Украина преуспевает в строительстве «аграрной супердержавы»

№05(939) 31 января - 6 февраля 2020 г. 29 Января 2020 5

К сожалению, когда речь идет об украинской экономике, то предмет дискуссии оказывается весьма примитивным: отечественная модель экономики такова по системе распределения труда, спектру производимой продукции, экспортному потенциалу и другим параметрам.

Эта примитивность обуславливает критическую зависимость экономики от неблагоприятных факторов: небольшой шторм в мировой экономике приводит к эффекту цунами в украинских реалиях. О том, какие вызовы стоят перед украинской экономикой в 2020 г., чего следует ждать рядовым гражданам, наша беседа с экономическим экспертом, вице-президентом Украинского союза промышленников и предпринимателей Виктором Скаршевским.

Продаем землю и добиваем промышленность

— Начнем с основных вызовов и угроз, которые могут создать экономические «сюрпризы» для Украины. Условно разделим их на внешние и внутренние факторы.

— К сожалению, кроме внешних вызовов, которые больше всего влияют на развитие украинской экономики, существуют и внутренние проблемы. Если проанализировать динамику развития украинской экономики в период независимости, то становится очевидной практически функциональная зависимость между мировыми ценами на металлы и зерно и динамикой развития украинской экономики по такому показателю, как ВВП.

Однако основная проблема в том, что когда растут мировые цены, то Украина растет медленнее, чем остальные страны. А когда внешняя экономическая конъюнктура ухудшается, то Украина падает намного глубже, чем весь остальной мир. Украинская экономика еще ни разу не восстановилась после какого-либо из кризисов, и она движется по лестнице, но ступеньки ведут не вверх, а вниз.

Это происходит потому, что Украина — страна с маленькой, открытой, сырьевой, аграрной, деиндустриализированной, монопольной экономикой. Мы зависим от экспорта сырья, а не от экспорта нашей готовой продукции.

— Опасность внешних факторов в том, что мы никак не можем на них влиять. Но какие угрозы исходят изнутри системы?

— Я не видел ни одной инициативы нынешней власти относительно развития промышленного потенциала, преодоления деиндустриализации экономики.

Вместо этого — инициативы по продаже земли, по рынку земли. Я не оговорился, когда сказал о продаже земли. Потому что в конечном итоге, если посмотреть законопроект, который сейчас подготовлен ко второму чтению, он написан в интересах крупных агрохолдингов и транснациональных компаний. Там не отражены интересы фермеров, развитие фермерского хозяйства, т.е. нет развития села как такового, ведь без малых фермерских хозяйств этот процесс невозможен.

Риск в том, что не учтено такое понятие, как продовольственная безопасность. Я ни разу не слышал в дискуссиях нынешней власти этого словосочетания, этого понятия. Продовольственная безопасность может быть в Украине под угрозой: государство перестанет контролировать огромные площади сельскохозяйственной земли, а там будет выращиваться сельхозпродукция, которая сразу же пойдет на экспорт. Такие проблемы есть в других странах (прежде всего в латиноамериканских), где подобная модель земельного рынка была внедрена. Ведь речь вообще не идет о том, что рынок земли вводится с целью развития фермерского хозяйства, для того, чтобы решить социальные вопросы и продовольственную безопасность в т.ч. Это уже было бы хоть какой-то аргументацией. Но власть говорит: для того, чтобы иностранные инвестиции пришли, чтобы вырос ВВП. Но ВВП к этому не имеет никакого отношения, особенно если учитывать качество этого роста.

А что касается иностранных инвестиций, то простой гражданин их не увидит и не прочувствует. Огромные площади используются агрогигантами для выращивания монокультур, и этот процесс практически не требует никаких рабочих и никаких сотрудников, там почти все автоматизировано. А инвестиции тут где? Инвесторы будут покупать украинские компании, украинские комбайны и семена? Конечно же, нет. Т.е. не будет никакого эффекта на смежные отрасли, не будет развития фермерских хозяйств.

А то, что фермеры вообще на десятом плане у власти, можно увидеть на примере закона о бюджете-2020, где на дотации сельского хозяйства выделено 4 млрд. гривен. Это в полтора раза меньше, чем в 2019 г.

Ликвидированы также некоторые программы по поддержке сельхозмашиностроения, которые работали с 2016 г. Фермерам выделялось миллиард гривен на компенсацию до 40% стоимости украинской сельхозтехники. В 2020-м этого уже нет. Между тем программа по поддержке сельхозмашиностроения с горем пополам, но приносила положительные результаты, объемы производства увеличивались там, где программа работала. А теперь имеем еще один из элементов деиндустриализации.

Посольская «методичка» в действии

— Вопросы поддержки фермерства и развития сельскохозяйственного машиностроения неразрывно связаны. Большие агрохолдинги могут себе позволить купить или взять в лизинг зарубежную тяжелую технику. А отечественные фермеры как раз формируют покупательный спрос на более доступную и простую в обслуживании технику украинского производства.

— В Украине порядка 30 тыс. фермерских хозяйств, в Польше — 1,5 млн. Если бы в Украине было 1,5 млн. фермерских хозяйств, то спрос на сельхозтехнику, другие материалы и продукцию был бы намного выше.

Но и крупные агрохолдинги могли бы покупать украинскую технику, если бы была программа по развитию сельхозмашиностроения. Да, это кажется прошлым веком, все эти программы. Но в разных странах есть и льготы, и прямые дотации, и субсидии. Если что-то угрожает национальному производителю, к примеру, в США, то сразу включаются прямые и непрямые способы поддержки. Я уже не говорю о сельском хозяйстве в Европе: половина бюджета Евросоюза уходит на дотации сельскому хозяйству.

Т.е. если мы хотим развивать свою экономику, мы должны применять те меры, которые применяли и применяют развитые страны для того, чтобы стать развитыми странами. А либерализация, дерегуляция, приватизация не работают. Покажите мне развитую страну, которая из бедной превратилась в богатую благодаря подобным либеральным инструментам. Нет такого примера в мире, чтобы через либерализацию, дерегуляцию и приватизацию был какой-то экономический рост, было какое-то чудо. Везде был протекционизм и субсидии. А еще раньше были и военные методы для того, чтобы продвигать свою продукцию и чтобы не дать своим колониям развивать собственное промышленное производство.

Приведу наглядный пример. В 1770 г. будущие Штаты, тогда еще колония Великобритании, решили запускать свое производство. Так вот, тогдашний премьер-министр Великобритании Уильям Пит-старший произнес знаменитую и очень емкую фразу: «Я не допущу развития промышленности в Североамериканской колонии, мы не дадим разрешения на производство даже одного гвоздя для подковы». Почему он это сказал? Да потому, что понимал: если промышленность будет развиваться, то колония станет сильной и независимой.

Точно по Адаму Смиту: «Абсолютное преимущество Североамериканских колоний — это сельское хозяйство, а промышленность у вас не пойдет, так что живите сельским хозяйством». Аналогия один к одному. Наглядный пример того, как метрополии относились к колониям. Точно так же сейчас относятся к нам. Бывший посол в Украине Джеффри Пайетт сказал практически то же: «Украина, становитесь аграрной сверхдержавой».

Если мы хотим вырваться из этого аграрно-сырьевого круга, необходимо проводить активную промышленную политику, развивать собственное производство. Прежде всего — ориентированное на экспорт. У нас маленький, бедный и ограниченный внутренний рынок. На нем мы не построим рывка и быстрого развития. Необходимо развивать экспорт. Поэтому надо использовать такой инструмент, как экспортно-кредитное агентство, например. В Украине оно существует с 2017 г., но не финансируется. И даже в меморандумах с МВФ, подписанных прошлой властью, указывалось: «мы не будем финансировать экспортно-кредитное агентство, оно нам и не нужно».

У нынешней власти, насколько я знаю, есть возможность изменить ситуацию, но их позиция такова: мы не будем это финансировать, надо пересмотреть в будущем. Но без развития экспорта высокотехнологичной продукции, без его стимулирования нет роста. А ведь еще надо рынки сбыта найти, и этим должны заниматься правительство, государство, официальные власти.

У украинской власти нет понимания, что необходимо иметь собственную экономическую стратегию, с собственными приоритетами, с национальными интересами.

Буквально недавно вышли новые данные по промышленности за год. Промышленность — минус 1,8%, перерабатывающая — минус 2%. 7 месяцев подряд (а перерабатывающая — 8 месяцев) промышленность сокращается. Это уже можно называть рецессией и углублением деиндустриализации. Правительство же не предпринимает ничего для решения проблемы. Как показывают все предпосылки, промышленное падение продлится и в 2020 г. Зато принята программа, утвержденная ВР, предусматривающая 40%-ный рост экономики за 5 лет! Дай бог остаться на том же уровне, с которого стартовали.

Земельно-банковский Франкенштейн

— Иными словами — заветам Пайетта верны. Возвращаясь к вопросу земли. Во втором чтении принята поправка, согласно которой банки получат право на землю. И ограничений для них нет. Каковы риски в процессе открытия рынка земли и допуска туда банков — не только украинских, но и иностранных?

— В данной редакции ограничений нет. Это могут использовать как один из инструментов перераспределения земельных участков. Могут быть специальные банкротства — чтобы перераспределить землю по более дешевой цене. Если кто-то обанкротился, банки получают в свое распоряжение сельхозземлю, и они обязаны в течение двух лет ее продать. А как они будут продавать, кому — здесь большое поле для злоупотреблений.

— В поправке записано, что получать право на землю имеют банки и кредитные учреждения. Согласно закону «О финансовых услугах» есть определение кредитного учреждения. Т.е. согласно этой норме право на землю могут получать и финансовые учреждения внебанковского сектора — кредитные союзы, частные кредитные компании и даже ломбарды.

— Тут самое главное, что в принципе землей сможет спекулировать большое количество игроков, и никаких ограничений на то, например, кто ее сегодня купил, а завтра продал, нет. Чтобы избежать спекуляций, необходимо облагать большими налогами операции, если в короткий промежуток времени ты хочешь купить и продать землю. Или же, как в других странах, устанавливать ограничения: если ты сегодня купил сельскохозяйственную землю, то имеешь право ее продать только через 5 или 7 лет.

А то, что и другие кредитные учреждения могут участвовать в схемах перераспределения земли, — это нехорошо. Если уж допускать такие моменты, то необходимо предохранители ставить. Предохранителей в этом законе вообще никаких нет.

Да, можно надуть финансовый пузырь: разогреть рынок, продать землю. Но потом он обвалится. Те, кто будет его разогревать, — это крупные игроки, они заработают на этом много денег. Что станет с украинским сельским хозяйством, их это не интересует.

Возьмем пример самой богатой страны Европы — Германии. В Восточной Германии больше земель сельхозназначения, чем в Западной. После присоединения ГДР там началась активная спекуляция с земельными активами, и в отрасли, как говорят, начался «занепад». Поспекулировали немножко, и все.

Нам рынок земли нужен, легальный оборот земли нужен, потому что нелегально он уже существует больше 20 лет, несмотря на мораторий. Пока он длился, умерло больше 400 тыс. пайщиков, и безвозвратно потеряно около миллиона гектаров, которые никому не достались.

Наиболее прагматичный вариант — ограничение не более 500 га в руки. Не 10 тыс. и россказни власти, что они уменьшили концентрацию в 20 раз — с двухсот тысяч. Это все равно очень много, и это не имеет никакого отношения к фермерам, к реальным малым фермерских хозяйствам. Т.е. в одни руки 500 га — как в Польше, и лишь физическим лицам. Юридические лица нельзя допускать сейчас.

В Венгрии, например, запрещено покупать землю юридическим лицам. И нужно создать наконец земельный банк. Если нет спроса на рынке, а кто-то хочет продать свою землю, то ее может выкупить государство.

Также очень важно поднять стоимость нормативной оценки сельхозземли, чтобы была соответствующая аренда. Вот говорят реформаторы, что «низкая аренда». Так поднимите — это легко делается постановлением Кабмина, вам никто не мешает!

Кстати, социсследования показывают, что среди пайщиков готовы продавать землю только 5—7%. Т. е. не будет больших сильных продаж. А вот где сейчас государство обязано наводить порядок, так это с государственной землей. Ее около 10 млн. га: называется цифра от 7 до 11 млн. га. Государство не знает, сколько у него земли. И там не только полный бардак, там процветает коррупция. И есть крупные латифундисты, агрохолдинги — у них по 400—500 тыс. га.

И есть крупнейший латифундист, о котором практически никто не говорит, который вообще ни за что не платит. Он выращивает на своих полях огромный урожай, и все это в теневом, коррупционном рынке вращается. У этого латифундиста в распоряжении 400 тыс. га. И знаете, как этот латифундист называется? Национальная академия аграрных наук. А государство этого не видит, оно почему-то не замечает тут проблем. Для того, чтобы там навести порядок, никакого закона о рынке земли не нужно. Тут просто надо включить правоохранительные органы и навести порядок.

Еще один нюанс. Если, например, фермер приходит в государственный банк взять кредит на покупку украинской сельхозтехники, ему говорят: «Да, мы можем. Кредит будет 20% годовых».

— ...но у нас есть предложения от белорусов...

— Абсолютно верно. И это будет обходиться в 6—7% годовых. Белорусское правительство дотирует процентные ставки для того, чтобы развивать экспорт продукции машиностроения в другие страны. В Украине если кто заикается о таких программах, то его обвиняют: «вы не либертарианец, вы против рынка, вы вообще советский человек, вы социалист».

Сейчас мы маленькая монополизированная экономика колониального типа, но мы стремимся стать инновационной, промышленной, экспортно ориентированной по высокотехнологичной продукции страной. В такой структурной экономике создаются рабочие места, причем высокооплачиваемые. Такая структура экономики почти не подвержена сырьевым мировым циклам. Однако я не слышал ни от одной власти, что мы с этим намерены что-то делать. Нет, просто давайте все отпустим, продадим, и оно само по себе образуется.

Если таким образом действовать, точнее — бездействовать, то это называется консервация бедности. Консервация неэффективной, сырьевой структуры экономики. Это приводит к примитивизации структуры экономики. Т.е. мы производим монопродукт — металл, руду и зерно. Примитивизация экономики приводит к примитивизации образования. Т.е. это распространяется на другие сферы. И для аграрной экономики не нужно так много людей — миллионов 12—15 хватает для обслуживания всего процесса. Кроме того, большее количество людей такая структура экономики не прокормит.

Есть у ООН список стран, которые с наибольшей вероятностью подвержены голоду. Я обратил внимание на долю сельского хозяйства в этих странах — она самая высокая в мире. Т.е. чем выше доля сельского хозяйства в экономике страны, тем больше она подвержена риску голода. Все очень просто: неурожай, а денег на покупку импорта у них нет, потому что другие сектора экономики не работают. Самая бедная страна имеет самую большую долю сельского хозяйства. Это Сомали. Кстати, по площади такая, как Украина, и проживает там 15 млн. человек. В данном контексте я ни на что не намекаю, и это просто совпадение.

Мир в ожидании кризиса

— Сейчас много рассуждают о начале нового цикла мирового кризиса. В прогнозе говорится, что триггером станет падение цен на сырьевые товары и проблемы на сырьевых биржах. Это сильнейшим образом ударит по Украине. У нас есть еще один фактор, который может усугубить спад. Речь идет о спекулятивной пирамиде из гривневых ОВГЗ, которую накачивают сейчас деньгами иностранных инвесторов.

— Сначала о мировом кризисе. Есть много индикаторов. Но одна из причин — его давно уже не было. Потому что обычно раз в 10 лет происходят потрясения. Последний кризис был в 2008-м, и вот уже 12 лет затишье, все ждут, что вот-вот должно что-то случиться. Если не в 2020-м, то в 2021-м. Но что-то должно произойти, и я с этим согласен.

Но тут еще один момент. Когда кризис произойдет, нет инструментария в мире, никто не знает, как с ним бороться. Неважно, какой будет триггер. Последствия будут независимо от триггера. Это снижение доходов, сокращение производства, девальвация в сырьевых странах. В т.ч. и в Украине. Но с прошлым кризисом 2008—2009 гг. борьба была простой — все залили деньгами и т.н. программой количественного смягчения, напечатав триллионы долларов. Напечатали в США, сотни миллиардов евро напечатали в ЕС. Нам нельзя, а им позволены такие методы.

Но это не дало никакого эффекта. Все равно промышленность и реальный сектор экономики не развиваются. Все эти деньги абсорбировались на фондовых рынках. Вот почему индекс Доу-Джонса уже сейчас практически до 30 тыс. доходит, а когда был кризис, в Штатах он составлял чуть более 6 тыс. пунктов. Т.е. в пять раз изменился индекс, а экономика так и не ожила. Мировая экономика, особенно европейская, продолжает еще стагнировать. В Германии уже рецессия, минус 2%, а это самая мощная экономика в Европе. Еще раз накачать деньгами систему не получится, потому что эффекта не будет. Что делать? Они не знают. Это подтверждает и глава МВФ, которая уже спрогнозировала не просто мировой финансовый кризис, а экономический кризис и сравнила его с Великой депрессией 1929 — 1933-х годов. Потому что спад наблюдается длительное время, и непонятно, какими инструментами с этим кризисом бороться.

Теперь что касается ОВГЗ и притока спекулятивной валюты в Украину. Обычно когда прогнозируются какие-то потрясения, то все стараются избавляться от валютных зависимостей.

У нас, с одной стороны, кажется, что идет переориентировка госдолга с доллара в гривню, потому что продаются гривневые ОВГЗ. Но это не соответствует действительности. Потому что этот гривневый долг находится в руках нерезидентов. И в любом случае для них основная валюта — это доллар. Получается, что переориентировка с более дешевого валютного долга перешла в более дорогой валютный долг, потому что можно приравнять к валютному долгу эти гривневые ОВГЗ. Это еще большая валютная зависимость Украины перед возможным мировым финансовым кризисом.

А это означает, что как только он начнется или будут негативные признаки, спекулянты, нерезиденты захотят сразу же вывести деньги, конвертировать ОВГЗ в гривню, гривни в доллары и бежать с Украины. Резко это сделать у них не получится, потому что у нас не очень развит вторичный рынок, но это все равно будет мощным негативным фактором. А таких денег (с учетом января) уже зашло 5 млрд. долл. Исходя из тренда, доля нерезидентов на украинском рынке доллара будет и дальше увеличиваться.

Т.е. проблемы дисбаланса перед возможным финансовым мировым кризисом будут в Украине нарастать, и тем болезненнее будут для украинских граждан. Потому что в конечном итоге мы платим долги из своих карманов — то ли падением доходов, то ли девальвацией, то ли всем вместе взятым.

Иллюзии дешевых тарифов

— Очень многих волнуют меры правительства по снижению тарифов на отопление. Премьер-министр Гончарук обещал, что люди будут видеть в платежках менее пугающие цифры. Стоит ли ожидать реального эффекта от этих обещаний, действительно ли будут снижены тарифы?

— Сначала рассмотрим, на каком фоне это все происходит с точки зрения ситуации с жилищно-коммунальными услугами. Последняя статистика есть только за ноябрь 2019 г. Но что мы наблюдали в ноябре? Задолженность населения за услуги ЖКХ за один ноябрь выросла на 8 млрд. грн. — с 52 млрд. до 60 млрд. Когда появятся данные за декабрь, я думаю, что прирост будет такой же, в 7—8 млрд.

Кстати, это полностью соответствует показателям 2018 г. Т. е. у людей не хватает денег для оплаты услуг. Потом, на протяжении неотопительного сезона, долги постепенно погашаются, но не до конца. За прошлый отопительный сезон, если брать с 1 октября 2018-го до 1 октября 2019 г., задолженность выросла на 20 млрд. грн., т.е. это чистый прирост долгов населения за услуги ЖКХ. Это говорит о том, что тарифы завышены, а доходы низкие.

Буквально недавно премьер-министр опубликовал на своей странице в соцсетях следующую информацию: 124 города снизили тарифы на тепло от 5 до 30%. Когда дается такая информация, то хотелось бы, чтобы был и перечень городов с тарифами на тепло в соотношении «до и после». Снялась бы целая куча вопросов.

В перечне городов, которые снизили тариф на тепло, есть Днепр. Я зашел на сайт Национальной комиссии по регулированию тарифов на электроэнергию и тепло. Так, в городе Днепр есть «Теплоэнерго», и на сайте указан тариф без НДС за гигакалорию — 1302 грн. Это было до декабря, а с декабря — 1314 грн., т.е. плюс 12 грн. Хотя Днепр входит в список снизивших тарифы. Т.е. проверить все невозможно по той причине, что теплокоммунэнерго почему-то не опубликовали на своих сайтах информацию по снижению тарифов. Это что касается плохой подачи информации правительством. Мы не видим четкой картинки, поэтому нет доверия к тому, что говорит власть.

— Увы, но украинцам не впервые навязывают принцип: «Денег нет, но вы держитесь». А других вариантов у нас, к сожалению, нет. Виктор, спасибо вам большое за очень интересную и содержательную беседу!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Украина в системе современной геополитики

Христианин, всякий крещающийся во Христа, облекающийся во Христа - воин Христов. Он...

В Украине построят две военные базы по стандартам...

Министр обороны Украины Андрей Загороднюк пообещал, что в Украине будут построены...

В Кабмине заговорили о грядущих проблемах для...

Министерство экономики прогнозирует проблемы для Украины в 2020 году из-за структурных...

В Украине проведут масштабную проверку выплат:...

В Украине приняли закон «О верификации», в результате которого уже в этом году...

Украина остановит прямое авиасообщение с Китаем

Причина такого решения – вспышка смертельного коронавируса

В Украине растет розничная торговля

Индекс физического объема оборота розничной торговли относительно 2018р. составил 110,5%.

Загрузка...

Решение языковой проблемы — залог единой...

На сайте еженедельника «2000» недавно опубликован обстоятельный и довольно острый...

«Украинский центризм» на перекрестке процессов

Отсутствие подвижек в вопросе Донбасса может привести к оттоку избирателей...

«Слуга» скольких господ?

Закон — это акт общественного согласия. Соответственно — принятие закона,...

Дмитрий Олейник: «Предлагаем президенту использовать...

Политика ОВГЗ, как пылесос, высосала деньги из реального сектора экономики: банкам...

Коронавирус украинской суверенности

Главная проблема властной команды — абсолютное отсутствие привязанности к матрице...

Строим страну или саморазрушаемся?

От власти Советов мы никуда не ушли. Причем от ее самой разбалансированной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка