Украинское отражение в иерусалимском зеркале

№ 5 (893) 1 — 7 февраля 2019 г. 31 Января 2019 3

21 января президент Порошенко, находясь с визитом в Израиле, не смог встретиться с предстоятелем Иерусалимской православной церкви патриархом Феофилом. Как сообщили большинство украинских СМИ, по причине болезни последнего. На официальном сайте Иерусалимской патриархии сообщения об этом отсутствуют — можно заметить только, что нет информации о богослужениях патриарха именно в этот день.

А уже 22 января предстоятель ИПЦ не только возглавил утреннюю литургию (о чем сообщает официальный веб-ресурс патриархии), но и принял делегацию Одесской епархии канонической Украинской православной церкви. Сорвавшаяся встреча предстоятеля одной из четырех древних церквей с украинским президентом, как и встреча с делегацией УПЦ, сами по себе стали бы заметными информповодами. Здесь же случился, что называется, синергетический и достаточно неприятный для действующего президента эффект.

И хотя 25 января появилось сообщение пресс-службы Порошенко о том, что ему с патриархом Феофилом все же удалось пообщаться по телефону, существенно изменить ситуацию это уже не могло.

Тишина

Между тем именно на Иерусалимскую церковь украинской властью возлагались особые надежды в части возможного признания новосформированной Православной церкви Украины (ПЦУ). ИПЦ тесно связана с прочими «греческими» церквями — и не только культурно, но и финансово, организационно. А это (в свете политики Константинопольского патриархата) давало надежды украинской власти.

Однако надежды не оправдались — и отсутствие приемлемой официальной версии породило бурные слухи на фоне официальной тишины. Так, сразу после первых сообщений о срыве встречи украинского президента и иерусалимского патриарха распространился слух, что Феофил был готов встретиться с Порошенко — однако не с представителями ПЦУ (которых планировал привести с собой на встречу президент).

И эта версия заслуживает внимания хотя бы потому, что позволяет поговорить о собственно церковных обстоятельствах, которые зачастую принято игнорировать. А понять запутанную и драматическую историю Иерусалимской церкви, руководствуясь исключительно политическими моментами, невозможно.

Говорящая история

Иерусалимская церковь с основной канонической территорией в виде Израиля, Палестины, Иордании и Синая — одна из наиболее древних церквей, а обладание святынями, чтимыми во всем христианстве, резко повышает ее значимость. В то же время ИПЦ — одна из самых маленьких по численности верующих (по разным оценкам — от 130 до 500 тыс.). Политические перемены Ближнего Востока регулярно отражались на судьбе Иерусалимской церкви. И тем интереснее хотя бы кратко пройтись по ее насыщенной истории. Потому что между Святой Землей и Украиной оказывается неожиданно много общего.

Иерусалимская церковь может по праву считаться старейшей из существующих православных Церквей. Именно в ней служил христианский первый мученик — архидиакон Стефан. И это стало своего рода прологом ко всей дальнейшей истории ИПЦ. Две иудейские войны I—II веков поставили ее на грань разрушения. Христиане пытались держаться в стороне от конфликта, в котором «своей» стороны для них не было: гнали их и иудеи, и римские язычники. Но нейтралитет не помог. Иудеи считали евреев-христиан предателями, римляне, по выражению Гая Светония, — «приверженцами нового зловредного суеверия».

Поэтому история автокефалии Иерусалимской церкви отсчитывается уже с V в. — причем получала она независимость от ныне не существующей Кесарии. Но уже до этого Иерусалимская кафедра стала мощным богословским центром, и представители ее принимали активное участие в продолжительных теологических спорах первого тысячелетия. Принципиальные расхождения (и восстановление общения) с другими кафедрами, в первую очередь с Константинопольской, определялись вопросами догматики, а не политической конъюнктуры.

Внутрихристианские споры усугубились мусульманским завоеванием. Первые правители Арабского Халифата были достаточно веротерпимыми — настойчиво внедряя (в целях государственного управления) арабский язык, они позволяли христианам и иудеям исповедовать свою религию (если, конечно, те были готовы переносить поражение в политических правах и платить положенные налоги). Однако с конца VIII в. отношение мусульманских правителей к христианам стало меняться — и с тех пор практически каждое изменение общественно-политической обстановки лишь усугубляло положение Иерусалимской церкви.

Усиление центральной власти приводило к новым репрессиям. Ослабление центральной власти — к оживлению разбойничьих банд, терроризировавших монастыри. Приход католиков-крестоносцев и вовсе привел к тому, что православному патриарху пришлось выехать в Константинополь. Затем было возвращение в Иерусалим, разрыв с Константинополем после Ферраро-Флорентийской унии с Римом (не принятой ИПЦ). Возврат Константинополя к православию (с соответствующим воссоединением с ИПЦ) совпал с гибелью Византии — и последовала многовековая борьба за святые места Иерусалима и с христианами других конфессий (в первую очередь с католическими орденами), и с мусульманскими властями.

Параллельно с этим с XVI в. зарождаются противоречия между малочисленной, но сосредоточившей в своих руках всю власть греческой общиной (влиятельным братством Святого Гроба) и арабами-христианами (или, точнее говоря, потомками населения Палестины, принявшего арабскую культуру, но сохранившего православную веру).

В XIX в. события развиваются бурно: Константинопольская кафедра слабеет, католические ордена пытаются все активнее играть на греко-арабских противоречиях (ведь XIX в. — век возникновения национализма), стремясь увлечь недовольных арабов в унию. Антиохийский и Иерусалимский патриархаты (ввиду бессилия Константинополя) обращаются за помощью к России, усиление России в Палестине беспокоит Францию и Британию... В религию вновь вмешивается политика, и заканчивается это Крымской войной. Но для ИПЦ это был далеко не конец испытаний. Затем последовали две мировые войны, арабо-израильские войны, интифады и всплески экстремизма (и мусульманского, и иудейского)...

Так что в зеркале истории ИПЦ украинцы могут увидеть и свою историю: здесь и мусульманские завоеватели, и борьба католиков с православными, и ослабевший Второй Рим (с периодически отпадающими от православия патриархами) на фоне усиливающегося (затем падающего и вновь усиливающегося) Третьего, и тесное переплетение церковных вопросов с геополитическими, и обвинения в предательстве за неучастие в борьбе с оккупантами...

Сложный баланс

Все это создает очень непростые внешнеполитические условия для Иерусалимской церкви.

Сложный, выработанный веками порядок распределения контроля над святыми местами трех религий сказывается и на процедуре утверждения Иерусалимского патриарха. Помимо избрания иерархами ИПЦ, он должен быть утвержден властями Израиля, Иордании и Палестины, а также де-факто — Элладской православной церковью (после исчезновения Российской империи именно Греция взяла на себя основные заботы по финансовой поддержке ИПЦ). Свои особые полномочия заявляет и Константинополь.

Эти обстоятельства отягощают и без того непростую деятельность иерусалимских патриархов. Политика Константинополя грозит осложнением далеко не всегда простых греко-арабских отношений внутри ИПЦ. Палестина и Иордания могут заблокировать кандидата как чересчур произраильского, а Израиль — как чрезмерно проарабского. Израиль ко всему обладает и жесткими административными рычагами — вплоть до арестов священников и епископов. Проложенный через всю историю путь исповедничества Иерусалимской церкви продолжается и в наши дни.

Выживание ее в таких условиях исторически примечательно, а верующий человек и вовсе скажет о чуде — в полном соответствии со словами Христа: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут». Впрочем, не нужно быть верующим, чтобы признавать, что законы политического и церковного поля не идентичны, хоть это и игнорируется украинскими политиками. Могучие державы ушли — а «слабая» по земным меркам Иерусалимская церковь осталась.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Дмитрий Джангиров: «Козырей у Порошенко нет, но у него...

Я не удивлюсь, если в марте под казацкий марш и с развернутыми знаменами украинская...

Новое принуждение к миру

Если за планом Сайдика стоят Берлин и Париж, то после украинских выборов именно на...

Владимир Воля: «Мировоззренческий кризис украинских...

Прощание с иллюзиями происходит во всем украинском политикуме, во всех...

Сергей Белашко: «Результат выборов не повлияет на...

Сторонники Порошенко — это необольшевики, люди, которые верят в эффективность...

Над пропастью во лжи

Взобравшись на пьедестал спасителя нации, нахрапистые циники отвели истинному...

Болгарская православная церковь опровергает...

Болгарская православная церковь опровергает растиражированную украинскими СМИ...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка