От «Аденауэра» до плана «б»

№35 (571) 2 - 8 сентября 2011 г. 01 Сентября 2011 0
Глава КИУ в суд на президента подавать не будет,
чтоб не «пиариться». Фото Вячеслава БЕРЛОГА

Продолжить тему «пользователей иностранных грантов» — после публикации статьи «Кто они — «мнение страны»?» (№21 (559) 27 мая — 2 июня 2011 г.) — предложили наши читатели.

На сей раз чаще всего упоминалась организация под названием Комитет избирателей Украины.

«Чем она занимается? Кто это все финансирует?» — вот о чем спрашивали. И вопросы, согласитесь, не праздные.

Хотя бы потому, что мы все — избиратели.

Следовательно, когда КИУ представляет «мнение», — получается, и от нашего имени тоже?

А теперь представьте, что вот-вот начнется! В преддверии кампании 2012-го можно только догадываться, с какой интенсивностью и пресса, и социологи с политологами станут ссылаться на эту организацию. А все почему? Потому что — «звучит» гордо: не какая-то себе «мелочь», а целый «Комитет», да еще и «избирателей Украины»!

И даже если кто-то сведущий в манипуляциях с игрой слов станет доказывать обратное: мол, никакое это не мнение всех избирателей, а только отдельно взятой структуры, поверьте — к возражениям мало кто прислушается.

Впрочем, поживем — увидим. А пока давайте разберемся: что это за комитет и, как говорится, с чем его едят?

Прощание «Мотта»

Найти в Киеве центральный офис комитета (а есть, надо понимать, и не центральный?) непросто: на сайте организации указан только «секретный ящик» — «абонентська скринька 56».

Эту «скриньку» в конце концов мы отыскали. Оказалась она не такой уж и секретной — на ул. Межигорской, 26.

Подол, ул. Межигорская: центральный вход в Комитет избирателей

Крохотный такой себе подольский дворик. Разрисованный донельзя чем только в голову взбредет. С горами невывезенного мусора и непонятного назначения зарешеченными достройками, сильно смахивающими на самодельные подсобки овощных магазинов, куда на ночь запирают контейнеры с арбузами. Прошу прощения за ассоциации.

Центральный офис КИУ — трехкомнатное помещение на первом этаже. Его арендуют за 10 тыс. грн. в месяц.

Само собой получилось, что беседу с главой правления организации Александром ЧЕРНЕНКО мы и начали с тривиальных платежей.

— Кроме аренды, есть немалые суммы ежемесячных отчислений за газ, за свет, за воду и т.д. Поскольку вы имеете статус «громадської організації», т.е. сами ничего не зарабатываете, то кто ж платит?

— У Фонда Чарльза Стюарта Мотта (частный фонд, располагающийся в городе Флинт, штат Мичиган, США. Авт.) есть проекты «на развитие организаций». И он нас поддерживал последние 10 лет.

— Поддерживал, а теперь не хочет?

— Да, все... С нового года нам нечем будет платить за офис. Но мы ищем, — ответил г-н Черненко тоном человека, не особо уверенного в успехе предприятия.

— Не пробовали вместо Мотта обратиться, например, к Ланге, представительству немецкого Фонда Конрада Аденауэра в Украине? — поинтересовалась у собеседника.

Фамилия Ланге всплыла не просто так. Помните, в 2010-м его не выпускали из аэропорта «Борисполь», а пресса тогда писала: запретом на въезд в страну послужили попытки Нико Ланге «ускорить процесс» объединения украинской оппозиции?

И хоть инцидент с аэропортом вскоре был исчерпан, но убеждение, что у Фонда Аденауэра повышенный интерес к нашей внутренней политике, осталось. Поскольку Комитет избирателей — тоже внутренняя политика, то почему б на сей раз не профинансировать и существование КИУ?

— Нет! — отмахнулся от предложения Александр. — С «Аденауэром» мы уже давно не сотрудничаем. Пишем заявки в другие фонды, не буду говорить в какие, чтоб не сглазить.

— Представьте план «б»: допустим, никто из западных спонсоров денег вам не даст. Комитет избирателей Украины закроется?

— Почему? Многие сейчас работают виртуально: есть же интернет, компьютеры, скайпы.

— К отечественным спонсорам обращаться не пробовали?

— А мы на сайте ставим свои реквизиты, чтоб украинские «пожертвувачі» давали деньги. Дают. Но это ж 5—7% всего нашего бюджета, а остальное — конечно, международные организации...

— ... из которых кое-кто передает средства на выполнение программ через посольства? К примеру, через отдел прессы посольства США... Кстати, правда ли, что это посольство теперь «делает ставку» не на КИУ, а на родственную вам организацию — «Опору», которой тоже небезразлична тема избирателей? Если это так, то, может, скажете: чего ж вас разлюбили?

— Я не девушка, чтоб меня любить... Мы нормально сотрудничаем: у нас было несколько проектов от разных американских организаций. Подаем заявки, на тендерах что-то выигрываем.

Шесть адресов и диван

— Проект «Захисти своє право»: книжки всякие, буклеты выпускаете. Расскажите: кто финансирует?

— Это голландское посольство. У нас вообще-то за 15 лет было 20—25, если не больше, разных работодателей.

— И в их числе, образно говоря, ни разу не было отечественных?

— Были. Кто-то может бумагой помочь. Кто-то еще чем. Могут старую мебель из офиса передать.

— Не прибедняйтесь. Мебель вполне приличная. Кстати, а куда диван подевался, о котором вы в одном интервью рассказывали: «В моем кабинете есть диван, но я уверен, что под этим диваном нет диктофона»?

— Диван стоял в предыдущем офисе. За время существования организации поменялось уже пять офисов. До того был на Оболони. А перед ним — на Печерске возле Центризбиркома. Еще раньше — на ул. Жилянской возле универмага «Украина». До него — на ул. Коперника, на Лукьяновке, куда переезжали из офиса, что находился на ул. Горького.

— Ну, с адресами понятно. Еще вопросы о деньгах остались. Вот эти самые брошюры, которые финансируют голландцы, почем? Знаете ли, какова себестоимость? Просто интересно: какие средства отстегивает чужая страна на то, чтоб наши граждане разбирались в украинском законодательстве?

— Поскольку мы лет 15 работаем с одним и тем же полиграфическим предприятием, то у нас есть скидки. Брошюра в среднем стоит 50 копеек.

— Какова ж общая сумма проекта?

— Если надо, могу узнать... Есть проекты, где предусмотрен гонорар, где серьезная аналитическая работа, а есть — без гонорара. Работу делают люди, которые у нас на зарплате. Или, например, приходят студенты Могилянки, они у нас как волонтеры.

— Волонтеры — хорошо, но мой вопрос был о финансировании проекта. Если сложно сейчас вспомнить общую сумму, давайте сузим тему. Во что обошелся «Підсумковий моніторинговий звіт по результатам спостереження за вступною кампанією до ВНЗ 2011», тоже проанонсированный на сайте КИУ?

— Сейчас уточню (собеседник удаляется, через некоторое время возвращается со словами: «Все ж прозрачно!»Авт.). 150 тысяч гривен — бюджет мониторинга вступительной кампании в 10 областях.

— Чьи эти 150 тысяч?

— Фонд «Відродження» дал.

При чем здесь абитуриенты?

— Какое отношение Комитет избирателей Украины имеет к абитуриентам?

— У нас есть разветвленная структура во всех областях. То, что мы создавались как сеть независимых наблюдателей за выборами...

— Это не выборы.

— Но выборы в стране проходят хоть и часто, но не всегда. Поэтому...

— ...заполняете «паузу».

— Есть много проектов, непосредственно не связанных с избирательным процессом. Например, по правозащитной деятельности, просветительской. По местному самоуправлению, по обучению местных депутатов.

— Читаю название одного из ваших свежих проектов. «Захистимо наші соціальні права. Дотримання прав людей похилого віку на Херсонщині». Мне интересно, как вы защищаете права престарелых жителей Херсонской области?

— В первую очередь консультации. У нас квалифицированные юристы. Помогают тем людям, которые не могут заплатить, написать какую-то справку: бабушки сами не напишут, а наши юристы помогут. Надо обратиться через общественную приемную. Или у нас есть сайт...

— Да не «ходят» бабушки на сайт.

— Поэтому для них у нас есть брошюры. А если видим грубые нарушения, пытаемся дать этому огласку. Делаем заявления в прессе. Даже можем сделать представление в суд.

— Можете или делаете? К примеру, еще одна работа КИУ под названием «Аналіз виконання передвиборчих обіцянок та відповідності їх діяльності загальноприйнятим демократичним нормам». Вы ж и обещания президентов исследуете, правда? И видите несоответствие: обещал — не выполнил? Ну и?..

— Провели пресс-конференцию. Есть отличное исследование.

— Думаете, избирателю от этого легче? Подавайте в суд на того, кто не выполняет обещания перед народом.

— Мы действуем через общественное мнение.

— Чего ж так? Вы ж говорите, что у комитета — армия юристов. Вот подал же иск об отмене указа о присвоении Шухевичу звания Герой Украины — без всяких организаций — просто адвокат по фамилии Оленцевич. И выиграл суд.

— Вы хотите, чтоб мы подавали в суд? А потом придете и скажете, что «им больше не на чем пиариться»? Нет, это бесперспективно.

Учитель Безсмертный и чуточку Олбрайт

— Наших читателей интересует: сколько народу в вашей организации?

— У нас нет фиксированного членства. Есть те, кто на постоянных ставках, а это несколько десятков человек. Есть проекты, под которые мы приглашаем или нанимаем людей. На последних местных выборах у нас было 2,5 тысячи наблюдателей. Многие работают бесплатно как волонтеры.

— Чуть поконкретнее насчет ставок, пожалуйста.

— Моя зарплата — 5,5 тысячи гривен. У остальных — меньше. Но если участвую в проектах, по которым предусмотрены гонорары, то, соответственно, получаю.

— Открываю сайт, читаю: «Станом на 2008 рік нараховує 125 відділень...» Вы что, три года не пересчитывались?

— С 2008-го изменения несущественные. Если цифра не 128 или 125, а 118 районных организаций, то это не столь уж и принципиально.

— Вообще-то свой сайт читаете? Есть сомнения, потому что там предостаточно грамматических ошибок, которые явно кто-то да должен был заметить и исправить за столько времени. Или как?

— У нас корректора в штате нет.

— Но вы ж и сами-то по профессии педагог. Кстати, на одной онлайн-конференции вас спрашивали: почему в школе не работаете?

— Я работал. В Бородянке, в средней школе, там у меня мама была директором. А Роман Безсмертный в свое время был моим учителем. Я с ним подружился, вечерами просиживал у него дома. Это в 94-м году, когда он избирался в депутаты, а я крутился в разных студенческих организациях. Я ему из Киева передовые идеи, технологии привозил.

— Не припомню: «за админреформу» поднять на вилы Безсмертного хотели только в Макарове или в Бородянке тоже? Это когда он вице-премьером при Ющенко работал.

— Нет, только в Макарове. Хотя, считаю, реформа была очень прогрессивной. Безсмертного я потом за другое много критиковал, но это никоим образом не отразилось на наших личных отношениях. Очень его уважаю.

— Кроме пединститута, где учились на историка, в вашей официальной биографии записано: «...прошел Курсы общественной активности в Национально-демократическом институте США». И чему научили курсы?

— Две недели мы были в Вашингтоне. Эксперт рассказывал там всякое — о каких-то гендерных, лоббистских вопросах, о том, как работать «в пиаре», собирать пожертвования и так далее.

— Хорошо, расскажите, как собирать пожертвования?

— Половина из того, что нам объясняли, в Украине вообще не работает! Говорят: давайте сделаем благотворительный вечер, где все заплатят по 100 долларов, чтоб попасть на вечер. Потом из этих 100 мы заплатим 10 за сам вечер, а остальные 90 пойдут на организацию!

— Приглашал кто? Фонд Сороса?

— Нет, тогда это был Национально-демократический институт США (NDI)...

— ... который возглавляет экс-госсекретарь Мадлен Олбрайт. А теперь с этой организацией Комитет избирателей Украины сотрудничает?

— Сейчас у нас общих проектов нет.

Где сидят «паранойики»

— «Нейтральна до політичних партій та виборчих блоків» — вот как вы позиционируете свое детище, то есть КИУ, на официальном портале.

— Так и есть.

— Как можно быть «нейтральным», если достаточно посмотреть состав «наглядової ради» — и все становится понятно. Там у вас и Марина Ставнийчук, не один год верой и правдой служившая г-ну Ющенко, и выходцы из «Реформ» Пинзеника, и «Единый центр», не знаю, существует до сих пор или нет, но все равно: это политики.

— Этой «наглядовой радой» мне всю печень проклевали! Ставнийчук была членом ЦИК и нашим «контактом» в Центризбиркоме еще при Рябце. Ткачук (Анатолий Ткачук, народный депутат Украины 1-го созыва, один из основателей «Інституту громадянського суспільства». Авт.) — наш старый партнер...

— ...который тоже сотрудничал практически со всеми фондами, что и КИУ, начиная от «Відродження» и «Стюарта», заканчивая ICS UCAN, американским Институтом устоявшихся обществ, что находится в штате Вермонт, и так далее. И все равно — вне политики?

— «Наглядова рада» ни разу не собиралась! Нам нужна была только как бы для авторитета. Как «совет старейшин». Она больше «ритуальная».

— Так чего ж избирателей вводите в заблуждение? Вот и напишите: «наглядова рада» — «свадебные генералы»...

— ...которые даже на свадьбе не были. Хотя на самом деле у меня с ними прекрасные отношения.

— Ладно, они не влияют на оценки, которые делает КИУ, потому что как такового «совета» не существует. Но, думаю, все-таки личностное мнение самих сотрудников КИУ — влияет? И потом, кстати, преподносится как «мнение избирателей». Хотя бывает и собственное. Например, «известного украинского эксперта»... Это я цитирую то, как представляют в прессе вас. Расскажите, в какой области эксперт? Избирательного права? Цитата, где вы даете оценку предыдущей президентской избирательной кампании: «Переможе той, за кого проголосують українські виборці, як це було в 2004 році. А так званий «третій тур» назначив не «всевишній», а Верховний Суд. Я вважаю, для цього були всі підстави». Действительно так считаете?

— Да. Потому что я не просто говорю как эксперт, который сидит в кабинете. Наш отчет с подтвержденными фактами свидетельствовал о том, что результаты тогда были сфальсифицированы.

— В чью пользу?

— В пользу Януковича. Это официальная позиция организации.

— Еще цитата, но уже с другой избирательной кампании. «Не сумнівався, що в штабах працюють циніки, але там, виявляється, ще й достатньо параноїків». О ком речь?

— Это нас обвиняли в работе на ту или иную политическую силу. Они так думают: кто с ними не согласен, тот враг.

— Непонятно, в каких именно штабах засели, мягко скажем, те, кого вы считаете душевно нездоровыми.

— Во многих. Но я говорю о политтехнологах, которые в каждом твоем изречении усматривают, что за этим стоит, кому это выгодно и сколько я за это взял. Ну разве не паранойя?

Вернемся к нашим баранам

— Когда беседовала с руководителями всевозможных организаций политического и социологического профиля, даже если в штате 1—2 человека, чувствовалось, как их тщеславие тешит внушительное название — «институт». И еще то, что «под институт» даются гранты. Список партнеров, преимущественно финансовых, с которым работал или работает до сих пор КИУ, довольно внушителен, включая «Британську раду» и Black sea trust. Объясните: в чем интерес к вам, допустим, Черноморского фонда регионального сотрудничества?

— У нас с ними есть проект: разработка модели сайта для городских советов. Вы ж знаете, в райцентрах нет сайтов.

— Не только сайтов. Там и компьютеры не везде.

— А мы делаем алгоритм. Уже 200 дисков распространили.

— В таком случае, наверное, знаете и аргумент партнеров: почему они дают на такие проекты средства?

— Проекты финансируются, потому что Украину хотят видеть развитой, демократической...

— Даже так? Как любил говорить г-н Ющенко, «вернемся к нашим баранам». Точнее, к спонсорам. Итак, вы действительно верите, что деньги даются — через фонды или еще как-то — исключительно по той причине, что они хотят видеть Украину «в счастье и здравии»?

— Понимаю ваш скепсис...

— При чем тут скепсис? Неужели вы на самом деле считаете, что «з доброго дива» появился законопроект, ужесточающий условия финансирования негосударственных организаций? И, кстати, если помните, в Верховной Раде уже создавались временные следственные комиссии, выяснявшие степень теневого вмешательства всевозможных иностранных организаций и фондов во внутреннюю политику страны.

— Да, слышал.

— Ну не алогизм ли: Комитет избирателей Украины существует на гранты...

— ... конечно, живем за счет грантов.

— И вас ничто не смущает?

— Нет. Отвечу — почему. Если я возьму финансовую поддержку у какого-нибудь «дяди Вити», «дяди Рината» или «дяди Арсения», то «дядя Витя», «дядя Ринат» или «дядя Арсений» на выборах мне могут сказать: «Вот я тебе дал бабло, так смотри ж — то-то ты не видел, а вот это видел!»

— Зато иностранные «партнеры» — конечно, бессребреники. Как тот же National Endowment for Democracy — американская неправительственная организация, основанная конгрессом США и финансируемая американскими властями, где одним из членов совета директоров фонда — Збигнев Бжезинский. Конечно же, никакой политики! А Freedom House, 80% бюджета которой пополняет конгресс США, — тоже «вне политики» и сплошные «бессребреники». И так далее. Вы в это все верите?

— Искренне!

— Но там вообще-то умеют считать деньги...

— Поэтому они и заинтересованы: чем прозрачнее выборы, тем «прозрачнее» страна, и туда соответственно выгодно вкладывать инвестиции. Я так понимаю. Потому что за все годы сотрудничества со стороны грантодателя ни разу не было нам высказано ни одной «порады»!

Возрадовалась бы за собеседника, коль ему так повезло с партнерами, которые от него вообще ничего не хотят!

И если бы речь велась о неком «обществе любителей майонеза» — тогда пожалуйста. Дело хозяйское. Флаг вам в руки.

Но если все-таки КИУ представляет (хоть и не «по факту», а лишь одним емким названием) три с половиной десятка миллионов избирателей Украины, то...

Вы сами знаете ответ.

Вашему вниманию грузовые авто в новосибирске по очень привлекательной цене от портала fara.ru.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Ірина Луценко: «Щоб зробити мир — треба мати...

У мене дві освіти — економічна й математична, тобто я тримаю в пам'яті великі...

Ирина Бережная: «Не опускайте рук! За ночью всегда...

Елена Бережная: «Я думаю, что кто-то намеренно затягивает и экспертизу, и...

Позиционеры крайне опасны!

Американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и...

Дешевых юристов уже не будет

Изъяны системы правосудия и незащищенность человека перед произволом чиновников и...

Леонид Кожара: «В Украине создаются настоящие левые»

Сложно найти хоть одно подтверждение, что националистическая модель государства и...

Загрузка...

Пора греться льдом

Газовые гидраты — смесь замерзшей воды и газов — грандиозный источник...

Американская клептократия: правительственная...

Во многих странах антикоррупционные комиссии оказались не просто неэффективными, а...

Биометрика как «геть від Москви»

«Для введения визового режима между Российской Федерацией и Украиной потребуется...

Джангиров: время против Минских соглашений, но и...

«Европейский» уголь из Таганрога, фактор Украины для Трампа до и после выборов и...

«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем...

Больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами...

«России нужны не соотечественники, а гастарбайтеры»

30 июля Владимир Путин подписал закон, предусматривающий упрощенный порядок...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка