Строим страну или саморазрушаемся?

№05(939) 31 января - 6 февраля 2020 г. 29 Января 2020 3.5

Известное выражение гласит: нет ничего хуже, чем жить в эпоху перемен. Однако страна под названием Украина в таком состоянии пребывает уже шестнадцатый год.

Хорошо помню время окончания эпохи Кучмы. Cобственно, эпоха намного более растянутое во времени понятие, но употребляю в данном контексте именно его, ибо период президентства Леонида Даниловича все равно отождествляется с длительными стабильными временами. Несмотря на все «негаразды» 90-х, мы все равно жили еще с ощущением стабильности. Казалось, вот-вот все поправится.

Тезис—антитезис

Собственно, так оно и происходило. 2003-й страна закончила лучше, чем все предыдущие. Правительство, которое возглавлял Виктор Янукович, демонстрировало позитивные сдвиги в экономике, ВВП страны рос. Однако возросшему национальному самосознанию украинцев, которое настойчиво пробивалось наверх сквозь период застоя, этот процесс казался скучным, очень хотелось быстрых перемен. Леонид Кучма со своим «краснодиректорским» прошлым уже казался анахронизмом в процессе наступающих либеральных реформ в мире. И пришел первый «мессия» — Виктор Ющенко.

Попытка либеральных реформ Виктора Андреевича свелась к полированию националистической поверхности украинского политикума. На большее, как ни подталкивал его Запад и внутриукраинский ура-патриотический пласт граждан, он оказался не способен. Как не способен оказался на реформы и его наследник и «антитезис» в политической плоскости Виктор Янукович. Тот тоже стал кроить страну, но на свой прагматичный лад. Не получилось — даже одного президентского срока не выдержал.

Петр Порошенко еще больше углубил процесс кардинальных изменений в стране — так ему, очевидно, казалось. Он соединил в себе усилия обоих своих предшественников, организуя украинскую государственность через призму «армовіри» и приватизируя — в своих, конечно, интересах — большие куски собственности. Наступив таким вот образом на грабли и Ющенко, и Януковича сразу...

В итоге страна откатилась в нулевую точку перестроечного процесса. Свидетельство тому — отсутствие какого-либо четкого государственного устройства и непонимание новой властной командой, как державные институции дальше обустраивать.

Меж тем такое состояние государственной власти Украины может для нас оказаться если не совсем благом, то существенной предпосылкой к организации современных форм управления. Мир переживает как раз кризис управления, в т. ч. государственных институций. Государство как таковое (со всеми его привычными атрибутами) не выдерживает конкуренции с наднациональными структурами. Тому подтверждение — глобализм как в политике, так и в экономических, финансовых аспектах. В организационном русле это нашло воплощение в попытке создания таких крупнейших наднациональных формирований, как Транстихоокеанское торговое партнерство (ТТП), Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство (ТТИП) и Соглашение в области торговли услугами (СОТ). Как видно из названий, эти соглашения предполагают расширение свободы торговли и инвестиций, но в действительности их реализация сводит практически на нет роль государств как national state (института политической нации). Всем понятно, что за этими транснациональными формированиями стоит Вашингтон.

Эти соглашения, предложенные европейцам в 2014—2015 гг., регламентируют весь комплекс взаимоотношений, существующий в хозяйственной деятельности, включая банковскую и кредитно-правовую область, образование, медицину и рынок информационных технологий. Коротко говоря, предполагалось, что наднациональные правовые отношения должны стать выше национальных. Почему такая попытка «обновить капитализм» была сделана?

Карл Маркс в ХІХ в., а его предшественники по части изучения и осознания базовых основ капитала Антонио Сирано и Адам Смит еще в ХVІІ в. вскрыли изъяны в его организации. Вывод Маркса был таков: капитализм конечен в силу непримиримых противоречий, заложенных в нем. Одним из таких противоречий есть ограничение его развития в силу конечности земного шара. Коротко говоря, чем быстрее ты бежишь, тем быстрее наступит конец.

Капитализм, тем не менее, пережил несколько кризисов, всякий раз пока находя выход. Это происходило и путем революции, когда непримиримые противоречия внутри замкнутой системы (России) в 1917 г. вылились в революционный эксцесс. И в виде двух мировых войн, когда были повержены замкнутые системы (империи — Германская и Российская), а также преодолен кризис самой капитализированной страны мира (США) путем эскалации военных действий по всему миру. В период между этими двумя большими войнами началось разрушение самой большой империи — Британской, примерно с 1929—1932 гг. в процессе борьбы с другой англо-саксонской державой — США. Этот процесс продолжается по се