Призма мира

№12(946) 20 – 26 марта 2020 г. 19 Марта 2020 5

Пусть луч мира пройдет через вас как через призму.

Рэй Брэдбери

Страна, а соответственно – и ее государственное руководство оказались в весьма незавидном, скажем так,  положении. Фактически президент, стремясь избавиться от тотального внешнего управления, вынужден был пойти на столь решительные меры, как смена правительства.

О последствиях этого шага мы беседуем с доктором экономических наук, профессором, заслуженным экономистом Украины,  известным политиком и экспертом – ведущим научным сотрудником Института экономики и прогнозирования НАН Украины Алексеем Плотниковым.

– Алексей Витальевич, как вы оцениваете стартовые возможности нового Кабинета Министров, в первую очередь – с точки зрения развития экономики?

– Я не стал бы преувеличивать новизну этого состава Кабмина. Ведь в  принципе всячески декларируется последовательность курса правительства, которое ушло в отставку. Поэтому речь идет о том, что да, изменились персоналии. Пришедшие ныне люди – они более квалифицированные. Может, это очень грубо, но то, что премьер начинал бухгалтером, по крайней мере значит, что он понимает, откуда берутся доходы и как формируются расходы. Это не артист массовки, это не любитель самокатов и ночных клубов, это человек, который имел опыт работы в разных должностях.

Естественно, несколько меняются акценты в работе Минфина. Очевидно и то, что с приходом нового министра экономики появятся другие акценты в работе и этого ведомства. Профессионализм новых людей КМ позволяет говорить о том, что у нынешних назначенцев больше возможностей для того, чтобы реально развернуть машину Кабинета Министров в интересах национальной экономики. Это позиция основополагающая.

 А то, что смена правительства фактически совпала с началом кризиса, спровоцированного и ценами на нефть, и коронавирусом, и многими другими вещами, это ставит новое правительство в другие условия.  Логично – с точки зрения политтехнологии – было бы делать кадровые  перестановки с началом кризисных процессов, а получилось так, что прежнее правительство ушло в более тепличных условиях. При всей ненависти к нему широких слоев населения, оно сохранило в какой-то мере свое лицо.

– Ваш опыт работы в Верховной Раде позволяет оценить, насколько сегодняшний состав парламента способен эффективно решать экономические задачи.

– Ни один состав ВР не имел такого монобольшинства, как сейчас имеет партия власти. Я не знаю с чем это сравнивать. С Верховным Советом Украинской ССР? Там вообще не было иных взглядов, там все были моно. В период независимости не было прецедентов, чтобы столько депутатов принадлежали к политической силе президента. Даже Партия регионов в 2006 г. имела 186, наверное, депутатов.

Во-вторых, все мы знаем, как формировались избирательные списки, и  уровень попавших в ВР депутатов весьма сомнителен. Среди 254-х представителях большинства сложно найти 10–15 человек, которые соответствовали бы критериям народного депутата. Все остальные – это фактически люди случайные, которые шли как альтернатива предыдущей власти, за них голосовали по принципу «лишь бы не тот, прежний, а попробуем этого».

Т.е. образовано, создано такое послушное большинство, которое с готовностью выполняет все пожелания Офиса президента. У нас можно по пальцам пересчитать законы, которые прошли на ура и не были приняты в турборежиме. С точки зрения президентского офиса президента – да, комфортно. Как комфортно и для поддерживаемого монобольшинством правительства. Как долго это будет продолжаться, сказать сложно. Однако нынешняя ситуация свидетельствует о том, что специфическое монобольшинство не только в ВР, это в принципе моновласть Зеленского – моновласть президента, парламента и правительства.

В этой связи я вспоминаю вашу работу в ВР: разработка вами и вашими коллегами законодательных инициатив, их принятие и реализация сопровождались постоянными выступлениями в СМИ. Представителей нынешней власти нечасто увидишь – с тем чтобы они высказывали свою позицию, аргументировали бы необходимость принятия тех или иных законов, доказывали бы, что эти законы будут способствовать экономическому развитию Украины. Чем это вызвано?

– Если оставить за рамками нынешний созыв ВР, то у нас давно отработана процедура утверждения законопроекта: подаваемый на рассмотрение законопроект проходит через фракцию, через народных депутатов, они участвуют в его разработке.  Даже если подготовкой заняты помощники или эксперты, все равно народные депутаты участвуют в написании, в доведении проекта до ума, представляют его на заседании соответствующего комитета, на первом чтении, на втором и т.д.

Нынешняя власть пошла весьма специфическим путем. Они работают по аутсорсингу, т.е. фактически привлекают со стороны некие странные аналитические центры, которые не имеют никакого отношения ни к ВР, ни к власти, но разрабатывают тексты законопроектов.

И во множестве случаев  было понятно, что это не текст ВР, что не юристы ВР, не лица, которые знакомы с законодательным процессом, над ним работали. К примеру, когда обсуждался законопроект об отзыве народного депутата, спикер оговорился на каком-то эфире, что это закон о реколе. Рекол – англ. recall – отзыв – это все хорошо, но понятно же, что списывали с какого-то английского текста какие-то «волонтеры» американские, но точно не наши специалисты – это не наш понятийный аппарат.

Это в принципе дает ответ на вопрос, почему этой публики нет в СМИ, почему у «Слуги народа» столь ограниченное количество спикеров, почему у них есть ограничения насчет того, кто куда может ходить, а куда нет. Потому они ограничены в посещении телеканалов NewsOne, ZiK, 112-го. Есть масса вещей, которая с точки зрения публичного имиджа вызывают недоумение. Но в принципе, с учетом крайне низкого уровня депутатов, когда, условно говоря, некая депутатка работала реализатором пива в киоске, на момент избрания была безработной, у нее среднее образование неоконченное, то я согласен – наверное, ей не стоит ходить на эфиры и представлять законопроекты.

– В официальных реляциях бывшего премьера Алексея Гончарука не раз звучали заявления о неких победах, успехах в области экономики. В то же время статистика, официальные источники свидетельствуют о том, что не так все хорошо. В чем, на ваш взгляд, самые серьезные просчеты в экономической политике?

– В принципе и у Гончарука, и у группы граждан, которая с ним тогда сформировала Кабинет Министров, были смутные представления о том, что такое национальная экономика. Мы можем вспомнить 40% роста ВВП за пять лет – это раз, соединим Балтийской море с Черным – два, построим в каждой области аэродром – три… Но премьер-министр не может себе позволить озвучивать подобную бредятину! Иначе это свидетельствует о том, что он полный, скажем так, космонавт – прибыл с другой планеты и не понимает, что здесь происходит, какие рычаги следует задействовать, что, собственно, нужно делать. Образование профильное отсутствует, опыт отсутствует.

Не стану утверждать, что это абсолютно соответствует действительности, но была информация, что в трудовой книжке одной из уволенных министров первой (!) значилась запись «министр». Так что это очень специфическая была команда. Но проблема не столько в ее специфичности, неадекватности, сколько в том, что Украина не должна становиться объектом для подобных экспериментов. Ладно там Финляндия, у которой премьер может быть из любой сферы, может не иметь никакого образования, но быть приятным человеком – там отлажена государственная машина, процессы проистекают как бы сами по себе. Это касается любой условной благополучной страны. Но Украину лихорадит последние пять лет, да и до этого не очень сладко жилось, и нам не нужна ситуация, когда над нами ставятся эксперименты: встали у государственного руля люди «из нашего двора» – не специалисты, не профессионалы, зато классные товарищи, жили же по соседству!

Стоит посмотреть в окно – увидим здания, построенные в советское время. А электростанции, мосты, заводы, целые промышленные отрасли – они способствовали развитию экономики, подъему жизненного уровня. Как можно охарактеризовать нынешнее состояние различных отраслей украинской экономики?

– Промышленность у нас падает фактически второй год – там все проблемы только усугубляются. Такое впечатление, что и предыдущий премьер, и министр экономики – они в принципе не знали, что у нас есть промышленность, полагая, что мы страна банковско-посредническая или какая-то непонятная.

По остальным – непромышленным – отраслям у нас есть какие-то резервы, есть потенциал, есть возможности. Но прежде чем что-либо предпринимать, следует провести полную инвентаризацию, ревизию, нужно посмотреть, какие отрасли способны вывести страну вперед. В этом плане у меня нет некоего гарантированного пессимизма – требуется просто соответствующий здравый подход к национальной экономике, анализ ее отраслей, понимание того, что нас ждет в будущем. И это будущее возможно – мы можем восстановить порядок. Но у меня как-то очень мало уверенности в том, что это произойдет при нынешнем, обновленном, правительстве.

Вы вскользь упомянули о банковской системе государства. В последнее время заметен рост, движение на финансово-валютном рынке. С чем это связано?

– У нас ситуация сложилась достаточно проблематичная уже давно. Пирамида облигаций внутреннего займа (ОВГЗ) создавала искусственную видимость благополучия. Т.е. приходили иностранцы, продавали валюту, покупали гривну, за эту гривну покупали ОВГЗ. С учетом беспрецедентно высоких для мировых рынков процентов по займам полученные деньги опять вкладывали в облигации, никто деньги до поры до времени не выводил. Т.о. именно спрос на гривну привел к тому, что у нас улучшилась ситуация с курсом. Ныне уже наметилась устойчивая тенденция к уменьшению спроса на ОВГЗ. К примеру, в прошлый вторник торги вообще были отменены – что-то там не нравилось кому-то в Минфине. И вдруг – проблема нефти, плюс коронавирус, и стало понятно, что никто больше эти облигации в таком объеме покупать не станет. Отсюда и колебания (скорее психологические, спекулятивные) курса. Но пока у нас нет понимания, что кто-то срочно выводит отсюда деньги: должны ведь пройти сроки погашения и т.д. Но то, что реализация ОВГЗ на точке замерзания, и то, что полученные деньги будут выводиться из страны, сомнений не вызывает.

– В этом смысле – к сожалению, прогнозы «2000» оказались абсолютно точными: мы заранее предупреждали о нынешнем варианте развития ситуации.

– Национальная валюта будет девальвировать. Весь вопрос в том – как быстро. Полагаю, Нацбанк сделает все, чтобы замедлить процесс  девальвации, поскольку быстрый обвал – это большие потери для страны.

– То, сколь болезненно развивается наше государство, зависит от неподготовленности отечественных кадров или от того, кто нас окружает, от наших соседей, партнеров, друзей и недругов?

– Украина, у которой продолжается конфликт на Донбассе, которая лишилась Крыма, понятно, имеет некоторые специфические особенности, если сравнивать ее с любой благополучной страной, соизмеримой с Украиной по территории. Однако в последние пять лет Украина ушла фактически полностью под внешнее управление МВФ и прочих западных структур.

И считать, что новое правительство способно без соответствующих решений внешних игроков совершить некий прорыв, это утопия. Оно способно удержать страну, минимизировать негативы, сделать из Украины, условно говоря, вторую Португалию.

Кстати, о подобном варианте развития я писал в вашей газете еще в 2000 году. Сделать Украину второй Португалией – тогда это смотрелось как-то странно, ведь еще были живы надежды, что мы станем второй Францией или Германией в Евросоюзе. Между тем Португалия весьма комфортная для жизни страна. Так что не такая уж это странная цель.

Внешняя зависимость Украины осуществляется по линии МВФ, что  экстраполируется на кадровую политику: международная организация и правительства западных стран дают советы, кого увольнять, кого не увольнять. Если эти советы не выполняются, Украину начинает лихорадить с точки зрения внешних ресурсов.

Я всегда был сторонником того, чтобы подобную зависимость минимизировать, постараться выйти из жутких кредитных отношений с МВФ.

Но и нормализация ситуации в Донбассе, проблема Крыма – это те вещи, которые не решаются мгновенно. Мне нравится заявление Зеленского в «Гардиан» относительно того, что для него это один из приоритетов. Я могу дискутировать, правильно ли он идет, теми ли шагами, те ли механизмы задействует, но если один из приоритетов – установление мира, то это правильно. В мирную страну идут инвестиции, она нормально развивается, она способна занять совершенно иное место на международной арене, чем страна с вялотекущим военным конфликтом.

Ну а страны, которые окружают Украину, должны быть по крайней мере нормально к нам настроены. У нас же получилось так, что и предыдущая власть, и нынешняя не очень этому способствуют. У нас испорчены отношения с Польшей, с Венгрией, со Словакией, с Румынией, с Молдовой не очень хорошие отношения. Я не говорю о РФ. Но и с Беларусью были какие-то попытки поругаться. Власть идет на конфликты, которых можно избежать, которые никому не нужны. С этой точки зрения, если внешний фактор нормализуется, мы лучше заживем, и страна будет иметь шансы для какого-то развития. Я это понимаю в самом широком смысле, в т.ч. через призму мира.

Хочу затронуть вопрос, относящийся к сотрудничеству с партнерами, с друзьями, как их называют наши политики, и их роли в поднятии экономики Украины. Сотни миллионов долларов выделяются такими крупными государствами, как США, но почему-то  лишь в виде военной техники. Я не заметил, чтобы нам были предложены новые заводы, технологии, какие-то современные кластеры научно-производственные – чтобы сохранить здесь рабочую силу и поднять в стране современные производства.

– Это достаточно банально, но ни одной западной стране не интересна Украина, в которой есть передовые производства, которая производит высокотехнологичную продукцию. Мы помним, как несколько лет тому назад американский посол рассказывал, что мы должны стать аграрной страной. Для США, для западного мира Украина выгодна как конфликтная с РФ страна, и поставки оружия как бы идут на укрепление обороноспособности. Реально же они, с одной стороны, способствуют реализации произведенного в США оружия, что означает новые заказы для американских производителей. А с другой – присутствие американского оружия, постоянные разговоры о том, что мы идем в НАТО, все это направлено на то, чтобы поддержать конфликт с РФ, сделать так, чтобы Украина выступала как некая зона, прослойка между западным миром и Россией.

Т.е. надеяться на то, что в нашей стране появятся новые производства в ближайшей перспективе преждевременно?

– Их можно ожидать, но они появятся не благодаря западной помощи, а вопреки ей. Если будет на то воля украинского государственного руководства, тогда действительно может что-то строиться. Но никто из западных партнеров не станет способствовать подобному развитию. А вот некое вредное производство у нас может запросто появиться – европейцы его с радостью у нас размесят. А внедрение высоких технологий, скажем,  IT-технологий, – это возможно реализовать только по нашей собственной инициативе. Никто на Западе не заинтересован в конкурентоспособности Украины.

Будет ли принят закон о продаже земель сельскохозяйственного назначения в том виде, как требует МВФ? Либо могут возникнуть совершенно неожиданные вещи, и нам удастся провести реальную земельную реформу, которая будет способствовать развитию страны?

– Подождем финального голосования по этому закону. И неожиданности могут быть. По крайней мере, власть обещала запускать иностранцев в качестве участников этого рынка только после референдума. Я очень хочу верить в то, что произойдет именно так. Что иностранные юридические и физлица не будут напрямую скупать украинскую землю.

Не надо забывать, что у нас доля тех, кто против рынка земли, сомневающихся и т.д. достигает 86 %, и только 14% «за». Так что Офис президента пытается протолкнуть через парламент весьма неоднозначный, специфический закон. Получается, что он проталкивается вопреки воле депутатов, вопреки воле граждан лишь потому, что была договоренность с МВФ, потому что кто-то убедил президента, что без этого рынка к нам не пойдут небывалые инвестиции.

Парламентские политические силы станут ли предпринимать самые крайние меры, чтобы предотвратить принятие этого закона, или же они способны пойти на компромисс?

– Я не знаю. Я присутствовал при разных компромиссах в разных парламентах. Поэтому я не исключаю, что могут договориться. Но по нынешнему настрою все достаточно последовательны в своей критике закона о земле.

– Процесс оттока из страны рабочей силы, снижение уровня квалификации работников – это будет набирать обороты, или есть надежда на обратное?

– Посмотрим на размах мирового кризиса, посмотрим, что будет с коронавирусом, что будет с кризисом в Украине. Потому что в любом случае кризис – это уменьшение количества рабочих мест, снижение заработной платы. И сокращать станут в первую очередь гастарбайтеров. Однако теоретически можно предположить, что сложится такая ситуация, когда выгоднее будет работать в Украине, ведь на Западе по специальности не трудоустроишься, там украинцы больше востребованы в сфере услуг, как няньки, официанты, строители. Так что посмотрим, что будет происходить у нас в период мирового кризиса. К слову, руководительница МВФ говорит о том, что все не так уж и плохо: г-жа Георгиева считает, что будет не 3% роста мировой экономики, а 1,6%. А это не смертельно.

– Имеет ли значение для стабилизации экономической и политической жизни страны ликвидация (или хотя бы минимизация) дисбаланса в уровне развития различных регионов?

– Традиционно были и есть регионы – доноры и те, кто, наоборот, больше получает из центра. Я занимался изучением этой темы, и оказалось, что подобная ситуация складывалась еще в царской России. Условно говоря, нынешняя Тернопольская область была просителем денег еще при царской России, и она на том же уровне и находится. Ожидать, что случится какое-то выравнивание, – ну, когда-то это, может, и произойдет. Но в обозримом будущем дисбалансы будут сохраняться.

– А реформа территориального обустройства государства, т.н. децентрализация? Она будет способствовать экономическому росту в регионах или наоборот?

– Каким-то там регионам станет легче, кому-то – хуже. Но с точки зрения выравнивания дисбаланса развития это не имеет никакого смысла. С точки зрения прав, свобод, возможности праздновать определенные свои областные праздники – это да. С точки зрения использования местного бюджета это не выровняет уровень развития региона. Выравнивание – это задача центра, а не местных общин.

Как вы оцениваете Киев – как столицу и как экономический  регион?

– Наверное, он находится в несколько более продвинутой ситуации, чем наши областные центры. Но это и логично. Я был две недели назад в Запорожье, и меня, конечно, резанула запущенность города. Плохие, грязные тротуары, разбитый асфальт даже на главной площади, закрытые магазины. Такого запустения в Киеве я не вижу, но и благополучия здесь нет – как благополучия внешнего, так и благополучия внутреннего. У нас проблемы с коммуникациями, с мостами, с горячей водой – масса проблем, которые должна была решить городская власть, но она от этого абстрагируется. И это при том что ситуация в Киеве традиционно не только адекватна ситуации в стране, она даже несколько лучше – жителям столицы было всегда чуть лучше, чем жителям областных центров. Это не Запад, где лучше всегда живется в маленьком городке.

Ваши пожелания нашим читателям с приходом весны.

– Думаю, нужно пожелать стойкости, жизнелюбия. Все-таки не нужно терять надежду на то, что жизнь изменится к лучшему. Да, это происходит медленно и болезненно для страны, для каждого, ведь мы надеялись на позитивные сдвиги еще в прошлом году, – тем не менее надежду терять не надо.

Сергей КРЮЧКОВ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Спасительный эффект левого марша

Украинская власть – традиционно – мало прислушивается к рекомендациям,...

Саша БОРОВИК: «Украинскую экономику надо...

В России президентом предложены меры, направленные на поддержание со стороны...

Павел Жовниренко: «Чем мутнее ситуация – тем выгоднее...

О самых болевых точках, самых сложных проблемах и о причинах, которые их обостряют, –...

Терпеть и ждать: еще долго кошельки украинцев не...

Вряд найдется хоть один процент украинцев, готовых поверить в заботу Кабмина о...

Страна в зазеркалье

В народе всегда сохраняются здоровые силы. Они есть и у нас, но их проявление на данном...

9 Травня — день зрадників чи катів?

Допоки історія залишатиметься єдиним способом визначення, в якому суспільстві ми...

Загрузка...

Война в четвертом измерении

Битва за даты — фронт борьбы за умы людей, за их будущее, а значит — за будущее...

Демократия, которой нет

Надо базироваться не на том, что разрешено говорить, а на том, кому принадлежат...

Игорь Душин: "Менять абсолютно все — в нашей стране...

15 марта состоятся довыборы в Верховную Раду по одному избирательному округу — в...

Черный лебедь и полет вольного каменщика

Не приведет ли предвыборный вирус в США к мысли, что не стоило объявлять Китай главным...

Инструмент в руках высшей гармонии

Если камень в руки взяла сытая и прилично одетая женщина, значит, страна у последней...

В поисках утраченного суверенитета

Страной управляют не президент, не Верховная Рада, а мировой банковский капитал,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка