«Но что нам делать с розовой зарей...»

№16 (862) 20 — 26 апреля 2018 г. 19 Апреля 2018 4.7

Под скальпелем природы и искусства

кричит наш дух, изнемогает плоть,

рождая орган для шестого чувства.

Николай Гумилев, «Шестое чувство»

Ракетный удар США по Сирии ранним утром 14 апреля («розовая заря» в ночном сирийском небе) стал наиболее кризисным геополитическим событием последних времен, после которого можно считать, что мир прошел некую точку, в которую мы еще не попадали.

Мир уже не сможет возвратиться в прежнее состояние ни при каких обстоятельствах, поскольку попутно были практически девальвированы все инструменты дипломатического (массовые высылки дипломатов) и экономического (санкции) давления.

После уверенного прохождения этой точки стал окончательно очевидным факт практически одновременного исчерпания главных геополитических процессов относительно краткой (по историческим меркам) эпохи американской глобализации: европоцентризма, вестернизации мира, самой глобализации в ее однополярном исполнении и даже совсем краткого уже периода как бы многополярного существования. После устранения непроамериканского как бы президента Бразилии БРИК был уничтожен, и эпоха квазимногополярности оказалась закрытой.

Мир неуклонно переходит к двуполярной конструкции. Деваться от этого просто некуда. В т. ч. некуда от этого факта деваться и самой России. Все мировое информпространство заполнено словосочетанием «противостояние двух сверхдержав». Они (державы) противостоят друг другу в Сирии, Украине, Корее и далее повсюду, где только могут сталкиваться их интересы. Хотя противостояние это пока еще несколько как бы стеснительное. Америка еще стесняется того, что ее вес и авторитет в мире сокращается, а Россия пока стесняется того, что она снова может претендовать на защиту собственных интересов. Отличных от других.

Приверженцев мнения, что западный путь (на который встала Россия после распада СССР) исчерпан, становится все больше. Эта перспектива в данных условиях тоже закрывается. При всей очевидной близости, похожести кирилличной и латинской культурных систем у них действительно различные силовые (или магнитные) полюса, потому слиться в одну гомогенную массу они не могут.

Однако они жизненно необходимы друг другу, и существовать они способны только в дуалистической связке, подобной инь и ян, разделяемых (соединяемых) некой мембраной. Слиться же в единую систему им (по своей природе) просто не дано, поскольку при гипотетическом даже силовом соединении они обе будут непременно разрушены. Существовать друг без друга (как бы на отдельном острове) они тоже не смогут.

О несоединимости латинского и кирилличного миров свидетельствует вся их предыдущая история существования. Лев Гумилев (создатель пассионарной теории и сын великого поэта Николая Гумилева, автора строк о «шестом чувстве») определил природную географическую границу между этими мирами, которая проходит по линии нулевой изотермы января.

И в этом смысле вся наша достоверная история состоит в некотором периодическом колебании политической и культурной границы, разделяющей их относительно этой самой условной природной линии нулевой изотермы января, которая то смещается на восток, то подобно натянутой тетиве возвращается на запад. И перемещения эти весьма болезненны для обеих частей, поскольку на линии соприкосновения происходит по сути как бы аннигиляция противоположных зарядов.

В кирилличном мире инокультурное вторжение (а в каждом инь всегда есть немного ян — и наоборот) непременно русифицировалось, но не ассимилировалось, а этносы не исчезали бесследно, как в латинском мире, где за несколько столетий в Европе не стало порядка двухсот малых этносов, которые не сумели защитить свое культурное пространство.

Но невежественные попытки соединения миров, гомогенизации пространств упорно продолжаются, поскольку инициаторам этих процессов представляется, что в мире после очередной неудачной попытки уже появились (прогресс, дескать) новые политические и экономические инструменты, позволяющие преодолеть эту природную их несовместимость.

Когда Россия (или Украина) пытается идти на сближение, Запад сильно напрягается, поскольку он этого сближения категорически не хочет. И чем настойчивее Россия идет на сближение, тем больше напрягается Запад. Он хотел бы сохранять определенную дистанцию. И это очень правильно, поскольку только при сохранении некой дистанции с субъектом его можно грабить как чужого. Грабить же своего — совсем не комильфо, сразу возникает много проблем. И требуются уже более тонкие инструменты извлечения наличности из карманов.

Но даже теоретически это соединение станет возможно только с исчезновением природных как бы зарядов внутри системы. Т. е. с исчезновением (ослаблением) по сути их жизненной силы, как это как бы уже почти произошло с распадом СССР. Или с поражением ранее совокупной Европы во Второй мировой войне.

Но витальный заряд (к счастью или нет) снова восстановился, и маятник перемещения границы инь и ян снова двинулся в обратном направлении. Все предыдущие попытки остановить этот маятник очередными геополитическими победителями ни к чему хорошему в истории не приводили. Не удастся его остановить (зафиксировать в конце как бы истории) и на этот раз, поскольку это будет равнозначно остановке пульса истории. Такое в принципе теоретически может произойти, но ведь ни та ни другая стороны (будем надеяться) суицида не желают.

До масштабной схватки сверхдержав в Сирии дело пока не дошло. Мир вздохнул с некоторым облегчением. Но нам по этому поводу радоваться нечего, поскольку схватка эта (с катастрофическими последствиями) может теперь произойти уже в Украине. И потому нашей главной задачей на данный момент представляется срочный выход из зоны возможного противостояния любой ценой, поскольку в случае все-таки совершения подобной схватки на нашей территории цена эта может оказаться для нас совсем неподъемной.

Не дай бог, чтобы пророческими стали слова из «Шестого чувства» Гумилева:

Но что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Посол Израиля о «клинке» и «пьедесталах»

«У нас нет своего рода пьедестала, на который возносят людей, а потом их оттуда...

Петр Толочко: «В ненависти к русским мы проклинаем и...

Белая Русь, Малая Русь и Великая Русь — три мощные ветви, берущие начало из единого...

«ЦВК служить народу, не заважайте»

«Мы за то, чтоб не было коррупции, воровства и фальсификаций, но если что не так,...

Джил Синклер: «Мне приятно видеть женщин в армии»

С сентября 2017 г. вооруженные силы Канады подготовили 1 тыс. украинских военных по...

Cтивен Cильверстайн: «Зачем делать тайну из поставки...

Старший оборонный советник посольства США в Украине при украинском МО Роберт Стивен...

Доктор Рафик, хороший шурави

«Мальчишка, совсем пацаненок, подойдет, магнитную мину к БТРу подбросит... И БТР...

Загрузка...

У российских левых появился шанс на возрождение

Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев на протяжении многих лет входят в руководство...

Валентин Симоненко: Государственное управление —...

Планы и стратегию развития пишем для МВФ и под их диктовку, принимаем законы и делаем...

Донбассу уготована судьба Западного берега

Свет в конце туннеля появится только после достижения Украиной и Россией некоего...

Максим Шевченко: «Левая идея — это сочетание...

«Я никогда не был сторонником «русского мира». Я был сторонником народной,...

Чего ждать Украине-2

Могучим соседям на востоке и на западе тоже выгодно продолжать игру в шашки с...

Чумак о самодержцах и кактусах

Сегодняшние рейтинги партий как температура мертвого в больнице

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка