Саша Боровик*: «Я осторожно поддерживаю Зеленского в его инициативе сменить КС»

№39(961) 13 – 19 ноября 11 Ноября 2020 2

В последнее время заметно активизировалась террористическая деятельность, беспорядки и массовые акции, выходящие за рамки не только закона, но и здравого смысла, в Европе, грабежи и беспорядки — в США и т. д.

Чем это можно объяснить? Каковы перспективы и приоритеты для Украины в плане повышения ее боеготовности? Об этом — наша беседа с Сашей Боровиком.

— Почему террор в XXI веке не только не угасает, но обретает новые формы, несет новые угрозы, в т. ч. приводит к кровавым последствиям? Реально ли остановить террор? Кому это подвластно?

— В Европе исторически есть два ключевых фактора — это исламский терроризм и местный, как правило, радикальная реакция на какую-то проблему.

Ранее в Европе очень часто имели место террористические акции, проводимые прежде всего Ирландской революционной армией (IRA), Rote Armee Fraktion (RAF) и баскскими сепаратистами. Одни RAF убили более 30 политиков и бизнесменов. Самый большой террористический акт в Европе и Великобритании по количеству жертв тоже приходится на ХХ век — бомба в Локерби, ставшая причиной гибели 270 человек.

В Америке тогда же расстреливали политиков и общественных деятелей, a из-под управления выходили целые города, типа Южного Лос-Анджелеса. Т. е. террор и массовый протест на грани погромов не такой уж новый феномен.

В 2019 г. в Европейском Союзе из-за террористических атак погибло 10 человек — это результат 119 террористических актов. Это печально, но это намного меньше, чем в предыдущие годы. В 2015-м и 2016 г. было 151 и 142 погибшиx.

В остальном мире ситуация хуже. Только в 2018 г. погибло 32 836 человек в результате 8093 террористических атак. Последняя эскалация террора связана с войной с ИГИЛ. В этой печальной мировой статистике 46% всех атак приходятся на Афганистан и чуть меньше — на Ирак и Сирию. Т. е. террор прежде всего происходит там, где есть очаги напряжения. Потом он переносится за пределы этих очагов.

Часть этих проблем можно решить действиями силовых и оперативных органов. Но многие могут разрешиться только вследствие ликвидации очагов войны и конфронтации. Давайте остановимся на местном терроризме и радикализации. Они — прежде всего результат глубокого раскола в обществе по ряду базовых вопросов относительно направления развития своей страны. Эскалация происходит на фоне переформатирования политических систем, поскольку классические право- и левоцентристские силы стали похожи, заигрались в политику, убегают от непопулярных решений и политической ответственности. Они зачастую перестали быть решительными лидерами и превратились в интеллектуальных банкротов. В таком виде они не полностью отражают интересы общества, у части которого возникает чувство, что их политические интересы никто не представляет, а сама система порочна. Растет нелюбовь к истеблишменту.

Либералы изменили своим инстинктам и стали популистами, пытаясь возглавить радикальное движение левых, вместо того чтобы его сдерживать и модерировать. Консерваторы сделали то же самое, отойдя от традиционного консерватизма к национализму и правому популизму.

Произошло переформатирование медиа. СМИ перестали объективно подавать информацию, по сути следуя за политиками. Медиа стали политическим инструментом радикализованных политических партий и групп влияния.

Если вспоминать RAF в конце ХХ в. в Германии, то это был ответ немецкой радикальной среды и прежде всего молодежи на то, что послевоенная Германия — с их точки зрения — не спешила расставаться с нацистским прошлым, поддерживала несправедливую войну во Вьетнаме и заигрывала с реакционерами типа иранского шаха. Не найдя компромиссов c истеблишментом, левая молодежь сначала вышла на улицы и, не найдя там ответа, взялась за оружие.

Я боюсь признать, что в Украине растут условия для местного терроризма: поляризация общества, политизированные медиа, отсутствие механизмов нахождения компромиссов, социальная несправедливость и накопление оружия у населения, не доверяющего или даже презирающего свой истеблишмент.

Как с этим бороться, у меня есть только один рецепт, и он не сулит быстрых решений: либерализация, независимые суды и интеллектуальная честность медиа и политиков. Мне кажется, в свободном и честном обществе почва для терроризма минимальная.

— Ваши прогнозы относительно мрачных перспектив развития ситуации в Нагорном Карабахе и вокруг него уже подтверждены практикой. Страны бывшего СССР сползают к той черте, когда политические методы сдерживания войн, пусть и локальных, перестают быть эффективными. И вовлечение третьих стран в военные конфликты становится все более частым явлением.

Украина это ощущает в полной мере. Ситуация — несмотря на соглашение о прекращении огня — с каждым днем только усложняется. Украинское государственное руководство делает ставку на западных, как это принято сейчас говорить, партнеров. Но укрепит ли позиции Украины расширение военного сотрудничества со странами Запада (в частности, с Британией, а также с Турцией), ведь многие эксперты считают, что подобными шагами Украина усугубляет свое положение, поскольку действует в интересах прежде всего партнеров, а не своих собственных?

— Современное противостояние между армянами и азербайджанцами в том виде, в котором мы его знаем сегодня, началось с погрома армян в Сумгаите в 1988-м. Через четыре года после этого вооруженная группа армян убила 600 азербайджанцев у деревни Ходжали. С тех пор идет нагорно-карабахский конфликт, хотя межнациональное противостояние началось намного раньше. Каждую из сторон исторически поддерживает сильный региональный игрок. Турция в последние годы научила азербайджанцев воевать на уровне НАТО и дала им часть современных вооружений — сегодня они успешно поджигают российские танки, переданные на вооружение Армении Россией.

У Украины может быть искушение поддерживать Азербайджан в расчете на то, что это логическое продолжение ее собственной конфронтации с Россией и последовательнaя позиция в отношении территориальных споров. Украина должна сотрудничать со всеми, кто делает ее армию сильнее, — и здесь возникает искушение улучшить свои позиции за счет сотрудничества с Турцией.

В то же время у этой логики есть сильный контраргумент. Украина должна быть нейтральной и не вмешиваться ни в локальные, ни в геополитические конфликты. К сожалению, никто не хочет укреплять украинскую армию без каких-то услуг со стороны Украины.

Мне кажется, нынешнее руководство страны пытается расширить круг союзников и ищет их в лице Турции и Азербайджана. Инстинктивно это правильная реакция, но надо постоянно помнить о принципе нейтральности в конфликтах, а также о том, что ни эти страны, ни Армения с Россией не являются эталонами демократии и прозрачности. Любое сближение с каждoй из них чревато опасностями. Кроме того, экономическая слабость украинского государства обуславливает зависимость страны в переговорах.

С моей точки зрения, украинскую армию надо укреплять прежде всего за счет усиления украинской экономики, которая в свою очередь должна осуществляться благодаря либерализации рынка, дерегуляции и поднятия низкой эффективности труда. Союзников Украине надо искать среди стран, придерживающихся этой доктрины, а со всеми остальными — быть на расстоянии вытянутой руки.

— Как вы оцениваете недавние выборы в местные органы власти в Украине, а также реакцию на них западных стран?

— Я не считаю местные выборы в Украине ни демократическими, ни свободными. Они исторически проходят при манипуляциях в огромных масштабах — как до выборов, так и во время выборов и при подсчете голосов. В результате местные элиты — часто люди нечистоплотные, чaсто просто бандиты — монополизировали доступ к средствам массовой информации, финансовым источникам, местным судам и комиссиям и таким образом захватили власть в своих населенных пунктах. Центральная власть очень слабая, чтобы вступить с ними в открытую конфронтацию, и пытается с ними сотрудничать. Нынешние местные выборы не стали исключением.

— Партия власти — «Слуга народа» на местных выборах фактически потерпела фиаско. О чем может говорить тот факт, что граждане Украины выразили поддержку местным политическим проектам, возглавляемым мэрами крупных городов? Можно ли в этой связи говорить о том, что Украину ждет некий свой, особенный формат федерализации государственного устройства?

— У власти нет партии — так же, как у группы людей, которых власть пытается объединить в партию, нет общей идеологии. «Слуга народа» — это франшиза, выдаваемая центральной властью всем тем, кто во время выборов пообещал лояльность. После выборов эту группу начинает шатать. Мы это видим на уровне парламента, где президент потерял контроль над своей фракцией. На местном уровне это будет еще заметнее.

Местные «партии» — это признак федерализма, плохой его стороны. Они несут угрозу национальной безопасности, слабой украинской демократии и являются рассадником коррупции: с местного уровня она через взаимодействие с центральными органами переходит на центральное правительство. Эти силы опять победили на местных выборах.

Центральная власть несколько укрепила свои позиции. Поэтому говорить о полном фиаско нельзя. В то же время волны перемен и перехода контроля от старых местных элит к новым на этих выборах не произошло. С этой точки зрения выборы для президента провалились, но он сделал шаг вперед, ослабив некоторые из старых элит, даже если президентские силы сами не получили полного доступа к местному контролю и управлению.

— Внутриполитический кризис, связанный со взаимоотношениями в высшем эшелоне государственной власти, а также реакцией на развитие событий представителей G7, набирает обороты. Каковы могут быть его последствия?

— Очевидно, что силы, связанные с Коломойским, ОПЗЖ и ситуативно поддерживаемые Порошенко и «Голосом», раздувают конституционный кризис в стране. Его последствия могут привести к полному распаду монобольшинства в парламенте. Это означало бы большую зависимость президента от фракций этих игроков.

Я подозреваю, что следующим их шагом будет провал бюджетного цикла и далее — коллапс правительства. Это потенциально может привести к досрочным выборам, политической и экономической нестабильности.

Я юрист и всегда прежде всего поддерживаю верховенство закона. Я также верю в незыблемость частной собственности и приватность жизни. В то же время я признаю право людей на революцию, если в обществе нет социальной справедливости.

В данном случае я осторожно поддерживаю Зеленского в его инициативе сменить Конституционный Суд. Этот суд потерял свою эффективность и легитимность, поставив себя на сторону коррупционеров, прикрывая их нечестно заработанные доходы и объясняя это правовыми и конституционными нормами.

Когда подобное происходит — приходит время революционных решений. Это всегда опасно, потому что много безнравственных шагов было сделано под прикрытием национальных интересов. Здесь президента надо контролировать. Но в его драйве изменить состав Конституционного Суда его надо поддержать. Это не политическая поддержка президента — это продолжение курса изменений в стране. И бездействие представляется еще более опасным.

*Саша БОРОВИК — американский и европейский юрист, экономист, предприниматель, прозападный технократ. После революции 2014 года был приглашен в Украину оказывать помощь новому правительству. Изначально занимал пост первого заместителя министра экономики страны, а затем заместителя и советника главы Одесской ОГА. Один из авторов «одесского пакета реформ» — либертарианской формулы освобождения украинского бизнеса от бюрократии. На выборах мэра Одессы в октябре 2015 года набрал 25,7% голосов горожан. Сегодня Боровик консультирует американских и западных предпринимателей и политиков по вопросам восточной политики.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Стратегия давления

Для нынешней власти стыдно быть образованным, стыдно иметь опыт работы,...

Арсен Аваков: «Никакие националисты, никакие бандюки,...

Аваков на совещании с силовиками Харьковской области объявил войну уличной...

Патриоты власти vs патриоты страны

Любое обострение в военном формате может привести Украину к окончательному расколу...

Мэйнстрим и сложные файлы

Саша БОРОВИК: «Я не считаю ни партию Порошенко, ни националистов проевропейской...

Мировой стандарт лицемерия

Возможна ситуация, при которой под вывеской демократии из состава народа может быть...

Гибридный колониализм

Байден мечтает завершить свою миссию развалом РФ, создать новый гибридный глобальный...

Миротворцам мир не нужен?

Все переговоры должны вести не временные группы, организованные любителями, а...

Сергей Станкевич: «Сторонам нечего обсуждать – их...

Пусть появится «мирный план Зеленского» в виде официального документа

Второй дипломатический фронт

Экономические отношения крепче, устойчивее и намного важнее каких бы то ни было...

Эксплуатация наемного труда и проблема социальной...

Перераспределение доходов между бедными и богатыми в пользу бедных способно...

«Армовир» под а-ля либеральным соусом

Бухгалтерский подход к исторической ценности локальных цивилизаций невозможен в...

Антон Геращенко: «Сильные правоохранительные органы...

То, что защита занимается распространением фейков – с целью формирования...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Чужой
12 Ноября 2020, Чужой

веет западной пропагандой. И русские танки жгут (американские не жгутся, потому что они американские), и турецкое обучение азербайжданцев, и Конституционный суд надо распустить, и революция оправдана. И вобще - Америка и её ценности прежде всего! Сугс.
Какой же этот Саша далёкий от нашей действительности.

- 4 +
Владимир Теренин
12 Ноября 2020, Владимир Теренин

Ну куда же без мнения такого выдающегося "авторитета".

- 5 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка