Смирительную рубашку на украинца не наденешь

№28-29 (469) 10 - 16 июля 2009 г. 10 Июля 2009 0

Бизнес-совет Украина — ЕС (EUUBC) был основан в конце 2005 г. Главная цель этой организации — способствовать развитию торговли и экономических отношений между Украиной и ЕС. Четыре года работы Бизнес-совета показали, что европейские компании не особо нуждаются в помощи для выхода к украинским потребителям, так как у многих из них уже разработаны успешные стратегии завоевания новых рынков.

Но вот украинским компаниям доступ на рынок ЕС дается намного сложнее. Поэтому в 2009 г. они составили 90% клиентов EUUBC. Вот почему Джеймс Уилсон, президент Бизнес-совета Украина — ЕС, решил: несмотря на то что EUUBC — еще очень молодая организация, настало время провести ее «ребрендинг» — смену имиджа, чтобы новый образ лучше отражал работу, которой занимается Бизнес-совет.

Украина и ЕС сейчас проводят переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ). И одна из главных задач, над которой работает EUUBC, — оказание помощи украинскому среднему бизнесу в подготовке к экспортным возможностям, которые даст заключение этого соглашения.

— Джеймс, неужели во время кризиса к вам обращаются какие-то новые украинские компании с просьбой помочь им выйти на рынок ЕС? Такое впечатление, что у всех сейчас главная задача — как выжить, а не как расширяться.

— Это правда, что в нынешних экономических условиях многие компании стремятся только к тому, чтобы выжить, и с трудом с этим справляются. Но есть и успешные, жизнестойкие — которые из экономического кризиса выйдут более сильными.

На мой взгляд, перед украинскими компаниями стоят те же проблемы, что и перед малым и средним бизнесом в любой точке Европы и, наверное, мира.

Проблемы с оборотными средствами. Спад заказов на продукцию. Задача, как удержать своих лучших сотрудников, чтобы когда экономическая ситуация выровняется, у компании опять была возможность расти. У многих из-за накопившихся проблем не хватает времени, чтобы разобраться в том, какие возможности у них возникнут в будущем, когда Украина и ЕС подпишут соглашение и будет создана ЗСТ.

Но мы уже видим сигналы оздоровления экономики в начале следующего года, и поэтому Бизнес-совет проводит предварительную работу, чтобы быть готовым — когда у этих компаний появятся возможности — уделить время и внимание поиску новых рынков и новых партнеров в ЕС.

— Как вы думаете, почему у украинских компаний возникает больше проблем с выходом на рынок ЕС, чем у европейских фирм с выходом на украинский? Связано ли это с европейским законодательством, регулирующим рынок? Или отчасти вызвано непониманием того, как ведутся дела в Европе?

— Соглашение по ЗСТ будет охватывать более 90% всей торговли товарами и услугами, а также распространяться на регуляторную сферу внутри Украины. Это самые широкие договоренности, которые когда-либо пытались заключить между ЕС и его торговым партнером. Для того чтобы воспользоваться возможностями, которые это соглашение создаст, и экспортировать товары или услуги, попадающие под эти 90%, любая украинская компания должна будет следовать нормативам, стандартам и правилам Евросоюза, особенно таким, как стандарты качества и безопасности пищевой продукции. Не стоит ожидать, что ЕС пойдет в таких вопросах на компромисс и сделает для Украины какие-то временные уступки.

К примеру, многие из украинских предприятий, экспортирующих химическую продукцию в ЕС, рассчитывали в прошлом году, что ради поддержки развития украинского бизнеса для них сделают исключение и отсрочат выполнение директивы ЕС по химическим субстанциям. В этом была их ошибка — ожидаемого, естественно, не произошло. (В прошлом году в соответствии с директивой ЕС по химическим веществам, известной как директива Reach, была введена предварительная обязательная регистрация, оценка рисков и выдача разрешений на производство и импорт химвеществ. — Н. К.)

ЕС никогда ни для кого поблажек не делает, а уж тем более не станет делать, когда речь идет о безопасности промышленной и пищевой продукции для потребителя. Поэтому украинские сельскохозяйственные компании и производители продуктов питания, которые хотели бы экспортировать свою продукцию на европейский рынок, должны быть готовы к тому, чтобы выполнять все правила и стандарты ЕС, регулирующие рынок продовольственных товаров. Чтобы замечательные украинские овощи и фрукты, молоко и вино могли попасть на полки западных магазинов, мы должны помочь украинскому среднему бизнесу взять соглашение по ЗСТ в свои руки.

— Вы ожидаете, что после создания ЗСТ наибольший толчок для выхода на европейский рынок получат украинские сельскохозяйственные компании?

— Нет. От создания ЗСТ выиграет целый ряд секторов. В сфере услуг новые возможности появятся у тех, кто занимается информационными технологиями, созданием программного обеспечения, энергетикой.

Что касается торговли товарами, то Украина традиционно сильна в производстве химической, сталелитейной продукции, машиностроении. И, конечно же, в сельском хозяйстве. Но пока очень редко встретишь украинскую сельхозпродукцию в западных супермаркетах. И основная причина — надо пройти процедуры лицензирования и сертификации.

Естественное будущее для Украины — экспортировать все больше сельскохозяйственной продукции в Европу, стать неотъемлемой частью системы поставок и этим удерживать цены на приемлемом для потребителей уровне. Все хотят хорошего качества по сходной цене, и украинские производители могут помочь в этом покупателям в странах ЕС.

— Вы говорили о директиве Reach. Бизнес-совет проводил исследование, насколько она отразилась на украинском экспорте химвеществ. Обращался ли к вам кто-то из экспортеров за помощью в связи с введением этой директивы?

— С тех пор как истек срок для предварительной регистрации химических субстанций, к нам за помощью никто не обращался. В первой половине этого года многие компании боролись за то, чтобы просто выжить, и у них не было времени заниматься вопросами стратегического характера, связанными с директивой Reach.

Кроме того, из-за значительного спада спроса на химические товары и металлопродукцию, вызванного кризисом, было практически невозможно провести осмысленный анализ воздействия директивы Reach. Но в любом случае очень хочется, чтобы украинский бизнес лучше разбирался как в этом документе, так и в других законодательных актах Евросоюза. Мы все в одной экономической шлюпке, и чтобы она двигалась вперед, необходимо синхронно грести, иначе мы не переживем нынешнего шторма. Правила, регулирующие рынок, позволяют общей «лодке» плыть вперед.

— Украинские бизнесмены жалуются порой, что правительство не прислушивается к их пожеланиям и не учитывает их интересов во время проведения переговоров по ЗСТ. А к вам украинские бизнес-организации обращались за помощью в разработке стратегий, способных повлиять на содержание соглашения?

— Это одна из тем, которую мы обсуждали на последнем форуме «ЕС — Украина», прошедшем в Брюсселе в конце июня. Многие его участники высказывали мнение, что существующая система консультаций работает сегодня недостаточно хорошо.

Однако в том, что так обстоит дело, частично виноваты и сами бизнес-организации. В Украине их множество, и они не слишком хорошо согласовывают свои действия. Мы надеемся, что после переговоров между основными организациями работодателей Украины, прошедших 7 июля, будут заложены основы для развития «единого голоса бизнеса Украины», такого же сильного, как голос промышленности Великобритании, Германии и Франции. Один из способов сделать общение между бизнесом и украинскими переговорщиками более эффективным — это создать экспертную группу представителей ключевых секторов украинской промышленности и экономики, которая консультировала бы команду переговорщиков, какую позицию лучше занять по тому или иному вопросу.

Бизнес-совет Украина — ЕС может помочь в этой ситуации, представив анализ ситуации в ЕС, возможных последствий новых соглашений для экономики Украины и аргументов для отстаивания ключевых позиций ее бизнеса (как крупного, так малого и среднего) в этих переговорах.

— О каких приоритетах вы говорите?

— На мой взгляд, это ошибка — добиваться особых тарифов для импорта определенных товаров, таких, как холодильники и машины. От особого тарифа, возможно, временно выиграют один или два сектора украинской экономики, это облегчит им ведение бизнеса на определенный — короткий — период. Но если вы взглянете на полную картину работы всех компаний, то увидите, что в долгосрочной перспективе это нанесет урон общим интересам экономики страны.

Система не должна позволять отдельным секторам получать исключительное покровительство. Не стоит идти на поводу у каких-то компаний или группы лиц, добивающихся создания особого положения для того или иного сектора экономики в контексте ЗСТ.

— Но разве не разумно было бы для Украины попытаться как-то защитить свое сельское хозяйство? В конце концов, эта отрасль в ЕС получает значительные субсидии.

— Вопрос сельского хозяйства — один из наиболее острых. Первый раунд переговоров по этому сектору в контексте ЗСТ состоялся в конце прошлой недели. Кстати, во время форума ЕС — Украина переговорщик от Еврокомиссии выразил разочарование тем, что Украина заранее не подготовила предложения по сельскому хозяйству.

— Не могли бы вы привести конкретные примеры того, как от деятельности Бизнес-совета выигрывает Украина?

— Мы знакомим украинских бизнесменов и политиков с нужными людьми в структурах ЕС, а уже они помогают в решении тех или иных задач. Объясняем украинскому бизнесу, как и что работает в ЕС.

К примеру, мы очень тесно сотрудничаем с Федерацией работодателей Украины (ФРУ), а также работаем с Конфедерацией работодателей Украины. Это программа, рассчитанная на длительную перспективу. Мы надеемся, что в конечном счете в Украине будет создан упомянутый мною ранее «единый голос бизнеса», который станет естественным партнером для Business Europe — одной из крупнейших лоббистских организаций в ЕС. Наше сотрудничество включает знакомство с нужными людьми в Еврокомиссии, Европарламенте, в самой организации, а также реализацию совместных проектов для работодателей Украины и Business Europe.

Если мы в этом контексте вернемся к соглашению о ЗСТ, главная цель для меня — помочь ФРУ и Business Europe получить финансирование, чтобы совместно разработать программы ознакомления украинских производителей и предпринимателей с европейским законодательством. Чтобы они в свою очередь смогли своевременно разобраться в европейском законодательстве и быть готовыми его выполнять, когда соглашение по ЗСТ вступит в силу.

Один из элементов нашего сотрудничества направлен на то, чтобы разобраться, какие реформы в Украине необходимы для облегчения сертификации продукции компаний — чтобы они могли сертифицировать свою продукцию самостоятельно и им не приходилось бы ради этого ехать в центральную лабораторию.

Большинство наших мероприятий происходит в Брюсселе. Мы стремимся познакомить брюссельскую публику с теми украинскими политиками и бизнесменами, которые пока еще не так хорошо известны на Западе. Все чаще мы сотрудничаем с областями Украины и средним бизнесом — они начинают проявлять интерес к Брюсселю. Раньше мы работали в основном с крупными компаниями и ведущими украинскими политиками.

Восточное партнерство набирает обороты. С 1 июля роль председателя в ЕС исполняет Швеция, и во многом благодаря шведской дипломатии удалось достичь соглашения в ЕС о восточном партнерстве вообще. Я надеюсь, что во время шведского председательства мы увидим ощутимое развитие отношений между Украиной и ЕС. Поэтому Бизнес-совет планирует организовывать встречи намного чаще. Мы рассчитываем, что нам удастся пробудить интерес более широкой аудитории к тому, что происходит в Украине.

Все же в ЕС о вашей стране знают пока недостаточно. Так же, как в Украине не знают всего, что происходит в Брюсселе значимого для Украины. Из-за экономического кризиса люди путешествуют намного меньше, поэтому необходимо иметь надежные источники информации — чтобы знать, какие возможности для сотрудничества существуют, и использовать их для продвижения взаимных интересов. В развитии доверия к друг другу очень важна роль СМИ.

— Вы сказали, что Бизнес-совет все больше находит партнеров в регионах. Это в основном представители бизнеса или также местных, районных властей? В чем заключается сотрудничество?

— Считаю, что в будущем усиление сотрудничества между Украиной и ЕС мы увидим именно на региональном уровне. Уже сейчас у ваших городов и областей гораздо больше возможностей для участия в проектах, которые финансируются за счет фондов ЕС, предназначенных для регионального развития. При этом не обязательно привлекать для подготовки таких проектов органы центрального государственного управления.

У таких областей Украины, как, к примеру, Одесская, Львовская, Ивано-Франковская, которые находятся на границе с ЕС, и у таких, как Луганская, Донецкая, а также города Севастополя все больше стимулов, чтобы проявлять инициативу и заниматься поиском возможного доступа к финансированию ЕС. Для этого необходимо строить партнерские отношения с регионами ЕС и сообща продвигать интересы украинских регионов и областей здесь, в Брюсселе, что позволило бы разрабатывать совместные проекты и способствовало бы развитию бизнеса на региональном уровне.

— Но зачастую в Украине даже не знают, что такое региональные фонды ЕС, и не догадываются о том, что украинские города и области могут подавать заявки на финансирование проектов из этих фондов.

— Это как раз то, в чем мы можем помочь украинским городам и областям, и посоветовать, как лучше действовать. Но, как во всем, первый шаг — это показать свою заинтересованность и создать в ЕС, назовем так, «посты перехвата информации», начать налаживать связи. Мы ведем подготовительную работу с различными регионами Украины, отличающимися по степени экономического развития, типам производства и его концентрации. Но все регионы объединяет одно — отсутствие информации о практических возможностях укрепления связей с регионами ЕС.

Например, три недели назад в Брюсселе состоялся форум Комитета регионов ЕС, на котором выступал представитель Ассоциации городов Украины. Именно в это время Еврокомиссия собирала заявки и предложения на проведение совместных трансграничных проектов от таких стран, как Украина, Словакия и Венгрия, в рамках политики соседства. Ведь финансирование таких проектов может достигать существенных размеров, в данном случае — 13,3 млн. евро только для одной заявки на один проект по продвижению социально-экономического развития и защиты окружающей среды. Для сравнения: ЕК было выделено 2 млн. евро для проведения необходимых инженерных работ по продлению срока службы второго блока Армянской АЭС. Уверен, Украина должна гордиться тем, что именно украинская компания — «НПО Импульс» — выиграла этот тендер.

Бюджет опубликованной недавно программы трансграничного сотрудничества Румыния — Украина — Молдова, превышает 30 млн. евро на реализацию проектов по развитию приграничной экономики и охране окружающей среды. В области охраны окружающей среды есть и другие интересные проекты. Например, субсидия от Бельгии на проведение исследования по очистке свалок, рекультивации земель и производству биогаза из мусора может составить около 300 тыс. евро.

Мы рассказали представителю Ассоциации городов Украины о том, что проходит отбор проектов, объяснили, как подавать заявку, какого типа проекты могут выиграть финансирование за счет инструментов «политики соседства» и на какие размеры финансирования можно рассчитывать и т. д. Познакомили с возможными партнерами из Словакии для подачи такой совместной заявки.

Если у вас нет глаз, которые бы отслеживали такие возможности для вас в Брюсселе, вы, возможно, никогда и не узнаете о том, что у вас есть право на подачу заявки на финансирование. Бизнес-совет может помочь украинским регионам отслеживать эти возможности и находить партнеров для подготовки совместных проектов. Естественно, чтобы узнать о фондах ЕС, которые можно использовать для финансирования проектов в Украине, можно также обратиться в офис Еврокомиссии в Киеве.

— Довольно регулярно приходится наблюдать ситуацию, когда украинские политики дают обещание, подтверждают свое участие в каких-либо встречах, а в итоге на них не являются. Приходилось ли вам с таким сталкиваться? И как это отражается на вашей репутации как организаторов? Продолжаете ли вы сотрудничество с такими политиками?

— Мой ответ не изменится — вне зависимости от того, откуда политик родом. Неважно, украинский он политик, английский или немецкий. Если ты пригласил его выступить перед аудиторией как почетного гостя, а он согласится, но в итоге не приедет, то, как в басне про мальчика и волка, возможно, в первый раз такого политика и простят, но если это произойдет дважды, больше на него просто никто не пойдет.

Природа нашей работы как Бизнес-совета такова, что мы должны уважать и защищать интересы и наших почетных гостей, и нашей аудитории. Ее составляют в большинстве очень занятые люди, и они должны знать: если мы обещаем, что на конференции выступит тот или иной политик, то он действительно явится.

Личный опыт учит, на кого ты можешь рассчитывать, кому доверять, и в будущем ты работаешь уже только с этими людьми.

К примеру, мы давно сотрудничаем с Джоном Грогеном (член парламента Великобритании, председатель многопартийной парламентской группы по Украине. — Н. К.). На наш последний форум «ЕС — Украина», несмотря на чрезмерную загруженность, он приехал из Лондона в Брюссель всего на полдня, так как дал слово. Я восхищаюсь им как политиком: он всегда держит свои обещания. Если Гроган скажет, что примет участие во встрече, можно быть уверенным — он не подведет.

Такой подход просто необходим для успешного развития политических отношений. Из украинских политиков и бизнесменов мне было приятно сотрудничать с Алексеем Плотниковым, Владимиром Литвином, Романом Шпеком, Юрием Бойко, Юлией Тимошенко, Александром Чалым, Валерием Пятницким. Мы помогли всем им встретиться с нужными людьми, и аудитория тоже осталась довольна этими встречами.

— И все же, как особенности украинского менталитета отражаются на вашей работе?

— Я так скажу. Для того чтобы получать удовольствие от работы в Украине и с Украиной, необходимо понимать и принимать украинскую спонтанность. Приходится сталкиваться с изменениями в последнюю минуту, подвижностью графиков и повесток дня. Но к этому привыкаешь.

— Но чтобы как-то подстраховаться от возможных сбоев программы и опозданий, свойственных украинским политикам, вы, случаем, не говорите им, что встреча начинается на 15 минут раньше, чем она на самом деле назначена?

— Хотите знать все мои секреты? (Смеется). Обычно в график мероприятий мы включаем запасной перерыв на кофе, чтобы была возможность подкорректировать порядок дня, если это будет необходимо из-за противоречащих обязательств участников мероприятия.

— Все же эта, как вы назвали ее, украинская «спонтанность» влияет на то, как украинских политиков и бизнесменов воспринимают в ЕС?

— Что ж, одна из наших задач — это быть связующим мостиком и сглаживать культурные различия. С одной стороны, объясняя украинцам, почему некоторые западноевропейцы имеют неизменную англосаксонскую негибкость, и почему у них отсутствует спонтанность. С другой — объяснять западноевропейцам, что им необходимо быть готовыми выходить за привычные рамки и искать творческое решение возникающих проблем, а не рассчитывать каждый раз на старые проверенные формулы. Не приходить на встречу с уже выработанным заранее мнением и не пытаться надеть его на всех, как смирительную рубашку.

— Бизнес-совет Украина — ЕС — по сути лоббистская организация. Стыдитесь ли вы этого или же гордитесь?

— Понятие «лоббирование» выросло из того, как устроен и работает парламент в Великобритании. «Лобби» — это вестибюль в здании парламента, в котором любой представитель общественности может встретиться со своим парламентарием. «Лоббировать» — соответственно означает «прийти поговорить с политиками и постараться повлиять на их позицию, изменить их мнение с помощью аргументов». Поэтому я не могу сказать, что горжусь или же что мне стыдно за то, что занимаюсь лоббированием.

Я получаю от этого удовольствие. Мне нравится встречаться с политиками, обмениваться с ними мыслями и пытаться влиять на их мнение и взгляды.

Справка «2000»

Бизнес-совет Украина — ЕС

Бизнес-совет Украина — ЕС — неправительственная неприбыльная организация, сфокусированная на представлении интересов украинских компаний в Евросоюзе, поиске партнеров для инвестиций, выхода на рынки и развития бизнеса в ЕС и Украине.

В его функции входит организация в Брюсселе, Лондоне и Киеве мероприятий для обсуждения актуальных вопросов торгово-экономического и регуляторного сотрудничества Украина — ЕС, проведение презентаций и инвестиционных конференций, организация встреч с депутатами Верховной Рады, членами правительства Украины, с представителями министерств, ведомств, региональных органов власти и сферы бизнеса. С февраля 2009 г. Бизнес-совет официально содействует Севастополю, в частности в презентации города и его инвестиционного потенциала в Брюсселе и Лондоне.

Основной источник финансирования деятельности этой организации — членские взносы. Своим членам Совет оказывает комплекс услуг, предоставляя оперативную аналитическую информацию о том, как работать в ЕС. Он лоббирует интересы украинских компаний при принятии решений Еврокомиссией, помогает проводить презентации не только в Брюсселе, но и в других столицах стран — членов ЕС, способствует установлению прямых контактов с европейским бизнесом.

Одно из важных направлений работы — поддержка в отстаивании стратегических интересов украинской экономики в рамках будущего соглашения с ЕС об ассоциации и свободной торговле, а также в решении текущих проблем компаний (например, касающихся антидемпинговых мер).

Большое значение имеет помощь в привлечении фондов в рамках программ Евросоюза и отдельных государств — его членов. Речь идет о фондах ЕС на программы регионального сотрудничества, охватывающие Украину, отдельные программы для Украины в рамках Европейской политики соседства, о фондах, выделенных для содействия инвестициям (в целом около 600 млн. евро). Кроме того, многие страны — члены ЕС выделяют бюджет для реализации совместных с Украиной проектов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Ірина Луценко: «Щоб зробити мир — треба мати...

У мене дві освіти — економічна й математична, тобто я тримаю в пам'яті великі...

Ирина Бережная: «Не опускайте рук! За ночью всегда...

Елена Бережная: «Я думаю, что кто-то намеренно затягивает и экспертизу, и...

Позиционеры крайне опасны!

Американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и...

Дешевых юристов уже не будет

Изъяны системы правосудия и незащищенность человека перед произволом чиновников и...

Леонид Кожара: «В Украине создаются настоящие левые»

Сложно найти хоть одно подтверждение, что националистическая модель государства и...

Загрузка...

Пора греться льдом

Газовые гидраты — смесь замерзшей воды и газов — грандиозный источник...

Американская клептократия: правительственная...

Во многих странах антикоррупционные комиссии оказались не просто неэффективными, а...

Биометрика как «геть від Москви»

«Для введения визового режима между Российской Федерацией и Украиной потребуется...

Джангиров: время против Минских соглашений, но и...

«Европейский» уголь из Таганрога, фактор Украины для Трампа до и после выборов и...

«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем...

Больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами...

«России нужны не соотечественники, а гастарбайтеры»

30 июля Владимир Путин подписал закон, предусматривающий упрощенный порядок...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка