Миссия ООН на Донбассе: дорогостоящий приквел к Минскому протоколу

№8 (896) 22 – 28 февраля 2019 г. 21 Февраля 2019 4

Довольно длительное время в украинском информационном пространстве практически ничего не было слышно о теме мирного урегулирования на Донбассе. Информационное затишье прервал спецпредставитель миссии ОБСЕ в Украине Мартин Сайдик, заявив о новом мирном плане, и, как ни странно, уголовное дело против Виктора Медведчука.

Безусловно, г-н Сайдик не озвучил ничего принципиально нового, однако из его выступления стало понятно, что, во-первых, непубличное обсуждение плана мирного урегулирования ведется довольно активно. Во-вторых, центральная тема нынешней дискуссии — формат миротворческой миссии. Похоже, все стороны утвердились во мнении, что без «голубых касок» Минский протокол останется благими пожеланиями на пожелтевшей бумаге.

Инъекция для мертвеца

Выполнение Минских соглашений сейчас похоже на ритуал оживления мертвеца. В протоколе, подписанном в феврале 2015 г., значились даты выполнения конкретных пунктов. Без новых дат и плана очередности выполнения прописанных действий соглашения безжизненны.

Идея миротворческой миссии не является частью Минского протокола и рассматривается сторонами только как дополнительный инструмент, который поможет выполнить по крайней мере первые пункты документа, остановит перестрелки, т. е. гарантирует полноценное прекращение огня на Донбассе. Без этого дальнейшие шаги попросту невозможны.

Но нужно понимать, что без готовой и согласованной дорожной карты, имплементирующей очередность и сроки выполнения подписанного в Минске документа, не будет одобрено и решение о вводе миротворческой миссии. Операция ООН не цель, а средство для оживления Минского протокола. Однако функциональность и параметры этой миссии могут свидетельствовать о характере мер, направленных для решения конфликта на востоке Украины.

Ширина мандата

Вполне очевидно, что обсуждение подробностей функциональности мандата миротворческой миссии происходит на более низком, экспертном уровне и не озвучивается официальными лицами, вовлеченными в процесс с разных сторон. В публичной же плоскости мы наблюдаем дискуссию по двум аспектам: территориальной локализации миротворцев и перечню стран, которые сформируют контингент «голубых касок». Но куда более важно — какие именно полномочия будут предоставлены миротворцам. Это более существенный аспект возможной миссии, который определит ее характер и воздействие на ситуацию с урегулированием конфликта.

Можно предположить, что в «пакет» привычных в подобных случаях задач миротворцев будут включены полномочия по обеспечению безопасности функционирования организаций, предоставляющих гуманитарную помощь (Красного Креста и ЮНИСЕФ). Но и тут могут быть нюансы в плане допустимых мер гарантий безопасности. Во время проведения миссии ООН в Судане в 1992 г. «голубым каскам» была поручена охрана деятельности гуманитарной миссии. Из-за нападений вооруженных группировок на конвои с гуманитарным грузом СовБез ООН принял резолюцию, основывающуюся на главе 4 Устава ООН, которая уполномочивала вооруженные силы миротворцев использовать «все необходимые средства» для безопасной доставки гумпомощи.

Вероятно, в функции миротворческой миссии будет включена функция разминировании территории. Кроме этого, вооруженным силам ООН может быть поручена охрана действующей на Донбассе миссии ОБСЕ. Мониторинговая миссия уже выполняет часть функций, которые традиционно берут на себя миротворцы: мониторинг военного присутствия и проведение инспекций военных объектов противоборствующих сторон, общее наблюдение за буферной зоной.

Позиция России — мягкий вариант миссии на Кипре

Предложения России о размещении вооруженного контингента на линии разграничения отсылает к историческому опыту операции «голубых касок» в кипрском конфликте. В первую очередь задача миротворцев заключалась в создании жесткой буферной зоны между конфликтующими сторонами с целью предотвращения эскалации конфликта. Конечно, в том варианте созданная миротворцами «зеленая линия» вообще предусматривала создание физического барьера между Республикой Кипр и непризнанной Турецкой Республикой Северного Кипра.

Судя по всему, в Украине столь жестких мер предпринимать не будут, но посыл России понятен — миротворцы должны выступить только в качестве буфера, обеспечив стабильное перемирие и полное прекращение огня. За этим незамедлительно должно последовать выполнение политической части Минского протокола, амнистия и выборы, на чем последовательно настаивает Москва.

Украина уповает на опыт Конго

Из многочисленных высказываний украинских политиков и первых лиц государства можно сделать вывод, что официальный Киев рассматривает возможную миссию ООН исключительно как средство восстановления полного контроля над украинско-российской границей и над восточными регионами страны с «зачисткой враждебных элементов». Плюс к этому добавляется надежда проигнорировать (хотя бы частично) выполнение политических шагов Минских соглашений.

В поисках исторических параллелей Украине ближе по духу опыт миротворческой операции в Конго во время конголезского кризиса 1960—1965 гг. После обретения независимости и острого политического кризиса два района страны — Катанга (центр добычи минералов, в первую очередь меди и урана) и Касаи (центр добычи алмазов) — огласили о своем отделении. Сепаратистские движения поддерживали недавние колониальные хозяева Конго — бельгийцы. Крупнейшая добывающая компания Катанги была завязана на бельгийский капитал и поддержала сепаратистов, опасаясь планов национализации активов центральным правительством.

В ответ на события в Конго ООН выдала мандат на отправку миротворцев, призвав бельгийцев прекратить поддержку сепаратистов. К 1961 г. силы миротворцев насчитывали около 20 тыс., операцию по их переброске в Африку технически и материально осуществляли вооруженные силы США.

Задача «голубых касок» была сформулирована вполне однозначно, все претензии сепаратистов на независимость категорически отрицались, а вооруженный контингент уполномочивался применять все силы для «оказания помощи центральному правительству Конго в восстановлении и поддержании законности правопорядка».

Интересно также, что миротворцы имели полномочия разоружать и арестовывать наемников. Понятно, что определение «наемник» весьма размыто и требует конкретной идентификации, но де-факто таким образом миротворцы разоружали формирования сепаратистов.

Мир — это роскошь

Хотя США не представлены в «нормандском формате», который занимается урегулированием конфликта, позиция американцев относительно миротворцев будет определяющей. На протяжении всей истории учреждения и проведения миссий ООН именно США выступали главным кошельком таких операций. Кроме того, американцы занимались и логистикой операций, особенно в случаях масштабных миссий.

Рассуждая на тему миротворцев, украинские политики часто говорят о десятках тысяч миротворцев, необходимых для осуществления миссии, забывая, что это очень дорогие мероприятия.

Говоря о том, что миссия на Донбассе может стать самой масштабной по численности «голубых касок» в истории операций ООН, украинские политики забывают также добавлять: «и самой дорогостоящей».

Это может стать серьезной проблемой. В 2017 г. ООН принято решение о сокращении бюджета на миротворческие миссии на 500 млн. долл. Инициатором выступили США, что полностью ложится в русло политики, проводимой Трампом, который настаивает на том, что финансовое бремя США в обеспечении глобальной безопасности слишком велико. В структуре взносов фонда на миротворческие миссии американцы занимают первую строчку среди прочих доноров, обеспечивая более 28% бюджета «голубых касок».

Зарплаты военнослужащим-миротворцам выплачивает правительство их страны. ООН же компенсирует затраты стран, добровольно направляющих своих военнослужащих для участия в миротворческих операциях, по единой ставке — 1332 долл. (это минимальный порог). Т. е. при условии отправки 20 тыс. миротворцев в Украину (это наиболее распространенная цифра) только на зарплату контингента потребуется минимум 26,6 млн. долл. в месяц, или 319,6 млн. в год. И это — без учета логистических затрат и издержек на инфраструктуру.

Примечательно, что для Трампа, выступающего за сокращение американских вложений в глобальную безопасность, более привлекательным может показаться российский вариант миссии ОНН с размещением «голубых касок» только на линии разграничения. Просто так будет дешевле.

Локализация статуса проблемы Донбасса

Как свидетельствует опыт конфликтов, в которых фигурирует центральное правительство и задействуются миротворцы ООН, промежуточный или окончательный результат таких историй заканчивается преимущественно так: мятежные районы получают особый статус самоуправления (в самом широком и вариативном понятии этой конструкции); противники режима авторизуются в правовом поле государства (учреждают легальные партии, получают должности в правительстве и т. д.); происходят законодательные изменения (в разных сферах жизнедеятельности государства), направленные на укрепление политического компромисса и стабилизацию ситуации. Собственно, в некой траектории этот сценарий и прописан для Украины в Минских соглашениях.

Эти меры направлены на то, чтобы окончательно идентифицировать военный конфликт на востоке страны как внутреннюю проблему. Миротворческая миссия рассматривается российскими переговорщиками как инструмент закрепления проблемы Донбасса в рамках внутриукраинского конфликта. Однако заинтересована в этом не только Россия, но и Европа, которая — ввиду наличия внутренних проблем — хочет упразднить международный статус проблемы Донбасса.

Так или иначе, но Украине предстоит чрезвычайно большой объем работ по реинтеграции восточных областей. Миротворцы могут помочь достичь перемирия. Условный международный донорский фонд может материально поспособствовать восстановлению разрушенного войной региона. Но никто не поможет восстановить общественный мир, наладить социальную коммуникацию между людьми, которые годами были разделены пропагандой, стрельбой, агрессией, недоверием и трагедиями. Мир — это нечто большее, чем украинский флаг над Донецком и пение гимна в Луганске. Это общее согласие, примирение, компромисс и возможность общего сосуществования в стране, которая устроит все регионы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Валентин Гайдай: «На кону большие ставки, но Запад...

Отличительная черта нынешней президентской кампании — недостоверные соцопросы

Генеральный секретарь Европейского института...

Экономика диктует нам правила международных отношений. Государство не должно идти на...

Сергей Куделя: «Впервые в Украине решающее влияние на...

Результаты свежего соцопроса (проведен 19—28 февраля) свидетельствуют: самую высокую...

Владимир Быстряков: «Главная проблема нашей страны в...

Украина не едет на Евровидение. Разразившийся во время национального отбора скандал...

Глонасс как двигатель торговли

Украина обвиняет Россию в нарушении международных правил свободы транзита. Новое...

Новое принуждение к миру

Если за планом Сайдика стоят Берлин и Париж, то после украинских выборов именно на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка