Татьяна Бахтеева: «Защитить конституционное право украинцев на доступную и качественную медицину — наша главная задача»

№42 (879) 19 — 25 октября 2018 г. 18 Октября 2018 5

2 октября парламентский комитет по вопросам здравоохранения единодушно поддержал постановление об увольнении и. о. министра Ульяны Супрун и ее заместителя Александра Линчевского. Это уже не первая попытка парламентариев указать на дверь руководству Минздрава, которое в народе называют «министерством захоронения», а т. н. врачебные «советы» госпожи министерши давно стали объектом насмешек и пищей для анекдотов.

Какие процессы идут в украинском здравоохранении? Какие цели преследует стартовавшая в апреле медицинская реформа и каковы ее плоды? Почему квалифицированные врачи массово бегут из страны, а смертельные недуги возвращаются в Украину?

Об этом и о многом другом — наболевшем и тревожном — мы беседуем с известным украинским политиком, членом парламентского комитета по вопросам здравоохранения, народным депутатом, заслуженным врачом Украины, доктором медицинских наук Татьяной Бахтеевой.

— Татьяна Дмитриевна, вы, безусловно, хорошо знакомы с проблемами и нуждами нашего здравоохранения. Как человек, который прошел путь от простого терапевта до руководителя крупнейшего медицинского объединения в Донецкой области и главы профильного комитета парламента, практически всю свою жизнь посвятили медицине. Кто-то из ваших коллег даже пошутил: «Да она родилась в белом халате!» Откуда такая страсть к профессии?

— Наверное, это гены. Мой прадед был земским врачом. Моя бабушка рассказывала мне, как он приходил на помощь к больным в любое время дня и ночи. От прадеда пошла ветвь медицинской династии — 16 человек. Выбрала медицину и моя старшая сестра, следом за ней я, а потом и моя дочь — все стали врачами. О другой профессии я даже не мечтала — с пяти лет кошек-собак лечила, перебинтовывала, мазала зеленкой, а в школе носила через плечо белую сумочку с красным крестом, которую сшила мне мама. Быть медиком и продолжать семейную династию для меня всегда было не только почетно, но и очень ответственно.

Парамедики — это пародия на скорую медицинскую помощь

— Мне кажется, что чувство личной ответственности и профессионализм — это как раз то, чего сегодня в государственном управлении не хватает. Особенно в медицине. Как, будучи одним из наиболее авторитетных и компетентных медиков Украины, вы оцениваете состояние дел в отрасли в целом?

— Думаю, что, отвечая на ваш вопрос, я выскажу не только свое мнение, но и мнение людей, которые живут в нашей стране и обращаются за медицинской помощью. Люди испытывают шок от того, что происходит. Можно сказать, что сегодня медицина в Украине отсутствует. Для большинства она стала недоступной. Причем уничтожается даже экстренная медицинская помощь.

Мы привыкли, что в случае вызова «скорой» приедет врач в белом халате, который обязательно вас посмотрит, послушает, сделает электрокардиограмму и, если это необходимо, окажет экстренную помощь: например, в случае перелома проведет серьезную мобилизацию сустава, в случае отравления — промоет желудок, или поставит капельницу, или сделает инъекцию и т. д. А если у больного гипертонический криз, то врач останется рядом, пока состояние пациента не улучшится. Ведь аналогов такой работы не существует в мире!

Но мы слышим, как исполняющая обязанности министра здравоохранения Супрун заявляет о том, что в службе скорой помощи должны работать не квалифицированные специалисты, а парамедики. Т. е. люди, которые будут проходить обучение за 2—3 месяца и смогут лишь помогать транспортировать больного. Парамедики — это пародия на скорую медицинскую помощь. Это просто вопиющая ситуация!

— Вы около восьми лет возглавляли комитет Верховной Рады по здравоохранению. Один из основных подготовленных вами законопроектов как раз был направлен на реформирование экстренной медицинской помощи. Каких перемен вы добивались, и что удалось реализовать?

— Прежде всего нам удалось подготовить законодательную базу для реформы нашего здравоохранения. Мы постоянно мониторили ситуацию на местах, проводили выездные заседания комитета. Нет региона, где бы мы в свое время не побывали. Но за четыре с половиной года работы восьмого созыва Верховной Рады комитет по вопросам здравоохранения не сделал ни единого выезда ни в один регион.

Что касается «скорой», то к 2012 г. назрела крайняя необходимость в реформе этой службы. Я вам назову только две красноречивые цифры: ежегодно в нашей стране 2 миллиона людей получают травмы. И 70 тысяч из них умирают, не доезжая до больницы. Люди постоянно жаловались на то, что скорая помощь приехала не вовремя, что в ней нет медикаментов, необходимого оборудования. Зимой в машинах больные мерзнут, а летом задыхаются от жары. В общем, «скорая» сама нуждалась в неотложной помощи.

И тогда мы отправились в Польшу, которая имеет неплохую базу оказания медицинской помощи, чтобы изучить опыт коллег. Изучили также опыт Молдовы, Австрии, Германии и других европейских стран и пришли к выводу, что ни польская, ни немецкая, ни австрийская модель в чистом виде нам не подходят, нужен законопроект, соответствующий реалиям нашей страны. Поскольку страна огромная; ближайшая районная больница может находиться в 110 км от населенного пункта. И это нужно было обязательно учесть в законопроекте, чтобы «скорая» могла доехать и доставить в случае необходимости больного в клинику. Прежде всего для этого следовало улучшить материально-техническую базу машин скорой помощи, минимальная потребность в которых составляла 3 тыс. автомобилей в год.

В законе была прописана необходимость ежегодного обновления автопарка скорой помощи, обязательная комплектация машин, обязательное повышение заработной платы врача. Были выделены категории машин — А, Б и С — с учетом специфики регионов. Поскольку, например, в тех населенных пунктах, где практически отсутствуют проездные дороги, самые комфортные машины для работы скорой помощи — «Газели» или УАЗы, именно их хотели получать медики ряда регионов.

Благодаря этому закону мы централизовали получение медпомощи в каждом регионе: были созданы центры медицинской помощи областного подчинения и много подстанций, связь с которыми регулировала диспетчерская служба. Все это было подготовлено в 2012 г. Я была одним из авторов данного законопроекта, много работала над ним. Он был принят, сразу подписан президентом и вступил в силу. По сегодняшний день ко мне подходят врачи и благодарят за то, что закон работает. И я считаю его одним из самых достойных среди более чем 160 законов, где я была автором или соавтором, и которые продолжают работать. Как, например, закон о борьбе с табакокурением, который очень высоко оценила Всемирная организация здравоохранения, а несколько стран сразу продублировали его после вступления в силу. До принятия антитабачного закона Украина входила в десятку стран с наибольшим количеством курящих. После того как он был принят в 2011 г., нам удалось выйти из этого антирейтинга.

— Зато мы лидируем в антирейтинге смертей, занимая четвертое место среди вымирающих стран мира. Правда, Минздрав утверждает, что стартовавшая медицинская реформа остановит этот процесс. В апреле обнародован отчет министерства, где говорилось о «запуске долгосрочных изменений» — старте системы национального медицинского страхования, о наступлении на СПИД и туберкулез, о совершенствовании системы эпиднадзора, о доступных лекарствах и о многом другом, что, по мнению чиновников, приблизит нашу медицину к стандартам Европы. Может, действительно, сдвиги есть?

— Мы подробно рассматривали этот отчет в комитете, и работа министерства абсолютным большинством голосов была признана крайне отрицательной. Кроме того, есть отчет Счетной палаты о деятельности министерства, и после его прочтения волосы становятся дыбом — сотни миллионов гривен использованы нерационально и неэффективно, были закуплены некачественные медикаменты, не соответствовавшие заявкам из регионов. А это же все бюджетные деньги! Одна команда грузинских «варягов» наломала дров и сбежала. Теперь нашу медицину добивает вторая команда, которую возглавляет и. о. министра Супрун — непрофессионал, и в ее команде фактически отсутствуют медики.

Люди платят налоги, и их деньги лежат на международных счетах, а в больницах нет медикаментов. Международные закупки лекарств начались в 2015 г. За 2016 г. было всего лишь 60% поставок, за 2017-й — меньше 50%, а в 2018 г. даже не проведены тендеры. Ни одной таблетки, ни одной вакцины, ни одного расходного материала не поставлено в Украину! А министерство рапортует о «сдвигах», как вы говорите.

Я слышу, как люди называют Супрун «доктор Смерть», и мне от такого сравнения страшно. Нас постоянно спрашивают: «Когда же вы ее снимете?» Ее увольнения регулярно требуют депутаты от разных фракций, профильный комитет единогласно — и оппозиция, и нардепы из БПП, из «Народного фронта» — поддержали ее увольнение. Но Супрун остается в кресле, несмотря на то, что это грубейшее нарушение украинского законодательства, согласно которому разрешается исполнять обязанности не более 3 месяцев, после чего Кабмин обязан подать кандидатуру на утверждение в парламент. В Верховной Раде зарегистрировано даже не одно, а несколько постановлений об увольнении Супрун и ее полном несоответствии занимаемой должности. Уверена, что когда проекты постановлений будут вынесены в сессионный зал, у народных депутатов хватит ответственности перед украинским народом, и они проявят принципиальную позицию.

2 года и 2 месяца украинским здравоохранением руководит и. о. министра — человек с двумя гражданствами — США и Украины, хотя в нашей стране разрешено иметь только одно. Если я, например, закончила Донецкий медицинский университет, получила украинский диплом врача, потом была в интернатуре, работала врачом, замглавврача и т. д., я могу все это документально подтвердить. Это — моя жизнь, в моей стране Украине! И люди, которые со мной учились, работали, могут это подтвердить. А что может показать она, если никто не видел даже ее диплом, поскольку он, скорее всего, не соответствует диплому врача!

Эскулапы на чемоданах

— Почему, на ваш взгляд, г-жа Супрун до сих пор непотопляема? Кому выгодно, чтобы некомпетентный чиновник с двойным гражданством рулил нашими медицинскими реформами, — власти или внешним кураторам?

— Это политика, в которой играют роль определенные просьбы и взаиморасчеты. Я слышу много разговоров на эту тему, но поскольку источники неофициальные, публично говорить об этом не могу. Скажу только, что действия этой чиновницы и ее команды иначе чем «геноцид украинского народа» не назову. Это слова Ольги Богомолец, и я ставлю под ними свою подпись. В результате «реформ» и. о. министра оказалась разбалансирована вся система здравоохранения. Наши соотечественники стали чаще умирать от тех заболеваний, от которых ранее излечивались. Отсутствуют медикаменты, вакцины, нет расходных материалов, медицинского оборудования, крайне низки зарплаты врачей...

— Вот о реформе, которую Супрун называет «Революцией достоинства в медицине», давайте подробнее. Вы упомянули главу профильного комитета Верховной Рады Ольгу Богомолец, которая сразу же после отчета Минздрава обнародовала в соцсетях 10 пунктов претензий к его деятельности, охарактеризовав ее как катастрофу в здравоохранении. Это даже не претензии, а обвинения, которые звучат как приговор. Под номером 1 — смертность. В 2016-м количество умерших было на 175 тыс. больше, чем рожденных, в 2017-м цифра достигла уже 198 тыс. Но сторонники Супрун утверждают, что это манипуляции, поскольку, мол, в цифрах учтены и миграционные процессы.

— Ольга Вадимовна — доктор медицинских наук, заслуженный врач Украины, она точно взяла эти цифры из официальных данных, и это не манипуляции, а горькая правда.

Сегодня в нашей стране рождается 55 малышей, а 100 человек умирает. Каждый час в Украине уходит из жизни 80 человек. Еще пять лет назад эти цифры были гораздо меньше. По данным ВОЗ, 50% зарегистрированных смертей в Украине происходят в результате инфаркта миокарда. А ведь вылечить эту болезнь можно. Для этого надо сделать ангиографию и при необходимости вовремя провести стентирование, не доводя ситуацию до инфаркта. Это малоинвазивная операция, после которой человек выписывается на следующий день и становится практически здоровым. Но у нас нет стентов, нет ангиографов. Если раньше Украина постепенно шла к решению этой проблемы, к профилактике сосудистых смертностей, к раннему выявлению патологии, то сейчас ничего в этом направлении не работает.

— Вторая претензия к Супрун — катастрофический отток специалистов из страны. Называются цифры: 70 тыс. медиков уже выехали и 50 тыс. сидят на чемоданах. Если действительно так, то насколько это угрожающий процесс?

— К сожалению, эта цифра достоверна, и она увеличивается с каждым днем. Уезжают специалисты из всех регионов Украины. Среди них есть и мои знакомые, очень многие уехали в Польшу, Германию, Чехию, другие страны. Они работают за границей семейными врачами, получили социальное жилье, трудоустроились, оформили детей в школы и садики, получили страховку и зарплату от 3 тыс. евро — это суперзарплата, которая сейчас в Украине для врача сродни фантастике. Эти люди никогда уже не вернутся.

И это действительно катастрофа, поскольку у нас огромный дефицит медицинских кадров. Дефицит врачей составляет более 40 тыс., медработников среднего звена — более 86 тыс. Перекрывается это за счет переработок. Получая унизительную зарплату в 3200—3600 грн., врачи работают на полторы, иногда даже на две ставки. Это огромные перегрузки. Если в семье кто-то врач, то семья его практически не видит — он все время на работе.

— Уровень зарплат украинских врачей по данным на февраль 2018 г. — чуть больше 5 тыс. грн. — самый низкий в мире. Кроме того, министерские чиновники дошли до абсурда, уравняв зарплату врача, медсестры и санитарки. Семейным врачам повезло больше. Вроде бы справедливо — чем больше пациентов, тем выше оплата?

— Семейный доктор — это оказание только первичной медицинской помощи. У многих украинских семейных врачей УЗИ нет, рентгена нет, лаборатории нет. Собрал анамнез и дал направление к следующему врачу, ну, может быть, еще послушал. Это не врач, а скорее диспетчер, координатор. А дальше уже идет второй уровень оказания медицинской помощи, потом третий, где делаются сложные операции, как в Центре сердца, в клинике Амосова, институтах Ромоданова, отоларингологии и других ведущих медучреждениях.

Татьяна Бахтеева всегда рада общению с будущими врачами. Ей есть что рассказать им

Поэтому говорить лишь о том звене, где врачи получат большую зарплату от количества пациентов, неправильно. Уже очень давно нет такого принципа в современном мире. Но есть другой. Более 130 лет назад Бисмарк ввел страховую медицину, и практически все страны ее ввели — Америка, Россия, Молдова, Германия, Швейцария, Польша, Венгрия, Словения...

— Что же мешает Украине? Ведь вопрос введения страховой медицины обсуждается у нас не один десяток лет. Вот и вы были автором и соавтором двух законопроектов по обязательному медицинскому страхованию.

— Нам мешает отсутствие политической воли. Нет желания президента, парламента и правительства. Они должны наконец понять, что это для страны крайне необходимо. Сейчас мной подготовлен законопроект, и депутаты от всех фракций являются его соавторами. Это закон о финансировании медицины и об обязательном медицинском страховании. Если мы говорим, что медицина финансируется на уровне 120 млрд. грн., то, получая дополнительное финансирование от застрахованных лиц, мы сможем получить еще 200 млрд. А это даст возможность купить оборудование, машины скорой помощи. Потому что заходишь в Охматдет, видишь, насколько там все изношенное и старое, и сердце сжимается, а ведь это лучшая больница, где лечатся дети из всех регионов, где ежегодно проводятся десятки тысяч сложнейших операций.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует каждой стране, которая стремится поднять благосостояние своих граждан, выделять на здравоохранение не менее 5% ВВП. У нас нет ни одного года, начиная с 1991-го, когда бы мы приблизились к такому показателю. Единственный раз, в 2011 г., мы достигли показателя в 3,8%. Это говорит о хроническом недофинансировании отрасли.

Нация без иммунитета

— Отсутствие политической воли — пространный ответ. Кто конкретно и почему все эти годы блокирует страховую медицину?

— Если человек будет застрахован, его работодатель должен делать отчисления, которые пойдут на оплату страхового полиса. Но работодатели в нашей стране платят теневую зарплату в конвертах, и им невыгодно оплачивать для своих работников медицинскую страховку. Поэтому чтобы внедрить страховую медицину, нужно вывести зарплаты из тени.

— «Уничтожен коллективный иммунитет нации»: по словам медицинских экспертов, уровень иммунизации населения упал ниже уровня 90-х годов. Все чаще появляются сообщения, что дети умирают от кори, доктор Комаровский предупреждает об угрозе эпидемии дифтерии, вакцин в стране нет. По данным Счетной палаты, потребность в них за годы независимости ни разу не была обеспечена на 100%. Это правда?

— Да, это правда. До 1991 г. Украина была на первом месте среди республик по вакцинопрофилактике населения, мы были лучшие, сами производили на наших заводах вакцины, которые использовались по всему Советскому Союзу. Что произошло потом?

Производство вакцин — это дорогостоящая программа, и мы начали закупать их за рубежом. Желая сэкономить, стали закупать те, что подешевле, — у стран, не имеющих опыта в производстве вакцин (Индия, Китай, например). В результате упало доверие населения к вакцинации. Сегодня народ в панике, в растерянности: нужна ли вакцинация вообще?

Конечно же, нужна! Как врач с большим стажем я однозначно заверяю, что лучшего метода защиты от инфекционных заболеваний, чем вакцинация, человечество еще не придумало. Но вакцина должна быть качественной, изготовленной в надлежащих условиях, правильно храниться. Прививка должна быть сделана после внимательного осмотра ребенка. Только тогда от нее будет надлежащий эффект. У нас же стали проводить вакцинацию без осмотра, некачественными вакцинами, что привело к осложнениям и даже к летальным исходам, и это послужило основным поводом недоверия населения к вакцинации.

— Как исправить ситуацию?

— Во-первых, отказаться от некачественных вакцин. У нас программа вакцинопрофилактики связана с программой международных закупок лекарств. Но поскольку международные организации, которые выступают посредниками в процедуре закупок, находятся за рубежом, мы не можем проконтролировать, когда ими была закуплена вакцина, в каких условиях ее транспортировали сюда. Ведь одна только доставка каждой вакцины — это целая процедура. А когда идет большой поток, необходим строжайший контроль, а не та вопиющая безответственность, которую демонстрирует Минздрав. В результате мы не можем контролировать ни деньги, переданные международной организации, ни качество приобретенных на них вакцин. Зато Счетная палата проводит аудиты с кричащими результатами по данному вопросу.

— Предложенная Минздравом программа «Деньги идут за пациентом», в которой речь идет об автономизации медучреждений и получении доходов от их услуг, — хорошее дело?

— Хорошее в ней только название, а сама программа нигде не работает. За основу была взята программа, которую внедрили в Великобритании. У нас о ней заговорили еще при министре здравоохранения Квиташвили, а сегодня его дело продолжает Супрун.

Лозунг был придуман красивый — человек пришел в больницу, а за ним следом идут деньги. Хотя на самом деле деньги должны уже ждать там пациента — согласно ст. 49 Конституции, которая гарантирует бесплатную, качественную медицинскую помощь. Простые украинцы, врачи и пациенты, уже дали свое название этой программе — «Деньги из кармана пациента». Вот это правда!

Грантоеды в белых халатах

— Окажись вы сегодня в министерском кресле, какие неотложные шаги предприняли бы для вывода системы здравоохранения из пике?

— Я народный депутат и избрана людьми, моя цель — работать в парламенте и защищать интересы своих избирателей. Доверие людей — для меня высшая награда, и прекращать полномочия депутата ради должности министра считаю предательством. Именно поэтому я отказалась от многократных предложений возглавить министерство. Я никогда не стремилась занять это кресло. И не стремлюсь.

Но могу сказать однозначно, что первым шагом нового министра должна стать высокопрофессиональная команда, которая будет его уважать, поддерживать и работать на результат. Почему сегодня из Минздрава массово увольняются специалисты? Потому что их опыт работы и профессиональная честь не позволяют заниматься профанацией, утверждая, что профилактика бесполезна, что санитарные нормы не нужны, что детскую онкологию в Охматдете надо закрыть, когда новую еще не построили.

Эти люди не хотят повторять вслед за Супрун ее бредовые советы и быть проводниками реформ, которые сокращают население страны. Такие люди просто уходят. Я многих знаю, это высочайшие профессионалы, и они не могут работать под началом людей некомпетентных.

— Лечение онкобольных, как и сердечников, профинансировано государством в 2018 г. менее чем на 30%. Это при том, что смертность от инфаркта и рака составляет 80% всех смертей в стране. А на днях стало известно, что Кабмин не предусмотрел средств на лечение этих недугов и в бюджете на 2019 г. Зачем, раз «все равно все умрут»?

— Это действительно настоящая катастрофа. Люди вынуждены продавать имущество, квартиры, машины, влезать в огромные долги, чтобы оплатить за границей операцию по пересадке костного мозга, потому что у нас ее не делают. Специалисты есть, но нет необходимого оборудования. Зато в кардиологии есть и специалисты, и оборудование, но стоимость стента — от 30 до 70 тыс. грн. За операцию стентирования больному нужно выложить минимум 50 тыс. А если понадобится ставить несколько стентов, и счет жизни идет на часы? Для 90% украинцев такие операции недоступны.

Руководство же Минздрава, судя по всему, вместо решения этих проблем, напротив, их усугубляет. Поэтому на смену профессионалам в министерство приходят люди из общественных организаций, которые сидят на грантах. Количество таких организаций растет как на дрожжах, гранты выделяются по очень многим программам. Это дает возможность чиновникам получать высокие зарплаты, вояжировать по всему миру, жить в пятизвездочных отелях во время командировок, механически выполнять поставленные перед ними задачи и не мучиться совестью о последствиях своей деятельности.

— Не только не мучиться, но браво о ней рапортовать. В отчете Минздрава говорится, что заработала программа «Доступные лекарства», и уже 47 наименований препаратов из 239 выдаются бесплатно сердечникам, астматикам и диабетикам. Однако эксперты указывают на то, что лекарств из указанного перечня зачастую в аптеках нет. Главное же — правительство экономит на доступных лекарствах для населения, приобретая просроченные препараты и прочие «фуфломицины». Насколько серьезно стоит вопрос качества лекарственных препаратов?

— К сожалению, комитет еще не рассматривал вопрос качества лекарственных препаратов. В прошлом созыве мы подготовили закон, который запрещает ввоз в страну и продажу фальсифицированных препаратов. Это был законопроект, который предусматривал крупный штраф и уголовную ответственность за нарушение запрета. Закон начал работать в 2013 г., но теперь он фактически не выполняется, и контроль за качеством препаратов отсутствует. Причина банальна — торговля лекарствами, которые завозятся в нашу страну, это огромный бизнес — №1 в мире. В Украине только оборот от продажи медикаментов составляет более 3 млрд. долл. в год. Это огромные деньги.

У нас была создана государственная служба контроля лекарственных препаратов, в 2012 г. мы купили три лаборатории, которые определяли фармакопию лекарства и его качество. Но сейчас эти лаборатории почти не работают, а в сентябре Супрун уволила главу «Укрлікслужби» Наталью Гудзь. Ее решили убрать, после того как она подвергла критике качество препаратов, которые поступили по линии международных закупок в больницу Охматдет. «Укрлікслужба» осталась без руководителя. И это тоже критическая ситуация.

Что касается фальсификата, то могу назвать только очень приблизительную цифру — более 20%. Когда я работала председателем комитета, мы анализировали этот вопрос, в т. ч. и данные по другим европейским странам. Это был 2010 г., и меня шокировало, что Италия предоставила информацию относительно того, что у них 11% фальсификата. Но это Италия. Что говорить о нас! Особенно после всех событий в стране в целом и в медицине — в частности.

— Мы помним, как разгорался конфликт между Супрун и известным кардиохирургом Борисом Тодуровым, который обвинил ее в смертях пациентов, не получивших своевременную помощь из-за срыва международных закупок лекарств.

— Проблема не в срыве закупок. Наоборот, это международные закупки привели к тому, что у нас нет медикаментов, нет жизненно важных программ по лечению сердечно-сосудистых заболеваний, по борьбе с туберкулезом и т. д. Зачем это было сделано? По такому пути шла, опять-таки, Великобритания, это было принято их парламентом и профинансировано госбюджетом. Но вскоре оказалось, что международные организации не выполняют своих функций честно, что зачастую они держат деньги на своих счетах, получая определенные дивиденды. Или закупают препараты у тех же посредников, у которых раньше их закупал минздрав. И Великобритания отказалась от международных закупок лекарств. Почему Украина пошла по этому пути? Это большой вопрос, кому-то это очень выгодно...

— Теперь мы пошли по пути стран, в которых действует закон о трансплантации органов. Можно ли считать это прорывом в нашем здравоохранении, учитывая, что за 27 лет независимости 100 тыс. украинцев умерли, не дождавшись таких операций?

— Я руководила самой большой больницей в Украине, в состав которой входил Центр по трансплантации. Наш центр занимал ведущее место, и в нем делалось порядка 100 операций в год по пересадке почки от родственного донора. Я хорошо понимаю, что при определенных заболеваниях пересадка органа — единственное спасение для пациента. Поэтому закон очень нужен.

Но сегодня, когда в Украине пятый год идет война, когда по данным ООН 60% населения находится за чертой бедности (а на самом деле эта цифра гораздо больше), абсолютно неправильно было его принимать, потому что этот закон открывает возможности для теневого бизнеса на трансплантации. Страшно даже представить, к каким последствиям это может привести в условиях войны, когда речь идет об изъятии органов не только у родственного донора, но и у человека, перенесшего клиническую смерть. Вы можете быть уверены в объективности и порядочности всех, кто будет устанавливать собственно факт клинической смерти?

— Социологи говорят, что нас уже не более 30 миллионов. И закон о государственной финансовой гарантии медицинского обслуживания от 2017 г., который, по мнению вашего комитета, нарушает аж 10 статей Конституции, вряд ли остановит этот процесс. Так, может, нам Конституцию пора менять — как пережиток прошлого, вслед за системой Семашко?

— Какие-то законы, возможно, и пора менять. Но категорически нельзя менять положения Конституции, гарантирующие нашим гражданам право на доступное, бесплатное и качественное медицинское обслуживание! Советская модель здравоохранения, созданная Николаем Семашко, которая в свое время позволила победить страшные эпидемии, — это самая достойная, эффективная и доступная каждому человеку система медицинской помощи. Другое дело, что ее следует модернизировать применительно к новым условиям, оставив все лучшее и добавив то, что соответствует современным реалиям. Мы привыкли разрушать, перечеркивать то, что было в прошлом, ничего не предлагая взамен, не умея строить. И дело здесь не в плохой Конституции, а в плохой власти.

— Татьяна Дмитриевна, в завершение нашей беседы дайте совет людям: как выжить в условиях, о которых мы говорили? Вот Супрун советует мочить прививку Манту, говорит о пользе сквозняков и бетонных подоконников и рекомендует смехотерапию: «Когда человек смеется, он счастлив!» Может, смех сквозь слезы — это единственный способ уцелеть при нынешних реформах?

— Когда у человека пустой холодильник, ему негде работать, он получает копейки и не в состоянии купить самые необходимые лекарства, потому что цены на них космические, не может пройти бесплатное медицинское обследование, ему не до смеха. Когда Супрун сыта, у нее большая зарплата и на счету миллионы долларов, конечно, ей можно смеяться. Люди живут в состоянии депрессии. Эмоциональный фон очень высок: агрессия зашкаливает, мы грубим друг другу, срываем зло, обижаем и обижаемся сами по пустякам.

Как врач я могу дать только один совет: нужно держаться, беречь собственное здоровье и здоровье своих близких, стараться делать добрые дела, быть милосердными. Нам повезло родиться на очень красивой земле, лучше которой нет в мире. Бог дал ей все — красоту, недра, щедрую природу, но главное богатство — это люди. Да, нас рассорили, ожесточили, нам очень трудно, но чтобы выжить самим и сохранить свою страну, мы должны понять главное: ненависть разрушает, созидает только добро. «Добро победит любое зло!» — я очень дорожу этими словами, хочу пожелать всем украинцам здоровья и мира!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Для проведения честных выборов Украине следует...

В преддверии общенациональных выборов-2019 критической значимости парламент обновил...

Александр Квасьневский: «Снова сделаем НАТО великим!»

«Даже самые сильные популистские партии могут в конце концов утратить власть»

Про заяви претендентів на папаху та «30 срібняків»

Сіре намагається робити своє оточення іще сірішим або ж підібрати когось собі «до...

Самородная угроза

На днях еженедельник «2000» провел конференцию на тему «Россия ставит на...

«Граница без проблем» звучит как анекдот

Может ли внешняя граница Евросоюза быть незаметной или функционировать без проблем? У...

Андрей Золотарев: «Российские санкции — пролог к...

Потеря полумиллиарда или миллиарда долларов, которые поступали из РФ, может оказаться...

Загрузка...

«Я фашист, а ты приехал из Бангладеш...»

После накачки населения вполне определенного толка идеологией не стоит рассчитывать,...

«Мамайчуки» надовго

«Дивлюсь я «чорний список» заборонених для перегляду нашим глядачем стрічок,...

Не давайте гранти будь-кому!

В структурі українського бізнесу превалює оптово-роздрібна торгівля та фінансове...

Ватикан — особая точка зрения

Курт Волкер в интервью изданию Crux обсудил ряд чрезвычайно актуальных для нашей страны...

По ту сторону фронта

Российского журналиста Дмитрия Киселева многое связывает с Украиной. Он жил и работал...

Патриотическая мобилизация против «пятой колонны»:...

Президент может добиться победы на выборах, если ему не помешают Вашингтон, Кремль или...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка