Владимир Воля: «Мировоззренческий кризис украинских элит входит в решающую фазу»

№7 (895) 15 — 21 февраля 2019 г. 14 Февраля 2019 4.1

На прошлой неделе Верховная Рада одержала сразу две победы над страной-агрессором, проголосовав два знаковых законопроекта. Один из них, касающийся отмены внеблокового статуса Украины и законодательного закрепления ее пути в ЕС и

НАТО, президент Порошенко сразу назвал «историческим и судьбоносным». По поводу второго закона в тот же день в соцсетях высказался спикер ВР Парубий: «Не позволим путинской России влиять на наши выборы!»

По мнению ряда экспертов, оба документа небезупречны с точки зрения правовых норм и международной практики. В первую очередь это касается закона о запрете участия в украинских выборах наблюдателей из России, который вызвал озабоченность западных демократических институтов, в частности Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Что до закона о курсе Украины в ЕС и НАТО, то его уже называют «позитивной бутафорией» и «видимостью конфеты в пустой обертке».

Что же на самом деле стоит за новоиспеченными законами — геополитические маневры или предвыборные технологии? Соответствуют ли они нормам международного права и смогут ли повлиять на результаты волеизъявления 31 марта, а в перспективе — на стратегический курс Украины? Ответы на эти и другие вопросы мы искали в беседе с политологом, экспертом-международником Владимиром Волей.

— Итак, приняты два знаковых закона — по российским наблюдателям и по НАТО. Как вы оцениваете обе депутатские инициативы с точки зрения истинных целей и возможных последствий?

— Думаю, что смысл у обеих инициатив был единственный — логичное продолжение той антироссийской линии, которую действующий президент использует для мобилизации своих избирателей. О чем бы ни шла речь, всюду красной нитью проходит тема «Геть від Москви!» В этом же контексте было проголосовано решение отсечь наблюдателей из РФ, чтобы продемонстрировать избирателям свою жесткость.

Если говорить о последствиях, то действительно эти два закона довольно существенно повлияют как на ситуацию в Украине, так и на отношение к ней. В итоге мы получили новое качество международной ситуации, в частности в ОБСЕ.

Если до этого был кризис в Парламентской ассамблее Совета Европы, то после принятия закона о наблюдателях фактически по тому же сценарию начнет раскручиваться кризис в ОБСЕ, где происходит такой же раскол на два противоборствующих лагеря между теми, кто поддерживает позицию России, и сторонниками украинской позиции.

Мы знаем реакцию руководства БДИПЧ, которая была озвучена в обращении к министру Павлу Климкину: запрет на въезд наблюдателей — это недопустимое нарушение существующей практики. Но к чему апеллирует украинский МИД? По словам замминистра иностранных дел г-на Кислицы, они ссылаются на параграф 9-й Декларации о принципах наблюдения за выборами, где говорится, что наблюдатели обязаны уважать суверенитет принимающего государства, его законы и его власть. Т. е. существует формальная отсылка к неким юридическим нормам и политическая позиция в отношении «государства-агрессора».

Голосование по нужде

— Однако закон принят, и теперь получается, что в ОБСЕ должны с ним считаться. Будет ли реакция Запада выражаться в единодушной поддержке позиции Украины?

— Думаю, что позиция Украины однозначно будет поддержана Польшей, Литвой, Эстонией, Латвией и рядом других государств. Но не исключено, что Франция, Германия, Австрия и другие могут выступить против. В любом случае мы видим, что после принятия закона еще одна международная европейская организация — ОБСЕ — вкатывается в системный кризис и будет находиться в длительной полосе дискуссий и противоречий. Может случиться так, что тот негатив, который начал все больше проявляться в рамках ПАСЕ относительно украинской делегации (когда ее формулировки были проигнорированы и обнулены квоты по участию украинских представителей в двух комитетах), может неким образом соединиться с кризисом в ОБСЕ. Но это вовсе не означает, что будет какое-то коллективное давление Запада на украинское руководство.

— И все-таки, коррелируется ли проголосованный нардепами закон с международным правом? Если нет, то будут ли выборы считаться легитимными?

— Здесь речь идет не столько о нарушении международного права, сколько о принятой в мире практике. Дело в том, что в международном праве много таких моментов, которые регулируются на основе устоявшихся обычаев. Поэтому в данном случае этот закон считается нарушением принципов

ОБСЕ, которые практиковались в течение многих десятилетий. И ситуация выглядит неоднозначно: если и возможен негатив в отношении украинского руководства, то из-за того, что оно пошло против существующих правил. А правила эти гласят: если какое-то государство не хочет отправлять своих наблюдателей на выборы в другую страну, это его право. Но если кто-то желает, чтобы его представители наблюдали за волеизъявлением, то до сих пор не было такого прецедента, чтобы государство отказало.

Могут ли выборы в Украине быть признаны нелегитимными? Нет, не могут. Может возникнуть дискуссия, насколько честно они прошли. Но я не думаю, что это повлияет на итоговую комплексную оценку ОБСЕ как межгосударственной организации. Могут быть какие-то замечания, но в целом я не думаю, что выборы могут быть признаны такими, что не соответствуют определенным критериям, — такой опасности нет.

— Другой знаковый закон — изменения в Конституцию страны, отменяющие внеблоковый статус Украины и закрепляющие курс в ЕС и НАТО. Мы видели, с какой помпой его принимали нардепы и президент. Можете подробнее объяснить суть того, что было проголосовано? Стоит ли теперь ожидать реальных шагов по сближению с Евросоюзом и альянсом?

— Сразу скажу, что за этот закон многие голосовали вынужденно, поскольку отказ поддержать изменения в Конституцию сразу был бы использован как инструмент для серьезной критики Юлии Тимошенко и Олега Ляшко.

На судьбу выборов этот закон вряд ли повлияет, потому что никто не сможет приписать эту заслугу лично себе. С точки зрения реальных последствий геополитического курса Украины, это пока лишь декларация о том, что Украина когда-нибудь вступит в НАТО и в Евросоюз. Кстати, оценки прозвучали разные — в т. ч. что это предвыборная манипуляция Порошенко. Но если посмотреть на абсолютно прагматичные вещи, то данный курс выглядит нереализуемым в ближайшие 5—7, а то и 10 лет по причине сложности реализации отдельных его этапов.

Первый блок вопросов, который необходимо реализовать для того, чтобы претендовать на вступление в НАТО и ЕС, — это реформы. Два года подряд мы видим, что западные партнеры все жестче критикуют украинское руководство за недостаточную добросовестность реформ и тормозящие их процессы. На днях посол Франции в Украине г-жа Изабель Дюмон сделала едкое замечание в адрес руководства нашей страны, заявив, что если Украина действительно хочет вступить в ЕС, нужно проводить реформы так, чтобы они не вызывали вопросов.

На самом деле объем реформ настолько огромен, что если власть не занимается манипуляциями, а хочет серьезно, добросовестно проводить преобразования, она должна ударными темпами работать в парламенте над законами, которые приближают Украину к вступлению в НАТО и ЕС. Это реформы, касающиеся демократии, проведения выборов, свободы слова, экономики, сектора безопасности, в т. ч. спецслужб, армии, — колоссальный объем. И если парламентарии не станут выполнять эти обязательства в ближайшие месяцы, можно будет сделать вывод, что закон об изменениях в Конституции — всего лишь предвыборная манипуляция от власти.

Надо ли НАТО Донбассу и Крыму?

— Вам не кажется, что, законодательно закрепив перспективу членства в НАТО, украинская власть поставила дополнительную преграду на пути сближения с неподконтрольными территориями Донбасса и Крымом? Ведь мы же знаем, что на юго-востоке всегда были сильны антинатовские настроения.

— Вы затронули серьезнейшую тему — НАТО и украинский юго-восток. Если мы заявили курс на вступление в НАТО, что делать с конфликтом на Донбассе и с Крымом? Западу такое членство Украины в НАТО не представляется возможным и целесообразным. И если власть декларирует, что сможет подать заявку к 2024 г., то тут же возникает вопрос: а что прорывного, нового и оригинального нам предложат после президентских и парламентских выборов? Готовы ли будут власти Украины пойти на какие-то серьезные компромиссы, чтобы снять эту проблему как препятствие к движению в НАТО? Сомневаюсь. Так что, на мой взгляд, проблема пока нерешаема.

Но есть и другой момент. Представим, что сюда возвращаются территория ОРДЛО и Крым. Вступление в ЕС — это серьезный вопрос, касающийся передачи части государственного суверенитета. Он решается исключительно референдумом, потому что носителем власти в Украине является народ. Это значит, что в референдуме будут принимать участие жители и ОРДЛО, и Крыма. Где гарантии, что курс в ЕС и НАТО будет поддержан большинством? Никаких гарантий.

Кроме того, если даже этот огромный объем реформ будет реализован ценой титанических усилий, если каким-то чудом будет решен вопрос Крыма и Донбасса, и путь в НАТО будет открыт, то готов ли будет сам альянс сделать ответный шаг?

Ну и, наконец, кто будет заниматься всеми этими реформами? Вот сейчас у нас выборы. Мы видим трех лидеров президентской гонки. У Зеленского сейчас рейтинг самый большой. Но очень вероятно, что кто бы ни стал президентом, у него, скорее всего, не будет контролируемого лояльного большинства в ВР. Вот в этом и заключается самая большая интрига. Будет ли сформирована коалиция, на каких принципах, какая у нее программа, и будет ли это ситуативный альянс, который просуществует недолго в склоках между собой? Кроме того, в конфликте между президентом и парламентом все эти реформы застрянут.

— Комментируя закон об отмене внеблокового статуса Украины, народный депутат от оппозиции Вадим Новинский назвал его антиукраинским и политически неграмотным. Вам не кажется, что законы, касающиеся геополитического курса страны, должны выноситься на референдум?

— Конечно, должны, поскольку это очень серьезный вопрос, который, как я уже сказал, касается передачи части суверенитета. Верховная Рада не имела права брать на себя это стратегическое решение. Но в принятом законе присутствует гибридность формы. Они же не сказали, что мы вступаем в НАТО вот уже сейчас, а просто закрепили курс. В Конституцию внесли лишь декларативную формулировку, которая может быть оттуда изъята по той причине, что подобные вопросы решаются путем всенародного референдума.

— Но власть апеллировала тем, что соцопросы показывают приверженность народа Украины курсу на вхождение в НАТО.

— Ну, во-первых, эти опросы проводились на территории не всей страны. Но даже если бы они охватывали всю территорию, включая Крым и ОРДЛО, даже в том случае нельзя подменять опросами то, что должно определяться результатами референдума. Поэтому не исключена возможность, что после парламентских выборов кто-то по каким-то соображениям захочет опротестовать эту норму, несмотря на то, что Конституционный Суд ее одобрил.

Суверенитет — это тема, к которой у нас очень серьезно относятся и левые, и центристы, и представители правых партий — те же «Свобода», Национальный корпус и т. п., которые не считают, что Украина должна вступать в ЕС и НАТО, чтобы не лишиться суверенного статуса. Кстати, и в Европе сейчас, как мы знаем, это болезненная тема, учитывая противоречия между восточными членами ЕС (Польша, Венгрия) и Брюсселем. Они тоже полагают, что Брюссель не считается с суверенитетом государств и перетянул на себя слишком много вопросов, которые должны решать в первую очередь национальные правительства.

И если будет такой референдум, то вполне возможно, что против вступления в НАТО и ЕС проголосуют не только те, кого условно принято считать пророссийскими, но и представители партий правого толка. Я думаю, это одна из причин, по которой вопрос об изменениях в Конституцию голосовался не на референдуме, а в парламенте.

Возрастная болезнь элит

— У нас любят говорить о суверенитете, особенно накануне выборов. Но де-факто получается так, что мы как государство давно утратили субъектность, и политические рокировки здесь производят внешние игроки. Насколько серьезно внешний фактор может повлиять на украинские выборы? Можно ли говорить о том, что в 2019 г. политиков в Украине будет по-прежнему назначать Запад?

— Я бы не сказал, что нам кого-то назначают. Нынешняя ситуация в украинском политикуме такова: все сейчас озадачены, кто же окажется сильнейшим. Как я уже сказал, есть тройка лидеров и разные варианты дальнейшего развития событий. Мы знаем, что представители ЕС периодически встречаются с потенциальными кандидатами от наиболее влиятельных политических сил. Недавно, например, были встречи с Вилкулом и Гриценко. Я думаю, что на данном этапе внешние игроки, как вы говорите, присматриваются ко всем. А работать будут с тем, кто победит.

Я не берусь утверждать, что после выборов — независимо от того, кто станет президентом, — будет какое-то существенное изменение внешнеполитического курса Украины. Он останется прежним. Не надо думать, что Запад будет тащить Украину в ЕС и НАТО. Мы видим это по их критическим замечаниям в адрес нынешнего руководства Украины, к действиям которого у них немало претензий.

Много критических вопросов есть и к потенциальным кандидатам в президенты. Кого-то из них на Западе хорошо знают, как Тимошенко, например. Кого-то вынуждены оценивать, как Зеленского. Было бы заблуждением считать, что у Запада есть фавориты. Они сами в раздумьях, поскольку, как и наши избиратели, вынуждены выбирать из того, что есть.

— Ну, в количественном отношении выбор в этот раз огромный — 44 желающих посостязаться за первое место. Причем далеко не всегда законными методами. В какой еще стране выборы проходят так, как в Украине — с переписыванием Конституции, вмешательством в дела церкви, войной компроматов, угрозами и нападениями на кандидатов? Или наша страна — беспрецедентна в этом отношении?

— Если говорить о войне компроматов, то Соединенные Штаты — ярчайший пример. При президенте Трампе рухнул миф о свободных западных СМИ. Оказалось, что они тоже подают недостоверную информацию. Мы видим, как демонизируют Трампа, рассказывая о нем разные небылицы, и этот черный пиар присутствует в СМИ довольно широко.

То же самое периодически происходит в Британии, во Франции, в Германии. Ну и Украина не отстает. Нынешняя избирательная кампания очень жесткая и грязная в этом смысле — мы видим, что используются вопросы, которые разделяют украинское общество. Политики играют на этом расколе, чтобы сохранить или заполучить власть. И это действительно беспрецедентно в новейшей истории, чтобы вопросы церкви, языка и исторического прошлого использовались столь жестко.

Если говорить о европейском опыте, то тема этнических отношений национальных меньшинств использовалась в Словакии. Там тоже очень непростая история урегулирования отношений между основным славянским населением — словацким — и большой венгерской общиной, которая проживает на территории этой страны. Периодически некоторые моменты локально присутствуют везде. Но чтобы в таких масштабах — это особенность украинской избирательной кампании. Как и нападение на кандидатов.

Все эти неприятные вещи связаны с переходным возрастом — украинское общество взрослеет. 27 лет — это возраст, когда максимализм достигает какого-то предела, а затем наступает переоценка. Этот этап взросления украинское общество проходит с 2014 г., и мы видим, как многие участники событий — с разных сторон — начинают переоценивать все. Есть, конечно, группы радикалов, которые используют силовые методы по дискредитации оппонентов. Но это возрастное, это пройдет.

В Украине подходит к завершению постсоветская эпоха, и это сказывается на качестве политики, на мировоззрении политической элиты и в целом общества. Ведь все мы — и коммунисты, и антикоммунисты, и олигархи, и бывшие диссиденты — дети Советского Союза, наследие прошлой эпохи. И сейчас мы наблюдаем, как мировоззренческий кризис политикума входит в самую острую, решающую фазу. Именно поэтому я не вижу, кто будет заниматься реализацией реформ после парламентских выборов.

Президентские выборы не приведут к каким-либо стратегическим изменениям. Они станут лишь первым этапом выборов в парламент. А парламентская избирательная кампания будет, скорее всего, отображением кризиса украинской политической элиты — и властной, и оппозиционной. Если в итоге не получится никакой коалиции или она будет формироваться с трудом, разочарование должно дойти до какого-то пикового значения, чтобы больше стали обращать на нечто новое — новые лица, новые подходы, новые идеи.

Мой коллега Руслан Бортник подсчитал, что в Украине работают двадцать электоральных мировоззренческих ниш, что означает очень высокую степень раздробленности электората, тотальное разочарование и крах иллюзий. И это прощание с иллюзиями происходит во всем украинском политикуме, во всех избирательных сегментах. Это болезненная стадия, кризисная, но она должна дойти до своего завершения, чтобы в результате был выработан более взрослый, прагматичный, спокойный взгляд, и государство наконец-то получило бы импульс к развитию.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Генеральный секретарь Европейского института...

Экономика диктует нам правила международных отношений. Государство не должно идти на...

Валентин Гайдай: «На кону большие ставки, но Запад...

Отличительная черта нынешней президентской кампании — недостоверные соцопросы

Владимир Быстряков: «Главная проблема нашей страны в...

Украина не едет на Евровидение. Разразившийся во время национального отбора скандал...

Сергей Куделя: «Впервые в Украине решающее влияние на...

Результаты свежего соцопроса (проведен 19—28 февраля) свидетельствуют: самую высокую...

Глонасс как двигатель торговли

Украина обвиняет Россию в нарушении международных правил свободы транзита. Новое...

Загрузка...

Дмитрий Джангиров: «Козырей у Порошенко нет, но у него...

Я не удивлюсь, если в марте под казацкий марш и с развернутыми знаменами украинская...

Новое принуждение к миру

Если за планом Сайдика стоят Берлин и Париж, то после украинских выборов именно на...

Сергей Белашко: «Результат выборов не повлияет на...

Сторонники Порошенко — это необольшевики, люди, которые верят в эффективность...

Над пропастью во лжи

Взобравшись на пьедестал спасителя нации, нахрапистые циники отвели истинному...

Болгарская православная церковь опровергает...

Болгарская православная церковь опровергает растиражированную украинскими СМИ...

Украинское отражение в иерусалимском зеркале

Не обязательно быть верующим, чтобы признать: законы политического и церковного поля...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка