления Конституцией Украины не предусмотрено.

— Весомый аргумент.

— Что вообще вкладывают в понятие «прямое президентское правление» те специалисты, которые об этом рассуждают? Если речь о введении чрезвычайного положения в стране...

— Нет, «два в одном»: и «положение», и прямое правление.

— Еще раз говорю: никаких правовых норм, даже самого понятия «прямого президентского правления» в Конституции нет! Что же касается чрезвычайного положения, то наши читатели должны иметь в виду: президент может издать указ по этому поводу, но если будут на то основания. Причем такие указы должны быть одобрены парламентом в течение 72 часов.

— Не будем о грустном. Переходим к «проходному барьеру». Ваш коллега Стретович на днях сказал, что 1% вместо 3% — было бы неплохо. А другие партии хотят хоть 10, хоть 15%. Год или два назад вы сказали, что, дескать, «барьер должен определить народ». На референдуме?

— Да, я это говорил. И не отказываюсь. Но, к сожалению, те, кто освещает эту тему в прессе, почему-то не говорят об опыте нашего соседа Румынии — там был проведен референдум как раз по поводу определения проходного барьера для политических партий. У нас эта идея пока гипотетическая. Но, посмотрите, сейчас политики могут воспользоваться ситуацией и через установление высокого барьера — просто между собой решить: кто из них будет в парламенте. Не граждане будут решать, а политики! Чтобы этого не допустить, следует вынести вопрос на всеобщее обсуждение.

— А 3% — нормально?

— Нам надо двигаться в направлении «поміркованості»: либо оставить 3%, либо — плюс, минус еще 1%. Это те изменения, которые не потянут за собой радикальных изменений в избирательной политике. И которые будут восприняты обществом.

Много замов не бывает

— У вас восемь замов. Любопытно, что, к примеру, в минюсте РФ главе ведомства разрешено иметь не более шести, включая одного первого и одного статс-секретаря. Это я к тому, что во время первого пришествия Тимошенко премьером для всех украинских министров был установлен ценз на заместителей. Не больше четырех. Что теперь случилось?

— По-моему, это вообще не проблема, которая заслуживает особого внимания...

— Напрасно вы так думаете, чиновники вообще-то содержатся за наши деньги.

— ... да, это деньги наших налогоплательщиков. Но я исхожу из того, что количество заместителей обуславливается функциями министерства. А они в Минюсте достаточно разнообразны и ответственны.

— Никто ж не спорит. Разговор-то о раздутом штате.

— Я не стремлюсь ни к увеличению, ни к уменьшению. Штат оптимален. Считаю, что сотрудники министерства выполняют те функции, которые возложены на Минюст законом.

— Коалиционное соглашение, которое подписывали в 2007-м НУНС с БЮТ, предусматривает «квоты на замов». Зачем столько квот? Вы ж не враги по крайней мере были.

— На самом деле на практике «квотировались» только первые заместители. К примеру, в составе Министерства юстиции осталось больше половины заместителей, которые были еще при моих предшественниках. В том числе даже и представители Коммунистической партии. Люди, которые работают замами, имеют высокие профессиональные качества. Для меня это важно — личные и профессиональные качества. Идеологический «цвет» — не фактор. С замами я не ошибся: каждый, кто пришел, и те, кто был здесь, ответственны на своих должностях. Но если будет принято решение теми политическими силами, которые создадут коалицию в парламенте, относительно сокращения замов, то и политическую, и законодательную волю я исполню.

«Тема кумовьев не раскрыта»

— В декларации за прошлый год у вас значится 65 с половиной тысяч гривен дохода. Плюс проценты с депозита, который составляет где-то 60 тыс. грн. Итого, если поделить на 12, — получается по тысяче с небольшим долларов в месяц. На семью хватает?

— В моей декларации указаны не только эти имущественные показатели. Прошу принять к сведению, что еще до работы в парламенте я возглавлял одну из наибольших юридических компаний в Украине. Это позволило иметь активы, которые сегодня формируют семейный бюджет.

— А бизнес к кому перешел?

— Я родился в большой семье, есть жена, родственники, бывшие деловые партнеры...

— Николай Васильевич, как считаете, надо ли ввести за правило, чтобы политики, вообще чиновники, в декларациях писали не только скромные свои зарплаты, но и все «майно», переписанное на родню, как это совсем недавно решили делать в России? А то неловко получается: премьер рассказывает, что у нее нет квартиры, а министр МВД, оказывается, за год и полутора тысяч гривен в зарплату не получил.

— Скажу более того: Минюст настаивает, чтоб парламент проголосовал ряд законов антикоррупционного характера. Пользуясь случаем, хотел бы через газету «2000» обратиться к народным депутатам — принять нормы, предусматривающие не только декларирование доходов госслужащих, но и имущественное их состояние, когда они поступают на государственную службу.

— И это правильно... Последние пару вопросов о личном. Вы с Кинахом не встречаетесь? Ну так, по старой дружбе.

— В последнее время нет поводов, чтобы встречаться.

— Видите, а было время, вы говорили, что он как «отец родной»! Ну примерно где-то так. Во всяком случае очень душевно о нем отзывались.

— Мы действительно много и плодотворно работали вместе в Партии промышленников и предпринимателей. Но вы ж знаете, что в последующем нас развели мировоззренческие аспекты. В политике это бывает. И не надо из этого делать трагедии.

— А со своим предшественником по министерству — Лавриновичем тоже не встречаетесь из-за несогласия в мировоззрении? Впрочем, тут как раз наоборот: в IV созыв он шел с оппозиционной «Нашей Украиной», а вы — 13-м номером в «прокучминском» блоке «ЗаЕдУ!».

— Из-за нехватки времени не встречаемся. Некогда это все выяснять. Да и следует ли? Мой принцип: идти и смотреть вперед. Туда, куда должна идти страна.

— Кстати, если не ошибаюсь, вы с Лавриновичем кумовья?

— Вопрос личный. Мог бы и не отвечать. Однако стыдиться нечего. Он крестил мою дочь. Это было пять лет тому назад. Кстати, замечу, что он искренне симпатизирует дочери Анне-Марии. Ведь у Александра — только сыновья.

К сожалению, время беседы с министром юстиции было ограничено: он торопился на протокольное мероприятие с участием президента, и мне не удалось прочитать Николаю Васильевичу его же слова, сказанные в апреле 2004 г. и опубликованные в «2000» (№ 17 (218).

Это было блиц-интервью по поводу, конечно же, президентских выборов.

«Что изменится в стране, если к власти придет а) Янукович, б) Юшенко?» — так звучал вопрос. И вот что ответил тогда Николай Онищук:

«Допустим, победит Янукович... Мы хорошо знаем его биографию: он из простой семьи, был рабочим, мастером. А то, что по молодости дрался и за это получил, так, во-первых, надо знать Донецк, во-вторых, кто в юношеские годы не дрался, — тот не мужчина.

Так что сейчас даже если не говорить о его личностных качествах, стоит подумать: какие же ожидания возлагают на него представители крупного капитала? Самые серьезные. Потому что новый президент должен гарантировать стабильность отношений собственника и государства. И я верю, Янукович сможет это.

... Ющенко? В значительно меньшей мере сможет гарантировать стабильность. Потому что его окружение будет требовать как раз пересмотра всей системы отношений собственности».

И что, не прав, скажете? Как в воду глядел!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Не решительный бой. Но и не последний

Не припомню случаев, чтобы «палаточные» протестующие разошлись по домам, не...

Ірина Луценко: «Щоб зробити мир — треба мати...

У мене дві освіти — економічна й математична, тобто я тримаю в пам'яті великі...

Ирина Бережная: «Не опускайте рук! За ночью всегда...

Елена Бережная: «Я думаю, что кто-то намеренно затягивает и экспертизу, и...

Позиционеры крайне опасны!

Американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и...

Дешевых юристов уже не будет

Изъяны системы правосудия и незащищенность человека перед произволом чиновников и...

Загрузка...

Леонид Кожара: «В Украине создаются настоящие левые»

Сложно найти хоть одно подтверждение, что националистическая модель государства и...

Пора греться льдом

Газовые гидраты — смесь замерзшей воды и газов — грандиозный источник...

Американская клептократия: правительственная...

Во многих странах антикоррупционные комиссии оказались не просто неэффективными, а...

Биометрика как «геть від Москви»

«Для введения визового режима между Российской Федерацией и Украиной потребуется...

Джангиров: время против Минских соглашений, но и...

«Европейский» уголь из Таганрога, фактор Украины для Трампа до и после выборов и...

«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем...

Больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка