Саша БОРОВИК: «За «технократами» прячутся от политической ответственности»

25 Апреля 2020 3.3

Этот известный американский и европейский юрист знает украинскую политику не понаслышке. С 2015 по 2016 гг. он был в Украине в качестве технократа, приглашенного в страну на должность первого заместителя министра экономики. Работал советником в команде председателя Одесской облгосадминистрации Михеила Саакашвили, исполнял обязанности главы Agency for Investments and Innovation при губернаторе Саакашвили.

Выдвигался на выборы мэра Одессы, возглавлял партийный список БПП на выборах в Одесский облсовет.  

В мае 2016 г. подал в отставку с должности зампреда Одесской ОГА из-за вступления в действие нового закона о государственной службе, однако остался внештатным советником главы ОГА по вопросам инвестиций. Конечно же, речь идет о Саше Боровике. Его личный опыт работы в структурах украинской власти дает ему возможность весьма точно прогнозировать развитие ситуации в нашей стране.

Итак, в конце апреля Михеил Саакашвили может получить должность вице-премьера.

Чем вызвано решение Зеленского пригласить Саакашвили во власть?  Свидетельствует ли это о полной беспомощности, или это некий сигнал?

Саша Боровик прокомментировал вероятные последствия такого назначения.

– Я был приглашен в Украину в 2015 г. командой тогдашнего президента Порошенко как так называемый технократ. Перед моим приездом я обговаривал возможные изменения в экономике, и мне казалось, что у нас был шанс либерализировать страну.

Ретроспективно, с позиций сегодняшнего дня понимаю, что у нас его не было. Это был обман Порошенко и запрограммированная ошибка. Через год после моего приезда Порошенко специальным указом лишил меня украинского гражданства и по сути сделал мое участие в политическом процессе невозможным.

В силу своего неудачного опыта с того времени я с недоверием отношусь к назначениям на ответственные посты людей, которые не прошли через выборы и у которых нет собственной политической поддержки. Мне кажется, такие назначения обречены.

Приглашая технократов, власть демонстрирует, что скамейка запасных очень небольшая и собственных идей не так много. За «технократами» прячутся от политической ответственности. Но в то же время им не дают полной власти проводить изменения, а половинчатые реформы не работают и  подрывают доверие как к реформам, так и к людям, которые их предлагают.

Между тем неполитические назначения создают недемократические институты власти. Так, к примеру, я не понимаю, что в украинском правительстве делает Аваков – его партия проиграла в прошлом политическим цикле. Это выглядит недемократично, и за этим скрывается опасность узурпации власти.

В такой системе процветают  бесхребетные и беспринципные люди, которые льстят последнему лидеру и служат любой администрации. Появляется класс людей, которые не мыслят себя вне политики – у них нет ни профессиональных навыков, ни знаний для частного рынка, и они всеми силами держатся за любое кресло – все равно с какой партией.

В результате правительства выглядят как политический винегрет, которым невозможно управлять. У таких администраций нет своей идеологической линии и очень слабый мандат.

Приглашение Михаила Саакашвили на должность вице-премьера по реформам политически кажется интересным шагом. Но при этом – полным запрограммированных противоречий.

Президент неоднократно заявлял о полной поддержке и желании работать с IMF и с Европейским Союзом. Я думаю, альтернативы этому нет.

Михаил начал возвращение в украинскую политику, заявляя, что к власти не обязательно прислушиваться, и он готов ставить свои условия. В этом запрограммировано первое идеологическое противоречие с партией власти и президентом.

Назначение Саакашвили на эту должность полно противоречий и с административной точки зрения. Вице-премьера по реформам не должно быть в природе (так же, как и вице-премьера по евроинтеграции). То, о чем сейчас говорят как о его возможных полномочиях, должен делать премьер-министр – быть генератором идей и вести реформаторский коллектив через административное и прогрессивное экономическое реформирование страны. Это назначение ослабляет и без того слабого премьер-министра.

Строя любую команду, нужно также учитывать человеческие качества ее членов. Мне нравится работать со сложными людьми. Часто они гениальны. Саакашвили – один из таких людей. С ним всегда интересно. Он непредсказуем. Но сложных людей в одной команде не может быть много. Слишком много личностных противоречий утопят лодку. Сложности лидера перекинутся на команду – появятся фракции и группы. С этим назначением в Кабмине возникнет несколько центров гравитации.

Я достаточно хорошо познакомился с Михаилом Саакашвили в 2015 и 2016 гг. Он был человеком, который привел меня в политику. Я у него многому научился. Он, наверное, самый опытный в стране политик. За ним чуть дальше стоит Порошенко, у которого – в отличие от Саакашвили – не так много успехов в реформировании страны; и потом – большая пустота.

Мне кажется, опыт и идеи Михаила могут быть полезны новым украинским политикам в нынешнем Кабмине, парламенте и самому президенту Зеленскому. Если Саакашвили готов будет отдать им право самостоятельно принимать решения и готов подчиниться внутрикомандной дисциплине. Тогда это назначение может принести плоды. Это возможно, но представляется маловероятным.

Его навыки по либерализации тоже могут быть полезны.

При этом назначении нужно также иметь в виду, что Саакашвили не европейский либерал, он скорее либертарианец якобинского типа. В этом тоже есть свое запрограммированное противоречие. К тому же это  горькое свидетельство того, что в Украине так и не появились новые либеральные политики, а тех, которые появились, страна не поддержала.

Большое противоречие в самом характере Саакашвили: совмещение противоположностей в одном лице – одна из его характеристик. Это делает его поляризирующей фигурой в политике. Вокруг него всегда много споров, и люди активно (иногда воинственно) принимают ту сторону спора, которая им кажется более привлекательной. Это проявляется как в Грузии, так и в Украине. Президент Зеленский, который обычно, как говорится, сидит на заборе, должен это учитывать. Выбор между Саакашвили и кем-то другим ему придется сделать очень скоро – по мере возрастания противоречий.  

Напряжение, которое вызывает Саакашвили, заметно и в Европе. Его нужно учитывать при назначении, если Михаил действительно будет заниматься международной политикой.

Саакашвили нравится проводить изменения к лучшему. Это одна из его сильных черт. В то же время он сам кажется достаточно старомодным. В современном мире, в Европе уже совсем другая политика и политики. Никто уже давно не лезет на броневик, а система лидерства и управления коллективом достаточно эгалитарная*. Я надеюсь, что, согласившись на назначение, Михаил понимает: мир изменился, ему придется адаптировать эту современность в свою работу. Это возможно, но тоже кажется маловероятным.

Как многие политики, Михаил очень нарцистичен. Когда у него есть возможность быть положительным героем, ему нравится внимание медиа и людей. Подобный вариант – достаточно хорошее развитие для общества и для него самого. Если Кабмин готов проводить реформы, и Саакашвили на этом заработает определенный политический капитал, то эта формула может оказаться рабочей.

Однако Саакашвили тяжело играть вторую скрипку. Ему всегда необходимо внимание, а если его нет, Михаил не может уйти в тень, он скорее постарается стать громче и противоречивее. В политическом контексте эта взрываемость может быть непредсказуемой. Это также может идти вразрез с командным духом.

Подытоживая, скажу, что, мне кажется, опыт Михаила Саакашвили все еще может быть полезен в Украине, особенно для молодых политиков. Однако хотелось бы видеть новых современных украинских политиков, несущих знамя либеральных реформ, которое 20 лет назад поднял в Грузии Михаил Саакашвили – самостоятельно и выйдя из-под чьей-то политической тени.

И все же я не назначал бы его на должность вице-премьера – в этом слишком много несовместимых противоречий. Я хотел бы, чтобы Украина придерживалась духа парламентаризма. Чтоб любые назначения в Кабинет Министров проистекали из команды президента – людей, выигравших последние выборы и взявших на себя политическую ответственность за страну.

* Эгалитарный [фр. egalitaire — уравнительный] – основанный на уравнительности, уравнительном переделе имущества. Эгалитарная утопия.

Культурные коды Украины

Задумываемся ли мы, ради чего живем? И какой сегмент жизни является для человека...

Кирилл Куликов: «Не умение надевать вышиванку, а...

Пресс-конференция президента Зеленского показала слабые и сильные стороны не только...

Баланс соблюден

Президентская трехчасовая конференция – тема нашей сегодняшней беседы с...

Ірина Шаповалова: «Хоч карантин, хоч чума – суди мають...

У період карантину суди залишаються одними з небагатьох установ, які продовжують...

Куликовы данную присягу исполнили до конца

Совсем мало времени отделяет нас от юбилея Великой Победы.

Анатолий Голота: «Умалить День Победы – ни один...

Сегодня мой собеседник – человек, которого я знаю почти 50 лет – Анатолий Голота....

Без права на ошибку

Ну и что же: горит! Залить нечем, потому что воды нет. Бежать трудно, потому что дышим...

Новая реальность & импульс к развитию

Сергей Станкевич, известный политик и общественный деятель, в небольшом, но очень...

Геннадий Труханов: «Одесский городской совет – это...

25 мая 2014 г. на внеочередных выборах одессит Геннадий Труханов был избран на должность...

Саакашвили – это серьезная тема

Возможное назначение в высшее государственное руководство Михаила Саакашвили...

Украино-израильские отношения в условиях пандемии...

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Государстве Израиль Геннадия...

Алексей Плотников: «Опыт преодоления трудностей у нас...

Страна встретила Светлое Воскресение – необычно, с проблемами, но главное –...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка