«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем война на Донбассе

№33—34(830) 18—31 августа 2017 г. 17 Августа 2017 2 4.3

От редакции

Перед тем, как опубликовать данную статью, мы обратились с официальным запросом в Министерство здравоохранения и попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию. Однако ведомство г-жи Супрун предпочло хранить молчание. Видимо, Минздраву Украины нечего возразить нашему автору.

Ульяна Супрун заявляет, что онкобольные дети просто «становятся объектами политических манипуляций»

В Украине опять возник дефицит препаратов для детей, страдающих онкологическими патологиями. А партию лекарств ценой более 1 млн. грн., предназначавшихся для лечения рака, спишут в утиль. Крупный скандал? Или мелкий штришок в списке побочных эффектов реформаторских преобразований в медицинской отрасли?

Информация о хронической нехватке медпрепаратов и медизделий в больничной сети Украины в СМИ появляется волнами — сегодня проблема с препаратами от онкопатологий, вчера не было лекарств для лечения ботулизма, а в начале года между руководителем Минздрава и известным украинским кардиохирургом Борисом Тодуровым возник острейший конфликт относительно нужд сердечно-сосудистых больных. И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун стойко сносит самые серьезные обвинения в свой адрес, что звучат из уст авторитетных врачей и политиков от медицины.

На сей раз очаг конфликта возник в ключевом подразделении детской онкологии — столичном Центре детской онкогематологии и трансплантации костного мозга Национальной детской специализированной больницы «Охматдет». Руководитель этого отделения Светлана Донская выступила с заявлением о том, что на складах в «Охматдете» хранятся непригодные лекарства для онкобольных детей на сумму более 1 млн. грн., закупленные за бюджетные деньги 2015 г. Сберегается просроченная продукция и в других онколечебницах страны. Препараты с истекающим сроком годности были поставлены британской закупочной компанией Crown Agents в конце 2016-го и начале 2017 г. Но еще более болезненная проблема, подчеркивает Донская, — в том, что на фоне таких растрат «оптимизируется» список препаратов, которые врачи назначали больным бесплатно. Список же лекарств, которые вынуждены закупать родители либо волонтеры, наоборот, пополняется.

Напомним, «закупочная реформа» в Минздраве была проведена стремительнее всех иных преобразований отрасли — закупки основных бюджетных препаратов и медизделий были переданы трем иностранным «международным специализированным организациям» (Программе развития ООН, Детскому фонду ООН (ЮНИСЕФ) и компании Crown Agents). Общественности пояснили, что это необходимо для пресечения коррупционных схем, которыми отечественная «медицинская мафия» опутала и без того скудный медицинский бюджет.

Однако Генпрокуратура на протяжении вот уже более трех реформенных лет не озвучила имя хотя бы одного сколь-нибудь видного мафиози от фармацевтики. Расследования касательно госзакупок лекарств с коротким сроком годности и завышения тарифов на перевозки медикаментов в рамках проведения закупок, по словам Юрия Луценко, продолжаются, но поводов для больших волнений, мол, нет.

Кроме того, «Охматдет» получил предписание от Минздрава ввести платные услуги, что вызвало новую волну критики в адрес реформаторов. «Люди не смогут платить соплату на лечение детей. Невозможность обеспечить детей центральной больницы гарантированным лечением — это управленческая катастрофа», — заявила глава Комитета по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец.

У нового главврача «Охматдета» Ирины Садовяк, которая последние 14 лет возглавляла Коломыйскую районную больницу, иное видение. «Автономизация заведения, изменение принципов финансирования позволят повысить эффективность лечения. Мы будем иметь больше хозяйственной свободы и конкуренции за врачей и пациентов», — с такими шаблонными фразами из реформаторских методичек она приступила к работе в новой должности в начале июня.

Заведующий отделением трансплантации костного мозга «Охматдета» Олег Рыжак отметил, что в выводе аккредитационной комиссии Минздрава относительно больницы «есть странные вещи насчет платной медпомощи и обновления парка оборудования отделения трансплантации костного мозга»: «Кто его должен обновлять? Последние закупки оборудования проводились в 2007 году! Теперь я, наверное, должен за свою зарплату купить аппарат, который стоит $100 тыс., чтобы обновить оборудование?»

Также, отмечает О. Рыжак, в Украине не создан реестр неродственных доноров костного мозга, в то время как средства на эту работу выделяются. И трансплантация костного мозга от неродственного донора в Украине не осуществляется.

Как известно, «Охматдет» является форпостом борьбы со злокачественными заболеваниями крови и лимфатической системы, здесь отвечают за 50% всех детей, которые заболевают в Украине раком. В позапрошлом году в интервью «2000» руководитель гематологического отделения Светлана Донская критиковала специалистов Украинского реестра доноров костного мозга — структуры, которая «заведует» донорством при Минздраве.

«Средства на ее деятельность из бюджета выделяются регулярно, — говорила Светлана Донская. — Там задействовано 12 или 15 человек. Они объездили все международные совещания, конгрессы, написали кучу отчетов. Но когда мы спрашиваем у них, где доноры, нам отвечают, что таковых нет. При этом государство тратит миллионы гривен, чтобы отправить ребенка на лечение за границу. Расценки на трансплантацию костного мозга таковы: Польша — 130—140 тыс. евро, Австрия — 170— 200, Чехия — до 200, Германия — 250 тыс. евро. Белорусы на этом несколько миллионов в год зарабатывают».

А себестоимость подобных операций в Украине, по данным экспертов, может составлять около 50 тыс. евро.

В свою очередь Ульяна Супрун заявляет, что паниковать не стоит, онкобольные дети просто «становятся объектами политических манипуляций», и продолжает лоббировать законопроект №6329, который должен запустить новую модель финансирования больниц по всей стране — недавно он был отклонен депутатами.

«Без принятия этого законопроекта никаких изменений не будет — потому что не будет никаких средств, — утверждает она на своей фейсбук-странице. — «Силы зла» хотят не только заблокировать старт медреформы. Они хотят отобрать у украинцев надежду на то, что изменения возможны. Они хотят сохранить старую систему охраны взяток.

Депутаты предлагают оставить все средства под управлением коррупционной вертикали медицинских чиновников и не вводить никаких легальных соплатежей, потому что у нас же «бесплатная медицинская помощь»! Может, вы видите эту бесплатную помощь? Я вижу, на каких автомобилях по всей стране ездят медицинские чиновники с зарплатой в 6000 гривен», — пишет Супрун.

Но возникает вопрос: сокращение госфинансирования «Охматдета» и других больниц, исходящее, стало быть, от «сил добра», — это и есть тот самый результат, к которому ведет основной лозунг нынешней медреформы — «деньги идут за пациентами»? Удивляют слова Супрун о все никак не наступающем старте медреформы, которую более двух лет назад презентовал Сандро Квиташвили. Удивляет, что Супрун, уже год занимающая пост руководителя ведомства, все еще не сломала «коррупционную вертикаль медчиновников», ведь это в т. ч. и «вертикаль» ее ответственности. Если их дорогие авто являются мерилом коррупциогенности, почему она терпит их под стенами Минздрава?

Также, по словам Супрун, обвинения закупочной компании Crown Agents и нынешней команды МЗ в поставке препаратов по детской онкологии с коротким сроком годности и в бесполезном расходовании государственных средств на ненужные медикаменты распространяют «люди, которые несут личную ответственность за сложившуюся ситуацию».

Как видим, виновных в этом вопросе Супрун вычислила оперативно. Логика проста: «Закупки происходили в четком взаимодействии с профильными рабочими группами МЗ Украины. Светлана Донская и Олег Рыжак являются опытными экспертами в области онкологии и членами рабочих групп, которые формируют номенклатуру и государственный заказ на препараты для онкологических больных. При формировании объема закупок за средства 2015 года они лично поставили подписи под документами с объемом поставок для «Охматдета». То, что теперь на складе «Охматдет» остаются непригодные к использованию препараты — ответственность исключительно рабочей группы, которая согласовывала поставки с закупочной компанией».

Более того, Ульяна Супрун сообщила, что имеет компромат на сотрудников «Охматдета» и областных онкобольниц Украины, которые «из года в год... заказывают избыточные количества медикаментов, которые не успевают использовать в течение их срока действия и впоследствии списывают. Например, в 2015 г. для онкобольных детей было заказано 3673 единицы противогрибкового препарата «Н...». Из них 656 единиц не успели использовать, поскольку у них истек срок годности. При этом в 2016-м его снова заказывают, утверждая, что годовая потребность больных — 4838 единиц». Думается, подобные сведения о руководителях больниц (видимо, Супрун относит их к той самой «чиновничьей вертикали») автоматически делает их более лояльными к любым реформаторским преобразованиям.

«Со своей стороны Министерство здравоохранения Украины прилагает все усилия для того, чтобы государственные закупки были реализованы должным образом и в полном объеме», — пишет Супрун и тут же указывает: «Уже поставлены 14% лекарств по детской онкологии на средства 2016 г. от общей профинансированной потребности».

Но, позвольте, уже — вторая половина 2017-го, а в Украину все еще не поступают лекарства за 2016 г. «Уже поставлены 14%...» Хотя следовало бы сказать, что больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами госбюджета-2016.

«Это сознательный геноцид собственного народа, по методам очень напоминающий 30-е годы прошлого века, — пишет Ольга Богомолец в адрес Минздрава. По ее словам, на склады министерства поступило лишь 17%(!) препаратов от выделенных еще в начале 2016 г. 3 млрд. 944 млн. 79,2 тыс. грн. — Из-за неспособности Министерства здравоохранения должным образом организовать проведение централизованных государственных закупок лекарственных средств, иммунобиологических препаратов и изделий медицинского назначения цинично нарушаются конституционные и человеческие права граждан на жизнь и здоровье! Пока дети умирают, деньги лежат на зарубежных счетах. И это несмотря на своевременно выделенные государством средства! Почему так произошло и какие коммерческие тайны скрывает украинский Минздрав в договорах с международными организациями Сrown Аgents, ПРООН, ЮНИСЕФ?»

Парламентский комитет по вопросам здравоохранения признал результаты проведения международных закупок 2015—2016 гг. Минздравом неудовлетворительными, и, отмечает Богомолец, «в подписанных договорах не установлены сроки поставок и сроки годности лекарств».

«Больные умирают или покупают лекарства за свой счет. А МЗ делает громкие заявления о реформах, но молчит о полной беспомощности в критических вопросах защиты здоровья украинских граждан», — подчеркивает Богомолец.

Вспомним и слова руководителя столичного Центра сердца Бориса Тодурова, адресованные в начале года Ульяне Супрун:

«Безответственность заявлений, непродуманность решений, авантюризм в стратегии развития — вот что мы видим в последние месяцы работы Минздрава. Программа по сердечно-сосудистым заболеваниям предусматривала закупку на 364 млн. грн. скоропомощных расходных материалов, которые могли бы спасти десятки тысяч жизней. Вы не провели эту закупку. Я абсолютно ответственно заявляю (и могу это повторить в суде) — ваша халатность забрала больше жизней украинцев, чем война за последние годы.

Вы понимаете свою ответственность (в том числе и уголовную) за халатное отношение к своим обязанностям? И это только по программе «сердечно-сосудистые заболевания». Что говорить о других?

А теперь посчитайте: несколько миллиардов гривен, 100% предоплата и поставка через год, плюс еще 7% — за логистику и другие услуги. Кто спросил у налогоплательщиков, мы хотим таких закупок? Миллиарды гривен не освоены! И это действительно стоит жизни многим тысячам людей. Это просто глумление над людьми».

В адрес руководителей Минздрава подобные обвинения звучали и ранее, но, пожалуй, впервые их публично (повысив обличительный градус до точки кипения) огласил именитый врач, член-корреспондент Академии медицинских наук, руководитель ведущей клиники Украины. Ранее это все же было уделом активистов различных пациентских организаций и околомедицинских политиков. Очевидно, ситуация с финансированием клиники и обеспечением ее препаратами дошла до критического предела, но, похоже, по части Центра сердца вскоре «разрулилась», так как впоследствии Тодуров вопрос «об уничтожении украинцев» не поднимал.

В прошлом году Кабмин на четверть сократил количество койкомест в больницах, что позволило оптимизировать бюджетную строку на их содержание. А одним из первых решений Ульяны Супрун на министерском посту была отмена приказа Минздрава о финансировании больниц из расчета за количество койко-мест. И, повторяя слово «децентрализация», как мантру, она убеждает, что украинская медицина заработает по западным стандартам, когда откажется от централизованного финансирования и перейдет на финансирование из местных бюджетов, а клиники обретут «долгожданную» автономию.

Однако если в США, Германии, Австрии нет централизованного федерального финансирования медицины, это, конечно же, не значит, что и украинская медицина выйдет на американский или немецкий качественный уровень — хотя бы потому, что там работают системы солидарного страхования. Но в сторону полной коммерциализации медицинского сектора Украины клонит и украинский президент, заявляя: «медреформу откладывать некуда, нужно перестать лгать народу о бесплатной медицине».

«...На прошлой неделе умер Дима, болел с 2015 года, погиб на 3-м рецидиве, о трансплантации костного мозга как пути спасения ему никто не сказал. Вдумайтесь — последняя родственная ТКМ пациенту старше 18 лет сделана в Украине в 2009 году. С тех пор ее не проводят. А знаете почему — нет финансирования. Вообще нет такой строки в бюджете, — пишет в своем блоге руководитель фонда «Крылья Надежды» Наталья Липская. — Не могу больше! Каждую неделю получаю несколько звонков от родственников. Все эти люди скорее всего обречены. Все они в ужасном списке смертников, куда их загнало наше государство».

На сайте фонда — масса историй болезней, которые рассказываются доступным языком, просьб о помощи в покупке необходимых средств. Детям нужны препараты для сеансов поддерживающей химии, для сдерживания роста опухолей, для восстановления печени...

Поднимается в этих историях и проблема качества закупаемых препаратов. Например, волонтеры помогают решать проблемы и с получением гормонов роста и сообщают в заметке о больном мальчике: «Тарас не растет и не взрослеет. В прошлом году приходилось вводить соматидин, болезненный и неэффективный, но именно он был в госпрограмме. Тарас на нем совсем не вырос... Сейчас он вводит зомактон — действенный, но чрезвычайно дорогой».

При фонде открыт т. н. детский хоспис, но это не классический хоспис с отдельным зданием, а мобильный: сложных детей львовские волонтеры посещают на дому.

Таких организаций много. Например, львовскую больницу «Западноукраинский специализированный детский центр», где есть отделение гематологии и хирургии, опекают как украинские, так и зарубежные фонды — «Мир ребенка», «Крылья надежды», «Спасение ребенка с лейкемией», «Клуб Львов города Львова», Advanced Medical Care for Ukraine (США), HumanitarieHulpKinderenOekraїne, «Фонд Святого Христофора для детей» (Нидерланды), ChildHealthInternational, «Линия жизни» (Великобритания), AssociationVendе'e-Ukraine (Франция) и др. Об этом сообщается на официальном сайте больницы.

Если государство и его зарубежные партнеры не спешат с закупками лекарств даже для онкологических детей, это становится делом волонтеров, которые налаживают связи с производителями, изучают эффективность препаратов, знают, где их закупать в дефицитные времена.

Но куда более тревожит вопрос, почему же возник этот дефицит, если в самой начальной стадии перехода к закупкам по-европейски нам обещали оперативность поставок до 3 месяцев от заявки до получения. И в каких банках «зависли» эти миллиарды, перенаправленные из карманов «медмафии» в «чистоплотные руки с незапятнанной репутацией»?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Сергей КУДЕЛЯ: "Утечка информации о содержании...

«Зеленский окажется перед непростым выбором - подтвердить факт обсуждения дела...

Саша БОРОВИК: «Украину ожидают американские горки»

Лучший результат для украинского президента и его дипломатов — вернуть ситуацию в...

О причинах полномасштабного рецидива популизма

На планете обитает 22% популистов, а в Украине их 40%!

Четкая позиция и взвешенные доводы

Уступки подразумевают принятие статуса автономии Донбасса с особыми правами...

Избавление от Болтона проблем Америки не решает

Встречи с российским президентом проводит вовсе не Трамп, а Биби Нетаньяху: именно он...

Загрузка...

О долгом пути к нормализации отношений Украины и...

недавний всплеск двусторонней активности дает понять: переговоры по конфликту в...

Мартин САЙДИК: "Новый ветер в Киеве – шанс на прорыв в...

По мнению Сайдика, в следующем году могут состояться местные выборы, открывающие...

На пути к очередной украино-российской газовой войне?

Если Киев откажется от годичного контракта – а вероятность этого достаточно велика,...

Опасность поджидает впереди

Любой украинец жаждет скорейшего завершения войны в Донбассе и окончательного...

Презумпция человечности

Судебная реформа, на проведение которой израсходованы колоссальные финансовые и...

NIKKEI ASIAN REVIEW: «Украина – новое поле битвы в борьбе США и...

Визит Болтона в Украину (даже несмотря на примирительную позицию Трампа по отношению к...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Anelo Krapiva
21 Августа 2017, Anelo Krapiva

больным помогают умереть отсутствием лекарств и помощи, старым - смешными пенсиями, молодым - на так называемой войне. Остальные удирают. "Патриоты" на марше.

- 4 +
Юрий Иванов
18 Августа 2017, Юрий Иванов

Закупают избыточное количество лекарств для онкобольных детей, украинцы избыточно питаются- несмотря на целенаправленные усилия руководства страны продолжает наблюдаться чрезмерная избыточность населения. Хорошо, что еще одна прозрела- и Ольга Богомолец уже поняла, что это- геноцид украинского народа. Может в ООН обратиться- пришлите миротворцев- освободите- вымираем.

- 15 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка