«Слуга» скольких господ?

№7(941) 14 - 20 февраля 2020 г. 12 Февраля 2020 4.4

Кто на самом деле управляет Украиной? Почему Джордж Сорос чувствует себя в нашей стране как рыба в воде? Кто такие «соросята», и какова истинная цель их присутствия в украинских властных структурах? На кого будет работать рынок земли: на украинских граждан или на иностранных аграриев? На эти и другие вопросы отвечает политолог Алексей Якубин.

— Алексей, термин «соросята» активно обсуждается в украинском обществе. Объясните, кто это такие, чьи интересы они отстаивают, и назовите наиболее видных представителей этого политико-экономического лобби на Украине.

— Термин «соросята» в Украине появился относительно недавно и используется в привязке к тем людям, которые в свое время получали гранты от различных западных структур. Т. е. не обязательно от фонда Сороса, но в основном от аффилированных с ним структур, связанных с тем же Фондом открытого общества или с фондом «Відродження», как называется его филиал в Украине.

Эти люди получали от западных фондов финансирование, и эта новая генерация политиков пришла во власть. Прежде они работали в различных НГО, которые получали всяческие гранты на разработку проектов улучшения или реформы в той или иной сфере.

Вот все эти группы людей называют «соросятами» — с привязкой к имени известного финансиста с венгерскими и еврейскими корнями Джорджа Сороса, который открыл свои фонды по всему миру. Часто еще понятие «соросята» замещается понятием «грантоеды».

— Почему президент Зеленский утвердил правительство, в котором за всю историю Украины самое большое число т.н. представителей грантового сообщества? Наиболее яркий среди них — Алексей Гончарук, который возглавлял грантовский центр «Офис эффективного регулирования».

— Если говорить о наиболее ярких представителях этого сообщества, о том, почему они были утверждены на те или иные высокие должности, то следует помнить, что тут Владимир Зеленский оказался в сложной ситуации. Когда он пришел во власть, вокруг него, условно говоря, образовались несколько групп влияния.

Одна из них — это группа Пинчука—Сороса. Виктора Пинчука, олигарха, собственника телеканалов, предприятий, как раз часто привязывают к Соросу. Именно Пинчук был в окружении Зеленского с самого начала. Я так понимаю, что у Зеленского «скамья запасных» была очень небольшая. Т.е. там находились условно — группа Коломойского, группа «95 квартала», Дмитрий Разумков. И был еще Виктор Пинчук. Он и предложил Зеленскому этих людей, которые могут прийти и занять те или иные должности.

Более того, не забываем еще такой нюанс: Пинчук позиционировал этих людей так, что они не политикой будут заниматься, а выполнять роль технократов. Иными словами, они не претендуют на политические функции, а будут заниматься исключительно вопросами, связанными с управлением и с продвижением реформ. Вот они и появились в новом украинском правительстве.

— За годы правления предыдущего президента США представители Демократической партии полностью установили контроль над украинскими органами власти, министерствами, ведомствами. Что изменилось с приходом Трампа? Кто сейчас на Украине на самом деле управляет местным политическим истеблишментом?

— Я думаю, что слово «контроль» надо осторожно использовать. Да, вне всякого сомнения, влияние американского посольства или западных структур в Украине присутствует.

Но, во-первых, оно многовекторное. Есть разница между частью американских структур и частью западноевропейских структур, и между ними далеко не всегда бесконфликтно все происходит. А во-вторых, местный политический класс давно приучился, с одной стороны, пытаться участвовать в той игре, в которую играет американское посольство, а с другой — не забывать о своих интересах. Этот нюанс также присутствует.

Если же говорить о демократах, то они просто были активнее, более наступательно вовлекались в политические процессы в Украине. Это не секрет. Тот же Байден писал в своих воспоминаниях, что «с Порошенко он чаще разговаривал по телефону, чем со своей женой». Это его фраза. И отставка генерального прокурора Виктора Шокина произошла в контексте переговоров с американским вице-президентом, и многое другое.

Можно спорить, как все это укладывается в логику государственного суверенитета, но невозможно отрицать, что такие вещи были, когда американское посольство влияло на развитие событий в Украине.

Однако мне кажется, что ситуация неоднозначна. Во-первых, присутствует раздрай внутри самого американского истеблишмента — между демократами и республиканцами. Этот раздрай перенесен и в госдеп. Например, в Киеве до сих пор нет посла США, есть только временный поверенный.

Даже в ходе визита госсекретаря США г-на Помпео в Киев кандидатура нового посла не была названа.

Украина стала частью американской внутренней политики, избирательной кампании. В бесславно закончившемся импичменте Трампа также присутствовал фактор Украины.

Но при этом история с Украиной стала во многом токсичной. Очевидно, что американские политики демонстрируют двухпартийною поддержку Украине. Это было видно даже во время процедуры импичмента, где и республиканцы, и демократы говорили, мол, мы поддерживаем Украину и еще больше будем поддерживать ее.

Однако вовлеченность в украинские вопросы в американском политикуме воспринимается уже неоднозначно. Мы это видим на примере Джо Байдена — с его сыном, с компанией Burisma. Если посмотреть результаты первого праймерис в штате Айова, то Байдену это стоило лидерства среди демократов в той гонке, которая происходит внутри Демократической партии среди ее кандидатов.

Поэтому сейчас ситуация с Украиной — это своеобразный таймаут, т. е. все структуры западные остались, но посольство как бы обезглавлено.

В итоге украинские политики оказались в непростой ситуации: американцы не очень-то готовы идти на активные контакты, как это было еще совсем недавно. Это при том что часть украинских политиков делали ставку именно на демократов, которые оказались токсичными для американской администрации. Часть этих политиков вовсю старается понравиться Трампу и наладить с ним контакт.

— Не менее волнующий украинское общество вопрос: по заверениям президента и его команды, на рынок земли будут допущены исключительно граждане страны. При этом в социуме активно обсуждают возможные схемы приобретения черноземов иностранцами. Предполагается участие в этом банков, которые под покупку сельхозугодий или техники начнут выдавать украинским аграриям кредиты под залог земли. Не выдержавшие конкуренции и обанкротившиеся фермеры вынуждены будут отдавать землю банкам. А дальше иностранные корпорации, дождавшись разрешения, смогут выкупать землю у банков. Насколько реальна такая схема, и кто из иностранных аграриев в первую очередь заинтересован в скупке украинских земель сельскохозяйственного назначения?

— Действительно, Владимир Зеленский в контексте тех дебатов, дискуссий, которые были вокруг закона о земле и продолжаются до сих пор (там свыше 4 тысяч поправок к закону), выдвинул тезис, что иностранцы будут иметь право на приобретение земли только после соответствующего результата всенародного референдума.

Но есть несколько нюансов, которые играют очень важную роль. Нюанс первый заключается в том, что в Украине до сих пор нет закона о референдуме. Т.о. получается, что в новом законе о земле предлагается ссылка на ту норму, с которой он не связан, т.е. отсыл к несуществующему закону.

С точки зрения пиара все понятно, но на самом деле закон о референдуме даже на третьей сессии парламента не был включен в список законов, которые должны были рассматриваться.

Второй нюанс — это возможность через банковские кредитные учреждения, в т.ч. с иностранным капиталом, получать доступ к земле. Да, через кредиты. Например, если банки и финансовые учреждения предоставят кредит крестьянину, фермеру, а тот не сможет его вернуть, то банк, получая под залог землю, имеет право через два года (согласно норме закона) ее перепродать. Существует реальная угроза реализация такой схемы, когда банки станут выдавать кредиты именно для того, чтобы в итоге забрать землю. Это открывает возможность для иностранцев получить землю косвенно, используя банковские и финансовые учреждения. Поэтому вполне логично, что эта норма закона вызывает критику. Сейчас в Украине активно обсуждается новый вопрос, связанный с либерализацией вопроса двойного гражданства. Однако при этом возможен запрет на гражданство Российской Федерации.

Это также может быть использовано для того, чтобы часть иностранных граждан, иностранных компаний могли задействовать данный механизм для обретения доступа к украинской земле.

Не следует забывать, что и сегодня многие украинские аграрии в финансовом плане не могут поспорить с иностранными аграрными корпорациями. А предлагаемые законодательные крючки позволят иностранным компаниям получить доступ к земле, хотя формально они не всегда смогут взять ее в собственность.

Плюс есть еще один момент — слабая регуляторная роль украинского государства. Существует рынок аренды, но при этом мы видим нарушения, связанные с этим рынком в контексте прав собственности и прав аренды для крестьян. К сожалению, даже сейчас государство не умеет или не хочет эффективно контролировать эту сферу. В этом тоже кроется одна из проблем, поскольку вряд ли от принятия нового закона что-то изменится в лучшую сторону, и государство резко станет регулятором в этой сфере.

Кроме того, важно обратить внимание на то, что в программе партии «Слуга народа» нет упоминания о рынке земли. Зато это упоминание есть в программе президента Зеленского. Там, правда, идет первым пунктом вопрос о народовластии, а вопрос о прозрачном рынке земли стоит далеко — после всех остальных пунктов.

Учитывая, что этот вопрос воспринимается в обществе столь противоречиво и остро, власти следовало бы действовать цивилизованно: ставить вопрос о референдуме и только потом, по его итогам говорить о земле. Именно на этом настаивают оппозиционные политические силы.

К примеру, Юрий Бойко, выступая в парламенте, призывал принять сначала закон о референдуме, и только потом — в случае позитивного результата народного волеизъявления — говорить о реализации других шагов, касающихся рынка земли.

Не надо забывать, что закон — это все-таки акт общественного согласия. Соответственно — принятие закона, противоречащего общественному мнению, может быть чревато политическими потрясениями. В т. ч. если будут какие-то нарушения в контексте действующего закона о регламенте, я не исключаю исков и в Конституционный Суд.

И это станет проблемой для иностранных компаний, которые желают получить доступ к украинской земле. Тогда они задумаются, а стоит ли им вообще приходить в Украину через все эти схемы.

— Новый украинский олигарх Томаш Фиала — верный друг и соратник Сороса, он активно вкладывает средства в банковский сектор. Недавно г-н Фиала купил польский «Идея банк», который вывел на рынок Украины, при этом он активно избавляется ото всех производственных активов в нашей стране. Можно ли предполагать, что идет подготовка к скупке банком земельных угодий для иностранных инвесторов?

— Могут быть разные варианты, но и такой вариант я не исключал бы ввиду тех законодательных коллизий, которые существуют в контексте законопроекта о земле.

Многое нам покажет ход голосования за закон о рынке земли. Особенно то, как будет голосовать партия «Голос»: эту партию часто связывают с Томашем Фиалой, и члены ее парламентской фракции не голосовали в первом чтении за данный закон, сославшись на то, что там был нюанс, касающийся референдума относительно продажи сельхозугодий иностранцам. Как я понимаю, именно потому они и решили не голосовать.

Возможно, сейчас с ними ведутся какие-то переговоры, и в результате может получиться, что часть этой партии проголосует.

Ну а вопрос участия в рынке земли банковской сферы, как я уже сказал, сейчас активно дискутируется. И определенные лазейки в законе вполне могут позволить иностранному капиталу прийти в Украину.

— Кого еще из представителей западного финансового мира вы могли бы назвать в качестве потенциальных покупателей украинского земельного капитала? И, собственно, почему иностранцы так заинтересованы в украинской земле?

— Давайте говорить о том, что земля — это актив, который нельзя произвести. Земля — это средства производства. На самом деле в мире есть большое количество свободных денег. И их владельцы пребывают в поиске — куда бы вложиться. А Украина близко расположена к Евросоюзу, это транзитное государство, тут большие сельскохозяйственные угодья, очень хорошая земля.

Кроме того, полагаю, что здесь могут быть не только западные инвесторы, но и китайские, и из арабского мира — те, кто проявляет интерес к приобретению средств производства.

Ведь даже та номинальная стоимость, которая закладывается в контексте продажи земли, не такая большая, на уровне одной-двух тысячи долларов за гектар. Это по сравнению с соседями — Польшей, Венгрией — копейки. А возможность приобрести такие активы — это возможность влиять на развитие сельского хозяйства и промышленности на многие годы вперед.

Благодаря этим схемам земля может быть выкуплена по латиноамериканскому варианту частью этих компаний — большие угодья наподобие латифундий, а потом эти компании будут сдавать в аренду землю за гораздо большую сумму украинским же крестьянам.

Во всей этой истории беспокоит еще и поспешность, с которой все у нас делается. А, к примеру, в Польше аграрная реформа длилась более 15 лет. И мне кажется, что в данном случае разумно было бы государству начать с наведения порядка с рынком аренды — показать, что государство может быть эффективным регулятором и нормы могут работать. И лишь потом можно переходить к другим вопросам.

— Получается, что, используя теневые схемы покупки украинских земель, иностранцы смогут бесконтрольно эксплуатировать главное национальное достояние. Между тем на Западе жестко регламентирован рынок использования земли. Не получится ли еще и так, что Украина станет полигоном, где нечистые на руку иностранцы станут выращивать генно-модифицированную продукцию?

— Честно говоря, я лично никакого страха в генно-модифицированной продукции не вижу. Это мифы, которые, к сожалению, эксплуатируются.

Есть опасность другая: что этот актив за бесценок может быть приобретен людьми извне. А для наших людей, которые в Украине захотели бы заняться сельским хозяйством, это сложно будет сделать, потому что вхождение для них в этот рынок будет очень и очень дорогим. Появятся иностранные компании, которые будут владеть сотнями и тысячами гектаров земли. Но самое главное — во всей этой истории с открытием рынка земли не просматривается разумно продуманная цель: так что же все-таки на выходе хочет сделать власть? Задумывается ли она о последствиях?

A6-rian.com.ua.tif

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Зачем Украине «Миротворец»

Сайт с красивым названием своей бурной деятельностью приносит Украине намного больше...

Решение языковой проблемы — залог единой...

На сайте еженедельника «2000» недавно опубликован обстоятельный и довольно острый...

«Украинский центризм» на перекрестке процессов

Отсутствие подвижек в вопросе Донбасса может привести к оттоку избирателей...

Дмитрий Олейник: «Предлагаем президенту использовать...

Политика ОВГЗ, как пылесос, высосала деньги из реального сектора экономики: банкам...

Коронавирус украинской суверенности

Главная проблема властной команды — абсолютное отсутствие привязанности к матрице...

Загрузка...

Строим страну или саморазрушаемся?

От власти Советов мы никуда не ушли. Причем от ее самой разбалансированной...

Украина преуспевает в строительстве «аграрной...

Не читайте перед обедом статистику о промышленном производстве в Украине!

Доверительный разговор

  Есть готовность к триаде: диалог - понимание - компромисс  

Обличитель-ренегат поет как соловей

Всего за несколько дней одному из главных фигурантов «Украинагейта» Льву...

Стратегическая нерешительность. Что мешает...

Если на выборах мэров крупных городов юго-востока победят представители...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка