Мой город у Черного моря не должен стать прибрежным

№35 (872) 31 августа – 6 cентября 2018 г. 29 Августа 2018 1 4.7

Вопросы и проблемы мировой глобализации, «плоскостного (двухмерного) мира» обсуждаются на бесчисленных форумах и симпозиумах, на встречах ведущих политиков всех уровней. Но, как показывают научные исследования и реалии жизни, города были и остаются осью, вокруг которой вращается наша эпоха.

Более 53% населения мира живут в городских зонах, и процессы их развития более важны для мировой экономики и жизни каждого из нас, чем когда-либо ранее. Города все сильнее и сильнее различаются по своей экономической структуре и рынку труда. Усиливается их специализация и множатся предложения людям различных услуг, обеспечивающих качество жизни. Каждый город удовлетворяет чей-то вкус, у каждого есть свой характер, своя душа.

Этот процесс объективный и обусловлен ключевыми факторами развития экономики: талантами, инновационностью, знаниями и креативностью людей, проживающих в городах. Концентрация людей с такими качествами способствует рождению новых идей, повышению продуктивности субъектов хозяйствования. А это в свою очередь дает энергию для развития города, значительно увеличивает его экономический и социальный потенциал, повышает качество жизни горожан.

Именно эти процессы являются подлинными источниками роста мировой инновационной экономики. Проживание в том или ином городе становится основным фактором, влияющим на нашу жизнь, а работа, образование, жизненный успех, любовь следуют из него.

Среднестатистический американец в поисках «своего города», но зачастую по практическим соображениям (ради более высокой зарплаты, более дешевого жилья, ближе к месту работы или учебы и т. п.) переезжает раз в семь лет из одного города в другой. Каждый год переезжают более 40 млн. человек, причем 15 млн. — на расстояние до 250—300 км.

Нам, одесситам, волею судьбы бесконечно повезло — мы живем в городе-«личности», обитатели которого обладали и пока еще обладают многими из вышеперечисленных ключевых факторов, необходимых для современного развития. Сегодня стоит вопрос — как материализовать, точнее, капитализировать эти факторы для обеспечения достойной, высококачественной жизни, вернуть городу былую славу, достоинство и уважение.

В тени былой славы

В далеком даже для меня, не говоря уже о нынешнем поколении одесситов, 1986 г. на политбюро ЦК Компартии Украины рассматривался вопрос «О мерах по устранению недостатков в социально-экономическом развитии г. Одесса», отмеченных в статье «Ох, Одесса» газеты «Правда».

Рассмотрение подобного вопроса на заседании политбюро было нетипичным, скорее даже экстраординарным. Но это было поручение секретариата ЦК КПСС. Приглашенных одесситов было трое: секретарь обкома партии, зампредседателя облисполкома и я — председатель Одесского горисполкома.

По уже имеющемуся жизненному опыту я понимал, что меры будут приняты, но прежде всего по отношению к нам — руководителям. Как минимум мы должны были получить по выговору, и кого-то снимут с работы. Для меня вопрос осложнялся еще и тем, что все материалы о проблемах и недостатках в развитии города я лично подготовил и передал спецкорреспонденту газеты «Правда» Виктору Васильцу и за чашкой чая попросил его опубликовать их в газете. Что он и сделал, превратив их в острую, проблемную статью о развитии городов-миллионников на примере Одессы.

После доклада руководителя специально созданной комиссии по подготовке вопроса на политбюро, выступлений и ответов на вопросы моих коллег пришла моя очередь. Я впервые присутствовал на заседании политбюро и тщательно готовился к своему выступлению. Пласт цифр, фактов, предложений был у меня в голове. Но мысль, что все пошло не так, как задумывалось, что «пора грузить пожитки на телегу», — наполнила меня решительной злостью. Не начав еще выступление, я услышал вопрос первого секретаря ЦК КПУ — Владимира Васильевича Щербицкого: «Вы — коренной одессит, председатель городского исполкома. Какой вы хотите видеть свою Одессу в ближайшем будущем?»

Вопрос был задан спокойным, ровным тоном. Мой ответ прозвучал, как потом говорили «старшие товарищи», вызывающе: «Такой, какой она была в год своего столетия — в 1894 году». В зале повисла космическая не то пустота, не то тишина, затем прозвучали чьи-то слова: «Так какой же?»

Злость на себя прошла, и я стал говорить спокойно. К своему столетию Одесса отличалась от всех городов Российской империи первоклассным благоустройством, уникальным водопроводом и канализацией. По тем временам в городе была организована качественная система здравоохранения и народного образования. Мощное зеленое строительство, дачи и курортные учреждения совершенно преобразили унылый, безводный степной ландшафт. Были сооружены здания красивейшего в Европе Оперного театра, Новой биржи и другие — на конкурсной инновационной архитектурной основе. Прочные международные связи, монополия на отечественную хлеботорговлю, современный торговый флот, развитая банковская система обеспечивали нашему городу всемирную известность. Мы были третьим городом в империи по численности населения.

В своем монологе я не приводил цифр — они вдруг затерялись в памяти. Но надо было заканчивать выступление. Чем? «Старшие товарищи» обычно заканчивали выступления и доклады словами-цитатами либо Ленина, либо действующего генерального секретаря ЦК КПСС. К сожалению, ни Ленин, ни генсек не говорили ничего хорошего о моем городе. Но шестеренки памяти не подвели, и я напомнил присутствующим, что Карл Маркс неоднократно сравнивал «загнивающий» Петербург с молодой восходящей Одессой, всегда восхищался ее стремительным развитием и процветанием.

После продолжительной дискуссии было принято решение: мои коллеги получили партийные взыскания, что было сурово по тем временам, я отделался «строго указать». Но самое главное, что было дано поручение Совету Министров УССР разработать и утвердить перечень мер по устранению недостатков и проблем в развитии города.

Рассказывая об этом эпизоде моей жизни как руководителя города, вспоминаю, что именно тогда пришло понимание: градостроительная политика не должна осуществляться ради производства. Город — это среда обитания человека, и первейшей задачей его развития должно быть создание благоприятных условий для жизнедеятельности конкретных людей, в т. ч. и для предпринимательской деятельности.

Но в советское время доминировал один принцип развития городов — «градостроительство ради производства». С городских руководителей требовали решения производственных задач, возложенных на их территории. Они отчитывались за производственные показатели предприятий, расположенных в городе. Живую ткань города рвали на части задачи, решаемые министерствами, ведомствами союзного и республиканского подчинения за счет городских ресурсов. Город был объектом управления вертикали власти.

Но несмотря на эти объективные обстоятельства, как показал дальнейший ход событий, мои слова о развитии нашего города правильно были поняты присутствующими на заседании. Поручение политбюро ЦК КПУ было выполнено в течение месяца и утверждено постановлением Совета Министров Украины. Мы получили мощную долгосрочную финансовую и материальную поддержку в реализации планов развития города, основой которых было его социальное развитие.

Так что же способствовало феномену создания нашего города? Когда практически мгновенно, в историческом смысле, на месте третьестепенной турецкой крепости в унылой и безводной степи появился современный город, который по всем показателям получил признание как Южная Пальмира.

Если проследить историю создания нашего города, то понимаешь, что главную роль сыграли люди, сумевшие осуществить столь масштабный градостроительный замысел. Люди различных навыков и профессий: каменщики, кузнецы, слесари, извозчики, подрядчики, купцы, архитекторы, врачи, учителя и многие другие. Люди, приехавшие из разных уголков России и стран Европы. Люди, обладавшие качествами, которые в наше время названы были бы как креативность и инновационный профессионализм. Дух свободы и предпринимательства, желание оставить после себя материальную память объединили их в некую общность, открыли «чакры» выхода их энергии и направили ее на созидание.

Безусловно, добиться успеха помогло и стечение ряда обстоятельств: политических и государственных интересов, собрание удивительных личностей — руководителей города, необыкновенно удачное географическое положение. На мой взгляд, именно эти процессы стали самым главным фактором создания феномена «Одесса» — города как среды обитания и предпринимательской деятельности, среды, благоприятной для его горожан.

Сегодня, когда наш город ищет свое место в качественно новых экономических, социальных, политических реалиях, нам надо помнить и знать историю его создания. Жить в тени прошлого величия — недостойно города-личности Одессы, нас, одесситов.

Биометрический паспорт города

Каждый город-личность имеет свой биометрический паспорт, с которым и горожанин, и приезжий может ознакомиться в любое удобное для него время. Узнать историю его рождения и жизненный путь, узнать о людях, которые творили его историю. Напитаться его аурой и духом. Имя этого паспорта — главная улица. Улица, которая аккумулирует в себе судьбу города, его историческое и культурное прошлое, демонстрирует и пропагандирует реперные точки будущего развития, создает имидж города. Улица, которая становится легендой города, а для горожан — главной. В Нью-Йорке это Бродвей, Великий белый путь, в Санкт-Петербурге — Невский проспект, в Киеве — Крещатик, и так в каждом городе-личности.

Для нас, одесситов, это, безусловно, Дерибасовская. Об этой улице сложены песни и стихи, написаны фельетоны и романы, она фигурирует в бесчисленных анекдотах... Став легендой, наша Дерибасовская сама рождает легенды. Да, она не самая красивая, не самая тенистая, не самая широкая и протяженная в городе, но вот уже в течение более 194 лет это общепризнанная главная улица Одессы, ее микропортрет. Спросите у любого настоящего одессита: «Какая самая красивая и главная улица в мире?» — и он ответит не задумываясь: «Конечно и абсолютно законно — наша Дерибасовская». Ответ на 100% соответствует их восприятию Одессы и Дерибасовской как ее легенды и пониманию — что такое Дерибасовская.

Прогулка по Дерибасовской

Ежегодно в Одессу приезжают сотни тысяч туристов, они стремятся увидеть Потемкинскую лестницу, сделать селфи на фоне памятника Дюка, Оперного театра, посетить катакомбы, но прежде всего идут на Дерибасовскую. Но побывав на этой улице, увидев ее в таком виде, в котором она существует сегодня, — и впечатление от увиденного одно, а двухсотлетняя легенда — совершенно другое. Все с точностью до наоборот — как две большие разницы.

Это состояние я лично пережил этим летом, когда вместе с бывшими коллегами по совместной работе в EUROSAI (Европейской организации высших органов финансового контроля) из Испании прогулялся по Дерибасовской. Первоначально, из-за кратковременного пребывания в городе, это не планировалось. Но поужинав в достойном ресторане «Рыба в огне», расположенном в Красном переулке, после моих рассказов о легенде нашего города мы с коллегами пошли на Дерибасовскую.

Главная улица встретила нас насыщенным полузабытым запахом бывшего общепита, в котором превалировали запахи подгоревшего мяса. Вся проезжая часть улицы — ныне пешеходная зона — была заставлена столами, столиками, стойками различных кафе и закусочных и, судя по рекламе на иностранных языках, ресторанами. На тротуарах дымились шашлычные и лотки с крутящейся шаурмой. В пространстве между ними, ожидая наездников, расположились несколько табунов лошадей...

Лавируя между ними, мы достигли горсада, территория которого была подарена городу в 1806 г. Феликсом де Рибасом. Здесь мне стало морально и психологически полегче. Величественные медные «Лев» и «Львица» — работы французского скульптора Кэна, XIX в., музыкальная веранда с ее чугунными литыми решетками, памятник Леониду Утесову, сохранившиеся вековые деревья, завезенные из Франции и Италии, вновь пробудили у моих спутников интерес к прогулке.

Но, как говорится, «Остапа понесло...» — я повел их к распахнутым воротам знаменитого Летнего театра, получившего известность еще в 1826 г. не только в нашем городе, Российской империи, но и во многих странах Европы. Здесь выступали знаменитости с мировым именем — актеры, писатели и поэты многих поколений.

Войдя на территорию театра, мы вынуждены были остановиться: полуразрушенные и полусгоревшие пристройки вдоль заборов, горы мусора на помосте, подразумевающем сцену, в полутьме копошатся люди, налаживая музыкальные центры. А рядом, буквально в 5—6 метрах от этой территории, зазывалы приглашали публику в череду ресторанов, протянувшихся до Гаванной. Постояв несколько тягостных минут, как у гроба покойника, и отойдя от легкого шока, я повел своих спутников дальше, надеясь сгладить впечатление от увиденного и показать коллегам море — в начале нашей главной улицы. Чтобы они убедились, что Одесса — морской город и стоит у самого синего в мире Черного моря.

Я попытался руководствоваться словами Михаила Жванецкого: «По Дерибасовской надо гулять постепенно» — идти от памятника к памятнику, от одного исторического места к другому. Но сделать это было невозможно — все фасады домов утонули в рекламе и вывесках брендовых магазинов. Магазинов, которые есть в любом провинциальном городе большинства стран мира. Возле дома на Дерибасовской, 16 мы остановились — здесь располагался знаменитый Ришельевский лицей, образованный императором Александром І согласно утвержденному им уставу в 1817 г. Ришельевский стал вторым — после Царскосельского — по времени создания лицеем в Российской империи. Тут у лицеистов бывали Пушкин и Гоголь, здесь преподавали Мицкевич и Менделеев, учились выдающийся русский философ-утопист Федоров — учитель Циолковского, польский писатель Томаш Еж, художник Врубель и многие другие всемирно известные личности. Не остановиться было нельзя.

У входа в неосвещенный подъезд, ведущий на территорию лицея, под табличкой, что это памятник архитектуры XIX в., стоял зазывала в шотландской национальной одежде. На мой вопрос, что находится во дворе лицея, последовал ответ: «Какой лицей! Там пивной бар и больше ничего». Повторения шока не хотелось, и мы обратили внимание на противоположную сторону улицы, где буквально напротив нас возвышалось черное здание-монстр, диссонирующее с фоновой застройкой улицы, — торговый центр «Европа».

Постояв несколько минут без каких-либо комментариев, пошли дальше... Но в моей голове бился вопрос: «Почему?! Как на этом месте мог возникнуть этот строительный монстр?!» Ведь в 1991 г. здесь, на месте летнего кинотеатра «Комсомолец», планировалось строительство современного выставочного зала одесских художников и скульпторов. Он должен был быть просторным и светлым, с выходом на главную улицу города. Ранее существующее пространство кинотеатра перекрывалось самонесущими конструкциями и стеклом, не разрушая привычного облика этой зоны, включая существующую тогда аркаду. Эскизный проект галереи был утвержден на исполкоме — я прекрасно это помню. И вдруг — это инородное сооружение! Именно из-за этой «Европы» Дерибасовскую улицу не захотели рассматривать для включения в кадастр ЮНЕСКО.

Шли дальше, убыстряя шаг: ничто не говорило, что мы в Одессе на главной улице. Прошли квартал между Екатерининской и Ришельевской, вернее просочились через плотно утрамбованную стоянку автомобилей вперемешку с островами тех же столов, столиков и барных стоек, и наконец мы в начале нашей улицы — Дерибасовская, 2. Это тыльная сторона дворца Я. Витта (Ланжероновская, 1), построенного архитектором Г. Торичелли в 1830 г. В этом здании с 1856 г. располагалось Российское общество пароходства и торговли (РОПиТ) — крупнейшее пароходство в Российской империи и Европе, а затем легендарное ЧМП — Черноморское морское пароходство. Пароходство, благодаря которому Одессу знали во всех уголках нашей планеты. Но никаких табличек, мемориальных досок или указателей, говорящих об этих исторических для города фактах, не было.

В стороне, на фоне расписанного граффити бетонного парапета, замыкающего Дерибасовскую, невзрачный памятник Иосифу де Рибасу — одному из сподвижников Суворова, участнику штурма Хаджибея и Измаила. Отважному военачальнику, дважды раненному в этих боях, потерявшему руку, ставшему первым главным устроителем города и порта в 1794—1797 гг. В честь и память о нем наша главная улица вот уже 194 года носит его имя.

Начало нашей улицы-легенды ничем не напоминало капитанский мостик: моря не было видно (всю панораму закрыли деревья), а капитан был подобен карлику...

На этом закончилась наша прогулка по Дерибасовской. Мнениями не делились, распрощались, и гости, сев в ожидающую их машину, помчались в Киев. Не знаю, какие впечатления увезли с собой коллеги, но мои ассоциировались с руслом некогда бурной реки, из которой испарилась вода. И это сегодня, когда необходимо жадно вспоминать свое давнее и недавнее прошлое, дорожить каждой личностью, каждым героем, подвижником, внесшим вклад в развитие города. Беречь каждое здание — как физическое выражение коллективной памяти. В первую очередь это касается биометрического паспорта города — главной улицы! Непонимание этого в современных реалиях — путь в за-бвение и прозябание.

Точки опоры

Незавидно социальное, экономическое, экологическое положение нашего города сегодня. Потеря имиджа, формировавшегося столетиями и характеризуемого словами «не первый, но и не второй город» на одной шестой суши, не экстраординарное явление. История жизни практически всех городов во все времена мировой цивилизации говорит, что они имеют внутреннюю цикличность роста и упадка.

На этой объективной внутренней закономерности жизни городов и регионов мощно сказываются внешние потрясения. К примеру, ранее быстро развивающиеся и богатые Ливерпуль в Англии, Детройт и другие города «ржавого пояса» в США не могут выбраться из затянувшегося на десятилетия кризиса и упадка. И этот процесс характерен для многих городов.

Мир становится глобальным, глобализируется и конкуренция между субъектами хозяйствования. В городах предприятия — из разряда важнейших градообразующих — испытывают трудности, закрываются или переводятся в другие регионы. Изнашивается городская инфраструктура, лицо города тускнеет, качество жизни горожан падает, начинается период спада и упадка в его развитии, демография резко ухудшается, растут экологические проблемы.

В подобной ситуации главное — не проспать перемен. Нам, одесситам, эти процессы хорошо известны: уже целое поколение выросло и живет в условиях, когда прекратили работу основные градообразующие предприятия, а всемирно известное Черноморское морское пароходство, дававшее каждому третьему одесситу достойную высокооплачиваемую работу, перестало существовать, город из морского трансформируется в прибрежный.

Усилиями алчных и ненасытных застройщиков, коррумпированных чиновников, беспринципных архитекторов (разглагольствующих о былой архитектурной славе города) практически все территории курортов и санаториев города застроены без соблюдения элементарных градостроительных правил и застраиваются высотными жилыми домами-резервациями.

Таковы неутешительные реалии социальной и экономической жизни города сегодня. Не в оправдание нынешней унизительной ситуации, а объективности ради напомню, что в биографии нашего города уже были подобные периоды: после отмены режима порто франко, отмены монополии на хлеботорговлю и ряда социально-политических внешних глобальных перемен. И всегда в такие критические периоды Одесса проявляла свой созидательный характер. Элита, руководство города просчитывали последствия возникающих критических ситуаций, находили пути и финансово-материальные возможности для дальнейшего развития, на практике доказывая, что спад — это тоже не всегда плохо.

Именно в этом корни отличительных черт характера одесситов: оптимизм и находчивость, которые метко сформулированы присказкой — «это очень хорошо, что пока нам плохо». В ходе выработки мер по преодолению спада и кризисных ситуаций, реализации этих мер необходимо опираться на самосознание города как общности людей, связанных единой историей, на понимание феномена личности — Одесса, местный природный патриотизм одесситов, который не имеет ничего общего с воинствующими идеями национал-патриотов.

Культурный, научный, профессиональный потенциал одесситов в совокупности с самосознанием города дает возможность на практике использовать главный ресурс развития города — его горожан и их энергию — для сохранения былой славы и его дальнейшего развития. И этот принцип выхода из критических ситуаций, как показывает опыт большинства процветающих сегодня городов в современном глобализованном мире, становится универсальным. Основным инструментом «обеспечения будущего» города является самоорганизация местного сообщества, энергия его жителей, возрождение духа города времен процветания.

В нашей Одессе всегда преобладали люди, которые хотели что-то оставить после себя, трудились и приносили на алтарь любви и процветания города конкретные дела. И здесь я не могу не привести слова Александра де Рибаса: «Между всеми народностями, населявшими Одессу, царила такая искренняя терпимость и такое человеческое понимание друг друга, что все чувствовали себя в народившемся городе, как у себя на родине. Народности сживались на почве общих интересов, обменивались друг с другом знаниями, мыслями и силами. И не было между нами вражды, а если и было соперничество, то лишь в области торговли и искусства, на благо развития города» («Старая Одесса», 1913 г.).

Если выделить и переосмыслить ключевые слова вышеприведенной цитаты: «понимание», «терпимость», «единство общих интересов», «благо развития города», то в них сконцентрировано понимание феноменальных успехов развития Одессы в прошлом и пути выхода из кризисного состояния и упадка сегодня. Да, главным ресурсом развития городов становится не наличие на территории полезных ископаемых, транспортных путей или блестящее прошлое, а воля горожан к сохранению славного прошлого, обеспечению благополучного будущего для своего города и своей семьи.

Основной инструмент «обеспечения будущего» — не бесконечная «борьба за город», а самоорганизация местного сообщества для разработки стратегических планов выхода из кризисной ситуации и их реализация. Кропотливая, системная работа по формированию у нас, одесситов, единства общих интересов, терпимости и взаимопонимания, патриотизма и любви к городу. Любви не показной, плакатной, которая заполняет все общественное пространство города билбордами «Я сердечко Одесса» (тут так и просится штампик made in USA), а любви, конкретно выраженной в реальных делах на благо развития нашего города. Воспитание у молодого поколения патриотизма в отношении большой и малой родины начинается не только с «картинки в твоем букваре», а прежде всего — с любви к своему городу, своей главной улице.

Личность с большой буквы

В далеком 1985-м горисполком принял решение о превращении Дерибасовской в пешеходную зону. И главной задачей было не только создание рекреационной зоны, но в первую очередь — ее одухотворение.

Создание цельного художественного образа прошлого в единении с настоящим (ведь в основе легенды об этой улице лежат реальные события, подтвержденные документами), чтобы обратить мысли и устремления одесситов и их гостей в будущее. Для реализации этого решения было сделано немало: с Дерибасовской были перенесены троллейбусные 1-й и 2-й маршруты; прекращено автомобильное движение (кстати, именно за эти действия я как председатель горисполкома получил выговор «за самоуправство» на бюро обкома партии); был разработан и согласован проект благоустройства улицы.

Авторы проекта объединили все события, происходившие в городе и на ней, в художественный образ, превратив активную ленту мостовой как бы в новый главный фасад улицы. На новом мощении Дерибасовской были предусмотрены мраморные вставки, которые регулярными квадрами делили всю улицу, объединяли старую брусчатку мостовой, положенную в XIX в., с современным мощением тротуаров. Ритм квадров вызывает ассоциации с античным прошлым Северного Причерноморья, дает возможность выстроить те или иные исторические параллели — связать прошлое, настоящее и будущее. Здесь человек отдыхает, развлекается, но включается процесс реставрации исторической памяти. Так было задумано, так началось превращение Дерибасовской в зону рекреации исторической памяти.

Но никто не мог себе представить, что все задуманное и уже сделанное будет перечеркнуто культом чревоугодия, сиюминутной выгоды, конъюнктурой, забвением легендарного прошлого... Вновь вернувшись к теме биометрического паспорта города, хочу акцентировать внимание на том, что запуск механизма самоорганизации горожан, на мой взгляд, необходимо начинать с организации и распространения информации о путях и этапах развития города, «населяя» ключевые моменты людьми, внесшими конкретный вклад в решение той или иной проблемы.

История создания города должна быть подтверждена письменными источниками, артефактами, а не вымыслами, продиктованными конъюнктурой сегодняшнего дня. Она должна быть визуально закреплена, материально присутствовать — на конкретных зданиях и сооружениях (еще сохранившихся памятниках архитектуры), на улицах и площадях нашего города. Реализуя эти положения, город избавится от бесконечных схоластических диспутов: «Сколько лет Одессе — 650 или 224?» или «Сносить или не сносить памятник Екатерине ІІ», получит пассионарный толчок к развитию, покажет всем, что наш город Одесса был и остается Личностью с большой буквы

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Татьяна Бахтеева: «Защитить конституционное право...

В 2018 г. в Украину не поставлено ни одной таблетки, ни одной вакцины, Профильный комитет...

Ватикан — особая точка зрения

Курт Волкер в интервью изданию Crux обсудил ряд чрезвычайно актуальных для нашей страны...

По ту сторону фронта

Российского журналиста Дмитрия Киселева многое связывает с Украиной. Он жил и работал...

Патриотическая мобилизация против «пятой колонны»:...

Президент может добиться победы на выборах, если ему не помешают Вашингтон, Кремль или...

Запрет продуктов — залог победы

«В Украине все еще действует сеть российской агентуры, которая берет под контроль...

Способны ли кандидаты на пост президента спуститься с...

Состоявшаяся 13—15 сентября в Киеве конференция «Ялтинская европейская стратегия...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
pgrm

Главным достоянием такого славного города как Одесса конечно же всегда были люди. Вспоминая Жванецкого, в Одессе не надо смотреть, надо слушать. Именно люди создавали тот неповторимый колорит, узнаваемый даже далеко за пределами страны. Именно люди несли в себе весь тот культурный пласт, благодаря которому Одесса была воспета в литературе, архитектуре и живописи.

Но что стало с теми людьми? Одесса сжигает своих людей и радостно пляшет на их костях. Одесса строит булыжные мостовые, забывая при этом что город - это среда обитания людей, а не просто территория с плотной городской застройкой. К сожалению, многие государственные деятели также не видят за фасадами домов людей в них живущих. Как не видят они людей Донбасса и Крыма - лишь территории, населённые к тому же неугодным электоратом.

В борьбе за территории, не за души, была развязана братоубийственная война на своей земле. Сожжены заживо десятки людей в некогда городе-герое. Уже нет памяти о событиях славных дней и людях, их ознаменовавших. Мемориальные доски уложены в мостовую и по ним гуляют молодчики с факелами, стыдливо скрывая свои лица под тряпками. Вот Одесса нынешняя. Кому-то в такой обстановке вполне уютно. Мне бы не хотелось.

- 2 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка