Сергей Белашко: «Результат выборов не повлияет на смену политического режима в стране»

№ 6 (894) 8 — 14 февраля 2019 г. 06 Февраля 2019 4.8

Сергеем Белашко, политолог, директор Агентства социальных коммуникаций

Чем ближе президентские выборы, тем сильнее интрига: кто из претендентов на главное кресло страны сумеет убедить большую часть избирателей в безальтернативности своей кандидатуры.

Граждане запасаются попкорном, поскольку главное национальное шоу страны обещает быть на этот раз особенно зрелищным и массовым: к моменту, когда верстался номер, количество кандидатов уже превысило рекорд 2004 г. и составило 37 человек.

Какие политтехнологические трюки сработают на этот раз? Нужно ли ожидать витка войны компроматов, и какие капканы готовят друг другу охотники за президентской булавой? Проголосует ли народ за вторую пятилетку «життя по-новому» — с разрушенной экономикой, растущим внешним долгом, раздутыми тарифами и тлеющим военным конфликтом на востоке страны? Или доверится клятвенным обещаниям снизить вдвое выросшую в десять раз цену на газ, переписать Конституцию и повести украинский корабль по очередному «новому курсу»?

О шансах участников предвыборного забега и шансах Украины сделать выбор в пользу здравого смысла и реальных перемен мы беседуем с политологом, директором Агентства социальных коммуникаций Сергеем Белашко.

— Сергей, до выборов почти два месяца, и наверняка возможны сюрпризы. Давайте попробуем оценить расстановку сил на данный момент.

— По ходу первого месяца официальной избирательной кампании Петру Порошенко удалось навязать всем участникам гонки свой дискурс. Вот этот слоган — «Армія, мова, віра» — так или иначе воспроизводится в программах, заявлениях, публичных действиях у всех основных участников. Правда, как это ни парадоксально, самому Порошенко это никаких дивидендов не дало. Его рейтинг вырос — по разным данным — от 2 до 4%: это фактически в пределах статистической погрешности. Более того, как показывают исследования и анализ соцсетей, растет раздражение у его ядерного электората.

— Какие социальные группы составляют ядро избирателей действующего президента?

— Ядерный электорат Порошенко — жители мегаполисов, люди, которые достаточно молоды, зажиточны и хорошо образованны. Они ему верили и пытались убедить других, что их лидер — выдающийся реформатор, успешный бизнесмен, знает иностранные языки, человек европейского образца и т. д.

И вот теперь кумир «прогрессивной общественности» в лучших традициях XVI—XVII вв. носится с церковным документом, устраивая целый гастрольный тур. Такое «томособесие» вызывает у людей, в т. ч. и у его сторонников, все большее раздражение. И как бы эта победа не оказалась пирровой.

Можно сказать, что Порошенко победил в информационном пространстве, а точнее — победили его пиар-технологи. Украинскому обществу навязали триаду Победоносцева на украинский манер. Помните, был такой министр внутренних дел Константин Победоносцев — главный идеолог контрреформ Александра III, который сформулировал постулат российской государственности: православие, самодержавие, народность? Теперь эта пародия на Победоносцева утвердилась в информационном пространстве. Однако она отталкивает от Порошенко тех, кто поддерживал его изначально. А это вполне реальные люди, в отличие от «неофитов» новоучрежденной церкви, которая непонятно, то ли есть, то ли нет: тот же Денисенко (Филарет) рассказывает, что на самом деле есть Киевский патриархат, а ПЦУ — это просто ширма, предвыборный проект.

«Равноапостольный» и капкан для Юли

— Выходит, что пиарщики Порошенко просчитались, делая ставку на томос как на трамплин для попадания на второй президентский срок?

— Суть в другом: сам Порошенко уже увлекся этой темой. Он действительно в какой-то момент почувствовал себя равноапостольным, и его, как говорят, понесло.

— И сколько процентов голосов, по-вашему, он потерял на томосе?

— Пока динамика в пределах погрешности, так что это неважно. Важно другое: согласно социологии Порошенко набирает достаточно для того, чтобы возможная массовая скупка голосов в его пользу не выглядела каким-то вопиющим действием.

— А другие кандидаты? Есть ли у кого-то шанс обойти действующего президента?

— Юлия Тимошенко уже много месяцев является лидером рейтингов. Но сейчас ее популярность находится в фазе стагнации. Было время, когда она прибавляла процента по два ежемесячно, но, выйдя на уровень чуть выше 20%, уперлась в потолок, и мы видим, что роста никакого не происходит.

Кстати, Юлия Владимировна, пожалуй, в наибольшей степени пострадала от «томособесия». Она вынуждена была подписывать какие-то посты в соцсетях про «привітання з томосом», «омріяну автокефалію» и пр. Она вынуждена устраивать какие-то действа с атошниками, как это было на съезде «Батькивщины». Т. е. Юлия Владимировна зашла на поле, где ее будут достаточно грамотно и профессионально «мочить». А ей следовало категорически избегать главных тем Порошенко, формировать собственную повестку дня и навязывать обществу собственный дискурс — про «новый курс», молодежные инициативы, снижение цен на газ для населения, пересмотр коммунальных тарифов и т. п.

— Ну так она же и обещает народу с билбордов в два раза цену на газ снизить...

— Да, она пообещала, но это обещание не было вписано в общий дискурс ее предвыборной кампании, потому выпало из контекста и стало объектом дискредитации со стороны политических конкурентов. А теперь она вынуждена повторять про «армію, мову, віру» и прочую средневековую чушь. Точнее, постсредневековую — ту, на которой строилась реальность нового времени, на чем мы уже третий век живем.

— Тем не менее рейтинги показывают, что у ЮВТ есть стабильный электоральный ресурс, ядерный, как вы говорите. Может ли она его нарастить в оставшееся до выборов время и совершить рывок?

— Она спокойно проходит во второй тур. Возможны, конечно, какие-то неожиданности, но после того как актер, с которым связывали надежды наивные обыватели, оказался актером, продюсером, режиссером, комиком, сценаристом — кем угодно, но не политиком, я не вижу, кто может выбить Тимошенко из второго тура.

— Не рано ли сбрасывать Зеленского со счетов? Ведь по последним данным он лидирует в рейтингах. Кроме того, история знает случаи, когда популярные актеры становились президентами. Разве он не способен мобилизовать тех, кому наскучили персонажи, которых его команда так мастерски изобличает?

— Думаю, что кампания Зеленского будет, скорее всего, кампанией кандидата «против всех», одной из форм протестного голосования. Поскольку на выборах нет возможности проголосовать против всех, люди, которые будут приходить на избирательные участки, подстегиваемые призывами: «Приди! Не дай украсть свой голос! Проголосуй хоть за кого-нибудь!» — будут голосовать за Зеленского. Даже не за Зеленского, а за его киношного персонажа Василия Голобородько.

А вообще украинская политика такая штука, где реальные шансы есть у каждого, кто готов ввязаться в серьезную борьбу, мобилизовать максимально возможную поддержку и по беспределу идти до конца.

Кандидаты без лица и призрак Лазаренко

— Видимо, по этой причине многие и решили попытать счастья: количество зарегистрировавшихся кандидатов побило все рекорды. О чем, по-вашему, это говорит?

— Об отсутствии какой-либо структуризации украинского политикума. Он фрагментирован и представляет собой не кристаллические структуры, а некую аморфную массу, которая якобы признает какие-то общие декларативные цели и ценности, но на самом деле ничего общего не имеет. Ну какие идеологические противоречия между, скажем, Тимошенко и Ляшко? Их нет! У них один и тот же электорат. Политическая социализация Олега Ляшко проходила в партии Юлии Тимошенко.

Точно такая же ситуация с Бойко и Вилкулом. Мы видим, что они воспроизводят одну и ту же стилистику. У кандидатов слабо выражено, так сказать, собственное лицо. Бойко выдвигался на фоне двухметровых букв «Слава Украине — героям слава!» Форум оппозиционных сил в Запорожье закончился выкриками «Слава Украине!» — точно так же, как завершаются мероприятия их идейных якобы антагонистов. Оба оппозиционных собрания прошли в той же стилистике американских партконференций регионального уровня и в том же синем цвете, что и съезд «Батькивщины». И когда смотришь на эту картинку, не поймешь, кто это выдвигается — оппозиционер или кто-то из пропрезидентского лагеря, от «Самопомочі» или от аграриев.

Главная проблема всех политических сил в Украине в том, что они не способны формировать свой собственный, альтернативный мейнстриму дискурс. Зеленский пытался как-то оригинальничать, но как только журналисты его чуть-чуть прижали, он тут же начал оправдываться, рассказывать, что финансирует украинскую армию, заговорил по-украински и т. д. Т. е. исполнил старую сказку «Армія, мова, віра» на новый лад.

— Хоть вы и говорите, что украинская политика такая штука, где шансы есть у каждого, но мы же понимаем, что в списке есть заведомо непроходные кандидаты, явные аутсайдеры.

— Позиция аутсайдеров как раз была бы выигрышной. Проблема в том, что все они стремятся стать инсайдерами, вписаться в мейнстрим, показать, что они тоже свои, тоже борются с «агрессорами» и «оккупантами», в срочном порядке учат украинский язык и пытаются на него переходить. Логика такая: либо ты в мейнстриме, либо ты вообще за пределами дискурса.

Они не задумываются над тем, что все это дезориентирует и скорее отталкивает традиционных избирателей от участия в голосовании. Зачем людям идти голосовать, скажем, за Вилкула, если он говорит аналогично Порошенко, например, о том, что «Крым был, есть и будет украинским»?

— Позволю себе не согласиться по поводу Вилкула. В отличие от Порошенко он обещает дать в Крым воду и восстановить экономические отношения с регионом. Кроме того, выступает за прямые переговоры с Москвой и последовательно отстаивает внеблоковый статус Украины. Неслучайно именно этот кандидат неоднократно подвергался нападениям праворадикалов во время встреч с избирателями.

Ну и, кроме того, кандидаты от оппозиции не могут не соблюдать определенные, скажем так, правила, в своей риторике, иначе их тут же запишут в «агенты Кремля».

— Их и так запишут в «агенты Кремля», как ту же Тимошенко, о которой постоянно говорят и пишут, что она «московська зозуля». Сейчас уже ходят слухи, что американцы выдадут Павла Лазаренко, либо он получит гарантии неприкосновенности, приедет в Киев и расскажет всю подноготную Тимошенко — как она пришла в большую политику, какие капиталы и интересы за ней стояли и стоят.

В любом случае от ярлыка «агент Кремля» многим уже не избавиться. Какой бы ни была их риторика, они все равно будут многими восприниматься как «чужие», враги. Классика жанра!

Тому, кто не понимает, что происходит, советую обратиться к работам Владимира Ленина. Он подробно описывал парламентские и непарламентские способы борьбы, предупреждал об опасности зацикливания на одном из этих путей.

И мы видим, что, с одной стороны, есть люди, которые сидят в парламенте и постепенно втягиваются в общие правила игры, и я не удивлюсь, если они вскоре подзиговывать станут. Сначала скромненько, на уровне пояса, а потом руку будут поднимать все выше и выше. С другой стороны, есть люди, которые оказались полными аутсайдерами, уехали в Москву и пишут оттуда когда разумные вещи, а когда откровенные глупости. У них там тоже конкуренция. Есть люди, которые уехали на Донбасс и поддерживают самопровозглашенные «ЛНР» и «ДНР». Но и они оказались в роли маргиналов, которые утратили какое бы то ни было влияние на украинское общество.

Так что комбинирование парламентских и непарламентских способов борьбы — дилемма, которую украинская оппозиция оказалась не в состоянии решить.

В роли «борцов с режимом»

— Выборы — это борьба пиар-технологий, далеко не всегда честная. Вот вы упомянули Лазаренко в качестве «троянского коня» для ЮВТ, а какими еще способами могут в этот раз устранять конкурентов?

— А зачем их устранять? Мы же видим, как некоторых конкурентов холят и лелеют. Вот Луценко рассказывал, какой Бойко ужасный коррупционер, а потом оказалось, что пресловутые «вышки Бойко» — это «заслуга» не Бойко, а Януковича. А Бойко всеми силами старался предотвратить эту сделку, за что ему честь и хвала. Глава фискальной службы Роман Насиров, который лежал в суде под клетчатым одеялом, сейчас вполне здоровый и в меру упитанный, шагает на президентские выборы, где в поте чела будет выполнять какую-то функцию спойлера. Да можно целый ряд таких примеров привести.

Есть кандидаты, которые, казалось бы, против власти, но власть с ними не борется, а создает им режим благоприятствования. Если и оказывается на них какое-то давление, то оно из серии поджога фасада здания, где находится, к примеру, телеканал «Интер». Т. о. телеканал позиционировали в качестве какого-то ужасного источника зла — и уровень доверия к нему оппозиционного электората повышен. Или возьмите концерт ко Дню Победы. Попробуйте проведите нечто подобное на любом другом телеканале! А здесь это проходит и вызывает доверие у людей, настроенных против власти. А потом им включают новости на том же канале и вливают очередную порцию официальной пропаганды. Вот так работает эта система.

С другой стороны, мы видим, как оппозиционные кандидаты пишут друг на друга доносы в СБУ, МВД, прокуратуру. Вы представляете, чтобы в царскую охранку поступил донос от Ленина на Сталина, а Сталин бы написал в полицию донесение на Троцкого? Это же абсурд!

— И все-таки — привезут ли к выборам Лазаренко, чтобы обнулить Тимошенко?

— Я не думаю, что появление Лазаренко на что-то повлияет. Электорат Тимошенко очень плотно аффилирован с ней. Если даже взять самые худшие времена, когда Тимошенко находилась в реальной оппозиции, и на нее оказывалось давление, она имела не менее 6—7% сторонников. Сейчас рейтинги показывают около 18%, может, чуть больше. Это говорит о том, что треть электората ЮВТ — ее железные сторонники, убежденные, лично ей преданные. Это очень высокий показатель.

Чтобы было понятно, о чем мы говорим, — у кандидатов от оппозиционных сил общее число сторонников чуть больше 15%: у Вилкула и Бойко примерно по 6%, у Мураева — около 4%. А у Тимошенко больше, чем у них троих! Вот и весь разговор... Хотя, если бы «наследники Партии регионов» консолидировались, выдвинули бы единого кандидата и активно бы работали на него, то, безусловно, он вышел бы во второй тур, и тогда на кандидатуре Порошенко был бы поставлен жирный крест.

— Получается, что история ничему не учит выходцев из Партии регионов — некогда крупнейшей политической силы, которая в результате внутрипартийных междоусобиц, шкурных интересов потеряла власть?

— Я говорил, что Партия регионов — колосс на глиняных ногах, задолго до евромайдана. А что касается шкурных интересов, то разве это проблема только этой партии? Вы посмотрите: украинские политики скачут из партии в партию, как обезьяны по веткам. Посмотрите списочный состав Блока Петра Порошенко: одни были в «Батькивщине», другие в Партии регионов, многие в НДП, а по молодости еще успели в комсомоле поактивничать. А проиграет Порошенко выборы — они массово побегут в «Батькивщину». Потому что у них нет никаких идейных, нравственных принципов.

Украинская политсистема строится по принципу негативного отбора: отбирают не меритократов (достойных), кто искренне пытается сделать что-то хорошее для страны, для общества, а циничных, лицемерных негодяев, которые руководствуются шкурными интересами, но готовы делиться. Это люди, живущие по понятиям, которые представляют собой нечто среднее между правилами криминального мира и нормами компрадорской буржуазии.

Почему все эти люди подстраиваются под дискурс Порошенко? Потому что они заказали социсследование и увидели: уровень поддержки армии 70%, 60% считают, что Украине нужна своя поместная церковь, и почти столько же выступают за единственный государственный язык. Ну вот, отлично, берем и поехали! И сам Порошенко поступил точно так же!

При этом никто не учитывает, что большинство тех, кто за поместную церковь, — это атеисты, которых любая церковь раздражает. Даже мэм такой появился: «атеисты Киевского патриархата». Они настроены радикально против России и считают, что каноническая церковь контролируется Путиным из Кремля. Но как только начинает появляться некая украинская церковь, пусть даже пока в пиар-плоскости, она вызывает у них еще большее раздражение, потому что на самом деле они не против какой-то конкретной церкви, они против церкви как таковой.

Публика, поддерживающая Порошенко, — это те, о ком и для кого в свое время писали Вольтер и Руссо: плебеи, возомнившие себя венцом эволюции и творцом цивилизации. Бывая во Франции, я постоянно удивляюсь, что разрушения, которые принесли стране эти негодяи, французский народ не преодолел до сих пор, хотя со времен Великой французской революции прошло уже более 200 лет! Сторонники Порошенко — это необольшевики, люди, которые верят в эффективность простых решений и готовы «рушить до основанья», чтобы когда-то потом построить на руинах «светлое будущее».

В детстве, лет пять мне было, я под впечатлением телевизора (смотрел с родителями фильмы о войне — либо о гражданской, либо о Великой Отечественной) задался вопросом: почему хорошие люди не могут собраться и убить всех плохих людей, чтобы всем было хорошо? Родители пытались мне объяснить, что нельзя определить однозначно — кто хороший, а кто плохой. Но я упорствовал: все ж понятно — есть наши и немцы, белые и красные... Закончилось все тем, что бабушка предложила запретить мне смотреть телевизор, потому что он плохо на меня влияет.

Многие люди становятся социально успешными, богатыми, влиятельными, но вера в простые решения, как у пятилетнего ребенка, остается с ними на всю жизнь. Они искренне верят, что можно собраться, выйти на майдан, прогнать «кровавого тирана», все отнять, поделить и ждать светлое будущее. Этот социальный инфантилизм постоянно выталкивает Украину с пути прогресса. То, что мы видим сейчас, — это регресс, который начался 30 лет назад.

А начинаются регресс и деградация с упрощения социально-политических отношений. Куда идем? «Йдемо в Європу!» Зачем? «Геть від Москви!» Когда-то был лозунг «Слава КПСС!», а сейчас «Слава Україні!» Раньше писали «Наша цель — коммунизм», а теперь «Наша цель — евроинтеграция». Меняются формы, слова, цвета, жесты, но суть этого социального инфантилизма остается. Общество будет и дальше деградировать, поскольку все это сказывается на образовании, когда детей оболванивают в школах и детсадах, рассказывая им всякую антинаучную чушь, противоречащую здравому смыслу.

Сети, схемы и машинки для голосования

— Вы полагаете, что независимо от того, останется Порошенко или его сменит кто-то другой, процесс деградации будет продолжаться?

— Нынешний электоральный цикл никак не повлияет на смену политического режима. Кто бы ни стал президентом, «армовіра» будет продолжаться. Фактически — это одна из форм нового средневековья.

— И все-таки давайте попытаемся заглянуть за 31 марта: останется гарант или нет?

— Не знаю. Все зависит от того, готов ли он действовать по беспределу. Я подозреваю, что готов. По некоторым источникам из предвыборного штаба Порошенко, они собираются нанять 5 миллионов агитаторов. Не знаю, сколько сейчас в Украине избирателей, — называют цифру 29 млн., но я мало в это верю. Потому что реально населения у нас осталось миллионов 35—36. И надо не забывать, что огромное количество людей будут к этим выборам не допущены — избиратели в России, на Донбассе, в Крыму. Плюс «внутренняя эмиграция» — люди, которые категорически не приемлют «життя по-новому», по социологии их около 15%. В таких условиях 5 миллионов «агитаторов» — людей, которых «заинтересовали», чтобы они проголосовали «как надо» сами и привели на избирательный участок членов семьи (тогда и вовсе получится больше 10 миллионов голосов), — цифра вполне достаточная.

Если эта схема сработает, то Порошенко без труда выйдет во второй тур, где с большой долей вероятности может победить.

Но дело в том, что такие схемы при желании легко ломаются правоохранительными органами. Достаточно нескольких задержаний, открытых дел, допросов и освещения этого в СМИ, чтобы подобные «сети» рассыпались.

— Вы полагаете, что Порошенко может не договориться с Аваковым?

— Аваков договорится со всеми. Он всегда договаривается, но играет свою игру. Однако, кроме Авакова, какую-то свою игру может сыграть Юрий Луценко, который был членом фракции Тимошенко и далеко не столь верный соратник Петра Алексеевича, каким может казаться на первый взгляд. Это человек очень, скажем так, гибкий, мудрый по украинским параметрам и критериям. Он как тот колобок, который и от бабушки ушел, и от дедушки ушел: успел «кинуть» и Пустовойтенко, и Мороза, и Тимошенко, и Ющенко. И Порошенко кинет! Вопрос только в том — когда.

С другой стороны, держатели этих «сетей» (структур для агитации и/или скупки голосов. — Ред.) — региональные бароны. В Киеве, например, занимается Сергей Березенко — член «молодой команды Черновецкого», который скандально выиграл выборы в Чернигове. В Харькове — мэр Геннадий Кернес, известный специфическими связями. В Одессе — мэр Геннадий Труханов, которого ассоциируют с группами влияния, контролирующими Одесский порт.

Мы помним попытки очень грубыми методами взять под свой контроль Черкассы и Полтаву, где разборки за власть доходили до убийств. Для Банковой хороши любые средства, чтобы настроить «машинку» для голосования. Но операторы этой «машинки» — независимые люди, у них есть собственные интересы, собственные ресурсы, собственные планы и возможности. Они не будут идти до конца, если почувствуют, что этот конец приводит их не туда, куда они стремятся, и вовремя спрыгнут. И я не исключаю, что какие-то из «сетей», которые обещаны и даже уже частично проплачены, в итоге будут работать на какого-то другого кандидата.

— Вы хотите сказать, что украинская политика строится по закону джунглей?

— Украинская политика строится на том, кто кого первым «кинет». Здесь горизонт планирования не превышает двух-трех месяцев. И все проекты дискретны и краткосрочны. Сейчас самые ушлые уже договорились сразу с несколькими кандидатами и теперь помогают и Тимошенко, и Порошенко, и Вилкулу, и Зеленскому, и Гриценко — пытаясь как-то пропетлять.

Родина на продажу

— Мы с вами говорим о хитросплетениях внутренней политической кухни. А внешние силы как-то влияют на этот процесс?

— Нет. Это все мифы. Я не знаю ни одной истории, чтобы какие-то люди из Америки, России или какой-то европейской страны пытались кого-то здесь завербовать, втянуть в круг своих интересов.

Зато я знаю много историй, когда украинские политики ходили к ним и напрашивались: «Ну возьмите меня, хоть за 2 копейки возьмите!» Они ходили и в российское посольство, и в американское, и в немецкие фонды Фридриха Эберта, Конрада Аденауэра, Ганса Зайделя, в Британский совет, в нидерландские и французские структуры. Ходили и продавали родину оптом и в розницу. Это рынок, который определяется предложением.

— А как же тогда «вашингтонский обком», который — по утверждениям многих ваших коллег — давно и ревностно курирует Украину?

— «Вашингтонский обком» — это все игры больного воображения. Если украинский правящий класс категорически не хочет открывать рынок земли, то никакой «вашингтонский обком» не может заставить его это сделать. В течение пяти лет на эту тему ежегодно звучат заявления западных дипломатов, чиновников, политиков, есть соответствующие резолюции госдепа США и Еврокомиссии. И что? И ничего! Украинские политики всех своих западных партнеров имеют в виду. Потому что это их шкурный интерес. Как в «Улицах разбитых фонарей» один персонаж говорил: «Это наша корова, и мы ее доим».

То же самое с Минскими соглашениями. Война на Донбассе, пусть даже вялотекущая, категорически не нужна европейцам, об этом сотни раз говорили и Меркель, и Макрон, и министры иностранных дел, и прочие. Но эта война выгодна украинским элитам, правящему классу, парламентской коалиции, президентскому окружению. И она будет продолжаться ровно столько, сколько это будет им выгодно. И им глубоко плевать на «озабоченность уважаемых западных партнеров». Так что большое заблуждение считать, что украинские политики — это марионетки Запада, которых дергают за ниточки из Вашингтона и Брюсселя. Это абсолютно не так.

— Значит, разговоры о том, что Порошенко вполне устраивает США и потому имеет все шансы остаться на второй срок, не более чем конспирология?

— Порошенко не вполне устраивает Америку. Ведь что такое Америка? Администрация Трампа — это одна Америка, госдеп — это уже другая история. Те, кого называют «глобалистами» — люди, связанные с Соросом, — это вообще отдельная история. Джозеф Байден, его семья, его сын, который является «смотрящим» по Украине, — это еще одна история. Есть другие, менее значимые и влиятельные структуры. Есть компании военно-промышленного комплекса. Есть аграрные компании, энергетические, машиностроительные, химические. Есть электорально значимая украинская диаспора. Все эти «америки» видят происходящее здесь по-разному.

Другое дело, что у них есть общий знаменатель, который определяется их национальными интересами, и они Украину рассматривают как некий буфер, форпост, необходимый для сдерживания России. Причем им абсолютно неважно, кто будет сдерживать Россию на юго-западном направлении — Порошенко, Тимошенко, Вилкул, Мураев, Садовой или Наливайченко. Им важно сформировать определенный социально-политический и культурный дискурс, который не позволит Украине интегрироваться с Россией, значительно усилив последнюю.

— Россия смирилась с ролью соседки антироссийского форпоста?

— А это никому не мешает. В России перешли к прагматичному подходу к Украине. Если западные европейцы готовы еще давать украинцам деньги в обмен на разговоры об интеграции, то восточные европейцы уже нет. У россиян эта готовность пропала еще в 2004—2005 гг.

Торговля РФ с Украиной растет каждый год. Зайдите в любой магазин электроники и бытовой техники и посмотрите, чьего производства там телевизоры, мультиварки, микроволновые печи. Продукция «Рошен» одинаково свободно продается и в Севастополе, и на Донбассе, и в Нагорном Карабахе, который официально считается Украиной оккупированной территорией Азербайджана.

Я уже не говорю о том, что российские угольщики получили колоссальные прибыли от продажи нам угля, который добывается на формально украинской территории. Большая часть угля, который якобы везут из Пенсильвании и ЮАР, едет к нам из Таганрога, а добывается он на шахтах Донбасса. Плюс тот уголь, который по документам идет якобы из Кузбасса, и украинцы платят за эту длинную логистическую цепочку.

Интересно посмотреть, сколько угля добывается на трех шахтах Ахметова в Ростовской области и сколько угля оттуда завозится. Кстати, уголь ведь отличается, и можно четко установить, где он добыт. Существуют маркеры, которые позволяют определить его происхождение чуть ли не с точностью до конкретного угольного пласта. Но всю эту тему жестко прикрыли, потому что стало бы видно, что этот колоссально прибыльный бизнес работает в интересах украинской власти, которая могла бы покупать уголь напрямую через линию разграничения, где целые станции для этих целей были. Например, станция Скотоватая, которую сепаратисты сначала захватили, а потом отдали обратно, или Ясиноватая, которая была забита углем, а сейчас там пусто. Куда этот уголь вывезли? Ну не в Сибирь же!

Можно смотреть дальше — кому принадлежат торгово-развлекательные центры в Киеве, тот же «Океан-плаза». Или финансовые активы. По мере зачистки украинского банковского рынка, когда было ликвидировано 90 банков, доля российского капитала в банковском секторе Украины только увеличилась. Я уже не говорю о том, что 400 млн. долл. загнали сюда для докапитализации российских банков. Потом начали их продавать, но так и не продали: «Сбербанк» не продан, ВТБ не продан, «Проминвестбанк» не продан...

Все эти темы будут постоянно подниматься, муссироваться, но ровно для того, чтобы дали денег для закрытия этих тем: пришли, побили окна в двух отделениях «Сбербанка», получили денежки и успокоились.

Можно бесконечно копаться в украинско-российских отношениях в поисках идеологической составляющей. Но суть в том, что здесь нет никакой идеологии. Здесь каждому свое: власть имущим — прибыльный бизнес, возможность ловить крупную рыбу в мутной воде; «простым людям» — пропаганда, которая мотивирует «любить Родину» и «правильно» голосовать на выборах.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Глава ОБСЕ призвал Украину пересмотреть свое решение...

Лайчак убежден, что непредоставление аккредитации всем наблюдателям БДИПЧ не...

Порошенко уверен, что Евросоюз примет новые...

По словам президента Украины Петра Порошенко, пакет «Азовских санкций» против...

Затраты Порошенко на избирательную кампанию...

Президент финансирует избирательную кампанию из собственных средств

В самопровозглашенной ДНР подсчитали, сколько Киев...

Более половины пенсионеров, состоящих на учете в непризнанной ДНР, не могут получать...

Загрузка...

Дмитрий Джангиров: «Козырей у Порошенко нет, но у него...

Я не удивлюсь, если в марте под казацкий марш и с развернутыми знаменами украинская...

Новое принуждение к миру

Если за планом Сайдика стоят Берлин и Париж, то после украинских выборов именно на...

Владимир Воля: «Мировоззренческий кризис украинских...

Прощание с иллюзиями происходит во всем украинском политикуме, во всех...

Над пропастью во лжи

Взобравшись на пьедестал спасителя нации, нахрапистые циники отвели истинному...

Болгарская православная церковь опровергает...

Болгарская православная церковь опровергает растиражированную украинскими СМИ...

Украинское отражение в иерусалимском зеркале

Не обязательно быть верующим, чтобы признать: законы политического и церковного поля...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка